Эверест 1996 год трагедия: В «Эвересте» трагедия стала оптимистической

Разное

Содержание

В «Эвересте» трагедия стала оптимистической

В мае 1996-го на Эвересте была настоящая пробка. На высочайшую гору мира (8848 м) пытались взойти сразу несколько экспедиций. Разыгравшийся ураган привел к трагедии: за двое суток погибли девять альпинистов из четырех команд. Выжившие написали книги (самая известная – «В разреженном воздухе» американского журналиста и альпиниста Джона Кракауэра) и дали десятки интервью. Их показания часто расходятся, и полного понимания того, что произошло на склоне Эвереста 10–12 мая 1996 г., кажется, нет до сих пор.

Зато теперь есть художественный фильм голливудского гиганта Universal Pictures, снятый исландским режиссером Бальтазаром Кормакуром (потому что на его родине тоже суровая природа) с командой международных звезд первой величины (Джейк Джилленхолл, Джейсон Кларк, Джош Бролин, Эмили Уотсон, Кира Найтли, Сэм Уортингтон, Робин Райт и др.). Кормакур утверждает, что изучил массу документов и принял во внимание различные точки зрения. Но фильм неизбежно спрямляет сюжет трагедии и героизирует ее участников. Если книга Кракауэра, достигшего в 1996 г. вершины Эвереста в составе новозеландской группы Роба Холла, скорее о поражении, то картина Кормакура больше о победе несмотря ни на что; оптимистическая трагедия.

Ну и, конечно, это красиво. Недаром в Universal приняли решение начать прокат на большинстве кинорынков (включая американский и российский) с ограниченного числа копий на гигантских экранах IMAX и только через неделю выпустить «Эверест» в обычных залах. А благодаря 3D у зрителей должна быть иллюзия, что они почти побывали в горах сами.

Эта иллюзия обманывает в главном. Полное изнеможение – вот состояние, которое вновь и вновь описывает в книге Кракауэр (один из главных героев фильма, сыгранный Майклом Келли). Стоя на крыше мира, он просто не находит сил для эмоций: «На высоте 8848 метров в мозг поступало так мало кислорода, что мои умственные способности снизились до уровня отсталого ребенка. Я был не в состоянии чувствовать ничего, кроме холода и усталости».

Кислородное голодание было одной из причин того, что версии выживших участников катастрофы так разнятся. Но фильм Бальтазара Кормакура не акцентирует этот момент спутанности сознания. Из-за чего, например, в одной из важных сцен зрителям остается непонятным, как оставленные командой Холла для спуска кислородные баллоны оказались пустыми. Начинаешь грешным делом подозревать, что кислород украли конкуренты. А дело было в том, что нашедший баллоны альпинист просто уже настолько плохо соображал, что отчего-то решил, будто баллоны пусты, и по рации убедил в этом членов команды, которые могли до них добраться и получить поддержку.

Скажете, мелочь, когда на экране уже вовсю бушует ураган? Но вот Кракаэуру не дает покоя ни одна из таких мелочей, он не склонен валить все на погоду (действительно непредсказуемую в Гималаях) и мучительно анализирует людские ошибки – и собственные, и тех, кто в фильме однозначно выглядит молодцом. Казнится, оправдывается, принимает на себя часть вины за гибель товарищей. Ищет объяснения, как случилось, что просчитались такие многоопытные проводники, как Роб Холл (его сыграл Джейсон Кларк) и Скотт Фишер (Джейк Джилленхолл) – руководители двух коммерческих экспедиций (новозеландская фирма Холла называлась «Консультанты по приключениям», американская команда Фишера – «Горное безумие»), которым клиенты заплатили по $65 000 за гарантию безопасного восхождения (фильм практически опускает еще одну важную проблему – начавшуюся как раз в 90-х коммерциализацию Эвереста, из-за которой на горе оказываются люди с недостаточной подготовкой, во всем зависимые от профессионалов-проводников и помогающих им шерпов – коренных жителей высокогорного Непала).

Чемпионы

Роб Холл был первым из альпинистов, не принадлежавшим к народности шерпов, кто взошел на Эверест пять раз. Анатолий Букреев сделал это четырежды. После экспедиции 1996 г. американский альпинистский клуб присудил ему приз имени Дэвида Соулза за спасение людей с риском для собственной жизни. Букреев погиб в 1997 г. при штурме своего 12-го восьмитысячника – Аннапурны.

Нашей публике польстит, что самый мужественный, хотя и не главный из героев фильма – русский (к тому времени с казахстанским паспортом) Анатолий Букреев, один из сильнейших альпинистов мира, экстремал, поднимавшийся на Эверест без кислородной поддержки (т. е. принадлежавший к элите внутри элиты). Работавший вторым проводником у Фишера Букреев (сыгранный исландским актером Ингваром Эггертом Сигюрдссоном) в одиночку ныряет в ураган и по очереди приводит в лагерь троих вконец обессиленных клиентов из команды Холла. В те страшные двое суток он был не единственным, кто совершил подвиг на Эвересте, но Кормакур выбрал его – возможно, потому, что другие самоотверженные попытки спасения увенчались не столь очевидным успехом, а в «Эвересте» победа важна не меньше трагедии.

Разумеется, в фильме задается вопрос: зачем? Вместо ответа альпинисты кивают в сторону вершины, намекая на классический афоризм пионера восхождений на Эверест Джорджа Мэллори, погибшего на этой горе в 1924 г.: «Потому что он существует». А могли бы ответить и как Высоцкий в песне к фильму «Вертикаль»: там поймешь, кто такой. Потому что без драматических характеров получается просто видовой фильм, пусть и со страшными жертвами в финале. Но на характеры Кормакуру недостает времени: педантизм Холла он показывает как оптимизм, а авантюризм Фишера иллюстрирует тем, что тот выпивает в базовом лагере. Более-менее объемно обрисованы два клиента «Консультантов по приключениям»: скромный почтальон Дуг Хансен (Джон Хоукс) и бахвалистый доктор Бек Уэзерс (Джош Бролин), у которого вдобавок, как и у Холла, прочерчена семейная линия (оставшихся дома жен играют Робин Райт и Кира Найтли).

В итоге это добротное и, наверное, честно сделанное кино (актеры сполна натерпелись при съемках на высоте около 4000 м) значительно проигрывает книге Джона Кракауэра и в драматизме, и, как ни странно, в способности захватить и удерживать внимание зрителя/читателя. Дело не только в том, что в одном случае перед нами постановка, а в другом – свидетельство. Но и в разнице между вершиной, которую показывает нам Кормакур, и бездной необъяснимого и во многом немыслимого, в которую предлагает заглянуть с этой вершины Кракауэр.

В широком прокате с 24 сентября

Эверест. Трагедия-1996. Как все было на самом деле

Роб Холл, лидер «Консультантов по приключениям», отстал от своей группы на спуске с вершины и замерзал на высоте 8500 метров. По рации он связался с базовым лагерем, и его соединили по спутниковому телефону с беременной женой в Новой Зеландии.

«Я люблю тебя. Спокойной ночи, моя дорогая. Обо мне не слишком тревожься», — это были его последние слова. Через двенадцать дней двое американцев из экспедиции IMAX, чей путь проходил через Южную вершину Эвереста, нашли обледеневшее тело. Холл лежал на боку, наполовину засыпанный снегом.

10 мая 1996 года. Высочайшая точка Земли (8848 метров) — гора Джомолунгма или Эверест, как ее называют сагибы («белые люди» — вежливое название европейца в колониальной Индии). Один день, одна снежная буря и пятеро погибших альпинистов.

Как все случилось

Две коммерческие группы — «Горное безумие» и «Консультанты по приключениям» в составе 30 человек, среди которых было 6 высококлассных гидов, 8 шерпов и 16 коммерческих клиентов, во главе со своими лидерами — американцем Скоттом Фишером и новозеландцем Робом Холлом — вышли на штурм вершины Эвереста еще до рассвета 10 мая. К вечеру 11 мая пятеро из них были уже мертвы, включая Фишера и Холла.

Почти сразу после начала штурма вершины начались незапланированные задержки, связанные с тем, что шерпы не успели провесить веревочные перила по пути следования групп. Перед Ступенью Хиллари — самой ответственной и сложной частью подъема — восходители потеряли почти час из-за отсутствия страховки и живой очереди из альпинистов. К 5:30 утра, когда первые альпинисты вышли на Балкон (8350 м) — новая задержка по той же причине.

Эта высота — уже часть «зоны смерти», обрекающей человека на гибель. На высотах выше 8000 метров человеческий организм полностью теряет способность к восстановлению и, по сути, вступает в стадию медленного умирания.

К 10:00 первый участник экспедиции «Консультанты по приключениям» 53-летний Фрэнк Фишбек решает повернуть назад. В 11:45 перед Южной вершиной отказаться от попытки восхождения решает еще один клиент Холла, Лу Казишке. Стюарт Хатчинсон и Джон Таске также решают повернуть обратно. И это всего в 100 метрах от вершины Эвереста при замечательной погоде — такое решение дается трудно, но, в конечном счете, именно оно, возможно, спасло жизнь всем четверым.

«Я снял перчатку и увидел, что все пальцы у меня обморожены. Потом снял другую — то же самое. Я неожиданно почувствовал, насколько я устал. Помимо этого, в отличие от большинства моих товарищей, мне не нужно было восхождения любой ценой. Конечно, я хотел покорить вершину. Но… Я живу в Детройте. Я бы вернулся в Детройт и сказал: «Я покорил Эверест». Мне бы ответили: «Эверест, да? Здорово. Кстати, ты слышал, как вчера наши сыграли с «Питтсбург Пингвинз»?»

Лу Казишке

Первым вершины Эвереста около часа дня достиг Анатолий Букреев, поднявшись без использования дополнительного кислорода. Вслед за ним на вершине появился клиент Холла Джон Кракауэр, следом за ними — гид «Консультантов по приключениям» Энди Харрис. В двадцать пять минут второго показались гид «Горного безумия» Нил Бейдлман и клиент Фишера Мартин Адамс. Но все следующие восходители сильно задерживались. К 14:00, когда нужно начинать спуск в любом случае, далеко не все клиенты достигли вершины, а взойдя на нее, потратили недопустимо много времени на фотографирование и ликование.

В 15:45 Фишер сообщил в базовый лагерь о том, что все клиенты взошли на гору. «Боже, как я устал», — добавил он, и действительно, по свидетельству очевидцев он находился в крайне истощенном физическом состоянии. Время для возвращения было критически упущено.

Взошедший на вершину первым Букреев не мог долго находиться там без запаса кислорода и начал спуск первым, чтобы вернуться в Лагерь IV, передохнуть и снова подниматься наверх на помощь спускающимся клиентам с дополнительным кислородом и горячим чаем. Он достиг лагеря к 17:00, когда погода уже сильно испортилась. Кракауэр позднее в своей книге «В разреженном воздухе» безосновательно обвинит Букреева в бегстве и оставлении своих клиентов в опасности. В действительности это было совсем не так.

Через некоторое время вслед за Букреевым часть клиентов приступает к спуску и в этот момент начинает сильно портиться погода.

«Перед спуском к ступени Хиллари я заметила, что снизу, из долин, поднималась какая-то белесая мгла, а ветер на вершине усиливался».

Лин Гаммельгард

Скотт Фишер. Гибель

Фишер начал свой спуск вместе с шерпой Лопсангом и руководителем поднимавшейся в тот же день тайваньской экспедиции Мин Хо Гау, но они испытывали большие трудности из-за своего плохого физического состояния и затормозились на Балконе (8230 м). Уже ближе к ночи Фишер заставил Лопсанга спускаться в одиночку и привести помощь. К этому моменту у Скотта начал развиваться сильный отек мозга.

Лопсанг успешно дошел до Лагеря IV и пытался найти кого-то для помощи Фишеру, но все находившиеся в лагере были не готовы снова выйти на гору и вести спасательные работы (Букреев в это время занимался спасением Сэнди Питтман, Шарлотты Фокс и Тима Мадсена). Только к обеду следующего дня шерпы, поднявшиеся на помощь к Фишеру, сочли его состояние безнадежным и принялись за спасение Гау. В лагере они сообщили Букрееву, что сделали все возможное для спасения Фишера, но тот не поверил им и предпринял еще одну попытку для спасения друга из четвертого лагеря после того, как в тяжелейших условиях спас троих других членов «Горного безумия». К 19:00 11 мая, когда Букреев добрался до Фишера, тот был уже мертв. В следующем году во время восхождения на Эверест с индонезийской экспедицией, Букреев отдал последние почести своему другу — обложил его тело камнями и воткнул ледоруб над его могилой.


Ясуко Намба. Гибель

В это время группа «Горного безумия» под руководством гида Нила Бейдлмана (Клев Шенинг, Шарлотта Фокс, Тимоти Мадсен, Сэнди Питтман и Лин Гаммельгард), вместе с членами «Консультантов по приключениям» гидом Майком Грумом, Беком Уизерсом и японкой Ясуко Намбой – всего 9 человек – потерялась в районе Южной вершины и не могла найти дорогу к лагерю в снежном буране, который ограничивал видимость буквально расстоянием вытянутой руки. Они блуждали в белом снежном месиве вплоть до полуночи, пока не свалились без сил у самого края обрыва стены Каншунг. Все они страдали от горной болезни, кислород давно подошел к концу, и в таких условиях в самое ближайшее время их ждала неминуемая смерть. Но на их счастье вскоре буря немного поутихла, и им удалось разглядеть палатки Лагеря IV всего в каких-нибудь двухстах метрах от них. Наиболее опытный Бейдлман вместе с тремя другими альпинистами отправился за подмогой. Тогда Букреев, ожидающий их в лагере, узнал о масштабе разворачивающейся трагедии и поспешил на помощь.

Букреев стал по очереди обходить палатки Лагеря IV и угрозами и уговорами пытался заставить гидов, шерпов и клиентов подняться на поиски пропавших. Никто из них не откликнулся на его настойчивые призывы и Букреев в одиночку пошел навстречу снежной буре и сгущающемуся мраку.

В этой кутерьме ему удалось обнаружить замерзающих альпинистов и по очереди вывести к четвертому лагерю Питтман, Фокс и Мадсена, фактически таща их на своих плечах эти злополучные 200 метров. Японка Намба была уже при смерти, и помочь ей было невозможно, Уизерса Букреев не заметил.

«Он совершил героический поступок. Он совершил то, что не под силу обычному человеку».

Нил Бейдлман

Утром 11 мая Стюарт Хатчинсон, отправившийся на поиски товарищей, нашел сильно обмороженных Уизерса и Намбу уже без сознания и решил, что спасти их не удастся. Как ни тяжело было принять такое решение, он отправился обратно в лагерь. Но через несколько часов к лагерю самостоятельно добрался Уизерс. Это было чистым чудом – ему дали кислород и уложили в палатке, даже не надеясь, что тот выживет. Но и тут его злоключения не кончились – следующей ночью, когда часть альпинистов уже покинула лагерь и ушла ниже, сильный порыв ветра уничтожил его палатку, и он провел еще одну ночь на морозе, пытаясь докричаться до остальных.

Лишь 14 мая в критическом состоянии после сложного спуска до Лагеря II, его отправили вертолетом в Катманду, где медики сумели спасти ему жизнь. Уизерс потерял правую руку и все пальцы на левой, лишился носа, но остался жив.

Роб Холл, Даг Хансен, Энди Харрис. Гибель

Последними с вершины спускались Роб Холл со своим старым клиентом Дагом Хансеном. Во время спуска Холл связался по рации со своим лагерем и попросил помощи, сообщив, что Хансен потерял сознание на высоте 8780 метров, но все еще жив. С Южной вершины им навстречу выходит гид «Консультантов по приключениям» Энди Харрис, чтобы доставить кислород и помочь на спуске.

Утром 11 мая упорный Роб Холл все еще боролся за свою жизнь. В 4:43 утра он связался с базовым лагерем и сообщил, что находится около Южной вершины. Он сказал, что Харрису удалось добраться до них, но Хансен очень плох, а у самого Холла обледенел регулятор кислородного баллона, и он не может подсоединить его к маске.

В 5:31 Холл снова выходит на связь и говорит, что «Дага уже нет», а Харрис куда-то пропал, и ему по-прежнему не удается совладать со своей маской. Роб Холл постоянно интересуется, где его клиенты Уизерз и Намба, и почему их до сих пор нет в лагере.
К 9:00 утра Холлу удалось наладить подачу кислорода, но он уже страдал от крайней степени обморожения. Он снова вышел на связь и попросил соединить его со своей женой Джэн Арнольд в Новой Зеландии. Это был последний человек, с кем он разговаривал, больше на связь Холл не выходил.

Его тело нашли через двенадцать дней участники экспедиции IMAX. Но тела Харриса и Хансена найти не удалось. Их судьба так и осталась неизвестной.

эверест

В экспедиции Скотта Фишера «Горное безумие» остались в живых все, кроме самого Фишера, который подорвал здоровье из-за сильной нагрузки во время экспедиции и погиб во время спуска с вершины. Шесть клиентов, два инструктора — Бейдлман и Букреев — и четыре шерпа взошли на вершину и вернулись живыми.

Экспедиция Роба Холла «Консультанты по приключениям» понесла большие потери: погибли сам Холл и его старый клиент Даг Хансен, замерзшие при спуске, инструктор Энди Харрис, вышедший им на помощь снизу, и японка Ясуко Намба, которая потерялась вместе с другими альпинистами на подходе к четвертому лагерю. Через год Букреев нашел ее тело и извинился перед мужем за то, что ему не удалось спасти ее.
Такие истории заставляют нас помнить, что не все можно купить, и для того, чтобы делать действительно стоящие вещи, нужно усердно готовиться и тщательно продумывать все мелочи. Но даже в таком случае матушка-природа легко может нарушить ваши планы и в пять минут низвергнуть вас с вершины мира в пучину небытия.

Почему так произошло

Покорение восьмитысячников — невероятно сложная задача, непременно подразумевающая определенную степень риска для жизни. Его можно свести к минимуму путем правильной подготовки и планирования, но на такой высоте даже маленькие ошибки и случайности, складываясь в стройную цепочку, нарастая, как снежный ком, ведут к большой трагедии.

Несоблюдение жесткого графика подъема-спуска. «Если ты в час Х не достиг высоты Y, то ты немедленно должен поворачивать назад».

«Горное безумие» и «Консультанты по приключениям» начали свое восхождение в полночь 10 мая. По плану восхождения обе группы должны были добраться до хребта к рассвету, оказаться на Южной Вершине к 10:00 или раньше и на самом пике Эвереста около полудня. Но время возвращения так и не было жестко оговорено.

Даже к часу дня 10 мая ни одному из альпинистов не удалось достичь вершины. Лишь к 16:00 последние два человека и среди них Роб Холл, лидер «Консультантов по приключениям», сам же и установивший максимальное время возврата, достигли пика. Восходители нарушили свои же планы, и это потянуло за собой цепочку роковых событий, приведших в итоге к трагедии.

Задержки на подъеме

Планировалось, что два старших шерпа (сирдара) Лапсанг и Роба выйдут на штурм на два часа раньше всех остальных и провесят веревочные перила у основания Южной Вершины. Но у Лапсанга проявились признаки горной болезни, и он никак не мог прийти в себя. Работой пришлось заняться гидам Бейдлману и Букрееву. Это вызвало сильную задержку.

Но даже если бы весь путь был должным образом подготовлен, это не уберегло бы восходителей от неизбежных задержек: в тот день к вершине Эвереста рвались сразу 34 альпиниста, что вызвало настоящие пробки на подъеме. Восхождение сразу трех больших групп альпинистов в один день – это еще одна ошибка. Вы бы точно не хотели ждать своей очереди на подъем на высоте 8500 метров, дрожа от усталости и пронизывающего ветра. Но руководители групп решили, что большой толпой из гидов и шерпов им легче будет справиться с глубоким снегом и сложным маршрутом.

Спасение Бека Уизерса.

Воздействие высоты

На больших высотах организм человека испытывает мощное негативное воздействие. Пониженное атмосферное давление, недостаток кислорода, низкие температуры, усугубляемые невероятной усталостью от длительного подъема – все это неблагоприятно влияет на физические кондиции альпинистов. Учащается пульс и дыхание, наступает гипотермия, гипоксия – организм проверяется горой на прочность.

Частые причины смерти на таких высотах:

  • отек мозга (паралич, кома, смерть) из-за недостатка кислорода,
  • отек легких (воспаление, бронхит, перелом ребер) из-за недостатка кислорода и низких температур,
  • сердечные приступы из-за недостатка кислорода и высоких нагрузок,
    слепота от снега,
  • обморожения. Температура на таких высотах опускается до -75,
    физическое истощение от непомерных нагрузок при полной неспособности организма к восстановлению.

Но страдает не только тело, страдают и мыслительные способности. Краткосрочная и долгосрочная память, способность правильно оценивать обстановку, сохранять ясность ума и, как следствие, принимать верные решения – все это ухудшается на таких больших высотах.

Единственный способ свести к минимуму негативное воздействие высоты – правильная акклиматизация. Но и в случае с группами Холла и Фишера график акклиматизации для клиентов выдержать не удалось из-за задержек с установкой высотных лагерей и слабой подготовки некоторых клиентов, которые или берегли силы для финального штурма или же, напротив, бездумно их растрачивали (например, Сэнди Питтмен вместо отдыха в базовом лагере накануне восхождения отправилась на встречу со своими подругами в селение в предгорьях Эвереста).

Резкая смена погоды

Когда вы поднимаетесь на высотный полюс планеты, даже если вы тщательно подготовили себя и свое снаряжение и продумали план восхождения в мельчайших подробностях, вы должны привлечь на свою сторону самого главного союзника – хорошую погоду. Все должно благоприятствовать вам – высокая температура, слабый ветер, чистое небо. В ином случае – об удачном восхождении можно забыть. Но проблема в том, что погода на Эвересте меняется с поразительной быстротой – на смену безоблачному небу в течение часа может прийти настоящий ураган. Так случилось и 10 мая 1996 года. Испортившаяся погода усложнила спуск, из-за метели на юго-западном склоне Эвереста сильно упала видимость, снег скрыл метки, установленные при подъеме и указывавшие путь к Лагерю IV.

На горе свирепствовали порывы ветра скоростью до 130 км/ч, температура опустилась до -40 °C, но помимо леденящего холода и ураганного ветра, грозящего смести альпинистов в пропасть, буря принесла с собой и еще один немаловажный аспект, повлиявший на выживаемость людей. Во время такой мощной бури значительно упало атмосферное давление, а, следовательно, и парциальное содержание кислорода в воздухе (до 14%), это еще больше усугубило ситуацию. Такое низкое содержание – практически критический рубеж для людей без запасов кислорода (а они к этому моменту подошли к концу), страдающих от усталости и гипоксии. Все это ведет к потере сознания, отеку легких и неизбежному летальному исходу по прошествии очень незначительного времени.

Недостаток баллонов с кислородом

Некоторые клиенты обеих групп плохо переносили высоту, им приходилось спать с кислородом во время акклиматизационных выходов. Львиную долю кислорода также съело спасение шерпа «Горного безумия» Нгаванга Топше, которого срочно пришлось эвакуировать с высоты, используя мешок Гамова*. Все это сократило запасы кислорода на восхождение до критического минимума, которого не хватило клиентам и гидам на спуск с вершины, как только дела пошли не по плану.

*Мешок Гамова — это специальная камера, в которую помещается пострадавший. Затем мешок надувается, тем самым в нем повышается давление и увеличивается концентрация кислорода, что создает эффект понижения высоты.

Недостаточный уровень подготовки клиентов

В начале 1990-х стали появляться первые коммерческие экспедиции, ориентированные исключительно на извлечение прибыли, в них могли принять участие все желающие. Профессиональные гиды-проводники брали на себя все обязанности: доставку клиентов к базовому лагерю, организацию проживания и питания, обеспечение снаряжением, сопровождение на саму вершину со страховкой. Капитализм – жестокая вещь, поэтому в стремлении набить карманы большинство организаторов таких экспедиций не склонны обращать пристальное внимание на физические кондиции и высотный опыт своих клиентов. Если ты готов заплатить 65 тысяч долларов США за негарантированную попытку восхождения, то ты автоматически становишься широк в плечах, как Шварценеггер, вынослив, как эфиопский марафонец, и опытен, как сам Эдмунд Хиллари (Впервые покорил Эверест в 1953 году), по крайней мере, в глазах того, кому ты платишь деньги. Из-за такого подхода в коммерческие экспедиции зачастую принимают людей, заведомо неспособных взойти на вершину.
Нил Бейдлман, гид группы «Горное безумие», еще до начала восхождения признался Анатолию Букрееву, что «…у половины клиентов нет никаких шансов на вершину; для большинства из них восхождение закончится уже на Южной Седловине (7.900 м)». Такой подход ставит под угрозу не только жизнь самих клиентов, но и успех всей экспедиции — на высоте нет права на ошибку, и расплачиваться за нее будет весь коллектив. Так отчасти и произошло с «Консультантами по приключениям» и «Горным безумием», когда некоторые их клиенты расходовали непомерное количество кислорода, задерживали остальных на маршруте, отвлекали гидов от серьезной работы и, в конечном счете, не смогли самостоятельно организовать собственное спасение.

Жатва смерти

Помимо трагедии с группами «Горного безумия» и «Консультантов по приключениям» 10 мая Эверест собрал еще одну жатву смерти. В тот же день по северному склону горы совершала восхождение экспедиция Индо-Тибетской пограничной службы из 6 человек под руководством подполковника Мохиндера Синха. Эта группа первой в сезоне поднималась с Северного склона, поэтому альпинисты сами должны были крепить веревочные перила к вершине и протаптывать дорогу в глубоком снегу. Порядком уставшие участники попали в буран 10 мая, находясь чуть выше Лагеря IV (последний лагерь перед штурмом вершины). Трое из них решили повернуть обратно, а сержант Цеванг Саманла, ефрейтор Дордже Моруп и старший констебль Цеванг Палджор приняли решение продолжить восхождение. Около 15:45 трое альпинистов связались по рации с руководителем экспедиции и сообщили, что им удалось покорить Эверест (скорее всего это было ошибкой). На вершине альпинисты установили молитвенные флажки, и сержант Саманла принялся за религиозные обряды, отправив двоих товарищей вниз. Больше на связь он не выходил.

Находившиеся в четвертом лагере индийцы видели медленно спускающиеся вниз огоньки фонарей в темноте (скорее всего, это были Моруп и Палджор) — примерно на высоте 8570 м. Но ни один из трех альпинистов так и не спустился к промежуточному лагерю на высоте 8320 м. Найденный позднее труп Цеванга Палджора так и не был вывезен с Эвереста и до сих пор отмечает высоту 8500 м на северном склоне Эвереста. Альпинисты зовут его «Зеленые ботинки».

Но и этих жертв было мало для мая 1996 года на Эвересте.

Утром 9 мая один из членов тайваньской экспедиции, которая поднималась вместе с Фишером и Холлом, вылез из палатки, чтобы сходить в туалет. Прохладное солнечное утро, пейзажи невероятной красоты вокруг, легкий мандраж перед предстоящим восхождением – ничего удивительного в том, что Чэй Юйнань забыл надеть ботинки с кошками. Только он присел на корточки чуть поодаль от палатки, как тут же поскользнулся и, кувыркаясь, полетел вниз по склону прямо в трещину ледника. Шерпам удалось спасти его и довести до палатки. Он испытывал глубокий шок, но каких-то критических повреждений его товарищи не заметили и оставили его в палатке одного, а сами отправились наверх, следуя своему графику. Когда через несколько часов руководителю тайваньской экспедиции Мин Хо Гау сообщили по рации о том, что Чэй Юйнань внезапно умер, он отвечает лишь: «Спасибо за информацию» и, как ни в чем не бывало, продолжает восхождение.

24 сентября на российские экраны вышел фильм «Эверест», рассказывающий историю трагедии 1996 года. Теперь вам будет легко разобраться, где правда, а где художественный вымысел в этой истории.

«А на Западе мне после прошлогодней трагедии многое не нравится, потому что люди делают на этом большие, сумасшедшие деньги, преподнося события так, как хочется той же Америке, а не так как это было на самом деле. Сейчас Голливуд снимает фильм, не знаю, что там сделают из меня — с красной звездой какой-нибудь, с флагом в руках — и как они преподнесут это американскому обществу. Понятно, что это будет совершенно по-другому…»

Анатолий Букреев, погиб в 1997 году при сходе лавины во время покорения Аннапурны

За несколько недель перед трагической гибелью Букреева Американский альпийский клуб присудил ему престижную премию Дэвида Соулса, вручаемую альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни, а Сенат США предложил ему принять американское гражданство. Несмотря на попытки Джона Кракауэра выставить его в плохом свете в своих статьях и книге, Анатолий Букреев остался в памяти людей настоящим героем, великим альпинистом, человеком, способным жертвовать собой ради других.

Гора Смерти: 20 лет с момента массовой гибели альпинистов на Эвересте

https://ria.ru/20160511/1430885208.html

Гора Смерти: 20 лет с момента массовой гибели альпинистов на Эвересте

Гора Смерти: 20 лет с момента массовой гибели альпинистов на Эвересте — РИА Новости, 11.05.2016

Гора Смерти: 20 лет с момента массовой гибели альпинистов на Эвересте

20 лет прошло с момента трагедии на Эвересте, которая поставила под сомнение практику проведения коммерческих экспедиций на самую высокую точку Земли.

2016-05-11T19:43

2016-05-11T19:43

2016-05-11T20:18

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/143064/66/1430646610_0:26:3264:1862_1920x0_80_0_0_95d58fb128ce5b8251ee46f0e0722702.jpg

джомолунгма

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2016

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/143064/66/1430646610_190:0:3085:2171_1920x0_80_0_0_a6d1cbd69f962305ca247fe6ae82b8d8.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

джомолунгма, в мире

19:43 11.05.2016 (обновлено: 20:18 11.05.2016)

20 лет прошло с момента трагедии на Эвересте, которая поставила под сомнение практику проведения коммерческих экспедиций на самую высокую точку Земли.

МОСКВА, 10 МАЯ – РИА Новости. Ровно 20 лет назад 11 мая 1996 года при восхождении на Эверест погибли восемь альпинистов, пытавшихся покорить высочайшую точку земного шара, которая возвышается на 8848 метров над уровнем моря. За весь сезон 1996 года при восхождении на Джомолунгму, так Эверест называют местные жители, погибли 15 человек.

Сразу две экспедиции — «Горное безумие» (Mountain Madness) и «Консультанты по приключениям» (Adventure Consultants) 10 мая одновременно начали свое восхождение на отметку выше 8 км.

В общей сложности в составе обеих экспедиций было тридцать человек. Из них шестеро были опытными альпинистами-гидами, с опытом восхождения на отметки выше 8 км, восемь человек из обеих групп принадлежали к местной народности шерпов, еще 16 были коммерческими туристами.


По роковому стечению обстоятельств, обе группы задержались на пути от верхнего лагеря до вершины из-за неудовлетворительной подготовки маршрута шерпами и оставались на склоне уже после наступления темноты. Ситуацию осложнил разразившийся буран — не все участники экспедиции смогли найти дорогу до лагеря.

 

 

 

 

Русский участник экспедиции Анатолий Букреев был единственным, кто, рискуя жизнью, пошёл искать оставшихся на склоне в тяжелейших погодных условиях. Ему удалось обнаружить троих человек. Тела шести участников экспедиции, среди которых оказались и руководители обеих групп, Скотт Фишер и Роб Холл, впоследствии были обнаружены, а двоих альпинистов так и не удалось найти.

Официально Эверест был покорен в 1953 году, с тех пор гора регулярно уносит жизни отважных альпинистов, счет которых уже идет на сотни. За это местные жители прозвали Эверест горой смерти.

5 случаев, когда люди на Эвересте вели себя как герои — Новости

Фильм «Эверест» рассказывает историю трагического 10 мая 1996 года, когда при спуске с вершины погибли 8 человек.

Герои фильма несколько отстраненно говорят о тех, кто погиб на склонах горы. Например, когда организатор экспедиции Роб Холл застревает в бурю, недалеко уйдя от вершины, где только что побывал, ему, конечно, пытаются помочь. Отправляют гида с водой и кислородом. Посылают на помощь проводников. На базе переживают, волнуются, для них это настоящая трагедия, но лица при этом такие, словно у них нет ни капли сомнения, что Холл не выберется.

Кадр из фильма кадр: Universal Studios В фильме очень бережно отнеслись к оценке людей, участвовавших в том восхождении. Создатели фильма пытались показать, насколько сложно помочь человеку в условиях, где критически мало кислорода, пятидесятиградусный мороз при сильном ветре и куда не может добраться вертолет.

Часто говорят об особой высокогорной этике, которая действует на восьмитысячниках, и людям, не бывавшим там, сложно ее понять. То есть ослабевшего альпиниста можно оставить, где упал, и предоставить ему самостоятельно выбираться, если случится чудо. Иначе погибнут и те, кто попытается ему помочь.

Кадр из фильма кадр: Universal Studios Однако известны и случаи, когда группы, имевшие силы и припасы для оказания помощи, проходили мимо умирающих. Просто потому, что помочь ему — значило отказаться от экспедиции к вершине, за которую отданы бешеные деньги и на которую потрачены годы подготовки. Это случай Дэвида Шарпа в 2006 году. Мимо него, замерзавшего на высоте 8700 метров, прошло 40 человек. Кто-то оставлял ему кислород и воду, но никто не предпринял попыток спустить его вниз. Зато через 10 дней была предпринята 36 часовая спасательная операция ради Линкольна Росса Холла, который просто заплатил за свое восхождение больше денег.

Покорить самую высокую точку мира — это не подвиг. Тысячи альпинистов побывали на вершине Эвереста, сотни — остались на склонах, сотни пытались им помочь. Но известны случаи, когда люди на Эвересте совершили невозможное, чтобы спасти чью-то жизнь. И вот некоторые из них:

Анатолий Букреев

Анатолий Букреев кадр: risk.ru Его история стала частью фильма «Эверест». В то злополучное восхождение группа задержалась со спуском, хотя по правилам спуск должен начаться в 14.00 вне зависимости от того, все ли побывали на вершине. Анатолий, опытный альпинист, понимал, что ситуация критическая и спустился к лагерю за дополнительными баллонами с кислородом. В это время началась буря и никто в лагере не откликнулся на призывы Анатолия идти на помощь застрявшим альпинистам. В одиночку он в два захода нашел и доставил в лагерь троих пропавших. После чего рухнул без сил.

Экспедиция Эрика Симонсона

Эрик Симонсон кадр: mountainguides.com В 1999 году Эрик Симонсон и его команда занимались поисками тел первых альпинистов, предпринявших в 1924 году попытку покорить Эверест. Однако 10 мая экспедиция оставила свою работу, чтобы помочь украинской команде. 11 мая Эрик Симонсон и Дейв Хан сообщили об успешном завершении спасательных работ. Более 20 человек понадобилось для того, чтобы спустить Владимира Горбача, который потерялся и провел ночь на высоте 8500 метров без палатки и кислорода.

Меган МакГрат

Меган МакГрат кадр: explorapoles.org Канадская альпиниста 21 мая 2007 года спускалась после покорения 8850-метровой вершины и обнаружила лежащую в снегу Ушу Биста, которая не могла двигаться из-за отека мозга. Гид Меган отказался остановиться для помощи и тогда Меган сама осталась с Ушей, попыталась привести ее в чувство и хоть как-то согреть. На просьбы о помощи отозвались двое проходивших мимо альпинистов, среди которых был и Дэйв Хан. За 8 лет до этого он участвовал в операции по спасению Владимира Горбача. Втроем они укутали пострадавшую в спальный мешок и начали спуск. Потом к ним присоединились еще трое альпинистов. Уша Биста была спасена, и только благодаря этому стало известно, что группа, с которой она поднималась к вершине, бросила ее без воды и кислорода, когда той стало плохо. Если бы не Меган, скорее всего, Уша не отделалась бы обморожением пальцев.

Сергей Кофанов

Сергей Кофанов кадр: risk.ru В мае 2007 года он спас жизнь потерявшегося и умиравшего итальянского альпиниста Марко Эписа. Сергей тащил его волоком 9 часов с высоты 8300 метров до лагеря. Это был первый случай в истории спасательных операций, когда альпинист в одиночку сумел спустить с такой высоты пострадавшего.

Симоне Моро

Симоне Моро кадр: drive2.ru Итальянский альпинист известен не только своими восхождениями к вершинам самых высоких гор, но и как высококлассный пилот вертолета. Он участвовал в спасательных операциях, когда вертолет удавалось поднять до рекордных высот в 7000 метров. Но подлинное благородство он проявил, когда совершал восхождение к вершинам Эверест-Лхоцзе в 2001 году. Он прервал амбициозную экспедицию, чтобы спасти серьезно травмированного английского альпиниста Томаса Мура.

Следует отметить, что и герои, сумевшие спасти пострадавших в этих сложных условиях, и родственники погибших редко говорят слова осуждения в адрес тех, кто не помог погибающим в «Зоне смерти». То есть выше 8000 метров. В большинстве случаев все, что могут сделать люди — поделиться кислородом и водой.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Эверест 1996 | Ежедневное интернет-издание об экстремальной культуре и новых видах спорта

Три версии одной страшной трагедии, рассказанные ее участниками и исследователями

~~~

Эверест 1996

Три версии одной страшной трагедии,
рассказанные ее участниками
и исследователями


Фото: hdimages.co

В кинотеатрах мира полным ходом идет фильм «Эверест», посвященный страшным событиям 1996 года, развернувшимся на «крыше мира» из-за массовых коммерческих экспедиций, несогласованности действий гидов и непредсказуемой погоды. Сухое резюме трагедии таково — 10-11 мая 1996 года после серии восхождений на горе навсегда остались 8 альпинистов: внезапно заставшая их на позднем спуске буря дезориентировала путников, заставив их блуждать в полной темноте и пурге в зоне смерти без кислорода. Благодаря нескольким ночным выходам одного из гидов удалось спасти троих альпинистов; еще один, признанный погибшим, позже пришел в лагерь сам, полумертвый и обмороженный. О трагедии на Эвересте в 1996-м было написано минимум 4 книги, десятки статей и снято несколько фильмов, 2 из них — художественные. Но точку в дискуссии поставить за почти 20 лет не удалось никому — кроме, пожалуй, упомянутого выше нового фильма Балтазара Кормакура. Сегодня мы вновь обратимся к этой страшной драме и изложим три главных точки зрения на события мая 1996-го.

Основная полемика развернулась между членом экспедиции «Консультанты по приключениям» Джоном Кракауэром (ныне здравствующим), который отправился на Эверест как приглашенный журналист от издания Outside, и гидом экспедиции «Горное безумие» Анатолием Букреевым, одним из самых выдающихся альпинистов советской школы, покорившим 11 восьмитысячников из 14 и погибшим на Аннапурне в 1997 году. Сегодня мы попробуем разобраться в этой лавине взаимных обвинений и понять, почему, несмотря на тотальную популярность взглядов журналиста Outside, премию за мужество в США дали именно Букрееву, а в фильме «Эверест» роль русского является одной из ведущих. Итак, встречайте: тезисы из книг «В разреженном воздухе» (Джон Кракауэр, США, 1997) и «Восхождение: трагические амбиции на Эвересте» (Анатолий Букреев, Вестон де Уолт, США, 1997), а также

    Статистика по погибшим 10 мая 1996 года:
  • «Консультанты по приключениям»: 4 погибших (2 гида, 2 клиента)
  • «Горное безумие»: 1 погибший (гид)
  • Индийская экспедиция: 3 погибших (военные)

примиряющая спорщиков версия из фильма «Эверест» (Балтазар Кормакур, США, 2015). И хотя исход трагедии и списки погибших подробно описаны на Википедии и всевозможных порталах, все же предупредим: осторожно, спойлеры!

Версия №1: обвинение

Захватывающие истории о восхождениях от первого лица

Джон Кракауэр — один из самых заметных аутдор-журналистов США за последние 20 лет. Именно его перу принадлежит книга-расследование об Алексе Супербродяге — путешественнике, в одиночку проехавшем по Америке до Аляски и встретившем там свою смерть. По этой книге был снят культовый фильм «В диких условиях» («Into the wild»), который поклонники свободных путешествий считают самым главным кино нулевых. Но задолго до этого важным литературным достижением Кракауэра стала попытка разобраться в трагедии на Эвересте в 1996-м, непосредственным участником которой он являлся. Он принадлежал к несчастливой экспедиции Роба Холла «Консультанты по приключениям», похоронившей большинство своих участников в тот злополучный день. Именно он первым высказался публично и огласил свою версию произошедшего — сначала статьей в журнале Outside, затем и докумнтальным романом «В разреженном воздухе».

Фото: jonkrakauer.com

Основной упор Кракауэр делает на ошибки гидов: нездоровую конкуренцию, отсутствие должного уровня организации, невнимание к болезням клиентов и отсутствие плана на случай катастрофы

Основной упор Кракауэр делает на ошибки гидов: их желание соревноваться друг с другом в качестве предоставленного сервиса, чтобы завлечь новых участников на будущий год, отсутствие должного уровня организации, невнимание к нуждам и болезням клиентов и, наконец, отсутствие плана на случай катастрофы. В сухом остатке все его претензии верны: Роб Холл, руководитель «Консультантов», на тот момент действительно был монополистом коммерческих восхождений на Эвересте, но на пятки ему внезапно начал наступать опытный и авантюрный Скотт Фишер («Горное безумие»), который готовился к экспедиции едва ли не в последний момент и завербовал в гиды сильнейшего альпиниста советской школы — Анатолия Букреева. Холл заполучил в свою команду корреспондента журнала-бестселлера Outside, Джона Кракауэра, дав ему хорошую скидку и буквально вырвав его из рук Фишера. Фишер, в свою очередь, взял на гору звезду Манхеттена, светскую диву Сэнди Питтман, пообещавшую NBC выходить в прямой эфир с горы. Естественно, за всеми этими прениями и попытками угодить элитным клиентам далеко в стороне остались реальные организационные вопросы.

Кадр из фильма «Эверест». Фото: independent.co.uk

Холл, Фишер и другие гиды, находившиеся на горе, во всеобщей погоне за славой не уследили за огромным количеством вещей: страховочные веревки (перила) были провешены далеко не по всему маршруту, что сильно замедляло подъем; многие клиенты были откровенно не готовы к восхождению (плохо подготовлены физически или недостаточно акклиматизированы), а контрольное время возвращения с горы так и не было точно названо, из-за чего многие альпинисты непростительно долго стояли на вершине, теряя драгоценные минуты. Наконец, у команды Фишера даже не было нормальных раций, что не позволило команде координировать свои действия, когда разразилась катастрофа. Но больше всех от Кракауэра досталось почему-то Анатолию Букрееву — единственному, кто смог сориентироваться и выйти в ночи на помощь к своим клиентам. Именно Букреев во время ночных выходов в страшный буран обнаружил потерявшуюся в 400 метрах от лагеря группу из 5 человек и спас тех троих, кто еще мог идти. Тем не менее, Кракауэр в своей книге пишет, что русский альпинист был неразговорчив и не помогал клиентам, следовал своему, одному ему понятному, графику восхождения и акклиматизации, не пользовался на подъеме кислородом и в трудной ситуации оставил всех тех, кто погибал выше на горе. Как ни странно, то, что Кракауэр ставит Букрееву в вину, спасло жизни троим людям: сэкономленные им баллоны пригодились тем, кто умирал от обморожения в зоне бедствия, а раннее возвращение в лагерь с горы позволило альпинисту в абсолютном одиночестве совершить два ночных выхода на поиски заблудившихся. Возможно, именно замкнутый, неконтактный характер Букреева и его плохой английский помешали Кракауэру разобраться в ситуации, но от написанных слов он не отказался даже после гибели Анатолия в 1997 году на Аннапурне, хотя другие моменты в своей книге согласился пересмотреть.

Скотт Фишер (Джейк Джилленхол) и Роб Холл (Джейсон Кларк) в фильме «Эверест». Фото: wordandfilm.com

Больше всех от Кракауэра досталось почему-то Анатолию Букрееву — единственному, кто смог сориентироваться и выйти в ночи на помощь к своим клиентам

Тот факт, что мир всецело доверился Кракауэру и его точке зрения, кажется весьма странным, если не подозрительным. Журналист, в последний момент переметнувшийся из одной команды в другую из-за цены; непрофессиональный (хотя и сильный) альпинист, не сумевший не только самостоятельно добраться до палаток, но и выйти на помощь к терпящей бедствие группе из 5 человек, допустивший ряд серьезных фактических ошибок (он перепутал клиента Мартина Адамса с гидом «Консультантов» Энди Харрисом, погибшим выше на горе, тем самым дав напрасную надежду его родственникам) — разве мог Кракауэр дать объективную оценку тому, что происходило на горе, спустя всего несколько недель после произошедшего? Как и в случае с более поздней книгой «В диких условиях», на Кракауэра обиделись все без исключения родственники погибших: жена Роба Холла — за обнародованный последний разговор с мужем по спутниковому телефону, друзья Фишера — за упреки в непрофессионализме, муж погибшей японской альпинистки Ясуко Намбы — за то, что, подобно остальным, он счел еще дышащую женщину недостойной спасения. Как бы то ни было, многие его доводы справедливы, а книга «В разреженном воздухе» была и остается абсолютным бестселлером среди всей литературы о трагедии на Эвересте в 1996-м.

Роб Холл говорит с женой по спутниковому телефону. Кадр из фильма «Эверест», kinopoisk.ru

Версия №2: подвиг

История легендарного альпиниста, патриота и преданного поклонника горных вершин

Ошарашенный обвинениями Кракауэра, Букреев ответил журналисту книгой «Восхождение», основную работу над которой проделал интервьюер Вестон де Уолт. Как ни странно, во многом его объяснения не противоречат тезисам Кракауэра, а подтверждают их: Букреев подробнейшим образом рассказывает о том, какая разруха царила во время подготовки экспедиции Фишера и как отчаянно они пытались скрыть от клиентов тот факт, что кислорода едва хватает на подъем и спуск всех участников, а денег, оставшихся у Фишера, не хватит на спасательные операции в случае чрезвычайных происшествий. Удивлял Букреева и тот факт, что опытнейший альпинист Фишер не соблюдал график акклиматизации, бегал по горе взад и вперед по нуждам клиентов, не щадя себя, чем и подписал себе смертный приговор. Кроме того, Букреев куда более трезво оценивал способности членов своей команды: несколько раз он просил Фишера «развернуть» нескольких участников, но тот был непреклонен и хотел довести до вершины как можно больше клиентов. Эти действия подвергали риску жизни других альпинистов: так, старший шерпа Лобсанг Джамбу, вместо того чтобы провешивать веревки на опасном участке маршрута, фактически тащил на себе наверх переутомленную Сэнди Питтман.

Анатолий Букреев. Фото: climbing.ru

Частичных извинений, которые Кракауэр включил в переиздание своей книги 1999 года, Букреев уже не увидел: в декабре 1997 года он погиб на Аннапурне

Букреев тоже совершил две важных ошибки: во время ночных выходов он решил, что спасти обмороженных и не подававших признаков жизни Ясуко Намбу и Бека Уизерса уже нельзя, и вернулся в лагерь с альпинистами, которые могли ходить. На следующий день участники экспедиций снова вернулись к замерзшим товарищам и сочли их состояние безнадежным, хотя те еще дышали. Бек Уизерс вернулся в лагерь вопреки всем законам жизни и физики. Ясуко Намба умерла в одиночестве среди льда и камней. Впоследствии, во время индонезийской экспедиции в апреле 1997 года, Букреев нашел ее тело и соорудил над ним арку из камней, чтобы предотвратить трапезы высокогорных птиц. Он неоднократно извинялся перед вдовцом Намбы за то, что не смог ее спасти. Не получилось у Букреева и помочь своему начальнику: в книге он говорит, что в отличие от шерпов, отлично понимал, что у Фишера нет никаких шансов выжить после ночи в метели на огромной высоте. Тем не менее, 11 мая около 19:00 вечера он поднялся наверх, чтобы констатировать смерть товарища.

Ингвар Эггерт Сигюрдссон в роли Букреева. Кадр из фильма «Эверест». Фото: lenta.ru

Вестон де Уолт посвящает несколько глав книги тому, что предшествовало восхождению: высотным работам Анатолия (тот прокладывал маршрут вместе с шерпами, когда понял, что рук не хватает), процессу его акклиматизации, работе с клиентами и разговорам с Фишером. Следуй тот и Холл советам Букреева, жертв можно было бы избежать вовсе, но история не знает сослагательного наклонения, как горам неведомо чувство сострадания. Частичных извинений, которые Кракауэр включил в переиздание своей книги 1999 года, Букреев уже не увидел: в декабре 1997 года лавина настигла его и высотного оператора Дмитрия Соболева на Аннапурне. Тела так и не были найдены. Букрееву было 39 лет.

Ингвар Эггерт Сигюрдссон в роли Букреева. Фото: letmedownload.in

Версия №3: стихия

Джейк Джилленхол красиво умирает на камеру, а Кира Найтли плачет в трубку в одном из самых кассовых фильмов сезона

Балтазар Кормакур, принявший непростое решение снять блокбастер по трагедии, которой в будущем году исполнится 20 лет, решил не ставить точку в бесконечных прениях сторон, а пойти другим путем. Создателя фильма «Эверест» куда больше интересовала стихия и тот вызов, который каждому из путников бросила зона смерти в обмен на покорение крыши мира. Ни профессии, ни семья, ни почтенный возраст не могут остановить того, кто однажды подхватил горную лихорадку — в фильме особое внимание уделено тому, как каждый из поднимающихся скрывает свою болезнь и слабость, чтобы дойти до вершины любой ценой. Для создания достоверной истории команда фильма обратилась вовсе не к текстам «профессионалов» — труды Кракауэра и Букреева остались в стороне. Наибольшее внимание было уделено книге Бека Уизерса — того самого клиента, который сам дополз до лагеря на обмороженных руках и ногах. Она недаром называется «Брошенный умирать»: Уизерс на себе прочувствовал, что жестокой может быть не только гора, но и люди в экстремальных условиях. Трижды оставленный умирать (первый раз — Робом Холлом на подъеме, когда его сразила снежная слепота, второй раз — на Южной Седловине, и третий раз — ночью в палатке лагеря во время нового шторма), он, тем не менее, смог сохранить не только жизнь, но и сочувственное отношение к другим участникам трагедии.

Создатели «Эвереста» не принимали ничью сторону: они стремились показать личную драму каждого, кому суждено было оказаться на горе в тот день, и борьбу за жизнь вопреки всем препятствиям

Еще одним источником информации для съемочной группы стала расшифровка разговоров лидера «Консультантов по приключениям» со своей женой, Джен Арнольд. В этих диалогах Роб Холл докладывает обстановку, замерзая на ступени Хиллари в одиночестве, и рассказывает детали о том, что случилось на самом верху в разгар бури, и прощается с беременной супругой. Сцена личной драмы в фильме воспроизведена максимально подробно: Холл погиб, спасая одного из своих клиентов, Дага Хансена, которого однажды уже не успел поднять на гору и взял с собой второй раз с прицелом на победу. Проявленная человечность стоила ему жизни: начав спуск слишком поздно и растратив кислород, оба навсегда остались на горе.

Кадр из фильма «Эверест», kinopoisk.ru

Также Кормакур, в отличие от многих исследователей ситуации, догадался пообщаться не только с участниками экспедиции, чьи воспоминания затуманены кислородным голоданием, холодом и ужасом от смерти товарищей, но и с теми, кто наблюдал за бедой со стороны и участвовал в спасательных операциях. Дэвид Бришерс, член экспедиции IMAX, снимавшей той же весной документальный фильм про Эверест, пожертвовал свой кислород пострадавшим и помогал им в спуске, а также рассказал создателям нового кино много интересных подробностей. Создатели «Эвереста» не принимали ничью сторону: они стремились показать личную драму каждого, кому суждено было оказаться на горе в тот день, и борьбу за жизнь вопреки всем препятствиям.

Впрочем, кое-что о том, кому из альпинистов сочувствовали создатели нового фильма, мы все же знаем: в «Эвересте» Кракауэру принадлежит всего пара реплик — странный вопрос «зачем вы все здесь» в базовом лагере, обращенный к участникам экспедиции, и фраза «я с тобой не пойду», брошенная Букрееву перед началом его спасательной операции. Зато к подбору актера на роль русского альпиниста команда подошла максимально серьезно (его играет исландская кинозвезда Ингвар Сигурдссон, который уже играл русских), а сам Букреев подробно показан в сцене спасения альпинистов.

Эверест. Фото: huffpost.com

Если верить шерпам — коренным жителям этих мест — у каждого поступка есть свои последствия и каждое посеянное семя кармы рано или поздно взойдет. Со времен той трагедии на Эвересте произошли куда более страшные события. И сейчас, спустя 20 лет, в объективах камер операторов Кормакура, трагедия на Эвересте 1996 года постепенно теряет свой героический флер и становится тем, чем она была на самом деле — роковым стечением обстоятельств, промахов и упущений множества людей. Все это не привело бы ни к чему серьезному, если бы не жуткая непредвиденная буря, которая собрала на горе кровавую дань. Несмотря на весь ужас ситуации, драма на пике многому научила тех, кто ратовал за коммерческие восхождения, заставив их быть осторожнее и предусмотрительнее, и напомнив клиентам о том, чего стоят большие амбиции. И если несмотря ни на что восьмитысячники все еще манят вас, советуем вам погрузиться как можно серьезнее в дело «Эверест 1996» и решить для себя, готовы ли вы заплатить подобную цену за то, чтобы ваше имя было вписано в историю.

Альпинизм Герои Путешествия

Поделиться


Похожие публикации


Почему русский альпинист Анатолий Букреев не стал главным героем «Эвереста»

Чтобы рассказать, что случилось с Букреевым, нам придется активно «спойлерить» и пересказать значительную часть концовки фильма. Это небольшое преступление, поскольку события 10 мая 1996 года многократно освещались в прессе и о них написано несколько книг. Еще до выхода «Эвереста» любой желающий мог из Википедии узнать, кто из героев не вернется с высочайшей горы мира (конечно, при условии, что режиссер Бальтазар Кормакур будет следовать историческим фактам). Но если вы еще не смотрели «Эверест» и не хотите, чтобы мы испортили вам сюрприз, пожалуйста, не читайте дальше. Мы вас подождем…

10 мая 1996 года вошло в историю покорения Эвереста как один из самых трагических дней. Всего тогда погибло восемь человек – трое индийских альпинистов, которые в «Эвересте» не упоминаются и которые в дальнейшем не будут нас интересовать, и пятеро участников западных коммерческих экспедиций под руководством Роба Холла и Скотта Фишера (эти два опытных альпиниста возглавляли отчасти конкурировавшие, отчасти сотрудничавшие компании). На горе навеки остались сами Холл и Фишер, а также один из гидов Холла и двое его клиентов. Букреев был гидом из команды Фишера, и благодаря ему никто из клиентов его фирмы не погиб.

Анатолий Букреев

Букреев в тот день и в ту ночь проявил себя не только как профессионал, но и как недюжинный смельчак. В пургу, когда больше никто из обитателей промежуточного лагеря не решился высунуть нос из палатки, Букреев вышел навстречу заблудившимся и обессиленным альпинистам и привел их в лагерь слегка подмороженными, но живыми. Он лично спас трех человек – тех, кто мог двигаться и до кого он сумел добраться. По меркам Эвереста это был подвиг. Ведь люди, штурмующие запредельную высоту, часто полагают, что на Эвересте каждый сам за себя и что отчаянные попытки спасти других – скорейший путь к собственной гибели.

Сам Букреев, разумеется, сильно переживал из-за того, что на горе погиб его приятель и начальник Фишер и что он не смог спасти умирающих клиентов Холла (один из них чудом выжил и позднее сам вернулся в лагерь, хотя был сильно обморожен). Но в глазах людей, которых он вывел к палаткам, и в глазах многих его коллег, не понаслышке знающих о слепящих бурях на Эвересте, во время которых передвигаться порой приходится на ощупь, Букреев был настоящим и безусловным героем.

Это, однако, была совсем не та история о Букрееве, которую узнала Америка, когда об этой трагедии начала писать пресса. Одним из участников экспедиции Холла был известный в альпинистских кругах журналист Джон Кракауэр, автор множества захватывающих публикаций и отлично подготовленный скалолаз (правда, без опыта подъема на высочайшие горы земли). Холл взял его в экспедицию, чтобы сделать себе рекламу, а Фишер был весьма раздосадован тем, что Кракауэр переметнулся к Холлу, хотя изначально собирался подниматься на Эверест с экспедицией Фишера. Однако вместо рекламы экстремального коммерческого альпинизма Кракауэр после трагедии 10 мая написал жесткую критическую статью для журнала Outside. И главным злодеем этой статьи оказался Букреев.

Кадр из фильма «Эверест»

Нет, Кракауэр не отрицал, что русский гид спас бедолаг, которые без него, вероятно, не пережили бы ночь в снегу. Но, по словам журналиста, Букреев тушил пожар, который он сам разжег. Кракауэр упирал на то, что после удачного штурма вершины Букреев одним из первых вернулся в лагерь, бросив на горе своих клиентов. Мол, если бы русский сопровождал клиентов, как это должен делать профессиональный гид, то они бы либо успели спуститься с Эвереста до начала бури, либо не заблудились в пурге. И тогда хотя бы некоторые из тех, кто не пережил атаку стихии, остались в живых. Также Кракауэр сетовал, что Букреев недостаточно много общался с клиентами и не объяснил им все, что нужно знать на Эвересте, что он был недостаточно тепло одет и что он не пользовался при подъеме кислородной маской – в отличие от большинства прочих участников обеих экспедиций. По мнению журналиста, если бы Букреев все сделал правильно, у него было бы достаточно сил, чтобы спасти не только тех, кого он спас, но и тех, до кого он не добрался.

Журнальные аргументы Кракауэра были красноречивы и убедительны. Когда он повторил их в своей написанной по горячим следам и немедленно ставшей бестселлером книге «В разреженном воздухе», Америка признала Букреева злодеем – в том смысле, в каком это слово применимо в ситуации, когда люди погибли из-за разбушевавшейся природы. «Угрюмый русский из Казахстана» (Букреев родился в РСФСР, но перебрался в Казахстан, чтобы быть поближе к горам, и после распада СССР получил казахское гражданство) был идеальным громоотводом для тех, кому хотелось, чтобы в этой печальной истории был негодяй.

Для Букреева все это стало настоящим шоком. Особенно потому, что Кракауэр интервьюировал его для статьи и книги, и Анатолию казалось, что он предоставил исчерпывающие и оправдывающие его ответы. «Наезд» на его одежду был высосан из пальца – во время экспедиции Букреев был одет так же, как и его спутники, в наилучший из доступных высотных костюмов. Кислородом он не пользовался потому, что знал, как и многие опытные альпинисты, что человек, у которого на высоте кончается кислород, становится почти беспомощным. Его организм попросту не успевает акклиматизироваться к разреженному воздуху. И поскольку физиология Букреева позволяла подниматься на Эверест без кислородной маски, то он так и поступал. Правда, у него был с собой кислородный баллон, но во время подъема он передал его коллеге-гиду, и это оказалось правильное решение – запасной кислород действительно пригодился.

Кадр из фильма «Эверест»

Что до общения с клиентами, то Фишер отлично знал, что Букреев лишь несколько лет всерьез учит английский, и он не ждал от подчиненного, что тот будет заливаться соловьем. Это была работа самого Фишера, его команды в промежуточных лагерях и третьего гида – того, кому Букреев отдал кислородный баллон. Русский альпинист был нанят как самый опытный «высотник», который был Фишеру по карману, и его главной задачей было прокладывание пути к вершине Эвереста и облегчение подъема для клиентов. После удачного штурма вершины Букреев по плану Фишера, согласованному заранее и подтвержденному во время экспедиции, должен был быстро спуститься в промежуточный лагерь, передохнуть и выйти встречать клиентов, которые к этому моменту наверняка были бы обессиленными и плохо соображающими. Так альпинист и поступил, и он никого не «бросил» – с отставшими от него клиентами были Фишер и третий гид. Как мы теперь знаем, этот план сработал. Отдохнувший Букреев сумел спасти людей, которые бы без него погибли.

Почему Букреев не вел клиентов с начала и до конца? Потому что на Эвересте не действует обычная житейская логика. Мы привыкли к тому, что человек, который медленно движется, тратит меньше сил. Поэтому спокойно пройти километр проще, чем пробежать стометровку. Но на вершине Эвереста, как говорят врачи, человеческое тело начинает медленно умирать, и каждая секунда, проведенная в столь разреженном воздухе, отнимает силы, даже если альпинист сидит или лежит. Если бы Букреев сопровождал своих клиентов, а не «бегал» сперва с горы, а потом назад на нее, он бы не сэкономил силы, а выбился из них так же, как его клиенты.

Претензии Кракауэра были тем более странными, что Букреев был гидом из «соседней» экспедиции и что в его команде все клиенты остались живы. Если журналист переживал из-за гибели своих спутников, то претензии надо было предъявлять гидам из экспедиции Холла – тем, кто остался на горе, и тому единственному, кто выжил. Букреев за спутников Кракауэра не отвечал, и переживал за них он лишь потому, что был воспитан в духе взаимовыручки.

Когда Букреев осознал, какую бочку на него накатил Кракауэр, он попытался защищаться. Сперва он объяснил свое поведение в письме в редакцию Outside, а затем вместе с журналистом Г. Вестоном де Уолтом подготовил книгу «Восхождение», где изложил свой взгляд на трагедию 10 мая. Для большинства профессионалов, как на Западе, так и в нашей стране, его правота была очевидна, и Американский альпийский клуб, тщательно изучивший те события, выразил свое отношение к Букрееву, когда, как уже упоминалось, наградил его за героизм. Но так как «В разреженном воздухе» вышла раньше и она пользовалась куда большей популярностью, чем «Восхождение», то многие люди, не рассматривавшие трагедию на Эвересте со всех точек зрения, до сих пор придерживаются позиции Кракауэра.

Кадр из фильма «Эверест»

Очевидно, именно поэтому создатели «Эвереста» не стали делать Букреева главным героем. Вместо того чтобы влезть в спор двух позиций и выбрать одну из них или найти компромиссное решение, Кормакур и его команда сняли «Эверест» не как кино о злодействе или героизме, а как историю о слабости человека перед могуществом природы и о негасимом желании людей покорять высочайшие горы. Заодно им не пришлось мучиться с русским в качестве главного героя, и они смогли сосредоточиться на персонажах, более понятных западной публике.

Все вроде бы понятно, но остается вопрос: почему Кракауэр «назначил» Букреева злодеем и почему он до сих пор на этом настаивает, пользуясь тем, что погибший в 1997 году русский альпинист больше не может ему возразить (Букреев был засыпан снежной лавиной во время подъема на непальскую гору Аннапурна)? Самое простое объяснение состоит в том, что это проявление русофобии. Букреев не понравился Кракауэру просто потому, что был не таким, как он, и когда журналист искал «козла отпущения», Букреев показался наилучшим кандидатом.

Однако возможны и другие, еще более мрачные объяснения. Во-первых, Кракауэр, вовремя вернувшийся в промежуточный лагерь, был одним из тех, кто мог отправиться вместе с Букреевым на поиски заблудившихся альпинистов. Но он остался в палатке, пока Букреев в одиночку искал своих и его товарищей. Предательство не проходит бесследно – возможно, Кракауэр пытался принизить Букреева, чтобы заглушить голос своей совести, кричавшей ему, что он проявил слабость, в то время как другой показал себя героем.

Кадр из фильма «Эверест»

Во-вторых, Кракауэром могли двигать финансовые соображения. Когда человек выказывает героизм, достойный воспевания в прессе, американцы ждут от него книги о его подвиге. Конечно, обычно такая книга пишется «литературным негром» на основе бесед с ее героем. Но все же это повествование от первого лица, и формальный автор книги получает значительную долю гонорара. Так что если бы Кракауэр объявил Букреева героем, то от него ждали бы книгу, написанную совместно с Букреевым. А делиться славой и деньгами журналисту не хотелось. Он ведь сам участвовал в экспедиции, а не описывал ее с чужих слов! Зачем упускать шанс прославиться в одиночку?

Как бы то ни было, репутация Букреева оказалась неисправимо испорчена. Можно сколько угодно настаивать на его правоте, но обвинения Кракауэра всплывают всякий раз, когда Букреева начинают обсуждать, и сам факт их существования бросает тень на его в остальном безупречную репутацию. Что еще хуже, они, как в данном случае, мешают признанию Букреева героем. Хотя он был бы отличным голливудским персонажем – если бы его звали Джон Смит и он родился бы в Орегоне, а не в Челябинской области.

Покорители высочайшей вершины планеты Николай Чёрный и Сергей Ковалёв о фильме «Эверест»

Фильм Бальтасара Кормакура, основанный на книгах Джона Кракауэра и Анатолия Букреева, рассказывает о трагедии на Эвересте 11 мая 1996 года, когда стечение обстоятельств унесло жизни трёх гидов и двух клиентов коммерческих экспедиций на самую высокую точку планеты.

24 сентября АльпИндустрия организовала закрытый показ премьеры «Эвереста». Вместе с полным залом заинтересованных зрителей фильм посмотрели два специальных гостя, знающих про Эверест не понаслышке, — Сергей Ковалёв, поднявшийся на вершину в 2008 году, и Николай Дмитриевич Чёрный, семь раз участвовавший в восхождениях и дважды побывавший на вершине.

После просмотра альпинисты поделились впечатлением от фильма и ответили на вопросы зрителей.

Осторожно! В тексте спойлеры.


Сергей Зон-Зам, Николай Дмитриевич Чёрный и Сергей Ковалёв на премьере фильма «Эверест»

 

История трагедии 11 мая 1996 года

В 1990-е Эверест стал притягивать большое количество коммерческих туристов, способных позволить себе траты в несколько десятков тысяч долларов, но зачастую совершенно неподготовленных физически и морально.

10 мая 1996 доставить своих клиентов на вершину пытались одновременно две конкурирующие коммерческие компании: «Горное безумие» под руководством Скотта Фишера и «Консультанты приключений» под руководством Роба Холла. В это же время восхождение совершала тайваньская экспедиция Гао Минхэ, спонсируемая правительством Тайваня, и ещё одна коммерческая группа — американцы под руководством Даниэля Мазура и Джонатана Пратта.

В результате, из-за целого скопа различных негативных факторов (погодные условия, неподготовленный маршрут, большие очереди из-за наплыва коммерческих туристов и прочее) экспедиции закончились гибелью Скотта Фишера из «Горного безумия» и сразу нескольких участников команды «Консультанты приключений», включая самого Роба Холла и ещё одного гида Эндрю Харриса. Из восьми клиентов погибли двое: японка Ясуко Намбо и американец Даг Харрис.

Навсегда остаться на Эвересте могли ещё трое членов экспедиции Холла, потерявшиеся на спуске в снежной буре. Их спас советский альпинист Анатолий Букреев, работавший гидом в команде Скотта Фишера. Ночью в одиночку в ужасающих погодных условиях на высоте 8000 метров он разыскал троих альпинистов и поочерёдно дотащил их до лагеря.

Ещё одного участника, Бека Уизерса, дважды оставляли на склоне, считая, что он замёрз, но оба раза он находил в себе силы и, несмотря на сильнее обморожение и тяжелейшее состояние, сумел самостоятельно добраться до лагеря и выжить. Ему ампутировали нос, правую руку и все пальцы левой руки, но он остался жив и позже написал книгу «Брошенный умирать» (Left for Dead, 2000).

Джон Кракауэр, журналист издания Outside, член экспедиции Роба Холла, смог вернуться живым, и в том же году свет увидела книга «В разреженном воздухе» (Into Thin Air, 1996), рассказывающая о трагедии. Во многом благодаря участию журналиста именно эти трагические события из числа многих, случившихся на Эвересте, получили широкую известность. Через год своё видение событий изложил Анатолий Букреев, издав в соавторстве с Венстоном ДеУолтом книгу «Восхождение» (The climb, 1997).

Споры вокруг Анатолия Букреева не угасают до сих пор. В своей книге Джон Кракауэр обвинил его за решение спускаться с вершины раньше своих клиентов. Анатолия также ругали за нежелание использовать кислород, а саму экспедицию Фишера за отсутствие обычных раций и другие огрехи. С другой стороны, в 1997 году Анатолий Букреев получил Премию Американского Альпийского Клуба имени Дэвида Соулса за спасение членов экспедиции Роба Холла с риском для собственной жизни.

О причинах трагедии и роли гидов в случившемся в альпинистском мире спорят до сих пор, а истина, как сказал перед показом Николай Дмитриевич, как всегда где-то посередине…

    
Роб Холл, Скотт Фишер, Джон Кракауэр, Анатолий Букреев, Бек Уизерс с супругой

 

Николай Чёрный и Сергей Ковалёв о фильме «Эверест»

Николай Дмитриевич Чёрный

Заслуженный мастер спорта и Заслуженный тренер СССР.
Семь раз поднимался на Эверест, в том числе в составе самой первой советской экспедиции в 1982 году, дойдя до отметки 7800.
Дважды был на вершине Эвереста, один из них в 2009 году в возрасте 71 года.

Сергей Викторович Ковалёв

Мастер спорта международного класса.
Десятикратный Чемпион Украины, двукратный Чемпион СНГ и двукратный Чемпион Москвы по альпинизму.
Совершил восхождение на вершину с юга в 2008 году.
Имеет успешный опыт спасательных работ на Эвересте на высоте 8600 м и сразу после этого двух ночёвок подряд на отметке 8300 в 1999 году.

 

Николай Дмитриевич Чёрный: кино есть кино

Фильм снят точно по книгам Анатолия Букреева и Джона Кракауэра со всеми подробностями, точно по фактам. Но есть единственное но.

Я ходил этот маршрут в качестве гида в 2009 году (в возрасте 71 года  — прим. ред.), и таких страстей у нас не было, хотя у нас погода была хорошая. Но вообще, не так сложно там, на самом деле (зал смеётся — прим. ред.). Таких карнизов и скал, как показано в фильме, на маршруте нет — там нормальный гребень, а в фильме он больно крутоват. Но это же кино — в нём страсти должны быть.

Ступень Хиллари в фильме показана как нечто. Я её проходил и вверх, и вниз. Если в реальности идёшь по снегу и не надо держаться руками за скалу, то в фильме надо. Если чувствуешь себя нормально, то никаких технических сложностей нет, тем более, если перила висят. В фильме они усложнили этот участок, для страха, видимо.

Но то, что маршрут проще, чем показано в фильме, никак не упрощает задачу. В такую погоду, в какую попали герои этих трагических событий, в общем-то… Шансов ноль. Так что берегите себя. Если не уверены — не лезьте. А главное — вовремя повернуть.

 

Сергей Ковалёв: несчастный случай составляется из мелочей

Если рассматривать всю ситуацию с самого начала, каждый подобный несчастный случай в горах начинается не в процессе восхождения, когда погибает человек, а составляется из мелочей, каждая из которых по отдельности не привела бы к трагическому исходу. А вместе они, как цепочка, соединяются в звенья: чуть позже вышли, не донесли кислород на южную вершину, не провесили перила. В итоге они теряли самый главный на высоте ресурс — время.

Сейчас опыта в логистике восхождений стало больше, потоки людей на маршрутах разводятся. Прогнозы погоды стали гораздо более точными: ближайшие три дня возможно расписать по часам и тщательнее спланировать восхождение. Эти факторы значительно уменьшили количество подобных несчастных случаев.

 

Николай Дмитриевич Чёрный: люди за всё заплатили и хотят успеха

В этом фильме участники экспедиций платят по 65 000 долларов, чтобы подняться на Эверест… Понимаете, какая картина?

Вот когда Советская страна рухнула, в первые годы на серьёзные вершины ездили мастера спорта, кандидаты в мастера спорта, то есть опытные люди.  Где-то денег заняли, где-то наскребли, где-то нашли спонсора. Сейчас в основном едут люди, которые уже побывали… на Мальдивах… (зал смеётся — прим. ред.). Везде. А вот тут ещё что-то такое есть — мы туда поедем!

Поэтому и процент успешных коммерческих восхождений не такой большой, и гидам тяжелее работать, потому что люди идут с амбициями, они за всё заплатили, они хотят успеха.

Роб Холл вёл на вершину своего старого клиента, который приехал на Эверест во второй раз на последние деньги, мечтая подняться на вершину. И когда нужно было поворачивать, Холл вместо этого пошёл на поводу у клиента, слабину дал…

 

Сергей Ковалёв: фильм о победе и борьбе

На самом деле, это фильм о любви, о борьбе, о победе над собой и обстоятельствами. События подхвачены прессой, легли в основу нескольких книг. История вызывает неподдельный интерес у людей, потому что герои действительно боролись, кто-то побеждал и выживал, кто-то погибал — это жизнь в миниатюре, маленькая жизнь, прожитая за два месяца от начала до конца.

Каждый человек, который вернулся с этого или другого восхождения, меняется. И фильм как раз рассказывает об изменениях в человеке: что происходит с человеком после и во время восхождения. События и фильм интересны этим, нежели какой-то «чернухой», связанной со смертью людей.

 

Вопросы зрителей

Мифы и реальность «Эвереста»

Поднявшись на вершину Эвереста, все герои снимают очки и кислородные маски.

Николай Чёрный: В кино, если герой на вершине Эвереста не снимет очки и маску, вы просто-напросто не поймёте, кто говорит (смеётся сам Николай Дмитриевич и весь зал — прим. ред.). Это нереально. Можно, конечно, но это кино, сами понимаете. Конечно, есть люди, которые поднимаются на Эверест без кислорода. Тот же Букреев вообще не пользовался кислородом никогда. Но это — от Бога. Физиологический феномен.

Весь маршрут герои проходят без касок.

Сергей Ковалёв: На Эвересте выше лагеря 7900 каски не надевают, по крайней мере, если идут с юга, потому что падать оттуда нечему — после отметки 8000 м это гребневой маршрут, там достаточно безопасно в этом плане. До лагеря 7900 лучше, конечно, идти в каске.

Альпинисты идут по маршруту без остановок и передышек.

Николай Чёрный: В реальности на маршруте с юга мы выходили с седла в девять вечера и в шесть были на вершине — практически не останавливались, разве что на спуске, когда солнце показалось.

Остановки на такой высоте совершаются по техническим причинам: поменять баллон с кислородом или если на маршруте возник затор. Можно разве что попить чайку, а есть на маршруте не хочется.

Сергей Ковалёв: Какой бы расход кислорода ты ни поставил, ты не отдыхаешь. Герои пользуются российскими 5-литровыми баллонами «Поиск». Подачу кислорода можно регулировать: 1,5 л в минуту хватит часов на шесть, на максимальной подаче 5 л в минуту идти будет легче и скорость передвижения возрастёт, но кислород кончится через 2,5 часа.

С точки зрения физиологии, на такой высоте кислород выступает как допинг: он выжигает ресурсы, которые организм, возможно, и не задействовал бы. Он позволяет использовать резервы энергии, которые хранятся в организме на чёрный день. Когда вы останавливаетесь на маршруте — это не отдых, вы сжигаете силы и лишнюю энергию. Лучше медленно, но постоянно двигаться, чем час сидеть на месте.

У героев фильма большие штурмовые рюкзаки, которые они ни разу не достали.

Николай Чёрный: В общем-то, нести на маршруте особо нечего. Максимум — термос, запасные рукавицы и запасные очки на случай, если упустишь основные. Вся одежда надета. Один-два баллона с кислородом. Литраж у баллонов 3, 4 и 5 литров. 3-литровый полный баллон на 280 атмосфер весит 3 кг. Кстати, весь мир пользуется композитными баллонами российского производства.

Герои фильма не достают аптечку, только колются чем-то.

Сергей Ковалёв: Герои фильма кололи дексаметазон — очень сильный стимулирующий препарат, встряхивающий весь организм. Когда-то его использовали для вывода человека из состояния шока или комы. Кстати, практически безвредный.

Участников коммерческих восхождений в фильме пугают отёком мозга.

Сергей Ковалёв: В 90% случаев отёк мозга возникает из-за неправильной или недостаточной акклиматизации. Сам по себе он не возникает. Если альпинист правильно акклиматизировался, не спешил и контролировал своё состояние, до отёка мозга дело не дойдёт.

Герои фильма активно употребляют алкоголь на высоте.

Николай Чёрный: Скотт Фишер действительно употреблял.

Сергей Ковалёв: Вопрос с алкоголем спорный. Как лекарство, он зависит от дозы: можно вылечиться или отравиться. Алкоголь выступает как слабый естественный стимулятор. Если вы используете его в разумных пределах, пойдёт на пользу.

Судя по фильму, Скотт Фишер, постоянно бегающий с туалетной бумагой, пытался с помощью виски вылечить себе желудок от лямблии — в процессе этой болезни человек очень быстро теряет силы. На тот момент Фишер был одним из сильнейших альпинистов Америки, в этой экспедиции он был болен, это отражено в книге.

По фильму, ночью в горах довольно светло.

Сергей Ковалёв: Самая стабильная погода в горах во время полнолуния, в это время обычно довольно светло. Когда светит луна, в таких высоких горах видно как днём, можно идти без фонарика. Можно посмотреть по датам фазы луны, возможно, герои двигались в полнолуние. А если луны нет, то глаза человека без источников света тоже привыкают, так что видно.

Николай Чёрный: Кстати, если раньше мы ходили с 1-го по 9-ое мая, сейчас график сдвинулся к концу месяца: ходят с 20 мая по конец мая или начало июня.

Роб Холл, уже начавший спускаться после ночи под вершиной, внезапно остановил попытки.

Сергей Ковалёв: Фильм лишь реконструкция событий, и нам трудно судить, в каком состоянии на самом деле находился Роб Холл. Но если брать за основу показанное в фильме, то сначала какие-то моменты, например, голос жены, помогали ему собраться, но как только стимул исчезал, исчезали и силы. В ситуации, показанной в фильме, он был обречён.

На высоте выше 8000 м альпинисты проходят мимо замерзающего на снегу Бека Уизерса, находящегося явно не в лучшем состоянии, довольствуясь его невнятным «Да» на вопрос, всё ли нормально.

Сергей Ковалёв: Хотелось бы верить, что мы немного по-другому к этому относимся и в такой ситуации поступили бы иначе, потому что у нас развито человеколюбие и мы — команда.

Николай Чёрный: 100% помочь человеку можно, только дав ему кислород. Всё остальное — лирика. Если с кислородом он не передвигается самостоятельно по сложному маршруту выше 8500, вы уже ничего с ним не сделаете.

Сергей Ковалёв: Должна работать полноценная команда, если человек не начнёт двигаться сам. В данном случае проходившие мимо люди сами были не в лучшем состоянии и через десять шагов могли точно так же лечь на снег.

Мне пришлось в 1999 году спускать человека с высоты 8600 м. Человек был примерно в таком же состоянии, как участники экспедиции в фильме. Когда на горе работает команда и обстоятельства и погода складываются чуть более удачно, человека с такой высоты спустить можно. Российские и украинские команды доказывали это не один раз. Если работает команда и люди готовы рисковать жизнью ради своего товарища по команде, то человека можно спасти. Даже через сутки. Даже если он просидел ночь без кислорода. Да, нашему спасённому чуть-чуть отрезали пальцы, но сейчас он жив и здоров и по-прежнему ходит в горы.

Спасти человека с высоты 8000 м возможно, если есть хорошая подготовка, команда, опытные гиды и шерпы. Но самый лучший способ — не оказываться в подобной ситуации. Лучше два раза не взойти, чем один раз не спуститься.

От редактора: В 1999 году в составе Первой национальной украинской экспедиции на Эверест Сергей Ковалёв поднялся до отметки 8600 м, где обнаружил ослепшего товарища по команде Владимира Горбача, находившегося на грани жизни и смерти (давление 60/10). Четыре часа Сергей в одиночку стаскивал Владимира, после чего к ним присоединились Игорь Свергун и Николай Горюнов. Через десять часов тяжелейшего спуска им удалось достигнуть штурмового лагеря 8300, где они провели ещё две ночи.

 

Личный опыт восхождений Николая Дмитриевича Чёрного и Сергея Ковалёва

В фильмах про альпинизм часто показывают дискотеки в базовом лагере. У вас такие тоже были?

Сергей Ковалёв: А почему бы и нет, если есть возможность собраться всей большой компанией (смеётся — прим. ред.).

Сколько времени занимает экспедиция?

Сергей Ковалёв: Восхождение занимает 2 месяца — примерно 50 дней вместе с акклиматизацией. Окно, в которое ходят, составляет 7-10 дней — это фаза луны, близкая к полнолунию, и промежуток между циклонами, время до муссонов, прихода дождей. Последний выход стараются спланировать на это окно, поэтому на Эвересте и случаются столпотворения. Иногда погода держится месяц, а иногда всего один день, как было в 1996 году.

Действительно ли на Эвересте лежат замёрзшие тела альпинистов? Почему всех не снимают?

Сергей Ковалёв: Я поднимался на вершину с севера и с юга, говорят, что там остались тела, но в 2009 никаких тел не видел. С юга всё убрали, а с севера есть.

Николай Чёрный: Тел нет. Они сваливаются с лавинами, снегом заносит, сами понимаете.

Сергей Ковалёв: Ради живых люди готовы рисковать своей жизнью, пока есть хоть какой-то шанс спасти человека. Как только человек умер, как бы жестоко это ни звучало, он становится грузом в 80-90 кг, который надо спустить вниз. Это дилемма для любого человека: надо ли спускать тело, рискуя своей жизнью?

А если говорить предельно честно, это на самом деле цена вопроса. Если есть человек, готовый заплатить, то люди, которые там работают профессионально, это сделают.

Николай Чёрный: Японку Ясуко на следующий год спустили организованной японской экспедицией, наняли шерпов.

Сколько времени вы провели на вершине?

Сергей Ковалёв: Наверное, около часа. Это зависит от условий, погоды. У нас погода была хорошая, мы прекрасно себя чувствовали. Почему бы не пофотографироваться, не передать приветы близким? В это время у нас там летали знакомые космонавты, мы звонили космонавту Волкову через Центр управления полётами — это было весело.

Много ли женщин поднимаются на вершину Эвереста?

Николай Чёрный: Бывает, конечно… Я знаю в России, наверное, человек 5-7.  Не ходите туда, девушки.

Вы были на К2?

Сергей Ковалёв: Я не был.

Николай Чёрный: Я был тренером команды, которая прошла западную стену К2. Это мой самый серьёзный маршрут.

Николай Дмитриевич, вы несколько раз поднимались на Эверест, но не доходили до вершины. Это стечение обстоятельств, нехватка сил или было запланировано?

Николай Чёрный: Я был в семи экспедициях в качестве участника, гида, тренера. Дважды был на вершине: с севера и с юга. Пару раз возвращался примерно с 8300, пару раз с седла.

Поймать погоду тяжело. Вышли на седловину — задуло. Дальше не пошли. Ночь просидели — поняли, что вторую мы не переживём. Ушли вниз. На «второй выстрел» может просто не хватить ни здоровья, ни времени.

Кто оплачивает экспедиции?

Николай Чёрный: Я точно не платил, у меня таких денег нет. Когда я работаю гидом — мне платят.

Сергей Ковалёв: Стоимость варьируется в зависимости от стиля экспедиции. Если стиль спортивный, вы платите только за пермит и снаряжение, можно уложиться в 15-17 тысяч. Если берёте полный пакет с гарантией и персональным шерпом, цена может доходить до 60-65 тысяч. Могут быть промежуточные варианты, но гарантии вернуться живым вам никто не даст.

Вы покорили Эверест и множество других вершин — а что дальше?

Николай Чёрный: Продолжаем ходить в горы! Работаю гидом. Этим летом четыре раза поднялся на Эльбрус с группой.

Сергей Ковалёв: На самом деле, нам это просто нравится. Просто нравится ходить в горы.


Николай Чёрный с группой на вершине Эльбруса в 2001 году. Фото Майкла Брауна


Ковалев Сергей, вершина Эвереста

 

Главный вопрос: Кто может подняться на Эверест?

Сергей Ковалёв: Конечно, хочется сразу сказать, что сначала надо стать мастером спорта и всего на свете, а уже потом с грузом своих медалей подниматься на Эверест.

Если вы пользуетесь тактикой коммерческих экспедиций, вас сопровождает опытный шерпа, вам несут кислород и ставят палатки, у вас есть опыт прохождения горной школы и какая-то база, чтобы вам не приходилось, как в фильме, на самом маршруте учиться ходить в кошках, вы сходили десяток-другой восхождений — шансов взойти у вас больше. А главное, у вас в разы увеличиваются шансы выжить.

Гиды не боги, и даже гиды погибают на вершине. Как правило, не добровольно, а спасая своих клиентов. Очень важно идти в горы с осознанием того, что это небезопасно, и может сложиться ситуация, когда ваша жизнь на горе будет зависеть только от вас, ваших навыков и умений. Оставшись один на один с горой — неважно, Монблан это, Эверест или Эльбрус — нужно иметь при себе навыки и умения, которыми вы сможете воспользоваться. Это не требует много усилий, много денег и много времени.

Если вы собрались на Эверест, начните этот путь с Эльбруса. Или семитысячников, как пик Коммунизма и Хан-Тенгри — это отличная школа, отличная подготовка.

Самое главное, что требуется на Эвересте, это не умение лезть по вертикальной скале и совершать какие-то чудеса, а умение выжить в определённой ситуации. Проснуться утром в палатке, приготовить себе чай, надеть ботинки, прийти в палатку, уйти из палатки и при этом не отморозить себе руки и ноги, не потеряться и не упасть с горы. Этому надо научиться в большей степени, нежели каким-то техническим навыкам — их вы всё равно освоите в процессе восхождения.

Поэтому путь к Эвересту может растянуться на два, три года или даже на всю жизнь. Но этот путь реальный и пройти его можно, нужно только начать.

 

 

 

Подготовила Мария Курочкина.

Восемь альпинистов погибают на горе. Эверест

Восемь альпинистов погибли на Эвересте во время шторма 10 мая 1996 года. Это была самая большая потеря жизни на горе за один день. Писатель Джон Кракауэр, который сам пытался подняться на пик в том году, написал бестселлер об этом инциденте, Into Thin Air , который был опубликован в 1997 году. Во время сезона восхождения на Эверест весной 1996 года погибло 15 человек. . С 1980 по 2002 год во время попытки погиб 91 альпинист.

Сэр Эдмунд Хилари и Тенцинг Норгей стали первыми людьми, достигшими вершины Эвереста, самой высокой горы в мире, в 1953 году. Хотя восхождение было невероятно трудным и опасным, к середине 1990-х годов технологии достигли такого уровня, что даже средний уровень Альпинисты высокого уровня могут совершить попытку с помощью опытных гидов. В 1996 году беспрецедентные 17 экспедиций — сотни альпинистов — попытались взойти на вершину Гималаев. Одним из них был Сэнди Питтман, скалолаз со средним опытом.

Катастрофа случилась 10 мая, когда четыре разные экспедиции пытались достичь вершины. Гид Анатолий Букреев вывел свою команду на вершину в начале дня, а Роб Холл и команда Скотта Фишера почти не отставали. Когда внезапно разразился мощный шторм, альпинисты оказались в опасном положении. Даже сильные и опытные альпинисты, такие как Холл и Фишер, оба ветераны Эвереста, могли преодолеть лишь короткие дистанции на вершине. Букреев спустился в ближайший лагерь без своих клиентов, якобы для того, чтобы лучше их спасти.(В своей книге Кракауэр резко критиковал этот шаг. Букреев противопоставил версию Кракауэра своей собственной в книге The Climb , опубликованной в 1997 году.)

Холл и Фишер остались со своими клиентами, но продолжающийся шторм сделал всех уязвимыми. к смерти, поскольку запасы кислорода закончились. Хотя технологии позволили Робу Холлу поговорить со своей женой в Новой Зеландии по спутниковому телефону, ничего нельзя было сделать, чтобы спасти восемь альпинистов, включая Холла и Фишера, которые не смогли вернуться в лагерь.Питтман выжил, получив лишь незначительное обморожение. Кракауэр обвинил в трагедии неопытных альпинистов и гидов, которые согласились их возглавить за большие деньги.

Девяносто восемь других альпинистов поднялись на пик Эвереста весной 1996 года.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: 7 вещей, которые вы должны знать о горе Эверест

Подлинная история Эвереста 1996 года: одна из худших трагедий альпинизма

Из всех рассказов о трагедиях в горах эта, пожалуй, одна из самых страшных.Гора Эверест, самая высокая гора на Земле, входит в список желаний многих альпинистов, и хотя она не обязательно является одной из самых технических, она может быть одной из самых смертоносных. Эта история показывает, насколько негостеприимными могут быть горы.

Известный как один из самых смертоносных лет в истории Эвереста, 1996 год стал годом гибели 15 альпинистов, восемь из которых скончались 10 мая. В этот день 33 альпиниста из трех групп (Mountain Madness, тайваньская группа, финансируемая правительством, и Adventure Consultants) пытались достичь вершины.

Гиды забыли заранее натянуть перила, поэтому группы задержались на подъеме более чем на два часа. Результат этих задержек означал, что скопление альпинистов стало узким местом на ступени Хилари, и многие поднялись на вершину очень поздно, после рекомендованного времени восхождения в 14:00, что позволяет безопасно спускаться обратно в лагерь.

Анатолий Букреев, который первым поднялся на вершину в тот день, покинул группы и сам вернулся в лагерь IV. Альпинист и журналист Джон Кракауэр раскритиковал русского после 10 мая за то, что тот не помогал другим на пути вниз, но с тех пор он получил признание за спасение тех, кто мог умереть той ночью.

Букреев достиг Лагеря IV в 17:00, но даже тогда альпинисты все еще пытались добраться до вершины. К 17:30 налетела метель, похоронив закрепленные веревки, которые были проложены, и все тропы, оставленные группами при восхождении.

К этому времени для альпинистов начинался развиваться ад. Двое, Гау Мин-хо из Тайваня и американец Скотт Фишер, оказались на мели и не смогли спуститься ниже Балкона (небольшой скалистой платформы на высоте 8400 м).

Восход солнца на балконе на Эвересте.Фото: Элиа Сайкали.

Гид-консультант по приключениям Роб Холл застрял на Ступени Хилари вместе со своим клиентом Дугом Хансеном, который потерял сознание. Холл попросил о помощи по рации, и товарищ-гид Энди Харрис храбро вернулся с кислородом и водой для дуэта.

Когда метель усилилась, несколько альпинистов из обеих групп (Нил Бейдлман из Mountain Madness, Пит Шёнинг, Шарлотта Фокс, Тим Мэдсен, Сэнди Питтман и Лене Гаммелгаард, а также Майк Грум из Консультантов по приключениям, Бек Уэзерс и Ясуко Намба) пропали без вести. Южного седла и были вынуждены разбить лагерь всего в 20 метрах от огромного падения на стене Кангшунг.

Бейдлман, Грум, Шенинг и Гаммельгаард отправились искать помощи, когда метель на мгновение утихла. Когда четверка достигла лагеря IV, Букреев отправился и обнаружил застрявших альпинистов, доставив Фокса, Мэдсена и Питтмана в безопасное место, при этом решив покинуть Намбу и Уэзерс, поскольку они были в гипотермической коме и были близки к смерти.

На следующий день было отправлено

шерпов, чтобы проверить их состояние, но они обнаружили, что они были настолько покрыты льдом, что их пришлось отколоть от лица.И снова пара была оставлена, поскольку они считались мертвыми. Вскоре после этого Уэзерс пришел в сознание и, проявив чрезвычайную человеческую выносливость, наткнулся на свои обмороженные ноги и, полуслепой (его глаз замерз), поплелся в лагерь IV.

На следующий день в 4:43 утра Холл позвонил по радио со Ступени Хилари, заявив, что Хансен ушел, а Харрис пропал. Ближе к вечеру, все еще застряв на горе, он попросил базовый лагерь вызвать его жену. В эмоциональном обмене Холл сказал ей:

«Спи спокойно, моя дорогая.Пожалуйста, не волнуйся слишком сильно ». Он был найден мертвым 23 мая.

Когда шторм утих, шерпы спасли замерзшего Гау, и Букреев снова поднялся наверх, пытаясь спасти Фишера. В 19:00 он нашел свое замороженное тело. Если бы не русский, в тот роковой день могло погибнуть больше людей. Через год сам Букреев погиб при покушении на Аннапурну.

Анатолий Букреев: если бы не его героические усилия, в тот день погибло бы больше людей. Фото: Яан Куннап

После трагедии Джон Кракауэр (автор книги Into the Wild ) написал популярную научно-популярную книгу о своем опыте в горах. В растворе: личный кабинет Mt. Everest Disaster подробно описывает события, которые разворачивались, хотя рассказ Кракауэра был широко раскритикован альпинистским сообществом за то, как он отрицательно изображал Анатолия Букреева.

В книге Кракауэр подвергает сомнению суждение Букреева, его решение опередить своих клиентов, его выбор снаряжения и его взаимодействие с клиентами. Букреев обратился к этой критике в своей книге The Climb.

История Эвереста 1996 года была увековечена в кино, когда в 2015 году по ней был снят полнометражный фильм с Джейсоном Кларком, Джошем Бролином, Джоном Хоуксом, Кейрой Найтли, Эмили Уотсон и Джейком Джилленхоллом в главных ролях.

Принятие решений с высокими ставками: уроки Эвереста

Что случилось на Эвересте 10 мая 1996 года? В тот день на вершину поднялись двадцать три альпиниста. Однако пятеро альпинистов спуск не выдержали. Двое из них, Роб Холл и Скотт Фишер, были чрезвычайно опытными руководителями команд с большим опытом работы на Эвересте. Как самая могущественная гора в мире, Эверест никогда не был легкой прогулкой: с 1922 года 148 человек погибли, пытаясь достичь вершины.

Газетные и журнальные статьи и книги — самая известная из них — книга Джона Кракауэра « В растворе: личный отчет о катастрофе на Эвересте » — пытались объяснить, как события вышли из-под контроля в тот день.Соревнулось несколько объяснений: человеческий фактор, погода, все опасности, присущие людям, борющимся с самой грозной вершиной мира.

Одна причина трагедии 1996 года, возможно, никогда не будет известна, говорит профессор HBS Майкл А. Роберто. Но, возможно, в этот день будут уроки, некоторые из них для бизнес-менеджеров. В новом рабочем документе Роберто описывается, как это сделать. Далее следует отрывок из книги «Уроки Эвереста: взаимодействие когнитивных предубеждений, психологической безопасности и сложности системы».«

Значение для лидеров

Этот многокомпонентный анализ случая Эвереста обеспечивает основу для понимания, диагностики и предотвращения серьезных сбоев во многих типах организаций. Тем не менее, это также имеет важные последствия для того, как лидеры могут формировать и направлять процессы, посредством которых их организации принимают и внедряют решения с высокими ставками. Анализ Эвереста предполагает, что лидеры должны уделять пристальное внимание тому, как они уравновешивают конкурирующее давление в своих организациях, и как их слова и действия формируют восприятие и убеждения членов организации.Кроме того, этот случай дает представление о том, как фирмы подходят к извлечению уроков из прошлых неудач.

Уравновешивание конкурирующих сил

Случай с Эверестом предполагает, что лидерам необходимо соблюдать тонкий баланс в отношении воспитания уверенности, несогласия и приверженности в своих организациях. Во-первых, руководители должны найти баланс между самоуверенностью, с одной стороны, и недостаточной уверенностью, с другой. Лидеры должны действовать решительно, когда сталкиваются с проблемами, и они должны вдохновлять других делать то же самое.Недостаток уверенности может усилить предвкушение сожаления или опасения, которые люди часто испытывают перед принятием решения. Высокий уровень упреждающего сожаления может привести к нерешительности и дорогостоящим задержкам. 71 Это беспокойство может быть особенно проблематичным для руководителей быстроразвивающихся отраслей. Успешные управленческие команды в неспокойных отраслях вырабатывают определенные методы, позволяющие справиться с этим беспокойством. Например, некоторые лидеры развивают уверенность, чтобы действовать решительно перед лицом значительной двусмысленности, обращаясь за советом к одному или нескольким «опытным консультантам», т.е.е. высококвалифицированные руководители, которые могут служить доверенным лицом и рупором для различных идей. 72 Естественно, излишняя уверенность также может стать опасной, как наглядно демонстрирует случай с Эверестом. Чтобы бороться с излишней самоуверенностью, лидеры должны искать информацию, которая опровергает их существующие взгляды, и им следует отговаривать подчиненных от сокрытия плохих новостей. Лидеры также должны проявлять большую осторожность, чтобы отделить факты от предположений, и они должны поощрять всех энергично проверять критические предположения, чтобы искоренить излишне оптимистичные прогнозы.

Поощрение конструктивного несогласия — еще одна проблема для менеджеров. Как мы видим в случае с Эверестом, недостаточное обсуждение между членами команды может уменьшить степень критической оценки планов и предложений. Ошибочные идеи остаются неизменными, а творческие альтернативы не создаются. С другой стороны, когда лидеры приходят к окончательному решению, им нужно, чтобы все приняли его и поддержали его реализацию. Они не могут допустить, чтобы продолжающиеся разногласия помешали попыткам претворить это решение в жизнь.Как однажды сказал Кир Великий, лидеры должны уравновесить потребность в «разнообразии советов и единстве командования». Для этого лидеры должны гарантировать, что каждый участник имеет справедливую и равную возможность высказать свое мнение в процессе принятия решения, и они должны продемонстрировать, что они внимательно и искренне учли эти взгляды. Более того, они должны четко объяснить причину своего окончательного решения, в том числе почему они решили принять некоторые предложения и советы, отклонив другие предложения.73 Поступая так, лидеры могут поощрять несовпадающее мышление и способствовать принятию решений.

Наконец, лидеры должны найти баланс между необходимостью сильной поддержки и опасностью усиления приверженности неудачному курсу действий с течением времени. Для эффективной реализации менеджеры должны укреплять приверженность, предоставляя другим широкие возможности для участия в принятии решений, обеспечивая справедливость и законность процесса и сводя к минимуму уровень межличностных конфликтов, возникающих во время обсуждений.Без сильной поддержки они рискуют задержаться с многочисленными задержками, включая попытки возобновить процесс принятия решений после того, как реализация уже начата. Однако руководители должны осознавать опасность чрезмерной приверженности ошибочному образу действий, особенно после того, как сотрудники потратили много времени, денег и усилий. Способность «сократить свои потери» остается сложной задачей, а также отличительным признаком смелого лидерства. Простое понимание ловушки невозвратных затрат не предотвратит ошибочных решений. Вместо этого лидеры должны проявлять бдительность и задавать сложные вопросы, такие как: Что бы сделал другой руководитель, если бы он занял мое положение сегодня, не имея предыдущего опыта в этой организации? 74 Лидерам также необходимо неоднократно спрашивать себя и других о том, почему они хотят сделать дополнительные инвестиции в конкретную инициативу.Менеджерам следует быть крайне осторожными, если они слышат такие ответы, как: «Что ж, мы уже вложили в это столько денег. Мы не хотим тратить зря все эти ресурсы». Наконец, руководители могут сравнить выгоды и затраты от дополнительных инвестиций с несколькими альтернативными вариантами использования этих ресурсов. Поощряя рассмотрение нескольких вариантов, руководители могут помочь себе и другим осознать, как чрезмерная приверженность существующему проекту может мешать организации использовать другие многообещающие возможности.

Формирование представлений и убеждений

Случай с Эверестом также демонстрирует, как лидеры могут формировать восприятие и убеждения членов организации и тем самым влиять на то, как эти люди будут взаимодействовать друг с другом и со своими лидерами в критических ситуациях. Холл и Фишер сделали ряд, казалось бы, незначительных решений в отношении структуры команд, которые оказали огромное влияние на восприятие людьми своих ролей, статуса и отношений с другими альпинистами. В конечном итоге эти представления и убеждения ограничивали поведение людей, когда группы сталкивались с серьезными препятствиями и опасностями.

Способность «сократить свои потери» остается сложной задачей, а также отличительной чертой мужественного лидерства .
— Майкл А. Роберто

Лидеры могут формировать восприятие и убеждения других разными способами. В некоторых случаях слова или действия лидеров являются четким сигналом того, как они ожидают от людей поведения. Например, Холл очень ясно дал понять, что он не желает слышать особые мнения, пока экспедиция делает последний рывок к вершине. Большинство лидеров понимают силу этих прямых приказов или указаний.Однако этот случай также демонстрирует, что лидеры формируют восприятие и убеждения других с помощью тонких сигналов, действий и символов. Например, разница в оплате труда гидов сформировала представления людей об их относительном статусе в экспедиции. Трудно поверить, что руководители экспедиции признали, что их решения о компенсации повлияют на восприятие статуса и, в конечном итоге, на вероятность конструктивного несогласия в командах экспедиции. Тем не менее это относительно незначительное решение послужило сильным сигналом для других сотрудников организации.Урок для менеджеров состоит в том, что они должны осознавать символическую силу своих действий и силу сигналов, которые они посылают, когда принимают решения о формировании и структуре рабочих групп в своих организациях.

Учимся на неудачах

Часто, когда организация терпит ужасный провал, другие пытаются извлечь уроки из этого опыта. Попытка избежать повторения ошибок прошлого кажется замечательной целью. Естественно, некоторые наблюдатели объясняют низкую производительность других тем или иным человеческим фактором.Они обвиняют руководителей фирмы в критических ошибках, а порой даже доходят до того, что обвиняют их в невежестве, халатности или безразличии. Приписывание неудач ошибочным решениям других имеет определенные преимущества для сторонних наблюдателей. В частности, он может стать удобным аргументом для тех, у кого есть желание заняться подобным делом. Делая вывод о том, что человеческая ошибка стала причиной неудач других, амбициозные и самоуверенные менеджеры могут убедить себя, что они извлекут уроки из этих ошибок и добьются успеха там, где этого не сделали другие.75

Урок для менеджеров состоит в том, что они должны осознавать символическую силу своих действий, и силу сигналов, которые они посылают.
— Майкл А. Роберто

Это исследование демонстрирует более целостный подход к извлечению уроков из крупномасштабных организационных неудач. Это предполагает, что мы не можем рассматривать индивидуальный, групповой и организационный уровни анализа изолированно. Вместо этого нам необходимо изучить, как взаимодействуют когнитивные, межличностные и системные силы, чтобы влиять на организационные процессы и производительность.Сложность системы, структура команды и убеждения, а также когнитивные ограничения — это не альтернативные объяснения неудач, а скорее дополняющие и взаимоусиливающие концепции.

Руководители предприятий и другие руководители обычно признают, что эквифинальность характерна для многих ситуаций. Другими словами, большинство лидеров понимают, что есть много способов достичь одного и того же результата. Тем не менее, у нас есть естественная тенденция обвинять других в неудачах, а не приписывать низкую производительность внешним и контекстным факторам.76 Во многих случаях мы также склонны противопоставлять конкурирующие теории друг другу и доказывать, что одно объяснение превосходит другие. Случай с Эверестом предполагает, что оба этих подхода могут привести к ошибочным выводам и снизить нашу способность учиться на собственном опыте. Нам необходимо признать множество факторов, которые способствуют крупномасштабным организационным неудачам, и изучить связи между психологическими и социологическими силами, задействованными на индивидуальном, групповом и организационном уровне.В общем, всем лидерам будет полезно вспомнить заключительные мысли Анатолия Букреева о трагедии Эвереста: «Привести конкретную причину — значит способствовать всеведению, на которое могут претендовать только боги, пьяницы, политики и драматические писатели». 77

Трагедия на высоте 29000 футов: 10 худших бедствий на Эвересте

Если весь мир — сцена, то Эверест — это Ла Скала, Ковент-Гарденс и Метрополитен в одном лице. В то время как множество горных драм разыгрывается на вершинах по всему миру, события, которые разворачиваются на самой высокой вершине мира, всегда захватывают воображение и захватывают нас.На самом деле неудивительно, ведь Эверест стал символом чего-то большего, чем просто альпинизм. (Реплика: 5-е место Бетховена)

Гора — это свидетельство человеческой стойкости и упорства, храбрости и решимости — суровое испытание, способное выявить лучшее в нас, такой глубокий характер, о котором мы даже не подозреваем.

С другой стороны, это грандиозная авансцена, которая обнаруживает все самое худшее в нас — тщеславие и высокомерие; десятилетия бессовестной эгоистичной добычи трофеев. Эверест, как часто отмечают, — это зеркало современного человечества, некогда священное место, оскверненное тупицами с достаточным количеством денег, чтобы добраться до вершины короткими буксами.

Оба? Ни один? Возможно, это просто «большой тупой кусок камня», как выразился один ветеран Эвереста, на который мы проецируем наши глупости и недостатки. Это может сказать о наблюдателях столько же, сколько и о наблюдаемых, но в любом случае и каковы бы ни были ваши взгляды, Эверест определенно был местом проведения некоторых заметных событий, как хороших, так и плохих. Далее следует обзор 10 основных трагедий (в субъективном порядке), этапов, которые охватывают два столетия исследований и шесть десятилетий успешных встреч на высшем уровне. Конечно, было из чего выбирать, и наш список далеко не исчерпывающий.Но никаких извинений: вот наши 10. Они совпадают с вашими?


10. Лавина на Северном седле

Гималайская лавина через Shutterstock (Галина Андрушко)

То, что восхождение на Эверест было нелегким делом, стало ясно из самой первой британской экспедиции в 1922 году. 7 июня, когда Джордж Мэллори, два британских товарища по команде и 14 шерпов продирались через поясницу. глубокий снег, приближаясь к Северному седлу на высоте 23000 футов, они услышали громкий звук, и гора начала скользить по ним.Сильная лавина унесла девять носильщиков, сбросив их в расселину в нескольких сотнях футов ниже. Примечательно, что выжившим удалось найти двоих из них живыми; но остальные семь остались на горе, где и умерли. Мэллори винил себя в аварии, а позже написал своей жене Рут: «Нет никаких обязательств, которые я так хотел бы выполнить, как заботиться об этих мужчинах».


9. Поезд в гору

Железнодорожный вокзал в Лхасе через Shutterstock (Оксана Перкинс)

Хотя, возможно, это не катастрофа в общепринятом смысле (и с точностью до наоборот, если вы спросите китайцев), тибетцы особенно обеспокоены тем, что китайская железная дорога, которая в настоящее время соединяет Пекин и Лхасу, планируется простираться до Эвереста в нескольких минутах езды только усугубит существующие проблемы в регионе.

Поезд вызвал споры из-за того, что спровоцировал поток туризма и иммиграцию ханьских китайцев в регион. В 2007 году количество туристов, посещающих северную сторону Эвереста (сейчас асфальтированная дорога до 16 000 футов), достигло 27 476 человек, что вдвое больше, чем годом ранее. В 2010 году китайцы заложили основу для первого расширения второго по величине города Тибета, Шигадзе, на пути к Гималаям. Быстрый рост числа китайцев в этом районе уже вызвал кровавые протесты в Лхасе, а также были арестованы активисты в базовом лагере.И пока китайцы рекламируют большие экономические возможности региона, тибетские монахи в соседней Индии продолжают протестовать против духовного угнетения, нарушений прав человека и изгнания своего лидера, Далай-ламы, поджигая себя на улицах.


8. Авария на Вест-Ридж

Западный хребет Эвереста через Shutterstock (Джейсон Маэль)

В 1974 году амбициозная экспедиция, возглавляемая французом Жераром Девуасу, заместителем мэра Шамони, намеревалась совершить «полное» восхождение на грозный Западный хребет горы.Хотя заслуги первопроходцев обычно получают Вилли Ансулд и Том Хорнбейн за их восхождение в 1963 году, два американца полагались на несколько вариантов маршрута: они не прошли весь гребень до вершины. Девуассу и 19 членов команды намеревались «исправить путь». Они прибыли в конце августа, после, как они надеялись, муссонов, которые регулярно оставляли глубокий неустойчивый снег на склонах гор. Они знали, что погода будет авантюрой, но не рассчитывали на проигрыш. Снова наступили муссоны, а альпинисты расселились по трем высоким лагерям.Ночью 9 сентября большая лавина накрыла палатки, похоронив Девуассу и пять шерпов. В развалинах их так и не нашли. Это был один из худших одиночных инцидентов, когда-либо зарегистрированных на пике, и альпинисты избегали Западного хребта в течение следующих пяти лет.


7. Исчезновение Бордмана и Таскера

Гималайский альпинист через «a href =» http://www.shutterstock.com/cat.mhtml?lang=en&search_source=search_form&version=llv1&anyorall=all&safesearch=1&searchterm=everest+climbers&search_group=&orient=&search_cat=ru&search_group=&orient=&search_cat=ru&search_group=&orient=&search_cat=ru&search_group=&orient=&search_cat=ru & people_ethnicity = & people_number = & Commercial_ok = & color = & show_color_wheel = 1 # id = 88183207 & src = f2025562458ac3725792826dec414b59-1-8 «> Shutterstock

В 1982 году, когда британский дуэт Питер Бордман, инструктор по скалолазанию, бывший ученик Джо Таскер, Чтобы сразиться с Pinnacles, грозной триадой акульих зубов, выступающих из Северо-восточного гребня Эвереста на высоте почти 26000 футов, они были двумя из самых многообещающих альпинистов, которых когда-либо видел спорт.Они отстаивали и продвигали строгий альпийский подход в горах, который сейчас является обязательным среди заядлых альпинистов. Несмотря на серьезность, с которой они подошли к восхождению, у них было острое чувство юмора, и было известно, что жизнь в базовом лагере оставалась легкой и веселой. 17 мая пара покинула свой высокий лагерь на Северо-восточном гребне и после 14 часов подъема на высоту 8000 метров была окутана тьмой. Что случилось потом, никогда не будет ясно. В 1992 году группа казахстанских альпинистов обнаружила тело Бордмана, «мирно сидящее» у основания Второй вершины.Джо Таскера больше никто не видел.


6. Трагедия ледопада

Ледопад Кхумбу (Mahatma4711 / Flickr)

1970 год на горе был очень оживленным. На южной стороне было размещено несколько крупных экспедиций, в том числе японская лыжная экспедиция с Юичиро Миура в главной роли. Это означало, что более 150 человек должны будут пройти через ледопад Кхумбу, постоянно меняющуюся ледяную реку, которая стала одним из самых страшных и смертоносных объектов на маршруте. 5 апреля в ледопад накатила большая лавина, задела шерп из лыжной экспедиции.Шесть были потеряны. Это была самая страшная трагедия, постигшая общину шерпов после британской экспедиции 1922 года, и она подчеркивала, насколько опасной была работа, которую они выполняли на самом деле.


5. Небрежное руководство

Шерп через Shutterstock (Momentum)

В мае 2004 года 69-летний патолог из Александрии, штат Вирджиния, достиг вершины Эвереста через Юго-восточный хребет. Подъем был долгим и трудным, и Нильс Антезана нанял гида по имени Густаво Лиси, чтобы тот помог ему. Но по пути вниз Антезена потеряла ориентацию, возможно, страдая от отека мозга, и упала возле Балкона, на несколько сотен футов выше самого высокого лагеря.Хотя два шерпа попытались оживить его, они и Лиси в конце концов оставили доктора в снегу и продолжили разбивать лагерь. Лиси, который утверждал, что он «смертельно устал», не сообщил никому в лагере 4 о состоянии своего клиента. Когда на следующее утро альпинисты поднялись на гребень, Антезена исчезла. Хотя отношения между гидом и клиентом на Эвересте подверглись тщательной проверке и скептицизму, это был один из первых случаев, когда обвинения вышли за рамки простой небрежности и заявили о преступном поведении. Семейное расследование в конце концов прекратилось, но репутация Лиси была испорчена, и с тех пор эта история омрачила коммерческое восхождение на Эверест.


4. Смертельный спуск

Северная стена Эвереста через Shutterstock (Питер Захаров)

В 1998 году в возрасте 41 года уроженка Гавайев Фрэнсис Арсентьева стала первой американкой, которая достигла вершины Эвереста без дополнительного кислорода. Она поднялась по Северо-восточному хребту вместе со своим мужем Сергеем, но подъем взял свое. Спускаясь вниз, в темноте, пара разделилась. Когда Фрэнсис не появился в первом лагере, Сергей, который считал, что его жена опередила его, собрал кислород и лекарства и с рассветом снова поднялся на гребень, чтобы найти ее.Следующие 48 часов были мрачными даже по меркам Эвереста. Узбекская команда встретила Арсиентьева, обмороженного и полубессознательного, высоко на Северной стене. Они потратили час, пытаясь оживить и спасти ее, но в конце концов ушли.

Похожий инцидент произошел, когда Кэти О’Дауд и Ян Вудал столкнулись с Арсиентьевым во время подъема. И снова попытки оживить ее потерпели неудачу, хотя она была еще жива. К третьему дню проходящие альпинисты сообщили, что Арсентьев скончался. Рядом были веревка и ледоруб Сергея, но Сергея не было.Его тело было найдено много лет спустя, ниже на Северной стене, по-видимому, упавшим насмерть, пытаясь спасти свою жену.


3. Одинокий альпинист брошен умирать

Одинокий гималайский альпинист через Shutterstock (Ladynin)

В 2006 году одинокий британский альпинист по имени Дэвид Шарп стал центром одного из самых напряженных и затяжных споров в истории Эвереста. Рано утром 14 мая Шарп был обнаружен в коматозном состоянии в небольшой нише высоко на Северо-Восточном хребте. Он занимался альпинизмом в одиночку, лишь слабо связанный с малобюджетной экспедицией независимых альпинистов.Таким образом, никто не сообщил о его пропаже, и прошло несколько дней, прежде чем кто-либо смог даже выяснить, кто был альпинистом. Но его личность не имеет значения; Шарп не выжил бы, хотя в тот день его обошли около 40 с лишним альпинистов, и лишь немногие из них пытались оживить и переместить его.

Инцидент стал еще хуже неделю спустя, когда австралийский альпинист Линкольн Холл был спасен при, казалось бы, аналогичных обстоятельствах. Можно ли было сделать больше для спасения Шарпа? Нужно было сделать больше? Были ли у других альпинистов моральное обязательство помогать незнакомцу, который казался более близким к смерти, чем жизнь? СМИ ругались и ревели, показывая пальцами, обвиняя экспедиции с большими деньгами, которые прошли мимо британца.Но, как и многое другое, рассказ был полон сложных деталей и более глубоких объяснений. В конце концов, Шарп станет павшим главным героем одной из самых ярких и тревожных притч Эвереста.


2. Исчезают Мэллори и Ирвин

Восхождение на вершины через Shutterstock (Ladynin)

Экспедиция на Эверест 1924 года казалась многообещающей. Это была третья поездка Джорджа Мэллори, и он считал, что большую часть маршрута расшифровал; вершина действительно была в пределах его досягаемости. Он был полон решимости и не хотел возвращаться снова.Недостаток опыта его напарника, Эндрю «Сэнди» Ирвина, он компенсировал грубым атлетизмом и механическими навыками (он был экспертом по кислородной системе). В последний раз парочку видел 8 июня, около 13:00, Ноэль Оделл, товарищ по команде, который частично поднялся по Северной стене и во время разрыва облаков заметил, что «никто иной, как Мэллори и Ирвин… быстро движутся» к вершина до закрытия облаков.

Тело Мэллори было найдено в 1999 году, распростертое и хорошо сохранившееся высоко на Северной стене, сломанные кости указывали на смертельное падение.Ирвина так и не обнаружили. И, что, пожалуй, самое заманчивое, нет фотоаппарата Kodak Vestpocket, который, как известно, был у двух мужчин с собой. Хотя многие эксперты, похоже, приходят к выводу, что шанс, что Мэллори и Ирвин достигли вершины, невелик, тайна остается неизменной — как и периодические поиски камеры и дальнейших улик, которые она может содержать.


1. 1996

Темный день на Эвересте через Shutterstock (Вадим Петраков)

Только статистика — восемь погибших в результате одного шторма, включая гида и двух руководителей экспедиции; Всего за сезон — 12 — можно выделить 1996 год как худший год для Эвереста.Эта история была рассказана и пересказана множеством разных участников и с разных точек зрения, проливая больше света на этот ужасный эпизод в истории Эвереста, чем любой другой, включая ранние британские экспедиции. Выводы, особенно выводы Джона Кракауэра, который в то время работал по заданию Outside, не были положительными: коммерческая конкуренция и перенаселенность на верхней горе были корнем серьезных проблем и многих смертей. И это стало серьезным тревожным сигналом для тех, кто стремился развивать свой бизнес на Эвересте.

В результате многие экспедиции теперь сообщают о многочисленных улучшениях после того мрачного сезона. Связь стала более последовательной и надежной, в целом между экипировщиками стало больше сотрудничества, а инфраструктура продолжает улучшаться от базового лагеря до вершины. Это, конечно, не исключает проблем в будущем, даже еще одной крупной катастрофы. Но самые серьезные профессионалы на Эвересте в наши дни, похоже, изо всех сил стараются предотвратить это.

Невозможно забыть | Вне сети

Шарлотта Фокс, 49
Клиент, Горное безумие
Как и многие другие выжившие, Фоксу было трудно переварить немедленные последствия СМИ.«Все старались поступать правильно, высказывая свои чувства с самого начала, и многие из них были искажены», — говорит Фокс, лыжный патруль из Аспена, штат Колорадо, который дважды возвращался в Непал, но не на Эверест и который сейчас является членом правления Американского альпийского клуба. Поначалу Фокс была открыта для разговора об Эвересте, но с годами стала более сдержанной, по ее словам, когда она увидела, как слова и дела ее товарищей по альпинизму манипулируются в печати. «Пресса подумала о сюжете, а затем либо создала собственную версию, либо тщательно подобранные комментарии и использовала их полностью вне контекста.Многие люди чувствовали себя обожженными всем процессом », — говорит она. Но Фокс высоко оценивает Into Thin Air. «Я рад, что книга Кракауэра стала самым популярным и окончательным заявлением о событиях, потому что он действительно пытался выяснить факты».

Доктор Сиборн Бек Уэзерс, 59
Клиент, консультанты по приключениям
Уэзерс, владелец одной из самых фантастических историй выживания в истории Эвереста, хочет оставить гору позади себя.«Я стараюсь избегать интервью, связанных с Эверестом», — говорит патологоанатом из Далласа, который потерял большую часть обеих рук и часть носа из-за обморожения после того, как временно ослеп на горе, потерял сознание и был брошен умирать. Тем не менее, Уэзерс не избегает полностью рассказывать об этом опыте. Он регулярно пользуется спросом в системе мотивационной речи, где основной идеей его лекций является убежденность в том, что Эверест изменил его жизнь к лучшему, заставив его пересмотреть свои приоритеты и сблизив его с семьей.По его собственному признанию, его одержимость альпинизмом сказалась на его семейной жизни еще до того, как он отправился на Эверест. «Как хороший хоббит, я стараюсь не иметь приключений», — говорит он сейчас о своей жизни. Нельзя сказать, что у него нет хобби. «Бек недавно сказал мне, что станет лицензированным пилотом», — говорит Лу Касишке, альпинист 1996 года, который поддерживает связь со своим бывшим товарищем по палатке в лагере IV. «А потом, чтобы мне не пришлось это говорить, он сказал:« Неплохо для парня без рук, а? »«

Д-р Кен Камлер, 58
Врач-альпинист, группа National Geographic
Камлер вспоминает, что, продолжая лечить раненых высоко на горе, он слышал, как над облаками летят самолеты, что на Эвересте и получил радиозвонки из базового лагеря и рассказал ему, что эта история стала заголовком во всем мире.«Честно говоря, меня раздражало, что мы превращаемся в спектакль», — вспоминает он. «Вот мы были в ловушке на горе с тяжелобольными людьми, и над нами летали самолеты и писали новости. Мне хотелось сказать: «Если ты не можешь нам помочь, просто убирайся отсюда». Когда он спустился, он остался разочарованным. «За вами приходит много средств массовой информации, — вспоминает он, — и это сложно, потому что вы хотите собраться с мыслями, а они не дают вам такого шанса». Камлер, который живет в Порт-Вашингтоне, штат Нью-Йорк, понимает разнообразие историй, рассказанных выжившими в 1996 году.«Сразу же, спускаясь с горы, — говорит он, — у всех были разные представления о том, что произошло и кто что сделал. Каждый видел и запоминал вещи по-своему ». Но он более критично относится к тому, как разворачиваются некоторые сюжетные линии, особенно к очернению Сэнди Хилла. «Любой, кто поднимается на высоту 26 000 футов и даже может попасть в беду, является довольно хорошим альпинистом», — говорит Камлер.

Анг Дорджи (Чхулдим), 36
Шерп, консультанты по приключениям
Хотя он был потрясен мыслями о том, что он мог бы сделать иначе в тот ужасный 36-часовой период, в течение которого он предпринял смелую, но тщетную попытку подняться обратно до Ступени Хиллари, чтобы помочь Робу Холлу. В следующем году Анг Дорджи вернулся к работе на Эвересте.В 2002 году, после встречи с американским лингвистом Мишель Грегори в базовом лагере Эвереста, он переехал в США. Через год пара поженилась, и теперь у них двое детей. Но каждую весну Энг Дорджи возвращается на Эверест; в мае этого года он совершил удивительную 11-ю поездку на вершину. Хотя его профессиональная жизнь по-прежнему вращается вокруг горы, он старается не обсуждать восхождение 96 года. «Так много людей снова и снова задают одни и те же вопросы», — говорит он. «Кроме того, мне становится грустно».

Д-р Стюарт Хатчисон, 44
Клиент, консультанты по приключениям
«Я чувствовал, что единственное, что нужно сделать, — это просто оставить это место семьям погибших, чтобы получить свое место», — говорит Хатчисон, который в основном избегал публично говорить об Эвересте.Тем не менее, он обнаружил, что не может полностью уйти от этой истории или не дать своей семье и друзьям услышать о ней с других сторон. «Был период огорчения, когда я слышал, что было сказано здесь и что было сказано там», — вспоминает он. «Во всем этом впечатляла какая-то субъективность». Хатчисон, кардиолог из Торонто, утверждает, что характеристика Кракауэром его как начинающего альпиниста (на самом деле, он пытался покорить Эверест двумя годами ранее) привела к некоторым странным встречам.«В течение следующих пяти лет люди подходили ко мне и говорили:« Ну, ты не заслужил быть там, потому что никогда раньше не лазил », потому что именно это они читали. Когда я пытался объяснить это, на самом деле, у меня был довольно большой опыт заранее, они говорили: «Нет, ты не знал». «

Пит Атанс, 49
Гид, Alpine Ascents International
«Меня совсем не беспокоили какие-либо средства массовой информации», — говорит Атанс, профессиональный гид, который находился на высоте 24 000 футов, готовясь к собственному штурму вершины. с другим гидом по альпийским восхождениям Тоддом Берлесоном и их клиентами, когда надвигалась буря.Атанс и Берлесон координировали эвакуацию с Южного седла и спустили почти выведенных из строя Бека Уэзерс и Макалу Гау с горы. «Большинство писателей, режиссеров и журналистов, с которыми мы говорили, были чрезвычайно сочувствующими», — говорит он. «Наша мотивация спасти раненых, казалось, окружила нас с Тоддом ореолом». Хотя его хвалили за его героизм, Атанс видел, как индустрия пострадала от последствий. «Было мнение, что мы получаем рекордные прибыли от наших незадачливых клиентов и попираем окружающую среду», — говорит он.«Нет ничего более неправдивого». Что касается долгосрочного наследия катастрофы, Атанс остается неоднозначным. «Я сомневаюсь, что уроки, которые мы извлекли в том году, получили распространение».

Лу Касишке, 64
Клиент, консультанты по приключениям
«История быстро превратилась из личной истории в публичную, и вы начали видеть другие взгляды на вещи», — говорит Касишке, Добрый Харт. , Мичиган, поверенный, который вернулся домой с Эвереста и обнаружил, что грузовики теленовостей припаркованы на его подъездной дорожке.«Но это восходит к тому факту, что каждый из нас видел и пережил событие с разных точек зрения. Каждый из нас сидел на разных местах на стадионе Эвереста ». Он также обнаружил, что освещение в СМИ повлияло на его профессиональную идентичность. «Я прошел путь от корпоративного юриста, автора книги по корпоративному праву, генерального директора компании и репутации, которая была результатом десятилетий профессиональной работы и достижений, — говорит он, — до того, как меня знали как« один из тех парней на Эвересте ». Как и многие другие, он был разочарован тем, как рассказали об этой истории.«СМИ стали жертвами критиков, движимых повесткой дня, и они зациклились на раннем восприятии того, что пошло не так, и так и не смогли преодолеть это».

Эверест Фильм против правдивой истории катастрофы на Эвересте 1996 года

Восхождение на Эверест было самой большой ошибкой, которую я когда-либо делал в своей жизни. Я бы хотел, чтобы я никогда не уходил. Я много лет страдал от посттравматического стрессового расстройства и до сих пор страдаю от того, что случилось. Я рад, что написал об этом книгу. Но знаете, если бы я мог вернуться и пережить свою жизнь заново, я бы никогда не поднялся на Эверест. — Джон Кракауэр, HuffPost Live , 13 августа 2015 г.

Расспрашивая историю:

Действительно ли Роб Холл звонил своей жене незадолго до смерти на Эвересте?

Как и в фильме, Роб Холл разговаривал со своей женой по радио через спутниковое соединение, подключенное Хелен Уилтон из кемпинга на склоне горы примерно в 8000 футах под ним. Он провел ночь во время метели на обнажении, которое находилось примерно на 400 футов ниже вершины Эвереста на высоте 29 029 футов. В одиночестве в сурово-холодном, почти бескислородном воздухе, Холл смирился с осознанием того, что он умрет.Как и в фильме Everest , правдивая история подтверждает, что после того, как он назвал своего будущего ребенка «Сарой», он сказал своей жене Ян: «Я люблю тебя. Спи спокойно, моя дорогая. Пожалуйста, не волнуйся слишком сильно». Это был последний раз, когда кто-то слышал о Холле. -TIME.com

Понимая, что он был близок к смерти, Роб Холл (в центре справа) попрощался со своей женой Джен (в центре слева) по спутниковому телефону, когда он все еще был близок к вершине. Кира Найтли (вверху слева) и Джейсон Кларк (внизу справа) изображают Яна и Роба Холла в фильме Everest (справа).

На каких аккаунтах основан фильм Everest ?

Ни одна книга или отчет не были названы источником вдохновения для сценариев Уильяма Николсона и Саймона Бофоя, но в пресс-материалах к фильму упоминается как бестселлер Джона Кракауэра « Into Thin Air: A Personal Account of the Mt. Катастрофа на Эвересте и Бек Уэзерс «Брошенные на смерть: мое путешествие домой с Эвереста ». Кракауэр — журналист / альпинист, работавший по заданию журнала Outside в составе команды консультантов по приключениям Роба Холла.Он изображается Майклом Келли в фильме Everest . Джош Бролин играет Уэзерса, патологоанатома из Далласа.

Сколько людей погибло во время катастрофы на Эвересте в 1996 году?

Восемь человек погибли во время катастрофы на Эвересте, произошедшей 10-11 мая 1996 года. Погибли Скотт Фишер, Роб Холл, Энди Харрис, Дуг Хансен, Ясуко Намба, Цеванг Саманла, Дордже Моруп и Цеванг Палджор. Проверяя факты из фильма Everest , мы узнали о неопознанном трупе, известном как Зеленые сапоги (на фото ниже), который, как принято считать, был Цевангом Палджором, одним из восьми человек, погибших в катастрофе на Эвересте.Палджор был констеблем Индо-тибетской пограничной полиции и участвовал в экспедиции из трех человек, которая пыталась стать первой индийской командой, достигшей вершины Эвереста по северо-восточному маршруту. Он был одет в зеленые ботинки Koflach в тот день, когда его команда взошла на вершину в 1996 году.

Альпинисты привыкли проезжать мимо трупов на Эвересте, в том числе неопознанный альпинист, известный как Зеленые сапоги, которым, как полагают, является Цеванг Палджор (врезка), жертва атаки 1996 года. стихийное бедствие.

Что такое зона смерти Эвереста?

«Зона смерти» — это общий термин, используемый для описания области горы выше 8000 метров или примерно 26000 футов, где человеческое тело больше не может акклиматизироваться и просто начинает умирать.Независимо от того, сколько тренировок, без дополнительного кислорода нельзя провести более 48 часов в зоне смерти, регионе, который можно найти только на 14 горах по всему миру, включая Эверест. Уровень кислорода там составляет примерно одну треть от значения на уровне моря, что в общих чертах означает, что человеческое тело исчерпает запасы кислорода быстрее, чем дыхание может его восполнить. Это влияет на психическое и физическое состояние, что приводит к тому, что альпинисты испытывают галлюцинации, ухудшение функций тела, потерю сознания, ощущение медленного удушья и, наконец, смерть. -Gizmodo.com

Сколько тел осталось на Эвересте?

Изучая правдивую историю Everest , мы узнали, что сегодня на Эвересте осталось более 150 тел. Почти все они находятся в Зоне Смерти, где из-за таких суровых условий возвращение тел превращается в суицидальную попытку. Инспектор полиции Непала и шерп усвоили этот урок на собственном горьком опыте, когда они упали насмерть, пытаясь вернуть тело Ханнелоре Шматц в 1984 году.Ханнелора умерла от истощения в 1979 году, когда она была всего в ста метрах от лагеря IV. В течение многих лет альпинисты, идущие по южному маршруту, могли видеть тело Ханнелоры, сидящее прямо напротив ее рюкзака, с открытыми глазами и каштановыми волосами, развевающимися на ветру. В конце 1990-х сильные зимние ветры наконец сметали останки Ханнелоре за край и вниз по стене Кангшунг. -Macleans.ca

Хотя некоторые из этих обреченных альпинистов навсегда потерялись в трещинах или были унесены с горы в пустоту, многие все еще остаются, мумифицированные и замороженные во времени.Одна такая область прямо под вершиной стала известна как Долина Радуги из-за количества трупов, все еще одетых в свои красочные альпинистские куртки. -Gizmodo.com


На этой карте отмечены ключевые области и возвышенности Эвереста, включая лагеря, Зону смерти и Вершину.

Неужели Бек Уэзерс действительно чуть не упал при переходе по лестнице?

Да, но фильм Everest немного драматизирует ситуацию. В фильме герой Джоша Бролина теряет равновесие на лестнице, когда рядом разворачивается лавина.Пока он держится за свою жизнь, Роб Холл (Джейсон Кларк) выходит, чтобы спасти его. Джон Кракауэр, автор книги Into Thin Air , просто заявил, что и Бек Уэзерс, и Ясуко Намба несколько раз «казалось, что им грозит опасность упасть с лестницы и упасть в расселину». Сам Уэзерс писал, что движение по опасным лестницам движущегося ледопада Кхумбу похоже на «муравей, застрявший на дне ледогенератора» ( Left for Dead ). Посмотрите кадры, как настоящие альпинисты пересекают лестницы ледопада Кхумбу.

Был ли Бек Уэзерс (которого в фильме сыграл Джош Бролин) действительно бросили умирать?

Да, дважды. Сначала все пошло не так с патологоанатомом из Далласа Беком Уэзерсом, когда из-за большой высоты и продолжительного воздействия ультрафиолетового излучения его глаза ослепли, которые недавно были изменены с помощью радиальной кератотомии (предшественницы LASIK). Вместо того, чтобы подняться на вершину, он в конце концов решил спуститься и ослаб во время шторма. Анатолий Букреев прибыл позже, чтобы помочь, но Уэзерс и японская альпинистка Ясуко Намба были без сознания и, похоже, их уже не спасти.Их оставили умирать. На рассвете прибыли Стюарт Хатчисон и два шерпа, чтобы оценить статус Уэзерс и его коллеги-альпиниста Ясуко Намбы. Они пришли к выводу, что оба были близки к смерти, и решили оставить их, полагая, что они не переживут спуск.

«Я проснулся в снегу, открыл глаза, и прямо передо мной была моя правая рука без перчатки, которая явно была мертва», — вспоминает Уэзерс. «Это было похоже на мраморную скульптуру руки. Я ударил ее по льду и понял, что так много моих тканей было мертвым, я не чувствовал никакой боли.Это произвело изумительный эффект сосредоточения моего внимания. У меня было врожденное ощущение, что, если бы кавалерия пришла меня выручить, она бы уже была там. Я понял, что если я не встану, я проведу вечность на этом месте ». Как и в фильме, Уэзерс думал о своей семье в качестве мотивации.

Уэзерс направился в лагерь IV. Когда он прибыл, его руки были заморожены и выглядели как труп (на фото ниже), его щеки и нос были черными и напоминали твердый пепел.Однако он был жив. После эвакуации ему ампутировали правую руку на полпути между запястьем и локтем. Его большой палец и все четыре пальца левой руки были удалены, а также части обеих ног. Его нос ампутировали, а на лбу вырос новый нос, в который вошли ткани из уха. -TIME.com


Сотрудник-альпинист и доктор Кен Камлер лечит замороженную правую руку Бека Уэзерс во время катастрофы на Эвересте 1996 года. Врезка (вверху справа): мертвые обмороженные пальцы и большой палец левой руки Бека Уэзерс, которые позже были удалены.

Какая температура на вершине Эвереста?

Альпинисты обычно совершают восхождение на вершину Эвереста 29 029 футов в течение двухнедельного окна в мае, когда условия самые лучшие. Затем температура вокруг вершины Эвереста может повыситься в среднем до -4 градусов по Фаренгейту, по сравнению со средним значением -31 градус по Фаренгейту в течение нескольких месяцев, когда усиливаются ветры.

Mt. Эверест настолько высок, что вершина фактически выступает в стратосферу, где реактивные течения создают ветры со скоростью 100+ миль в час в течение большинства месяцев, а температура может опускаться до -76 градусов по Фаренгейту.Один только ветер может легко отправить альпинистов на смерть. В феврале 2004 года на вершине была зафиксирована рекордная скорость ветра 175 миль в час. Для сравнения: ураган 5-й категории имеет скорость ветра более 157 миль в час. -PopularMechanics.com

Почему в день катастрофы на Эвересте на вершине было так много альпинистов?

Как указано выше, каждый год в мае есть только короткое двухнедельное окно, когда условия для лазания самые лучшие.В 1996 году случился необычно поздний и сильный снежный покров, который не позволил якам добраться до базового лагеря, в результате чего множество альпинистов совершили восхождение сразу после того, как яки смогли доставить припасы в лагерь. Это, в сочетании с растущей коммерциализацией экспедиций на Эверест, привело к тому, что около 33 альпинистов попытались покорить Эверест 10 мая 1996 года, создав узкие места на Ступени Хиллари, последнем препятствии перед достижением вершины (см. Кадры реальных альпинистов, покоряющих Ступень Хиллари и достигнув вершины).Эти узкие места усугублялись тем фактом, что шерпы и гиды еще не установили фиксированную веревку, из-за чего альпинистам приходилось ждать примерно час, пока веревки были установлены. Это произошло как на Ступени Хиллари, так и ниже у Балкона. В результате многие из альпинистов не достигли вершины к 14:00 по времени разворота, что является последним безопасным временем, чтобы вернуться в лагерь IV до наступления темноты. — В тонкий воздух

Почему шерпы не разместили фиксированные стропы заранее, чтобы сэкономить часы на подъеме?

Шерп из команды Роба Холла и еще один из команды Скотта Фишера должны были выйти пораньше, чтобы прикрепить веревки к скалам и льду, чтобы помочь альпинистам быстро пройти самые сложные участки.Однако шерпа Скотта Фишера, Лопсанг Джангбу, так и не появился, а шерпа Роба Холла отказался работать в одиночку. Лопсанг был занят буксировкой журналистки и светской львицы Сэнди Питтман на короткой веревке. Джон Кракауэр, товарищ по скалолазанию и автор Into Thin Air , говорит, что для Скотта Фишера было «чрезвычайно важно», чтобы Сэнди добралась до вершины. «Вы не можете купить такую ​​рекламу», — говорит Кракауэр. — Дата

Действительно ли жена Бека Уэзерс Пич звонила, чтобы найти вертолет, чтобы взлететь на Эверест и спасти ее мужа?

Да.Как и в фильме Everest , подлинная история показывает, что Пич Уэзерс сыграла важную роль в организации спасения ее мужа на вертолете. Она заручилась поддержкой своих друзей и знакомых мам, которые начали звонить всем, кого могли придумать. Они связались с сенатором США Кей Бейли Хатчисон из Техаса и Томом Дэшлом, лидером демократического меньшинства в Сенате. Дашл призвал Государственный департамент действовать, и они связались с Дэвидом Шенстедом в посольстве в Катманду. После того, как несколько пилотов отказали Шенстеду, непальская женщина, с которой он работал, рекомендовала подполковника Мадана Хатри Чхетри, пилота непальской армии, который, как она подозревала, мог принять вызов, и он согласился. -DMagazine.com

В результате усилий Peach Weathers подполковник Мадан К. рискует своей жизнью, чтобы посадить вертолет возле лагеря I на Эвересте, чтобы спасти мужа Пич Бека Уэзерс.

Было ли спасение Бека Уэзерс вертолетом самым высоким из когда-либо завершенных?

В то время, когда в 1996 году вертолетное спасение Бека Уэзерс и тайваньского альпиниста Макулу Гау с высоты ледопада Эвереста на высоте 19 860 футов непальским подполковником Маданом Хатри Чхетри было самым большим спасением, когда-либо завершенным, и оно также установило рекорд для самая высокая вертолетная площадка ( NationalGeographic.com ). Альпинисты пытались очистить зону приземления, используя Kool-Aid, чтобы отметить на снегу букву «X» (в фильме они используют Gatorade). Вертолет сделал круг и в конце концов приземлился, но, в отличие от того, что показано в фильме, Уэзерс уступил свое место Макулу Гау, который был в худшем состоянии. «В то время казалось, что это нужно делать», — говорит Уэзерс. «Когда тот вертолет взлетел с Макулу в нем, я должен сказать вам, что мое настроение было у меня под ногами, потому что я не думал, что он вернется.«К счастью, пилот смог вернуться в Уэзерс после высадки с Гау.

Изучив факты из фильма Эверест , мы узнали, что в 2010 году три альпиниста из испанской экспедиции были спасены по длинной веревке с высоты 22 900 футов. на горе Аннапурна в Непале ( Outside Online ). Рекорд по самой высокой посадке вертолета был побит в 2005 году, когда летчик-испытатель Дидье Делсалле посадил свой вертолет AS350 B3 с турбонаддувом на вершине горы Эверест ( NationalGeographic.com ).


Внизу: Обмороженное лицо Бека Везерса (слева) видно после его спасения. Позже ему ампутировали нос (справа). Вверху: Реконструированный нос Бека Везерса, его протез правой руки и ампутация большого и пальцев левой руки очевидны.

Кто такой шерпа?

В ходе нашего расследования правдивой истории фильма Everest мы узнали, что шерпа — это этническая группа людей из самой гористой области Непала, включая Mt.Эверест. Это очень опытные альпинисты, хорошо знающие местность. Термин шерпа обычно используется иностранцами для обозначения любого гида, помощника по скалолазанию или носильщика, которому платят за сопровождение альпинистов во время альпинистских занятий в Гималаях. Шерпы — в основном хранители горы и способствуют поддержанию маршрутов к вершине. Уникальные способности шерпа к лазанию частично объясняются тем, что они генетически адаптировались к жизни на больших высотах.В фильме Everest было задействовано 11 реальных шерпов.

Сбитый с толку Энди Харрис по ошибке сказал Робу Холлу, что все кислородные баллоны пусты?

Да. Находясь в агонии гипоксического слабоумия, Энди Харрис по радио сказал Робу Холлу, что он находился в кислородном тайнике на Южной вершине, но все баллоны были пусты. Роб был высоко на гребне вершины, пытаясь помочь Дагу Хансену, который отчаянно нуждался в кислороде. Энди был сбит с толку и сам был в плохой форме, не понимая, что на самом деле в тайнике Южной вершины было два полных бака.Майк Грум попытался связаться с Робом по рации, чтобы исправить ошибку Энди, но его радио работало со сбоями. -В тонкий воздух

Энди Харрис ушел с Южной вершины до своей смерти?

Да, считается, что Энди Харрис (изображенный Мартином Хендерсоном в фильме Эверест ) ушел с Южной вершины во время шторма, когда он был дезориентирован из-за последствий высотного отека мозга (HACE). Он, по-видимому, исчез в районе Южного саммита, недалеко от того места, где был найден его ледоруб, а также там, где исчез Дуг Хансен.Возможно, Энди решил снова подняться наверх, чтобы помочь Робу Холлу с больным Дугом Хансеном. Тела Энди Харриса и Дуга Хансена до сих пор не обнаружены. -A Day to Die For

HACE возникает, когда тело не может акклиматизироваться на больших высотах, например, в зоне смерти Эвереста. Дезориентация, тошнота, летаргия и, в конечном итоге, кома и смерть могут возникнуть у альпинистов, страдающих от HACE.

Что именно привело к смерти Скотта Фишера?

Личный друг и клиент Скотта Фишера Дейл Круз страдал от высотной болезни и, возможно, от HACE в лагере I (19898 футов).Фишер решил спуститься из лагеря II (21 325 футов), чтобы отвезти Крузе обратно в базовый лагерь (17 500 футов) для лечения. На следующее утро Фишер совершил подъем на 4000 футов, чтобы присоединиться к своей команде в лагере II. У него не было достаточного времени для отдыха перед тем, как на следующий день отправиться в лагерь III (24 500 футов) со своей командой. Его восхождение в лагерь III было медленным, и когда более 50 альпинистов отправились в лагерь IV (25 938 футов) утром 9 мая, Фишер ушел одним из последних.

Отправляясь на вершину (29 029 футов) незадолго до полуночи, Скотт Фишер прибыл туда только в 15:30, намного позже 14:00, чтобы безопасно вернуться в лагерь IV до наступления темноты.Он связался по рации с базовым лагерем и сказал, что устал и плохо себя чувствует. Он спустился в метель чуть выше Балкона (27,559 футов), приказав шерпу Лопсангу Джангбу спуститься без него и отправить Анатолия Букреева на помощь. Страдая от гипоксии (недостатка кислорода) и, скорее всего, отека мозга, Скотт Фишер сел в пути, чтобы никогда больше не вставать. Когда шторм утих 11 мая, на помощь прибыли два шерпа, но было уже слишком поздно. Его дыхание было поверхностным, и он не отвечал.Они надели ему на лицо кислородную маску и оставили в покое. Он умер до того, как до него добрался Анатолий Букреев. Букреев привязал рюкзак Фишера к лицу и убрал тело друга с маршрута восхождения ( The Climb ). Он все еще остается на горе.

Эверест — самая высокая гора в мире?

Гора Эверест — самая высокая гора в мире над уровнем моря, ее высота составляет 29 029 футов (это значение может варьироваться в зависимости от критериев измерения). Однако Мауна-Кеа, спящий вулкан на Большом острове Гавайи, является самой высокой горой в мире, если измерять от ее основания ниже уровня моря, она поднимается примерно на 33 474 фута от дна Тихого океана.

Почему журналист Джон Кракауэр хотел подняться на гору. Эверест?

«Я поднялся по неправильной причине», — говорит Джон Кракауэр, автор книги Into Thin Air . «В детстве я всегда хотел этим заниматься … Я был в разорении, работал журналистом-фрилансером и получал хорошие деньги, но на самом деле я бы заплатил деньги, чтобы поехать в эту поездку. Я хотел подняться на Эверест, потому что это Эверест. Я не привык, чтобы меня направляли. Чтобы меня направляли, вы отстаиваете свое собственное решение, свое собственное суждение, вы слушаете, что капитан корабля приказывает вам делать, и у вас есть сделать это.В противном случае система не работает ». Кракауэр также говорит, что ему было очень неудобно, что шерпы рискуют ради него.« Эверест — совсем другая гора, чем все остальное », — добавляет он. -HuffPostLive Jon Krakauer Interview

Не украл ли Роб Холл журналиста Джона Кракауэра у Скотта Фишера?

Да, по большей части. Джон Кракауэр, журналист по заданию из журнала Outside , изначально планировал подняться вместе со Скоттом Фишером и его командой Mountain Madness.Однако Роб Холл согласился снизить гонорар журнала Outside до уровня ниже стоимости места Кракауэра в команде консультантов по приключениям Холла. Это не было полной потерей для Скотта Фишера, который увез Сэнди Хилла Питтмана, богатого светского человека и бывшего редактора моды, который работал с NBC Interactive Media, чтобы транслировать журнал и ежедневный видеоблог обратно на веб-сайт для школьников в Соединенных Штатах. ( EverestNews.com ).

Было ли тело Роба Холла найдено членами экспедиции IMAX?

Да, правдивая история Everest показывает, что альпинисты из экспедиции IMAX обнаружили тело Роба Холла на пути к вершине 23 мая 1996 года, примерно через 12 дней после смерти Холла от воздействия.Команда IMAX, в которую входили Эд Виестурс и Дэвид Бришерс, снимала документальный фильм 1998 года Everest . Во время катастрофы фильм находился в производстве, но съемки были отложены, так как команда IMAX последовала за Эдом Виестурсом на гору, чтобы помочь застрявшим альпинистам, в том числе Беку Уэзерсу. Команда IMAX также наткнулась на тело Скотта Фишера.

Роб Холл (слева), отказавшись покинуть своего коллегу-альпиниста Дуга Хансена, погиб недалеко от вершины. Джейсон Кларк (справа) изображает Роба Холла в фильме Everest .

Были ли более ужасные бедствия на Эвересте с 1996 года?

Да. При проверке фактов Everest мы узнали, что две недавние катастрофы на горе унесли больше жизней. Катастрофа на Эвересте 1996 года унесла восемь жизней и была самым смертоносным днем ​​в зарегистрированной истории Эвереста до 2014 года, когда в результате схода лавины погибли 16 непальских гидов. Это число было больше всего в 2015 году, когда землетрясение в Непале вызвало сход лавин на Эвересте, в результате чего погибло 18 человек.

Были ли сняты еще какие-нибудь фильмы о катастрофе на Эвересте 1996 года?

Да. Созданный для телевидения фильм 1997 года « В тонком воздухе: Смерть на Эвересте » также был основан на книге « В тонком воздухе » Джона Кракауэра, журналиста и альпиниста, который был пойман в разгаре катастрофы на Эвересте в 1996 году. задание на Внешний журнал. Кракауэр был частью экспедиции Консультантов по приключениям Роба Холла.

1996 Everest Disaster Интервью и сопутствующие видео

Более подробно исследуйте реальную историю Everest с помощью видео ниже, включая интервью с Джоном Кракауэром, в котором он говорит, что восхождение на Эверест было самой большой ошибкой в ​​его жизни.



Ссылка для получения дополнительной информации:

Эд Виестурс — Эверест, 1996 —

Выдающийся высотный альпинист Америки анализирует решения, принятые в 1996 году — тогда это был самый смертоносный сезон в истории Эвереста.

Адаптировано из книги Эда Виестурса с Дэвидом Робертсом по книге «Нет коротких путей к вершине»; опубликована в октябре 2006 года издательством Broadway Books, подразделением компании Random House, Inc. Эта статья была первоначально опубликована в сентябрьском выпуске журнала National Geographic Adventure за 2006 год.

Той весной на южной стороне Эвереста было больше альпинистов, чем когда-либо прежде. Была тайваньская команда из 13 человек; южноафриканская команда из 21 человека; группа из девяти британских, датских и финских альпинистов; американская команда из шести человек; и индивидуальный швед по имени Йоран Кропп, который надеялся войти в историю, проехав на велосипеде до Эвереста и обратно из Швеции и поднявшись на гору в одиночку. Завершали толпу наша экспедиция IMAX из 12 человек и две большие группы клиентов с гидом во главе с моими хорошими друзьями и бывшими партнерами по восхождению на Гималаи Скоттом Фишером и Робом Холлом.Команда Скотта Mountain Madness насчитывала 23 человека; Группа консультантов по приключениям Роба, 25.

Было здорово снова пообщаться со Скоттом и Робом. У меня остались теплые воспоминания о том, как мы вместе с Робом руководили Эверестом в 94 и 95 годах, и о наших совместных восхождениях на Чо-Ойю, Лхоцзе, Макалу и Гашербрум II. И мы со Скоттом установили прочную связь во время нашей совместной эпопеи на К2 в 1992 году — это было самое близкое, что я когда-либо мог быть убитым в горах. Как будто все мои лучшие товарищи по альпинизму собрались на встречу.

В то же время все мы, работавшие над IMAX-командой режиссера Дэвида Бришира, были серьезно обеспокоены толпой претендентов на Эверест, собравшейся в базовом лагере. С эстетической точки зрения это создало проблему для создания нашего фильма — мы не хотели, чтобы зрители видели кадры десятков скалолазов, бродящих на заднем плане, и задавались вопросом: «Кто, черт возьми, эти люди?» Но это также создает настоящую дилемму безопасности. Самая открытая и опасная часть всего маршрута Южного седла поднимается высоко, на последнем гребне, в сложных местах, таких как Ступень Хиллари, всего в 250 футов (76 метров) ниже вершины.Слишком много скалолазов, натянутых вдоль этого гребня, могут создать узкое место, когда самые медленные клиенты будут диктовать темп всем остальным.

Роб запомнил 10 мая как день для восхождения на вершину. В прошлом это свидание было для него удачным. Каждую весну есть окно, период спокойных, в основном ясных дней, который случается, когда ежегодный муссон, поднимающийся из Индии, вытесняет воздух перед собой и отталкивает реактивную струю от Эвереста. В некоторые годы это окно открывается в начале мая, в другие — не раньше конца мая.По опыту Роба, 10 мая было примерно посередине этого окна. Но, оглядываясь назад, может быть, он слишком жестко сосредоточил свои взгляды на произвольной календарной дате.

Роб и Скотт были друзьями, но они также были соперниками. Итак, как только Роб выбрал 10 мая, Скотт выбрал ту же дату. Между тем, без ведома кого-либо из них, тайваньская команда тоже решила присоединиться к ним. Это означало, что 10 мая огромная толпа — 40 или более альпинистов — собиралась на вершину с Южного седла.Во время одной из встреч руководителей групп в базовом лагере было решено, что наша команда IMAX постарается выбраться на один день раньше толпы. Если все пойдет хорошо, мы поедем на вершину 9 мая — в этот день у нас будет верхняя гора, что идеально подходит для съемок Дэвида.

К вечеру 7 мая мы расположились в лагере III на стене Лхоцзе на высоте 24000 футов (7315 метров). План состоял в том, чтобы на следующий день подняться в лагерь IV на Южном седле, а затем на вершину 9 мая. Орда других альпинистов — в основном команды Скотта и Роба — последует за нами только на день позже, так что нам нечего было шевелить. комната в нашем расписании.Пока мы были в Лагере III, они копали в Лагере II, в Западном Квм, всего на 2800 футов (853 метра) ниже нас. В тот вечер мы были очень взволнованы. Год планирования и упорной работы принесет свои плоды в следующие два дня. Однако на прошлой неделе я пристально следил за погодой. Каждый день облака поднимались высоко. А на гребне вершины было слишком ветрено. Это волшебное окно спокойных и ясных дней еще не настало.

8 мая, когда мы проснулись в лагере III, мне это просто не понравилось.Я обсуждал это с Дэвидом и помощником режиссера Робертом Шауэром (сам великий скалолаз). Все мы трое были единомышленников. Условия были нормальные, но не самые лучшие. Если бы мы собирались не только совершить восхождение, но и получить хорошие кадры с помощью громоздкой камеры IMAX, нам нужна была наилучшая погода, которую мы могли получить. У нас будет только один выстрел. Мы с Дэвидом согласились: в лагере II у нас было много снаряжения и еды. До наступления сезона дождей оставалось еще как минимум две, а то и три недели.Мы были бы идиотами, если бы заставили его уйти сейчас, в ненастную погоду. Решение было единодушным. Мы вернемся в лагерь II и будем ждать там.

Итак, 8 мая, вместо того, чтобы подниматься к Южному седлу, мы спустились по закрепленным канатам. Вскоре мы столкнулись с командами Роба и Скотта, приближавшимися к нам. Оба руководителя командировок спросили меня: «Что вы, ребята, делаете?» Я ответил: «Спускаюсь. Это просто нехорошо». Конечно, их удивленная реакция заставила нас сомневаться в себе. Мы упустили один хороший шанс на вершину? Тем не менее, я уже видел вершинную лихорадку раньше.Если восемь скалолазов поднимаются, они тянут с собой еще десять. Настроение такое: «Сегодня идет такой-то? Ну, мы тоже должны идти». Но на Эвересте вы должны принимать собственные решения.

Там, на стене Лхоцзе, когда мы пересекались на закрепленных веревках, я пожал руки Робу и Скотту, крепко обнял их и сказал что-то вроде «Удачного путешествия. Будьте осторожны». Обняв меня в ответ, Роб сказал: «Увидимся внизу, приятель». Я ответил: «Я куплю тебе пива, когда мы оба спустимся».

На следующее утро, 10 мая, мы знали, что команды Роба и Скотта должны были выйти из Южного седла около полуночи, чтобы отправиться на вершину.Этот день выдался прекрасным, так что у них не было причин не поехать. В лагере у нас был телескоп, чтобы следить за прогрессом альпинистов. Хотя у нас не было прямого радиосвязи с командами наверху, мы могли поговорить с моей женой Полой, которая работала менеджером нашего базового лагеря, и получить их отчеты из вторых рук.

Около 14:00 (стандартное время оборота в день восхождения на Эверест) — мы могли различить альпинистов, разбросанных по высокому гребню через телескоп — они выглядели как маленькие красные и желтые пятнышки, выстроенные в линию, ожидая своей очереди, чтобы подняться на Ступень Хиллари.Вызывало тревогу, сколько времени эти пятнышки стояли неподвижно, не двигаясь. Пробка действительно начала приносить вред.

К тому времени несколько человек достигли вершины, но подавляющее большинство все еще поднималось. Глядя в телескоп, я пробормотал вслух, как будто эти безымянные пятнышки могли меня услышать: «Ребята, вы ушли в полночь. Сейчас два часа! Будет три или четыре, прежде чем вы доберетесь до вершины». Затем, когда я наблюдал за почти неподвижной процессией, мое настроение испортилось.«Чуваки, что вы делаете? Просыпайтесь! Ребята, поворачивайтесь, поворачивайтесь», — убеждал я.

Затем разразился большой шторм. Вершина исчезла, облака спустились, поглощая все больше и больше верхней горы, пока, наконец, наша видимость перестала быть видимостью даже ниже Южного седла. Все это время на высоте все разваливалось. Радиобатареи начали умирать. О том, что происходило, было мало слов. В лагере II мы просто сидели в своих палатках, ждали и ждали, и все мы с каждой минутой становились все мрачнее.Это было не раньше 22:00. что у нас есть новости. Паула связалась с нами по радио и сказала: «Только половина людей, которые покинули Южное седло сегодня утром, вернулись». Мы выругались вслух. Я попытался представить себе кошмар, который, должно быть, разворачивается там наверху. Ветрено, темно, очень холодно, и мы знали, что у всех уже закончился баллонный кислород.

В лагере II команда Роба установила в палатке командный пункт с радио. Рядом с нами стояла финская альпинистка Вейкка Густафссон, которая была моим напарником на Макалу годом ранее.Теперь он перебрался в палатку Роба, чтобы спать рядом с его радио. Мы лежали в собственных палатках с включенными маленькими портативными радиоприемниками, ожидая дальнейших новостей, но никто из нас не спал в ту ночь.

Мы встали и приготовили кофе около трех или четырех утра, все еще надеясь на лучшее. А потом, около 5 часов утра, мы услышали первую передачу с высоты. Это было от Роба. К этому моменту мы все вместе с Вейккой забились в радиотент, так что мы могли слышать пьесу за игрой. И то, что сказал Роб, вызывало одновременно глубокую тревогу и в высшей степени озадачивающее.Усталым, слабым голосом он сказал: «Я все облажался. Я на Южной вершине. Я просидел всю ночь. Дуга ушел».

Дуг Хансен был почтовым работником из Рентон, Вашингтон, которого мы с Робом руководили годом ранее на Эвересте. Нам обоим он сразу понравился. Поэтому, когда Дагу пришлось вернуться на Южную вершину в 1995 году, разочарование Роба было таким же сильным, как и разочарование его клиента. Дуг довел себя до предела, и все, что я мог сделать, это привести его к Южному седлу, крича на него своим ларингитическим голосом, чтобы он продолжал двигаться.Но после этой экспедиции Роб предложил Дагу большую скидку на гонорар клиента, если он вернется в 96-м, и почти гарантировал ему восхождение на вершину со второй попытки.

Позже мы собрали все воедино из радиопередач, которые Роб сделал своему менеджеру базового лагеря Хелен Уилтон. 10 мая Роб поднялся на гору недалеко от хвоста своей собственной команды консультантов по приключениям. Он сам достиг вершины после 15:00, где он ждал Дуга, который снова отдавал все, что у него было, и не оставлял резервов энергии для спуска.Когда Дуг появился в поле зрения, Роб спустился к нему и помог ему на последнем этапе пути к вершине. Но это было не раньше 16:00. что измученный Дуг достиг предела. Это было как минимум на два часа больше, чем время, на которое Роб так твердо настаивал. Его страсть к достижению Дуга, к сожалению, могла омрачить его обычно безупречное суждение.

Роб вел передачу с вершины в базовый лагерь, чтобы сообщить об успехе своего и Дуга. Затем, всего через полчаса, он снова пришел по радио, чтобы сказать, что у них двоих проблемы и им нужен кислород.Майк Грум, гид консультантов по приключениям, подслушал трансляцию Роба из нижней части гребня, когда он сопровождал другого быстро терпящего неудачу клиента вниз к Южному седлу. Майк знал, что на Южной вершине были спрятаны два полных баллона с кислородом. Но у него были собственные проблемы с передачей, и ему потребовалось некоторое время, прежде чем он смог передать эту новость Робу.

Тем временем Дуг Хансен рухнул на вершине ступени Хиллари. Не имея возможности спустить своего клиента с 40-футовой (12-метровой) скалы, Роб остался с ним, очевидно, готовый рискнуть ночевать в бивуаке на высоте более 28000 футов (8 534 метра) — подвиг, который когда-либо совершали очень немногие альпинисты, даже в хорошая погода.

Гай Коттер, который годом ранее был нашим напарником на маршруте Южного седла, возглавлял экспедицию на близлежащем 23 494 футах (7 161 метр) Пумори. В базовом лагере, подслушивая все более отрывочные передачи Роба, Гай сам включил радио, умоляя своего старого друга покинуть Дуга и отправиться на Южную вершину, хотя бы для того, чтобы забрать баллоны с кислородом, чтобы он мог начать дышать газом и набраться сил. чтобы помочь своему клиенту. Роб ответил по рации, что может сам спуститься на Южную вершину, но Дуг не мог.Сорок минут спустя он не двинулся ни на шаг.

Сейчас, незадолго до 18:00. 10 мая Гай призвал Роба провести отчаянную сортировку: оставить Дуга позади, чтобы он мог спастись. И все же Роб не хотел прислушиваться к этому совету. В 2:45 Гай услышал несколько слов прерванной передачи на фоне воющего ветра. Гай подозревал, что Роб даже не пытался вести трансляцию, но что его микрофон на плечевом ремне его рюкзака ударялся и срабатывал прерывистыми очередями.Гай услышал, как Роб кричал что-то вроде «Продолжайте двигаться! Продолжайте!» Очевидно, он пытался силой своей воли столкнуть Дуга на Южную вершину посреди ночи, в тотальный шторм.

Ночью 10 мая и утром 11-го мы в лагере II не знали об этой борьбе — пока в пять утра мы не услышали отчаянный радиовызов Роба, который начинался с ужасного заявления: «Я все облажались «.

К тому утру Роб спустился примерно на 350 вертикальных футов (107 метров) к точке, находящейся недалеко от Южной вершины.Каким-то образом он выжил в ночи, даже без бивака для защиты. Но Дуга не было. Мы никогда не узнаем, что на самом деле означают эти три слова. Дуг умер по дороге вниз от переохлаждения и истощения? Неужели он пробил карниз и рухнул на стену Каншунг? Или он замерз, разбившись в палатке рядом с Робом, только для того, чтобы быть засыпанным снегом?

Теперь голос Роба по радио был ужасно невнятным. «Я застрял здесь», — сказал он. «Мои руки испорчены. Когда кто-нибудь подходит мне на помощь?» Слушая в палатке во II лагере, Вейкка плакал.

Именно тогда Дэвид Бриширс увещевал меня: «Эд, давай по радио. Ты лучше знаешь Роба. Поговори с ним. Посмотри, сможешь ли ты заставить его двигаться».

К настоящему времени мы знали из ретранслируемых отчетов с Южного седла, что люди пропадали без вести по всему Южному хребту. Скотт Фишер даже не вернулся на седловину. План состоял в том, чтобы у кого из шерпов хватило сил попытаться подняться утром 11 мая — вплоть до Южной вершины, если возможно — попытаться сбить Роба, Скотта и других пропавших без вести гидов и клиентов.Но об этом просили много шерпов, которые только накануне поднялись на вершину. А буря все еще бушевала.

Однако это была надежда, что мне пришлось удержаться от Роба. Мы знали, что он был примерно на 20 футов (6 метров) ниже Южной вершины, в небольшом седле на дальней стороне. Ему действительно нужно было подняться на эти 20 футов (6 метров), чтобы начать спуск. Я попал на радио. «Роб, — умолял я, — ползи, если нужно. Доберись до Южной вершины. Если ты начнешь двигаться часть пути вниз, шерпы встретят тебя где-то внизу.Вы можете сократить их день, чтобы добраться до вас ».

Когда не было ответа, я попытался пошутить с Робом, что угодно, чтобы спровоцировать его к действию.« Когда это закончится, — сказал я по рации, — мы поедем в Таиланд, и я впервые увижу твои тощие белые ноги на пляже ». Роб никогда не носил шорт, даже в самую жаркую погоду, так что я никогда не видел его голых ног.

Он действительно рассмеялся и сказал , «Спасибо за это.» Я рассмешил Роба! Это дало мне новую надежду, что мы сможем его спасти.«Мы снимем тебя с холма», — порадовал я. Моя мантра заключалась в том, чтобы не говорить ничего отрицательного. «Но, Роб, тебе нужно двигаться!»

Тут нам по рации позвонила Паула. Другие в базовом лагере, особенно Гай Коттер и Хелен Уилтон, также пытались разбудить Роба. Теперь моя жена сказала: «Эд, все ведут себя слишком мило. Ты должен кричать на Роба. Злиться на него».

Она была права. Хотя выражение гнева противоречило моим истинным чувствам, теперь я передаю: «Роб, давай, чувак! Ты не можешь просто сидеть здесь!»

Однако нас воодушевило известие от Роба, что он нашел два полных кислородных баллона на Южной вершине.Ему потребовалось четыре часа, чтобы удалить лед с маски, но к 9 часам утра он снова дышал газом. Все мы по радио уговаривали его спускаться с гребня. Из базового лагеря Хелен скомандовала: «Роб, ты подумай о своем маленьком ребенке». В Новой Зеландии жена Роба, Ян Арнольд, была на седьмом месяце беременности. «Вы увидите его лицо через пару месяцев, так что продолжайте». В течение нескольких часов я уговаривал Роба самого себя. Иногда я шутил, иногда кричал, иногда обещал, что шерпы придут ему на помощь.Я сказал ему: «Не говори много. Просто будь готов, начинай двигаться». Вещание расходует заряд батареи намного быстрее, чем прослушивание. Все это время мы предполагали, что Роб спустился. Шерпы Анг Дордже и Лхакпа Чхири вышли из Южного седла в поистине героической попытке спасения. Небо немного прояснилось, но яростный ветер все еще дул на вершине горы. Неуверенность убивала меня. Через четыре или пять часов мне пришлось спросить. «Роб, — умолял я по радио, — как дела?»

«Я не переехал», — сказал он.

Все мы, слушавшие радио, были шокированы и деморализованы этой новостью. Теперь мы знали, что единственная надежда для Роба была в том, что два шерпа смогут добраться до него и помочь ему спуститься.

Мы начали мобилизоваться. Мы не были уверены, что можем сделать, чтобы помочь, но Дэвид Бришерс, Роберт Шауэр, наш товарищ по команде Арасели Сегарра, Вейкка Густафссон и я решили подняться по перилам на стене Лхоцзе в сторону лагеря III. Я сделал последнюю трансляцию. «Роб, — сказал я, — я ухожу.Я иду в гору. Увидимся завтра. Мы поговорим снова, как только сможем ».

Пару часов спустя я был на высоте около 50 футов (15 метров) над Дэвидом, поднимаясь по закрепленным канатам, когда я услышал его крик:« Эд, стой! У меня есть новости, и они нехорошие ». Дэвид нес нашу единственную портативную рацию, и он только что получил известие из базового лагеря.« Анг Дордже и Лхакпа вернулись на Южное седло », — сообщил Дэвид. просто не мог подняться в таких условиях ».

Дэвид глубоко вздохнул и сказал мне:« Думаю, пора попрощаться с Робом.»

Вот когда я его потерял. Я просто висел на зажимах, рыдая. Дэвид тоже плакал.

Удивительно, несмотря на то, что он отсутствовал около 36 часов, в основном без баллонного кислорода и на высоте более 28000 футов (8 534 метра). ), Роб был еще жив и сплочен к ночи 11 мая. К тому времени мы обосновались в лагере III, готовясь сделать все возможное, чтобы помочь на следующий день. Ян, по спутниковому телефону из Новой Зеландии.Прощальный обмен Роба и Яна стал частью легенды Эвереста.

Прежде чем Роб смог набраться смелости поговорить с женой, он попросил минутку, чтобы он мог съесть немного снега и смочить рот. Затем он сказал: «Привет, моя дорогая. Надеюсь, ты уложен в красивую теплую постель. Как твои дела?»

«Не могу передать, как много я о тебе думаю!» Ян ответил. «Ты звучишь намного лучше, чем я ожидал … Тебе тепло, моя дорогая?»

«Мне достаточно комфортно.«

« Как твои ноги? »

« Я не снимал ботинки, чтобы проверить, но думаю, что у меня немного обморожения ».

Ян знала, что надежды нет — она ​​была на на самой вершине Эвереста. И Роб, должно быть, тоже знал об этом. Но в своих прощальных словах они продолжали мучительную фантазию о грядущем воссоединении. «Я с нетерпением жду, когда ты вернешься домой, когда ты вернешься домой, — пообещал Ян». Я просто знаю, что тебя спасут. Не думайте, что вы одиноки. Я посылаю тебе всю свою позитивную энергию! »

Роб закончил словами« Я люблю тебя.Спи спокойно, моя дорогая. Пожалуйста, не волнуйтесь слишком сильно ».

Это были последние слова, которые Роб когда-либо сказал — или, если он сказал что-нибудь еще, никого не было, чтобы это услышать.

Мы были так сосредоточены на тяжелом положении Роба, что едва ли зарегистрировали у нас, что мы понятия не имеем, что происходит со Скоттом. Частично проблема заключалась в том, что у Скотта не было работающего радио, поэтому никто из нас не мог напрямую общаться с ним. Мы даже не знали, жив он или мертв. В какой-то момент меня осенило, что Скотта, вероятно, постигла та же участь, что и Роба.Позже нескольким из нас удалось реконструировать движения Скотта 10 и 11 мая.

Скотт достиг вершины в 15:40 — также намного позже своего собственного предписанного времени поворота. Сирдар Mountain Madness (или главный шерп), Лопсанг Джангбу, один из сильнейших альпинистов на горе, ждал его там. По словам Лопсанга (у которого позже взял интервью писатель Джон Кракауэр для его бестселлера «В тонкий воздух»), Скотт задержался на вершине 15 или 20 минут, в течение которых жаловался на свое состояние.Перефразируя Лопсанга, он сказал: «Я слишком устал. Я болен, мне также нужно лекарство для желудка». Встревоженный Лопсанг сказал: «Скотт, пожалуйста, пойдем быстрее вниз».

Когда они начали спуск, Роб все еще был на вершине, ожидая Дуга Хансена. Скотт был настолько не в себе, что не мог справиться с короткими, обычно легкими спусками по скалистым ступеням высоко на гребне. Чтобы обойти одну серию ступенек, он скользил, сидя на заднем конце, по снежному склону, параллельному им, но затем ему пришлось пройти 330 футов (101 метр) траверс по снегу по колено, чтобы вернуться на маршрут.

В 18:00, чуть выше широкого плеча, называемого Балкон, на высоте 27 600 футов (8413 метров), Лопсанг, который остался, чтобы помочь другим в беде, догнал Скотта. Увидев, что Скотт снял маску, Лопсанг снова надел ее на лицо и убедился, что дышит кислородом. Но слова Скотта были еще одним доказательством его ухудшения. По словам Лопсанга, «Он говорит:« Я очень болен, слишком болен, чтобы упасть. Я собираюсь прыгнуть ». Он говорит много раз, ведя себя как сумасшедший, поэтому я быстро привязываю его к веревке, иначе он прыгнет в Тибет.»

Скотт на короткой веревке, Лопсанг спустил его примерно на 91 метр вниз по гребню, прежде чем Скотт рухнул, не в силах ходить. В акте чрезвычайной преданности Лопсанг присел рядом со своим руководителем группы на небольшом заснеженном Лопсанг позже сообщил Джону: «Он сказал мне:« Лопсанг, ты спускайся, ты спускайся ». Я говорю ему: «Нет, я остаюсь здесь с тобой».

В 8 часов вечера из темноты появился еще один беженец. Это был Макалу Гау Мин-Хо, руководитель тайваньской экспедиции в сопровождении двух человек из его команды. Шерпы.В равной степени Макалу устроился на том же выступе, освободив своих шерпов, чтобы они направились к Южному седлу.

Еще час Лопсанг разделил бдение с Макалу и Скоттом, даже когда он так замерз, что сомневался в собственных шансах на выживание . Но Скотт еще раз уговорил его: «Спуститесь, пошлите Анатолия [Букреева; русскоязычный гид Скотта]». Поэтому я говорю: «Хорошо, я спускаюсь, я пошлю шерпа и Анатолия наверх» ».

На следующее утро два шерпа из команды Скотта, Таши Черинг и Нгаванг Сья Киа (отец Лопсанга), направились обратно на гребень, чтобы попытаться чтобы спасти Скотта.Несмотря на сильный ветер, они пробились к выступу бивака. Там они обнаружили, что Скотт едва дышал, его глаза смотрели пустым взглядом; они пытались ввести кислород, но, похоже, это не помогло. Скотт находился всего на 305 метров выше безопасного Южного седла, но с таким же успехом он мог находиться на обратной стороне Луны. Макалу был почти в таком же плохом состоянии, но он мог выпить чаю и дышать кислородом из баллонов, которые принесли шерпы. В ходе еще одной героической операции по спасению Таши и Нгаванг натянули Макалу на короткую веревку и доставили его к Южному седлу.

Не сумев разбудить Скотта и заставить его двигаться вниз, шерпы, по сути, предали его за мертвого. Но Анатолий не мог смириться с таким приговором. Хотя сам он был близок к истощению, он отправился в 5 часов вечера — всего за час до темноты — чтобы сделать последнюю попытку спасти Скотта. Это было не раньше 19:30 или 20:00. что он достиг выступа бивака. Там, в свете фары, он увидел, что уже поздно. Как Анатолий позже сказал Джону: «Его кислородная маска закрывает лицо, но баллончик пуст.На нем нет варежек; руки полностью обнажены. Пуховик расстегнут, стянут с плеча, одна рука находится вне одежды. Я ничего не могу поделать. Скотт мертв ». Анатолий накрыл лицо Скотта рюкзаком, затем спустился к Южному седлу.

Большинство из нас сегодня считает, что Скотт страдает отек мозга — скопление жидкости в мозгу, вызвавшее сильное замешательство и потерю Галлюцинация, что он мог вернуться в лагерь, — типичное проявление этого недуга.Тем не менее, поскольку он был руководителем экспедиции, никто другой не мог распознать состояние Скотта и отправить его вниз. Сам отек, вероятно, помешал Скотту понять, в каком затруднительном положении он оказался. Он просто думал, что устал, плохо себя чувствует, просто у него плохой день. У него не было причин идти на вершину, но было бы немыслимо отпускать клиентов без него. В каком-то смысле Скотт, вероятно, недооценил Эверест. Известно, что он шутит о том, насколько легким был маршрут через Южное седло, называя его дорогой из желтого кирпича на вершину.Точно так же после нашей успешной экспедиции 94 года Роб объявил о «100-процентном успехе» клиентов Adventure Consultants на Эвересте.

И все же время было решающим. Если бы не начало этой внезапной и сильной бури поздно вечером 10 мая, Робу и Скотту это могло бы сошло с рук — даже с учетом их позднего прибытия на вершину.

К 12 мая погибли пять альпинистов из двух команд: не только оба лидера, но и товарищ Роба Энди Харрис, 31 год, его клиент Ясуко Намба, 47 лет, и, конечно же, его клиент и друг Дуг Хансен, 46 лет.К концу смертоносного весеннего сезона 1996 года Эверест унесет жизни 12 претендентов.

23 мая наша команда IMAX в прекрасный день поднялась на вершину. Дэвид отснял весь путь к вершине, и созданный им фильм, названный просто «Эверест», стал самым кассовым фильмом IMAX всех времен. После восьми месяцев работы над проектом для нас были важны и фильм, и восхождение. Но мы также хотели сказать, что вы можете подняться на Эверест и все еще живы, чтобы говорить об этом.

Я достиг вершины в 10 часов утра. Без баллонного кислорода мне было слишком холодно, чтобы задерживаться и ждать остальных, поэтому я начал спуск один.

По пути вниз, недалеко от Южной вершины, я остановился, чтобы провести некоторое время с Робом. До того дня, 23 мая, на том месте, где 12 мая умер Роб, никого не было. Теперь он лежал на боку. Его верхняя часть тела была засыпана снегом, покрывающим его голову. Была видна одна рука и нога. Его перчатка была снята, а рука выглядела как большая синяя опухшая лапа.Вокруг него были сложены баллоны с кислородом, как будто он пытался создать какое-то укрытие от ветра.

Как ни странно, недалеко от Роба в снегу было брошено три или четыре ледоруба. Я сфотографировал их, и позже мы определили, что один из них принадлежал Энди Харрису. То, что с ним случилось, остается такой же загадкой, как и то, что случилось с Дугом Хансеном. Тела обоих мужчин не обнаружены. Возможно, они оба просто сошли с гребня и упали с гигантской стены Каншунг. Но тогда почему там были топоры? Вы не отпускаете свой топор, несмотря ни на что.

За десять дней, прошедших после катастрофы, с горы дошли слухи, что жена Роба, Ян, из Новой Зеландии, и жена Скотта, Джин, из Сиэтла, хотели, чтобы мы попытались получить по одному памятному подарку от каждого из тел. Ян хотел старые часы Rolex Роба, которые он носил повсюду. И Джин знала, что Скотт всегда носил обручальное кольцо на кожаном шнурке на шее, заправленном под рубашку.

Но когда я добрался до тела Роба, я не смог этого сделать. Я не мог заставить себя перевернуть его, выкопать часы и снять их с его запястья.Я просто не хотел его беспокоить.

Вместо этого я просто сел рядом с Робом, рассматривая сцену, пытаясь понять, как все обернулось во время шторма. Это был не просто труп рядом со мной — это был кто-то, кого я очень хорошо знал, с которым я участвовал во многих экспедициях. Те моменты сидения там были похожи на похороны, когда я был единственным оплакивающим. Я сказал себе: «Хорошо, это последний раз, когда я увижу Роба». Это было не то место, где я мог бы болтаться очень долго — мне нужно было продолжать двигаться.Так что я попрощался с Робом и направился вниз.

За предыдущие десять дней я много думал о том, насколько собранным оставался Роб во время своих испытаний. Мне было трудно представить, каково это было сидеть на мели на Южной вершине и видеть последние часы своей жизни. Роб был достаточно умен и достаточно опытен, чтобы знать, что во вторую ночь там он заснет и не проснется. Тем не менее по радио он заверил Яна, что все будет хорошо. Это не было отрицанием; Напротив, я думаю, что это был акт, возникший из великолепной силы характера.

Два часа спустя я снова сел, на этот раз рядом с телом Скотта. Он лежал в основном на спине, согнув одну ногу, колено торчало вверх. Его верхняя часть туловища и голова были прикрыты рюкзаком, обвитым веревкой, которую Анатолий натянул, чтобы закрепить его там.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *