Тело роба холла на эвересте: Где сейчас тело роба холла на эвересте. Открытые могилы в разреженном воздухе. Причины трагедии, произошедшей с Фишером и другими участниками восхождения

Разное

Содержание

Роб Холл

Роберт Эдвин Холл, «Роб» (англ. Robert Edwin «Rob» Hall; 14 января 1961 — 11 мая 1996) — новозеландский альпинист, гид, совладелец компании Adventure Consultants, наиболее известный в связи с трагической гибелью его самого и нескольких членов его команды на Эвересте в 1996 году.

Детство и молодость

Родился в новозеландском городе Крайстчерч в католической семье среднего достатка. Младший из девяти детей. Поскольку семья жила близко к горам, Роб рано ощутил интерес к скалолазанию. В возрасте 14 лет, оставив учёбу в школе, он предложил фирме Alp Sports разработанную им самим линию одежды, палаток и рюкзаков для альпинистов. Фирма наняла его в качестве дизайнера, и к 17 годам он уже возглавлял швейный цех. Затем Холл перешёл на работу в компанию Macpac Wilderness Ltd. (основной новозеландский производитель туристского и спортивного снаряжения), а к 21 году основал в г. Крайстчерч собственную фирму Outside, что позволило ему посвящать больше времени альпинизму.

Карьера альпиниста

В 1980 году, в возрасте 19 лет, Роб покорил свою первую гималайскую вершину, Ама-Даблам (6856 м) в регионе Кхумбу (второе восхождение в истории по Северному ребру). В 1981 году он (также вторым в истории) покорил другой гималайский пик, Нумбур (6954 м), после чего в связке со Стивом Лэсшером (англ. Steve Lassher) совершил у себя на родине первое зимнее восхождение на гору Кука (3754 м) по стене Каролины, поставив при этом рекорд скорости (8,5 часов). В течение следующих трёх лет Холл сочетал свою основную работу с деятельностью в качестве гида и спасателя в рамках Новозеландской программы антарктических исследований, совершив несколько первых восхождений на удалённые и труднодоступные вершины. В 1987 году вместе со старшим напарником Гэри Боллом (англ. Gary Ball) он вновь отправился в Гималаи, где совершил несколько попыток покорить Аннапурнау и Эверест.

В 1990 году Холл поднялся на вершину Эвереста в качестве руководителя экспедиции, в составе которой был сын Эдмунда Хиллари Питер, проведший с вершины сеанс радиосвязи с Новой Зеландией. Воспользовавшись достигнутым успехом, Болл и Холл нашли спонсоров и покорили семь высочайших вершин семи континентов за семь месяцев. За это достижение Холл был награждён медалью, а их с Боллом имена приобрели национальную известность.

Карьера коммерческого гида

На прибыль, полученную в результате мирового турне 1990 года, в начале 1991 года Болл и Холл основали собственную фирму Hall and Ball Adventure Consultants, которая предоставляла услуги горных гидов по всему миру. Первая же организованная фирмой экспедиция на Эверест увенчалась блестящим успехом: на вершину взошли трое гидов (Болл, Холл и новозеландский военный инструктор по альпинизму Гай Коттер (англ. Guy Cotter)), шесть клиентов и четверо шерпов. В том же году фирма организовала восхождения на г. Аконкагуа и на массив Винсон. В 1993 году фирма организовала новую успешную экспедицию на Эверест: семь человек, в том числе сам Холл и его супруга Джен Арнольд, побывали на вершине.

В том же 1993 году во время некоммерческого восхождения на Дхаулагири I (8167 м) от отёка лёгких скончался Гэри Болл. Это нанесло серьёзный удар по процветающему бизнесу, фирма была переименована в Adventure Consultants, и Роб Холл продолжил организовывать ежегодные коммерческие экспедиции на массив Винсон.

В 1994 году Роб Холл в партнёрстве с американским альпинистом Эдом Вистурсом (англ. Ed Viesturs) организовал экспедицию на Эверест. На вершину взошли шесть клиентов, в том числе норвежец Эрлинг Кагге (норв. Erling Kagge), первый человек в мире достигший вершины Эвереста и обоих полюсов пешком, а сам Холл стал первым в истории человеком с Запада, взошедшим на вершину Эвереста четырежды. Через несколько дней после возвращения в базовый лагерь Холл и Вистурс совершили восхождение на вершину Лхоцзе (8516 м). В том же году Холл совершил успешное восхождение на Чогори, а также организовал успешные коммерческие экспедиции на Чо-Ойю и Пунчак-Джая, после чего экспедиции по последним двум маршрутам стали ежегодными. За достижения в альпинизме Холл был удостоен кавалерской степени Ордена Британской империи.

В 1995 году Холл в партнёрстве с Вистурсом и Коттером организовал экспедицию на Эверест, однако из-за глубокого снега и задержек, вызванных медлительностью других команд, прекратили подъём на Южной вершине. Шерпа Лобсанг Янгбу продолжил подъём и взошёл на вершину в одиночку. Во время спуска Холл и Коттер спасли французскую альпинистку Шанталь Модюи (фр. Chantal Mauduit), пытавшуюся взойти на вершину без кислорода, но потерявшую сознание на Южной вершине. В том же году Холл вместе с Вистурсом и финном Вейккой Густафссоном совершил восхождение на Макалу (8463 м).

Трагедия 1996 года

Подробно об этом событии читайте в статье «Трагедия на Джомолунгме в мае 1996 года»

В 1996 году Холл организовал очередную коммерческую экспедицию на Эверест. Поскольку Вистурс и Коттер уже имели другие обязательства, он нанял в качестве гидов двух профессиональных альпинистов: новозеландца Энди Харриса (англ. Andy Harris) и австралийца Майка Грума (англ. Mike Groom). В состав экспедиции также вошёл (на правах клиента) журналист и опытный альпинист Джон Кракауэр (англ. Jon Krakauer), выполнявший функции специального репортёра журнала Outside.

10 мая шестеро клиентов и трое гидов взошли на вершину, но на обратном пути попали в снежный шторм, в результате чего японская альпинистка Ясуко Намба погибла, а американец Бек Уэзерс (англ. Beck Weathers) получил серьёзнейшие обморожения. Холл задержался на вершине, помогая ослабевшему клиенту американцу Дагу Хэнсену (англ. Doug Hansen), однако на спуске клиент полностью обессилел, и Холл остался вместе с ним на Ступени Хиллари в ожидании помощи, несмотря на настойчивые уговоры по радио спускаться к Южной седловине в одиночку. Гид Энди Харрис вновь отправился наверх с запасом кислорода и воды, чтобы помочь Холлу.

В 4:43 утра 11 мая Холл сообщил по радио, что он находится на Южной вершине, что ночью Хэнсен умер, и что Харрис, нашедший их, тоже куда-то пропал. У самого Холла отказал регулятор кислородного баллона, и он не мог пользоваться кислородной маской. В 9 часов утра Холл вновь вышел на связь и сообщил, что ему удалось починить регулятор, но он сильно обморозил руки, и ему трудно будет пользоваться веревками. Примерно в это же время два шерпа из состава команды Adventure Consultants — сирдар Анг Дорже и Лхакпа Тшеринг — предприняли отважную попытку выйти на помощь своему руководителю из IV штурмового лагеря на Южной седловине, но, поднявшись на 900 метров, были вынуждены остановиться под Южной вершиной, всего в 100 метрах от Холла. Днём 11 мая Холл попросил, чтобы его соединили по радио с его беременной женой в Новой Зеландии. Эта просьба была выполнена. После разговора с супругой Холл отключился и больше на связь не выходил. 23 мая его тело было обнаружено на Южной вершине Дэвидом Брешерсом (англ. David Breashears) из экспедиции IMAX — он лежал на боку, лицом к востоку, голова и плечи были засыпаны снегом, рука без рукавицы лежала сверху на бедре. Кошки были сняты, рядом были аккуратно разложены кислородные баллоны и воткнуты два ледоруба, его собственный и Энди Харриса.

Дочь Роба родилась спустя два месяца после трагедии, её назвали Сарой (Sarah).

По сведениям вдовы Холла, Джен Арнольд, к 2010 году его останки были сброшены ветром со стены Кангшунг и теперь лежат на 3800 м ниже. Весной 2010 года организаторы непальской экспедиции, имевшей своей задачей спуск со склонов горы тел погибших восходителей, обратились к Арнольд с предложением отыскать и спустить вниз останки её мужа. Арнольд ответила, что она была бы благодарна за возможность проститься с супругом, но считает эту задачу практически невыполнимой и сопряженной с чрезмерным риском для участников.

Оценка действий Холла во время экспедиции 1996 года

Большинство исследователей и очевидцев этой трагедии выражает недоумение, почему Роб Холл нарушил непререкаемое собственное правило и не повернул клиентов назад в 14 часов. Альпинист и очевидец событий 1996 года Грэм Рэтклифф (англ. Graham Ratcliffe) в своей книге A Day To Die For: 1996: Everest’s Worst Disaster — One Survivor’s Personal Journey to Uncover the Truth приводит доказательства того, что Холл знал о прогнозируемой на 10-11 мая снежной буре, но все же из каких-то соображений не отменил восхождение.

Должен признаться, что с чувством горечи во мне смешивался гнев в отношении Роба, который я носил в себе с самого базового лагеря. Я всем своим существом был убеждён, что ошибок 10 мая можно было избежать, что на катастрофу Роба и его команду, вероятно, обрекла самоуверенность. Роб громче всех остальных гидов говорил о собственном мастерстве и более, чем кто-либо, ощущал гору своей вотчиной. Подчас он поступал так, словно был совладельцем Эвереста, и это отношение меня раздражало. Эверест имеет много разных значений для многих разных людей, но не принадлежит никому.

Его клиенты пришли совершить восхождение, а не брать на себя серьёзный риск. Предполагалось, что опыт Роба гарантирует их безопасность, и Роб их подвёл. В воздухе витало ужасное предчувствие беды. Мы видели, как пятьдесят пять человек соскользнули по закреплённым верёвкам в третий лагерь, прежде чем они вышли к вершине. В тот день я решил спустить членов своей экспедиции к подножью горы и дождаться, пока непогода и толпы людей рассосутся, чтобы потом попытаться взойти на вершину самим. И потому я злился на горечь и хаос, порождённые этими трагическими смертями. Не так всё должно оборачиваться для клиентов, платящих за восхождение на эту великую гору.

— Дэвид Брешерс

Роб Холл в кино

В фильме «Смерть в горах: Смерть на Эвересте» (1997) роль Роба Холла сыграл Натаниэль Харпер
В фильме «Эверест» (2015) роль Роб Холла исполнил актёр Джейсон Кларк.

Из Москвы отправится экспедиция в «зону смерти»

Сегодня в Москве рассказали об экспедиции в «зону смерти» – на Эверест. Самую высокую вершину мира альпинисты пытались покорить сотни раз. Многие из них погибли, так и не осуществив свою мечту.

Например, индус Цеванг Палджор погиб у вершины в 1996 году. Мимо проходят сотни альпинистов – тело никто не пытался захоронить и спустить вниз, больше того, его яркая обувь стала ориентиром. Погибшего прозвали «мистер зеленые ботинки». За попытку покорить Джомолунгму жизнью заплатили  больше 280 человек, и это только официальная статистика. Большинство тел так и лежат на склонах гор.

Российские альпинисты впервые в истории решились на рискованную операцию.

«Вот ткань, которая считается вечной. В ближайшие 300–500 лет с ней ничего не произойдет. Мы специальным оборудованием, ледорубами будем прикреплять эту ткань поверх тел», – рассказал руководитель спецоперации «Эверест. 8300. Точка невозврата».

Вести речь о морали на высоте больше восьми тысяч метров сложно. Спустить тела невозможно физически: нехватка кислорода, низкие температуры сковывают человека до одного движения в минуту. Только чтобы надеть и зашнуровать ботинки, уходит около часа. Нести кого-то еще на своей спине – самоубийство. Укрыть тканью – пока единственное, что можно сделать.

Всего на маршруте восхождения сейчас лежит около 20 тел. Среди них есть российские альпинисты. Один из первых погибших – британец Джордж Мэллори, его тело лежит на склоне с 1924 года. Там же и участники экспедиции Роба Холла, именно о его истории и гибели снят голливудский фильм «Эверест».

Самые частые причины смерти – обморожение и отек легких. Из-за недостатка кислорода перестает нормально функционировать мозг: люди, думая, что им жарко, начинают раздеваться в –50 градусов, без раздумий шагают в пропасть. Чаще всего альпинисты гибнут именно на пути назад, не могут здраво оценить свои силы, когда до вершины рукой подать.

На практике взаимопомощь свойственна именно российским экспедициям. Сама операция продлится  около полутора месяцев – большая часть времени уйдет на акклиматизацию. Работать группа планирует на высоте свыше 8300 метров – это точка невозврата. Тела погибших планируют отметить на карте, чтобы каждый альпинист помнил какова цена вызова Эвересту.

Что происходит, когда кто-то умирает на горе Эверест?

Выше 7500-8000 метров, в настоящее время они остались там.

Один ответ основан на мнении, потому что альпинисты Эвереста эгоистичны. Учитывая, что многие люди, которые поднимаются на Эверест, не откажутся от попытки саммита спасти жизнь, вы действительно думаете, что они достаточно заботятся о том, чтобы рискнуть своей жизнью, чтобы увести тело с горы? (Текущие показатели составляют 4% летальных исходов от всех попыток саммита, предполагается, что поиск тела будет аналогичным.)

Более благотворительный ответ, потому что выше 8000 метров вы находитесь в зоне смерти. Вы медленно умираете. У вас очень ограниченная сила и нет резервов. Невозможно сделать гораздо больше, чем поставить одну ногу перед другой. У вас очень ограниченные запасы (погода, еда, вода, тепло и уровень кислорода в крови), и «планирование» может стать опасным для жизни, если возникнет всего пара незначительных проблем. Таким образом, поиск тела, даже если это возможно, очень опасен и, скорее всего, просто создаст больше тел. Кто рискнул бы своей жизнью, чтобы получить тело — не так ли? Дайте предполагаемый ответ, следующий моральный вопрос: правильно ли вам просить кого-то другого забрать тело и рискнуть своей жизнью? Учитывая проблему сложности перемещения тела, вы, возможно, могли бы сделать это, разделив тела на куски, достаточно маленькие, чтобы их мог нести один человек, и существует значительный ряд культурных и моральных барьеров для этого подхода.

Даже если вы решите морально из всего, что в порядке, вам необходимо установить цену. Минимальная стоимость составляет, вероятно, 1 миллион долларов (из расчета 10 человек, саммит Эвереста стоит 100 тысяч долларов каждый). Стоит ли тратить 1 миллион долларов на извлечение тела? Если это не 1 миллион долларов, почему бы и нет — почему вы можете получить тело за меньшее, чем то, когда попытка саммита стоит более 100 тысяч долларов?

Итак, теперь мы преодолели мораль и установили стоимость, вы нанимаете кого-то и идете туда, и они умирают в попытке. Какие законы в вашей стране предусматривают выплату вознаграждения за выполнение работы, если вы знали, что эта работа сопряжена с очень высоким риском смерти?

Таким образом, реальный вопрос должен звучать так: «Учитывая, что происходит с телом и уровнем смертности, почему так много людей могут взобраться на него?»

Надеемся, что со временем технологии сделают практичным и безопасным по разумной цене удаление этих тел до тех пор, пока это просто признанный факт соуса Эвереста.

Личное мнение — Личное мнение

Обзор

В разреженном воздухе [Текст] : самая страшная трагедия в истории Эвереста / Джон Кракауэр ; [перевод с английского Алексея Андреева]. — Москва : Э, 2016. — (Проект TRUESTORY. Книги, которые вдохновляют).
Аннотация: Покорить Эверест — красивая мечта. И эта мечта продается. В марте 1996 года 19 альпинистов-любителей прилетают в Непал, чтобы за 65 000 долларов купить себе билет на вершину мира. Их маршрут идеально спланирован, каждого клиента страхует профессиональный проводник, а погода обещает комфортное восхождение. Однако… Последнее слово всегда за горой. Там, на высоте 8 км над уровнем моря, в разреженном воздухе их мозг потеряет миллионы клеток, тело предательски ослабеет и даже самые опытные начнут совершать одну роковую ошибку за другой. Кто-то выживет, но навсегда останется с чувством вины, а кто-то расплатиться за мечту и амбиции собственной жизнью. Самая страшная трагедия в истории Эвереста — от первого лица. Ранее книга выходила под названием «Эверест: кому и за что мстит гора».
Место нахождения: Центральная городская библиотека, библиотек № 2,3, 11, 15, 16, 21.

Мечты есть у каждого из нас. И все мечты, так же как и их обладатели, кардинально отличаются друг от друга. Одним снятся софиты и звук затворов фотоаппаратов; кто-то лелеет надежду получить Пулитцеровскую премию; третьи – открывают лекарство от рака; иным хочется вывести самую быструю породу собак; а кто-то спит и видит, как покоряет самые высокие горы на нашей планете. Чьи-то мечты забавны и не принесут никакого вреда, от кого-то будет большая польза всему населению Земли, но мечты некоторых подвергают их жизни и жизни близких им людей большой опасности.
В книге речь идет о покорении самой высокой горы нашей планеты – Эверест. Известный журналист Джон Кракауэр описывает трагические события, которые произошли на горе в год его восхождения. В 1996 году несколько экспедиций, под командованием опытных проводников-альпинистов (Скотта Фишера, Роба Холла, Майка Грума, Энди Харриса, Нила Бейдлмана и Анатолия Букреева) начали восхождение на гору Эверест с южной стороны на высоту 8848 метров. Подняться на такую высоту – невероятная задача не только для человеческого организма, но и для его эмоционального и психического здоровья. Опытные альпинисты разработали программу адаптации человека к высоте. Привыкание к сложным условиям происходит за короткий период и при этом позволяет относительно безопасно выполнить подъем и спуск для каждого члена экспедиции, не зависимо от уровня квалификации в сфере альпинизма.
В день подъема, 10 мая 1996 года, погода стояла великолепная, члены команды ощущали себя более-менее хорошо для подъема на пик горы. Все были в предвкушении скорой победы. Но несколько незначительных оплошностей привели к трагедии огромного масштаба, унесшей жизни 12 человек, в том числе и двух руководителей экспедиций (Скотта Фишера и Роба Холла). Хочется отдельно отметить, что на столь большой высоте невозможно находится в нормальном состоянии ума, трезвой памяти и адекватно оценивать ситуацию, не зависимо от твоего профессионализма и возможностей организма.
Джон Кракауэр очень детально описывает все моменты операций по спасению альпинистов, не успевших спустится до наступления урагана. За судьбу каждого он искренне переживает, ведь за время нахождения в базовых лагерях они все успели подружиться. Практически каждая смерть описывается автором с ноткой укора в свой адрес. Он не перестает утверждать, что мог бы сделать больше, что должен был поступить немного по-другому, что ощущает огромную вину за собой из-за случившегося. Такое отношение человека к сложившемуся экстремальному положению вещей вызывает уважение, и даже восхищение.
В конце книги автор отмечает, что из всех выживших, только он до конца жизни будет ощущать за собой вину за, то, что случилось тогда на вершине Эвереста, за все те смерти. Конечно, Джон не мог знать, что думали и чувствовали участники экспедиции, но он взял на себя смелость предположить это. Благодаря этим описаниям у меня складывалось полноценное впечатление о событиях тех трагичных дней.
Книга оставила меня с противоречивыми эмоциями. Восторг от того, что одни альпинисты с успехом взошли на вершину и удачно спустились, конечно, омрачен трагической гибелью нескольких человек. Вывод, который я сделала после её прочтения: покорять Эверест весьма спорная затея. Это просто невероятное испытание для тела и для психики, которое не каждый здоровый организм может вынести. К тому же там, на высоте, твой проводник не всегда сможет прийти тебе на помощь. И даже подъем на самый пик не вызывает столько радостных эмоций и восторга, ведь впереди еще длинный, долгий и опасный спуск.
Взгляд на трагедию с другой стороны можно прочитать в книге Анатолия Букреева «Эверест. Смертельное восхождение». В книге описаны и разобраны те же события, только со стороны советского альпиниста, где он уже с профессиональной точки зрения преподносит все факты, случившиеся в те злополучные дни.

Екатерина Редько,
библиотекарь городской библиотеки №3

Эверест. Трагедия-1996. Как все было на самом деле. Роман Сорокин, 25 сентября 2015 | Worhy answer Россия

Эверест

Эверест

Роб Холл, лидер «Консультантов по приключениям», отстал от своей группы на спуске с вершины и замерзал на высоте 8500 метров. По рации он связался с базовым лагерем, и его соединили по спутниковому телефону с беременной женой в Новой Зеландии.

«Я люблю тебя. Спокойной ночи, моя дорогая. Обо мне не слишком тревожься», — это были его последние слова. Через двенадцать дней двое американцев из экспедиции IMAX, чей путь проходил через Южную вершину Эвереста, нашли обледеневшее тело. Холл лежал на боку, наполовину засыпанный снегом.

10 мая 1996 года. Высочайшая точка Земли (8848 метров) — гора Джомолунгма или Эверест, как ее называют сагибы («белые люди» — вежливое название европейца в колониальной Индии). Один день, одна снежная буря и пятеро погибших альпинистов.

Как все случилось

Две коммерческие группы — «Горное безумие» и «Консультанты по приключениям» в составе 30 человек, среди которых было 6 высококлассных гидов, 8 шерпов и 16 коммерческих клиентов, во главе со своими лидерами — американцем Скоттом Фишером и новозеландцем Робом Холлом — вышли на штурм вершины Эвереста еще до рассвета 10 мая. К вечеру 11 мая пятеро из них были уже мертвы, включая Фишера и Холла.

Почти сразу после начала штурма вершины начались незапланированные задержки, связанные с тем, что шерпы не успели провесить веревочные перила по пути следования групп. Перед Ступенью Хиллари — самой ответственной и сложной частью подъема — восходители потеряли почти час из-за отсутствия страховки и живой очереди из альпинистов. К 5:30 утра, когда первые альпинисты вышли на Балкон (8350 м) — новая задержка по той же причине.

Эта высота — уже часть «зоны смерти», обрекающей человека на гибель. На высотах выше 8000 метров человеческий организм полностью теряет способность к восстановлению и, по сути, вступает в стадию медленного умирания.

К 10:00 первый участник экспедиции «Консультанты по приключениям» 53-летний Фрэнк Фишбек решает повернуть назад. В 11:45 перед Южной вершиной отказаться от попытки восхождения решает еще один клиент Холла, Лу Казишке. Стюарт Хатчинсон и Джон Таске также решают повернуть обратно. И это всего в 100 метрах от вершины Эвереста при замечательной погоде — такое решение дается трудно, но, в конечном счете, именно оно, возможно, спасло жизнь всем четверым.

«Я снял перчатку и увидел, что все пальцы у меня обморожены. Потом снял другую — то же самое. Я неожиданно почувствовал, насколько я устал. Помимо этого, в отличие от большинства моих товарищей, мне не нужно было восхождения любой ценой. Конечно, я хотел покорить вершину. Но… Я живу в Детройте. Я бы вернулся в Детройт и сказал: «Я покорил Эверест». Мне бы ответили: «Эверест, да? Здорово. Кстати, ты слышал, как вчера наши сыграли с «Питтсбург Пингвинз»?»
Лу Казишке

Первым вершины Эвереста около часа дня достиг Анатолий Букреев, поднявшись без использования дополнительного кислорода. Вслед за ним на вершине появился клиент Холла Джон Кракауэр, следом за ними — гид «Консультантов по приключениям» Энди Харрис. В двадцать пять минут второго показались гид «Горного безумия» Нил Бейдлман и клиент Фишера Мартин Адамс. Но все следующие восходители сильно задерживались. К 14:00, когда нужно начинать спуск в любом случае, далеко не все клиенты достигли вершины, а взойдя на нее, потратили недопустимо много времени на фотографирование и ликование.

В 15:45 Фишер сообщил в базовый лагерь о том, что все клиенты взошли на гору. «Боже, как я устал», — добавил он, и действительно, по свидетельству очевидцев он находился в крайне истощенном физическом состоянии. Время для возвращения было критически упущено.

Взошедший на вершину первым Букреев не мог долго находиться там без запаса кислорода и начал спуск первым, чтобы вернуться в Лагерь IV, передохнуть и снова подниматься наверх на помощь спускающимся клиентам с дополнительным кислородом и горячим чаем. Он достиг лагеря к 17:00, когда погода уже сильно испортилась. Кракауэр позднее в своей книге «В разреженном воздухе» безосновательно обвинит Букреева в бегстве и оставлении своих клиентов в опасности. В действительности это было совсем не так.

Через некоторое время вслед за Букреевым часть клиентов приступает к спуску и в этот момент начинает сильно портиться погода.

«Перед спуском к ступени Хиллари я заметила, что снизу, из долин, поднималась какая-то белесая мгла, а ветер на вершине усиливался».
Лин Гаммельгард

Скотт Фишер. Гибель

Фишер начал свой спуск вместе с шерпой Лопсангом и руководителем поднимавшейся в тот же день тайваньской экспедиции Мин Хо Гау, но они испытывали большие трудности из-за своего плохого физического состояния и затормозились на Балконе (8230 м). Уже ближе к ночи Фишер заставил Лопсанга спускаться в одиночку и привести помощь. К этому моменту у Скотта начал развиваться сильный отек мозга.

Лопсанг успешно дошел до Лагеря IV и пытался найти кого-то для помощи Фишеру, но все находившиеся в лагере были не готовы снова выйти на гору и вести спасательные работы (Букреев в это время занимался спасением Сэнди Питтман, Шарлотты Фокс и Тима Мадсена). Только к обеду следующего дня шерпы, поднявшиеся на помощь к Фишеру, сочли его состояние безнадежным и принялись за спасение Гау. В лагере они сообщили Букрееву, что сделали все возможное для спасения Фишера, но тот не поверил им и предпринял еще одну попытку для спасения друга из четвертого лагеря после того, как в тяжелейших условиях спас троих других членов «Горного безумия». К 19:00 11 мая, когда Букреев добрался до Фишера, тот был уже мертв. В следующем году во время восхождения на Эверест с индонезийской экспедицией, Букреев отдал последние почести своему другу — обложил его тело камнями и воткнул ледоруб над его могилой.

Ясуко Намба. Гибель

В это время группа «Горного безумия» под руководством гида Нила Бейдлмана (Клев Шенинг, Шарлотта Фокс, Тимоти Мадсен, Сэнди Питтман и Лин Гаммельгард), вместе с членами «Консультантов по приключениям» гидом Майком Грумом, Беком Уизерсом и японкой Ясуко Намбой – всего 9 человек – потерялась в районе Южной вершины и не могла найти дорогу к лагерю в снежном буране, который ограничивал видимость буквально расстоянием вытянутой руки. Они блуждали в белом снежном месиве вплоть до полуночи, пока не свалились без сил у самого края обрыва стены Каншунг. Все они страдали от горной болезни, кислород давно подошел к концу, и в таких условиях в самое ближайшее время их ждала неминуемая смерть. Но на их счастье вскоре буря немного поутихла, и им удалось разглядеть палатки Лагеря IV всего в каких-нибудь двухстах метрах от них. Наиболее опытный Бейдлман вместе с тремя другими альпинистами отправился за подмогой. Тогда Букреев, ожидающий их в лагере, узнал о масштабе разворачивающейся трагедии и поспешил на помощь.

Букреев стал по очереди обходить палатки Лагеря IV и угрозами и уговорами пытался заставить гидов, шерпов и клиентов подняться на поиски пропавших. Никто из них не откликнулся на его настойчивые призывы и Букреев в одиночку пошел навстречу снежной буре и сгущающемуся мраку.

В этой кутерьме ему удалось обнаружить замерзающих альпинистов и по очереди вывести к четвертому лагерю Питтман, Фокс и Мадсена, фактически таща их на своих плечах эти злополучные 200 метров. Японка Намба была уже при смерти, и помочь ей было невозможно, Уизерса Букреев не заметил.

«Он совершил героический поступок. Он совершил то, что не под силу обычному человеку».
Нил Бейдлман

Утром 11 мая Стюарт Хатчинсон, отправившийся на поиски товарищей, нашел сильно обмороженных Уизерса и Намбу уже без сознания и решил, что спасти их не удастся. Как ни тяжело было принять такое решение, он отправился обратно в лагерь. Но через несколько часов к лагерю самостоятельно добрался Уизерс. Это было чистым чудом – ему дали кислород и уложили в палатке, даже не надеясь, что тот выживет. Но и тут его злоключения не кончились – следующей ночью, когда часть альпинистов уже покинула лагерь и ушла ниже, сильный порыв ветра уничтожил его палатку, и он провел еще одну ночь на морозе, пытаясь докричаться до остальных.

Лишь 14 мая в критическом состоянии после сложного спуска до Лагеря II, его отправили вертолетом в Катманду, где медики сумели спасти ему жизнь. Уизерс потерял правую руку и все пальцы на левой, лишился носа, но остался жив.

Роб Холл, Даг Хансен, Энди Харрис. Гибель

Последними с вершины спускались Роб Холл со своим старым клиентом Дагом Хансеном. Во время спуска Холл связался по рации со своим лагерем и попросил помощи, сообщив, что Хансен потерял сознание на высоте 8780 метров, но все еще жив. С Южной вершины им навстречу выходит гид «Консультантов по приключениям» Энди Харрис, чтобы доставить кислород и помочь на спуске.

Утром 11 мая упорный Роб Холл все еще боролся за свою жизнь. В 4:43 утра он связался с базовым лагерем и сообщил, что находится около Южной вершины. Он сказал, что Харрису удалось добраться до них, но Хансен очень плох, а у самого Холла обледенел регулятор кислородного баллона, и он не может подсоединить его к маске.

В 5:31 Холл снова выходит на связь и говорит, что «Дага уже нет», а Харрис куда-то пропал, и ему по-прежнему не удается совладать со своей маской. Роб Холл постоянно интересуется, где его клиенты Уизерз и Намба, и почему их до сих пор нет в лагере.

К 9:00 утра Холлу удалось наладить подачу кислорода, но он уже страдал от крайней степени обморожения. Он снова вышел на связь и попросил соединить его со своей женой Джэн Арнольд в Новой Зеландии. Это был последний человек, с кем он разговаривал, больше на связь Холл не выходил.

Его тело нашли через двенадцать дней участники экспедиции IMAX. Но тела Харриса и Хансена найти не удалось. Их судьба так и осталась неизвестной.

В экспедиции Скотта Фишера «Горное безумие» остались в живых все, кроме самого Фишера, который подорвал здоровье из-за сильной нагрузки во время экспедиции и погиб во время спуска с вершины. Шесть клиентов, два инструктора — Бейдлман и Букреев — и четыре шерпа взошли на вершину и вернулись живыми.

Экспедиция Роба Холла «Консультанты по приключениям» понесла большие потери: погибли сам Холл и его старый клиент Даг Хансен, замерзшие при спуске, инструктор Энди Харрис, вышедший им на помощь снизу, и японка Ясуко Намба, которая потерялась вместе с другими альпинистами на подходе к четвертому лагерю. Через год Букреев нашел ее тело и извинился перед мужем за то, что ему не удалось спасти ее.

Такие истории заставляют нас помнить, что не все можно купить, и для того, чтобы делать действительно стоящие вещи, нужно усердно готовиться и тщательно продумывать все мелочи. Но даже в таком случае матушка-природа легко может нарушить ваши планы и в пять минут низвергнуть вас с вершины мира в пучину небытия.

Почему так произошло

Покорение восьмитысячников — невероятно сложная задача, непременно подразумевающая определенную степень риска для жизни. Его можно свести к минимуму путем правильной подготовки и планирования, но на такой высоте даже маленькие ошибки и случайности, складываясь в стройную цепочку, нарастая, как снежный ком, ведут к большой трагедии.

Несоблюдение жесткого графика подъема-спуска. «Если ты в час Х не достиг высоты Y, то ты немедленно должен поворачивать назад».

«Горное безумие» и «Консультанты по приключениям» начали свое восхождение в полночь 10 мая. По плану восхождения обе группы должны были добраться до хребта к рассвету, оказаться на Южной Вершине к 10:00 или раньше и на самом пике Эвереста около полудня. Но время возвращения так и не было жестко оговорено.

Даже к часу дня 10 мая ни одному из альпинистов не удалось достичь вершины. Лишь к 16:00 последние два человека и среди них Роб Холл, лидер «Консультантов по приключениям», сам же и установивший максимальное время возврата, достигли пика. Восходители нарушили свои же планы, и это потянуло за собой цепочку роковых событий, приведших в итоге к трагедии.

Задержки на подъеме

Планировалось, что два старших шерпа (сирдара) Лапсанг и Роба выйдут на штурм на два часа раньше всех остальных и провесят веревочные перила у основания Южной Вершины. Но у Лапсанга проявились признаки горной болезни, и он никак не мог прийти в себя. Работой пришлось заняться гидам Бейдлману и Букрееву. Это вызвало сильную задержку.

Но даже если бы весь путь был должным образом подготовлен, это не уберегло бы восходителей от неизбежных задержек: в тот день к вершине Эвереста рвались сразу 34 альпиниста, что вызвало настоящие пробки на подъеме. Восхождение сразу трех больших групп альпинистов в один день – это еще одна ошибка. Вы бы точно не хотели ждать своей очереди на подъем на высоте 8500 метров, дрожа от усталости и пронизывающего ветра. Но руководители групп решили, что большой толпой из гидов и шерпов им легче будет справиться с глубоким снегом и сложным маршрутом.

Воздействие высоты

На больших высотах организм человека испытывает мощное негативное воздействие. Пониженное атмосферное давление, недостаток кислорода, низкие температуры, усугубляемые невероятной усталостью от длительного подъема – все это неблагоприятно влияет на физические кондиции альпинистов. Учащается пульс и дыхание, наступает гипотермия, гипоксия – организм проверяется горой на прочность.

Частые причины смерти на таких высотах:

  • отек мозга (паралич, кома, смерть) из-за недостатка кислорода,
  • отек легких (воспаление, бронхит, перелом ребер) из-за недостатка кислорода и низких температур,
  • сердечные приступы из-за недостатка кислорода и высоких нагрузок,
  • слепота от снега,
  • обморожения. Температура на таких высотах опускается до -75,
  • физическое истощение от непомерных нагрузок при полной неспособности организма к восстановлению.

Но страдает не только тело, страдают и мыслительные способности. Краткосрочная и долгосрочная память, способность правильно оценивать обстановку, сохранять ясность ума и, как следствие, принимать верные решения – все это ухудшается на таких больших высотах.

Единственный способ свести к минимуму негативное воздействие высоты – правильная акклиматизация. Но и в случае с группами Холла и Фишера график акклиматизации для клиентов выдержать не удалось из-за задержек с установкой высотных лагерей и слабой подготовки некоторых клиентов, которые или берегли силы для финального штурма или же, напротив, бездумно их растрачивали (например, Сэнди Питтмен вместо отдыха в базовом лагере накануне восхождения отправилась на встречу со своими подругами в селение в предгорьях Эвереста).

Резкая смена погоды

Когда вы поднимаетесь на высотный полюс планеты, даже если вы тщательно подготовили себя и свое снаряжение и продумали план восхождения в мельчайших подробностях, вы должны привлечь на свою сторону самого главного союзника – хорошую погоду. Все должно благоприятствовать вам – высокая температура, слабый ветер, чистое небо. В ином случае – об удачном восхождении можно забыть. Но проблема в том, что погода на Эвересте меняется с поразительной быстротой – на смену безоблачному небу в течение часа может прийти настоящий ураган. Так случилось и 10 мая 1996 года. Испортившаяся погода усложнила спуск, из-за метели на юго-западном склоне Эвереста сильно упала видимость, снег скрыл метки, установленные при подъеме и указывавшие путь к Лагерю IV.

На горе свирепствовали порывы ветра скоростью до 130 км/ч, температура опустилась до -40 °C, но помимо леденящего холода и ураганного ветра, грозящего смести альпинистов в пропасть, буря принесла с собой и еще один немаловажный аспект, повлиявший на выживаемость людей. Во время такой мощной бури значительно упало атмосферное давление, а, следовательно, и парциальное содержание кислорода в воздухе (до 14%), это еще больше усугубило ситуацию. Такое низкое содержание – практически критический рубеж для людей без запасов кислорода (а они к этому моменту подошли к концу), страдающих от усталости и гипоксии. Все это ведет к потере сознания, отеку легких и неизбежному летальному исходу по прошествии очень незначительного времени.

Недостаток баллонов с кислородом

Некоторые клиенты обеих групп плохо переносили высоту, им приходилось спать с кислородом во время акклиматизационных выходов. Львиную долю кислорода также съело спасение шерпа «Горного безумия» Нгаванга Топше, которого срочно пришлось эвакуировать с высоты, используя мешок Гамова*. Все это сократило запасы кислорода на восхождение до критического минимума, которого не хватило клиентам и гидам на спуск с вершины, как только дела пошли не по плану.

*Мешок Гамова — это специальная камера, в которую помещается пострадавший. Затем мешок надувается, тем самым в нем повышается давление и увеличивается концентрация кислорода, что создает эффект понижения высоты.

Недостаточный уровень подготовки клиентов

В начале 1990-х стали появляться первые коммерческие экспедиции, ориентированные исключительно на извлечение прибыли, в них могли принять участие все желающие. Профессиональные гиды-проводники брали на себя все обязанности: доставку клиентов к базовому лагерю, организацию проживания и питания, обеспечение снаряжением, сопровождение на саму вершину со страховкой. Капитализм – жестокая вещь, поэтому в стремлении набить карманы большинство организаторов таких экспедиций не склонны обращать пристальное внимание на физические кондиции и высотный опыт своих клиентов. Если ты готов заплатить 65 тысяч долларов США за негарантированную попытку восхождения, то ты автоматически становишься широк в плечах, как Шварценеггер, вынослив, как эфиопский марафонец, и опытен, как сам Эдмунд Хиллари (Впервые покорил Эверест в 1953 году), по крайней мере, в глазах того, кому ты платишь деньги. Из-за такого подхода в коммерческие экспедиции зачастую принимают людей, заведомо неспособных взойти на вершину.

Нил Бейдлман, гид группы «Горное безумие», еще до начала восхождения признался Анатолию Букрееву, что «…у половины клиентов нет никаких шансов на вершину; для большинства из них восхождение закончится уже на Южной Седловине (7.900 м)». Такой подход ставит под угрозу не только жизнь самих клиентов, но и успех всей экспедиции — на высоте нет права на ошибку, и расплачиваться за нее будет весь коллектив. Так отчасти и произошло с «Консультантами по приключениям» и «Горным безумием», когда некоторые их клиенты расходовали непомерное количество кислорода, задерживали остальных на маршруте, отвлекали гидов от серьезной работы и, в конечном счете, не смогли самостоятельно организовать собственное спасение.

Жатва смерти

Помимо трагедии с группами «Горного безумия» и «Консультантов по приключениям» 10 мая Эверест собрал еще одну жатву смерти. В тот же день по северному склону горы совершала восхождение экспедиция Индо-Тибетской пограничной службы из 6 человек под руководством подполковника Мохиндера Синха. Эта группа первой в сезоне поднималась с Северного склона, поэтому альпинисты сами должны были крепить веревочные перила к вершине и протаптывать дорогу в глубоком снегу. Порядком уставшие участники попали в буран 10 мая, находясь чуть выше Лагеря IV (последний лагерь перед штурмом вершины). Трое из них решили повернуть обратно, а сержант Цеванг Саманла, ефрейтор Дордже Моруп и старший констебль Цеванг Палджор приняли решение продолжить восхождение. Около 15:45 трое альпинистов связались по рации с руководителем экспедиции и сообщили, что им удалось покорить Эверест (скорее всего это было ошибкой). На вершине альпинисты установили молитвенные флажки, и сержант Саманла принялся за религиозные обряды, отправив двоих товарищей вниз. Больше на связь он не выходил.

Находившиеся в четвертом лагере индийцы видели медленно спускающиеся вниз огоньки фонарей в темноте (скорее всего, это были Моруп и Палджор) — примерно на высоте 8570 м. Но ни один из трех альпинистов так и не спустился к промежуточному лагерю на высоте 8320 м. Найденный позднее труп Цеванга Палджора так и не был вывезен с Эвереста и до сих пор отмечает высоту 8500 м на северном склоне Эвереста. Альпинисты зовут его «Зеленые ботинки».

Но и этих жертв было мало для мая 1996 года на Эвересте.

Утром 9 мая один из членов тайваньской экспедиции, которая поднималась вместе с Фишером и Холлом, вылез из палатки, чтобы сходить в туалет. Прохладное солнечное утро, пейзажи невероятной красоты вокруг, легкий мандраж перед предстоящим восхождением – ничего удивительного в том, что Чэй Юйнань забыл надеть ботинки с кошками. Только он присел на корточки чуть поодаль от палатки, как тут же поскользнулся и, кувыркаясь, полетел вниз по склону прямо в трещину ледника. Шерпам удалось спасти его и довести до палатки. Он испытывал глубокий шок, но каких-то критических повреждений его товарищи не заметили и оставили его в палатке одного, а сами отправились наверх, следуя своему графику. Когда через несколько часов руководителю тайваньской экспедиции Мин Хо Гау сообщили по рации о том, что Чэй Юйнань внезапно умер, он отвечает лишь: «Спасибо за информацию» и, как ни в чем не бывало, продолжает восхождение.

24 сентября на российские экраны вышел 

фильм «Эверест»

, рассказывающий историю трагедии 1996 года. Теперь вам будет легко разобраться, где правда, а где художественный вымысел в этой истории.

«А на Западе мне после прошлогодней трагедии многое не нравится, потому что люди делают на этом большие, сумасшедшие деньги, преподнося события так, как хочется той же Америке, а не так как это было на самом деле. Сейчас Голливуд снимает фильм, не знаю, что там сделают из меня — с красной звездой какой-нибудь, с флагом в руках — и как они преподнесут это американскому обществу. Понятно, что это будет совершенно по-другому…»
Анатолий Букреев, погиб в 1997 году при сходе лавины во время покорения Аннапурны

За несколько недель перед трагической гибелью Букреева Американский альпийский клуб присудил ему престижную премию Дэвида Соулса, вручаемую альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни, а Сенат США предложил ему принять американское гражданство. Несмотря на попытки Джона Кракауэра выставить его в плохом свете в своих статьях и книге, Анатолий Букреев остался в памяти людей настоящим героем, великим альпинистом, человеком, способным жертвовать собой ради других.

Открытые могилы в разреженном воздухе

После того, как в девяностых годах подъем на Эверест поставили на коммерческий поток, на его склоны устремились любители и дилетанты. А если в зоне экстремального риска становится слишком много народу, то и жертв, увы, не избежать.

1. Джордж Мэлори и Эндрю Ирвин

Первым покорителем Эвереста официально считается новозеландец Эдмунд Хиллари, который взошел на вершину мира в 1953 году. Но попытки взойти на пик предпринимались и раньше. В 1924 году британцы Джордж Мэлори и Эндрю Ирвин вдвоем поднимались на вершину, но удалось ли им это, мы не узнаем никогда. Последний раз их видели в просвете облаков на расстоянии в 350 метров от пика. На базовом лагере альпинистов ждали несколько дней, но они так и не вернулись. Тело Мэлори нашли только в 1999 году. Он до сих пор лежит на одном из маршрутов, вмерзший в скалу. По одной из версий, Джордж вместе с напарником все же достиг вершины и погиб уже на спуске. Тело Ирвина так и не нашли.

2. Морис Уилсон

История Мориса Уилсона — хороший пример того, что любителям на Эвересте – совсем не место. В 1934 году бывший британский военный решил, что он долетит до Непала на самолете, а потом взойдет на Эверест. Оба эти факта должны были стать рекордами. Экспедицию осложняло то, что Морис не умел управлять самолетом и не имел альпинистского опыта. Но эти мелочи не смутили гордого вояку. Морис купил самолет и пошел на летные курсы. Правдами и неправдами он добрался до Непала, причем последнюю часть пути ему пришлось проделать по земле, т.к. его самолет арестовали. Он два раза пытался взойти на гору, но был вынужден возвращаться в лагерь. Третья же попытка стала роковой. Многие считали, что Морис был настолько упрям, что предпочел смерть в горах возвращению домой ни с чем. Те небольшие подробности, что мы знаем об этом восхождении, известны из дневника, который нашли годом позже рядом с его телом. Уилсон замерз в палатке на высоте 7400 метров.

3. Экспедиция Павла Дацчноляна

Сам факт существования советской экспедиции под руководством Павла Дацчноляна до сих пор остается под сомнением. Считается, что поход был организован в 1952 году, когда китайские власти ограничили доступ на территорию Непала для иностранцев, при этом сделали исключение для экспедиции из СССР. По некоторым источникам китайцы нашли на склоне горы останки самого Дацчноляна и еще пяти его товарищей.

4. Экспедиция «Горное безумие»

Четыре участника этой коммерческой экспедиции стали жертвами снежного бурана, унесшего в общей сложности жизни восьми человек из трех разных групп. Трагедия произошла 11 мая 1996 года. Экспедиция «Горное безумие» на спуске с вершины попала в сильнейшую бурю. В результате погибли четверо, в том числе два гида из Новой Зеландии и два туриста — из Японии и США.

5. Экспедиция «Консультанты по приключениям»

Эта коммерческая экспедиция потеряла своего руководителя, опытнейшего альпиниста Роба Холла в том же майском буране 1996 года. Холл в последние дни восхождения очень плохо себя чувствовал. Он сильно отстал и взошел на вершину последним из своей группы, хотя давно должен был дать команду на возвращение. Самое важное при подъеме на такую высоту — это придерживаться графика. Но в этот день все пошло не так. «Консультанты по приключениям» и «Горное безумие» оказались так близко, что стали задерживать друг друга и, соответственно выбиваться из графика. Альпинисты говорят: «Если к времени Х ты не оказался в точке Y, то надо поворачивать назад». Задержавшись на несколько часов с подъемом, на спуске группа попала в буран, где и лишилась своего лидера и ещё нескольких человек. Остальным участникам команды удалось добраться до лагеря.

6. Экспедиция Индо-Тибетской погранслужбы

Индийско-тибетская команда стала третьей группой на вершине Эвереста в тот майский день, но поднимались они по северному склону. Двумя днями ранее экспедиция уже лишились одного гида. Мужчина погиб очень глупо: пошел в туалет, не надев «кошки» на ботинки, и попросту соскользнул в пропасть. Из трех индийских альпинистов, поднявшихся на Эверест в этот день, в лагерь не вернулся никто. Позже тело одного из них найдут в небольшом гроте, где он и лежит до сих пор. Его зеленые сапоги стали своеобразным топонимом для альпинистов. Они так и называют отметку в 8500 метров — «зеленые сапоги».

7. Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано (Арсентьева)

Семейная пара альпинистов совершала восхождение в мае 1998 года, причем Френсис преодолевала путь без кислородного баллона, став первой американкой, покорившей Эверест без использования кислорода. Из-за плохих погодных условий пара трое суток провела в палатке на высоте 8200 метров. После этого они все же поднялись на вершину, но на спуске супруги потеряли друг друга. Сергей вернулся в лагерь без жены и направился на ее поиски. Замерзающую Френсис на следующий день нашли альпинисты Ян Вудэл и Кэти О’Дауд. Несмотря на попытки помочь, женщина умерла. Ян и Кэти были вынуждены оставить тело, и еще несколько лет оно лежало на виду у проходящих мимо альпинистов. Лишь в 2007 году Вудэл смог вернуться, найдя Френсис в том же самом положении, в котором он оставил ее девять лет назад. Вудэл обернул в американский флаг, вложил записку от сына и столкнул Френсис в пропасть. Тело Сергея Арсентьева нашли в 1999 году. Он замерз, пытаясь найти жену.

8. Дэвид Шарп

История Дэвида Шарпа получила серьезную огласку, обнажив жуткую изнанку героических покорений Эвереста. В мае 2006 года англичанин Дэвид Шарп совершал восхождение по северному склону в одиночку, не сопровождаемый гидами-шерпами. На высоте 8500 метров у Дэвида закончился кислород, и он присел в гроте около знаменитого индийца в зеленых сапогах. В этот день мимо умирающего англичанина прошло около сорока человек, но никто ему не помог. В их числе была съемочная группа телеканала Discovery. Они включили камеру и спросили, как его зовут. «Меня зовут Дэвид Шарп, я очень хочу спать», — ответил альпинист. Группа двинулась дальше, оставив ему кислородный баллон. Эти кадры доступны на YouTube по запросу Dying for Everest.

9. Шайлендра Кумар Апдахай

Шайлендра Кумар Апдахай — бывший министр иностранных дел королевства Непал. В 2011 году он хотел стать самым пожилым человеком, покорившим Эверест. При восхождении ему стало плохо в первом же лагере. Шайлендер повернул назад на базу, расположенную у подножия горы, где и скончался. Ему было 82 года.

10. Шестнадцать шерпов

Не смотря на все ужасы, которые творятся на Эвересте, самой крупной трагедией стала снежная лавина 18 апреля 2014 года. Она унесла жизни шестнадцати шерпов, обслуживавших маршрут. Шерпы — это народность, населяющая предгорья Джомолунгмы в Южном Непале. Именно они обеспечивают восхождения для экстремалов со всего мира. Шерпы несут на себе сотни килограмм снаряжения и припасов, протягивают перила для альпинистов и страхуют их на тот случай, если кому-то из группы станет плохо. 18 апреля шерпы занимались своей обычной работой – протягивали перила для восхождения и доставляли продукты, газовые и кислородные баллоны в промежуточные лагеря. Лавина пришла неожиданно, полностью заполнив собой огромное ущелье, 16 человек погибли на месте. После трагедии шерпы отказались выходить на работу. Они требовали соблюдения их трудовых прав, достойной оплаты и компенсации для семей погибших. Под давлением шерпов правительство Непала было вынуждено отменить сезон восхождений на Эверест в 2014 году.

Бек Уизерс — выжить любой ценой

Когда Бек обессиленно упал, товарищи его оставили умирать. Лежа на морозе, на немыслимой высоте склона Эвереста, он был в сознании, но тело его было сковано обморожением и навалившейся усталостью. Его посчитали мертвым, тем самым начав отсчет жертв страшной трагедии на Эвересте в мае 1996 года, в которой погибли 15 человек. Но несмотря ни на что Бек выжил, и когда он ЧЕРЕЗ ПОЛТОРА СУТОК внезапно появился в четвертом базовом лагере, это стало настоящим шоком – Бек Уизерс воскрес из мертвых.

После учебы он начал врачебную практику в своем штате Техас, а в 1996-м Бек, которому было тогда 49 лет, стал одним из множества альпинистов, совершавших восхождение на Эверест. Он пошел в составе группы под руководством опытного новозеландского альпиниста Роба Холла (Rob Hall), который, увы, никогда не вернулся из этой экспедиции, как не вернулось и еще 14 человек, ставших жертвами капризной и грозной горы. Экспедиция была чисто коммерческой, и восхождение на вершину было для многих людей очень важно – одним из них был и Уизерс. Так, когда поднялся сильный шторм, было ясно, что лучше отложить восхождение, но люди просто рвались к вершине, и когда ветер обманчиво ослабел, Роб Холл принял решение идти наверх. Это было огромной ошибкой.

Бек Уизерс начал внезапно слепнуть – так сказывалась на его глазах высота и разряженный воздух. Было невероятно холодно, кислород заканчивался, и восхождение превратилось в настоящий ад. Когда он обессилел и упал, его оставили – на тот момент у людей уже не было сил заботиться о тех, кто не мог передвигаться сам. Лежа на снегу и замерзая, Бек все же жил. Тело его словно сковало – он мог слышать, как позднее его кто-то нашел, осмотрел и сказал: ‘Он мертв’. Альпинисты ушли, а Бек так и остался лежать – он не мог даже мигнуть глазами, и, тем не менее, жизнь все же теплилась в обмороженном теле.

Он пролежал в снегу день, ночь и еще один день. Позднее это назвали ‘Медицинским чудом на Эвересте’, но в тот момент никакого чуда Бек не чувствовал. Он просто лежал, понимая, что, кажется, в этот раз ему крупно не повезло. А потом он сказал себе нечто вроде: ‘Я не хочу умирать. У меня есть семья, я должен подумать о них’.

И он просто встал и пошел вниз. О том, как ему это удалось при тех обморожениях, что были у него в тот момент, ломали голову медики – по всем медицинским показателям это было невозможно, особенно с учетом того, как долго Бек пролежал в снегу.

Но это случилось – он ввалился в палатку Кена Кэмлера (Ken Kamler), единственного врача экспедиции, и произнес: ‘Привет, Кен! Где тут можно сесть? Ты примешь мою страховку?’. Кэмлер просто остолбенел при виде Бека, это было просто невозможно, ведь все уже давно знали, что Бек Уизерс погиб!

У него были страшные обморожения – одна рука была полностью белой, то же самое было с носом и лицом Бека. И тем не менее он был живым.

Эвакуация вниз была по-прежнему невозможной – метель продолжала бушевать, и о спуске нельзя было и думать. По правде говоря, когда наутро Бек был все еще жив, многие про себя удивились – никто не верил, что он вытянет. Он кричал от боли ночью, но ветер заглушал эти крики, а его палатку сорвало ветром, и он снова остался на снегу.

И вновь его приняли за мёртвого, однако Кракауэр обнаружил, что Уизерс в сознании и 12 мая его подготовили для срочной эвакуации из Лагеря IV. В течение следующих двух дней Уизерса спускали до Лагеря II, часть пути, однако, он совершил самостоятельно, и уже позднее его эвакуировали на вертолете службы спасения.


Позднее он написал об этом книгу – ‘Left For Dead’ (прим’Брошенный умирать’), где описал все, что ему пришлось пережить, и что чувствует человек, которого бросили умирать, когда нет надежды на помощь и ты точно знаешь, что твоя жизнь полностью в твоих слабых обмороженных руках.

Уизерс прошёл длительный курс лечения, но из-за сильного обморожения ему ампутировали нос, правую руку и все пальцы левой руки.

В общей сложности он перенёс более 15 операций, из мышц спины ему реконструировали большой палец, а пластические хирурги восстановили нос. Бек живет в Далласе, штат Техас, продолжает заниматься врачебной практикой, читает лекции по своей специальности и по альпинизму… А на вопрос о том, как ему удалось выжить отвечает, что ему помогла любовь к семье и Бог.

Было ли когда-либо найдено тело Энди Харриса? «Эверест» рассказывает трагическую историю загадочной смерти альпиниста

Если вы еще не смертельно боитесь высоты и метелей, вы будете после того, как увидите Everest . Этот драматический триллер повествует о катастрофе на Эвересте в 1996 году, в результате которой восемь человек погибли во время экспедиции на эту печально известную вершину. Одним из погибших альпинистов был Энди Харрис, которого в Эверест играл Мартин Хендерсон. Харрис был одним из проводников Консультантов по приключениям вместе с Робом Холлом и Майком Грумом.В фильме , он, кажется, умирает вместе с Холлом, падая со скалы после галлюцинации. Но Роб Холл никогда не сообщал об этом, и, поскольку он умер вскоре после этого, невозможно подтвердить обстоятельства смерти Харриса. Так что же произошло на самом деле? А Энди Харриса когда-нибудь нашли?

В фильме присутствует некоторая художественная свобода в изображении трагической смерти Харриса. Харрис действительно погиб на горе, и его тело так и не было найдено. Однако тело Роба Холла было обнаружено на Южном склоне горы, а ледоруб и куртка Харриса были найдены поблизости.Это означало бы, что Харрис умер недалеко от Холла, но отсутствие каких-либо телесных останков означало, что создатели фильма должны были заполнить некоторые пробелы в объяснении смерти Харриса. Вот что на самом деле известно о том, как умер Энди Харрис, и как это описано в фильме.

Он вернулся, чтобы помочь Робу Холлу

В фильме точно изображен тот факт, что Харрис пытался подняться на Южную вершину, чтобы доставить кислород Дугу Хансену и Робу Холлу, которые оказались на мели выше на горе и в плохой форме.Но это было во время метели, и Харрис быстро оказался в борьбе с суровой стихией.

Он страдал от кислородного голодания

Харрис испытал последствия гипоксии, при которой мозг слишком долго лишался кислорода. Это приводит к дезориентации и слабоумию, а в случае Харриса это заставило его поверить в то, что кислородные баллоны были пустыми, хотя на самом деле их было достаточно. В фильме у Харриса галлюцинации, когда он страдает от гипоксии — он, кажется, считает, что перегревается, и поэтому снимает куртку, что приводит к тому, что он теряет равновесие и падает насмерть.Это пример поэтической свободы со стороны фильма; это объясняет, почему пальто Харриса можно было найти без его тела. Но на самом деле никто не видел смерти Энди Харриса.

Его так и не нашли

И в фильме, и в реальной жизни на следующее утро Роб Холл успешно связался по рации с базовым лагерем и сказал им, что «Энди был со мной прошлой ночью», но теперь его нет. Холл сам был дезориентирован и близок к смерти, и базовый лагерь попытался утешить его, солгав, что Харрис благополучно вернулся с ними.Фактически, считается, что Харрис сошел с Южного склона, находясь в уязвимом физическом и психическом состоянии.

Смерть Энди Харриса была бесспорно трагичной, а Everest предоставляет зрителю возможный сценарий того, как это произошло. Правдивая история о том, как он умер, возможно, никогда не появится, но фильм увековечивает его наследие как человека, который рисковал своей жизнью, пытаясь помочь своим товарищам по скалолазанию.

Изображения: Universal Pictures

Роб Холл — «Горный козел»

Этот пост также доступен на: Немецкий

Роб Холл

Роберт Эдвин «Роб» Холл (1961–1996) был главным гидом горы Эверест в 1990-х годах.

Он был горным гидом Новой Зеландии и ежегодно организовывал туры на гору Эверест с агентством Adventure Consultants. К 1996 году Роб Холл совершил четыре восхождения на Эверест, больше, чем любой другой альпинист, не являющийся шерпом, и он успешно провел тридцать девять альпинистов на вершину — настоящая «легенда Эвереста». Репутация компании Hall в области надежности и безопасности привлекала клиентов со всего мира. Роб Холл был хорошо известен в альпинистском мире как «горный козел» или «зрелище».”

Холл вырос в Новой Зеландии, где много лазил в Южных Альпах. В 1988 году Роб Холл встретил Гэри Болла, с которым он поднялся на Семь вершин за семь месяцев. После этого успеха в 1992 году они основали Adventure Consultants.

В воздухе

Роб погиб во время трагедии на Эвересте в 1996 году. Холодной и штормовой ночью он был слишком истощен, как и семь других людей, чтобы найти достаточное убежище.

Весной 1996 года он организовал тур для нескольких клиентов.В день саммита Роб Холл сделал все, чтобы позволить всем своим клиентам достичь высшей точки мира. К сожалению, он слишком упорно придерживался этой цели и не спустился, даже когда наступила очень плохая погода.

Эти события хорошо описаны в бесчисленных книгах. Среди них «В тонком воздухе» Джона Кракауэра — журналист Джон Кракауэр был членом команды Роба Холла — и «Ultimate High: My Everest Odyssey» Йорана Кроппа. «Сумасшедший швед» проехал весь путь из Швеции на велосипеде и поднялся на Эверест только на снаряжении, которое он возил с собой.

Смерть Роба Холла была инсценирована в фильме 2015 года «Эверест», включая его звонок жене Джен Арнольд и его соперничество с горным гидом Скоттом Фишером и его экспедицией. Другие члены команды, такие как Цеванг Палджор, Зеленые сапоги, умерли той же ночью на северной стороне, но менее отражены.

Подняться с юга

Экспедиции Роба Холла и Скотта Фишера пытались, как и большинство других экспедиций, достичь вершины с южной стороны Эвереста. Эта сторона более уязвима для плохой погоды, такой как монсум, но до нее легче добраться, чем с северной стороны.

Южное седло Эвереста, 220 * 135 см, 2014 г.

Последний лагерь перед восхождением расположен на южном седле на высоте 8.000 м. Здесь начинается зона смерти, и люди должны достичь этого лагеря как минимум при спуске. Отсюда альпинисты следуют по юго-восточному гребню вверх, через балкон к южной вершине (выглядит как вершина на картинке выше) всегда близко к опасной восточной стене.

Последние метры подъема довольно открыты и включают знаменитую ступеньку Хиллари, прежде чем наконец достичь небольшой вершины!

Мертвое тело Роба Холла

Тело Роба Холла остается на горе недалеко от того места, где он умер, чуть ниже южной вершины:

Снимок взят из книги Йорана Кроппа «Абсолютная высота: моя одиссея на Эверест».Горан поднялся на Эверест примерно через двенадцать дней после смерти Роба Холла.

Скотт Фишер

Горан также нашел тело Скотта Фишера.

Эта картина входит в серию «Легенды Эвереста» с портретами альпинистов. Щелкните для подробного описания.

Роб Холл — Жизнь и смерть на Эвересте

В фильме 2015 года «Эверест» запечатлена потрясающая смелость Роба Холла.Его потрясающая пятикратная вершина Эвереста уже была рекордным достижением, но когда он в шестой раз попытался достичь вершины самой большой горы в мире, это была его последняя попытка.

Реальная история жизни и смерти Роба Холла столь же поразительна, как и сам фильм. История, которая заставляет задуматься о самом акте восхождения на Эверест.

Нам нравится думать, что мы можем победить природу и перехитрить крайности, но время от времени мы получаем пугающие напоминания о хрупкости человеческой жизни.

Держитесь за свои места и погрузитесь в волнующую, душераздирающую правдивую историю о противостоянии человека и природы в одной из самых смертоносных трагедий Эвереста.


Роб Холл был рекордсменом по скалолазанию. Он столько раз поднимался на Эверест, что нажил на этом свой бизнес. Его альпинистская компания Adventure Consultants была основана в 1991 году Робом и его другом Гэри Боллом.

Роб Холл в походах

Adventure Consultants предлагали альпинистские экспедиции людям со всего мира.Доступные туры включали восхождение на Эверест примерно за 65000 долларов. На момент зарождения бизнес был новой концепцией, а идея Adventure Consultants была спорной.

Роб Холл и Гэри Болл были опытными альпинистами, совершившими вместе 47 экспедиций — невероятное достижение.

Однако в 1993 году Гэри Болл умер от HAPE (высокогорный отек легких), смертельно опасного высокогорного заболевания, которое вызывает скопление жидкости в легких.

Гэри и Роб были на Дхаулагири в Непале, седьмой по высоте горе в мире.Гэри умер на руках Роба.

Роб продолжил свой бизнес, который до сих пор проводит альпинистские туры на Эверест. Adventure Consultants теперь принадлежит Гаю Коттеру, который купил бизнес после смерти Роба.

Рекомендовано: Не пропустите наш путеводитель по самым титулованным солдатам мира!

Неудержимый

Роб Холл родился в Новой Зеландии и был предназначен для приключений. Его любовь к скалолазанию началась со знаменитого горного хребта Новой Зеландии, Южных Альп, недалеко от того места, где он жил.

Уговорившись в четырнадцать лет, когда он начал заниматься разработкой снаряжения для активного отдыха, страсть Холла к скалолазанию была закреплена, когда он покорил Ама Даблам, свою первую гору в Гималаях, в возрасте девятнадцати лет.

Ама Даблам, Непал

Холл продолжил восхождение, совмещая свое увлечение с работой в качестве проводника Новой Зеландии по программе антарктических исследований. В 1990 году он впервые достиг вершины Эвереста со своим приятелем Гэри Боллом.

Холл совершил невероятное восхождение на Эверест пять раз.Больше, чем кто-либо (кроме родных шерпов).

Роб Холл покорил горы по всему миру, но Гималаи продолжали тянуть его назад. Однажды он взошел на пять из шести самых высоких гор в мире за четырнадцать месяцев.

Ответственный за ряд рискованных спасений других альпинистов в опасности, Холл пользовался уважением авантюристов со всего мира.

Известный исследователь Новой Зеландии, он получил прозвище «горный козел» за свои навыки скалолазания.

Однако на своем шестом восхождении на Эверест он оказался в затруднительном положении, и его собственный танец со смертельными условиями горы скоро закончился.

Рекомендовано: Вы когда-нибудь слышали о Гризельде Бланко? У нее довольно интересная история!

10 мая

1996

В 1996 году Холл совершил свое последнее восхождение на Эверест с группой из восьми платежеспособных клиентов. Это будет его последний тур Консультантов по приключениям.

К экспедиции присоединились два гида, Майк Грум и Энди Харрис. Это был номер 10 -го мая 1996 года.

Когда группа начала свой последний путь к вершине из лагеря IV, к ним присоединились еще три группы: «Горное безумие» Скотта Фишера, группа из Тайваня и еще одна из Индии.

Количество треккеров, присутствовавших в тот день, само по себе является проблемой для тех, кто хочет избавиться от гор, связанных с альпинистскими компаниями, работающими в туристическом стиле.

За несколько месяцев до этого Ян Арнольд (жена Холла) должна была отказаться от своих планов поехать в тур, когда она обнаружила, что беременна. Ян тоже был заядлым альпинистом и покорил Эверест вместе с Холлом в 1993 году.

Когда объединенная группа попыталась достичь вершины, они столкнулись с рядом проблем.

Вынужденные ждать час на Ступени Хилари после того, как они поняли, что не существует фиксированной веревки (известной как фиксированная линия), все пошло наперекосяк.

Рекомендовано: Где чаще всего происходят землетрясения? Найдите в нашем путеводителе очаги землетрясений.

2 альпиниста преодолевают дистанцию ​​по лестнице Хиллари

Из-за того, что большое количество скалолазов находится в движении одновременно, и много минут, потраченных на укладку новых веревок, жесткое расписание для подъема начало ослабевать. Через час после этого было слишком много альпинистов, чтобы каждый смог подняться на вершину к запланированному времени — 14:00.

Достигнув вершины на 2 р.м. убедился, что у него будет достаточно времени, чтобы вернуться в лагерь до темноты.

В 15:00, когда альпинисты все еще поднимаются ниже, шерпы, ожидавшие на вершине Эвереста, начали спуск.

Когда шерпы (в том числе Шерп Анг Дордже), натолкнулись на Дуга Хансена из группы Холла, он отказался слушать шерпов и вернуться с ними в лагерь. К тому времени, как Холл прибыл, лишний кислород у Хансена закончился, они пробыли на горе на час дольше, чем планировалось.

Роб Холл

Хотя он знал, что это может оказаться фатальным, Холл принял смелое решение остаться с Хэнсоном, который быстро истощался. Он приказал шерпам продолжить спуск и помочь другим альпинистам вернуться в лагерь.

В 17:00 на вершину обрушилась одна из самых смертоносных метелей в истории восхождений, и Хансен потерял сознание. Холл послал по радио в лагерь с просьбой о помощи. Энди Харрис, его коллега, начал опасное восхождение, чтобы доставить Хансену и Холлу критически важные кислород и воду.

Рекомендовано: Вы будете поражены самыми странными змеями в нашей последней статье!

Харрис доставил припасы в Холл, но так и не вернулся в лагерь. Хансен умер позже той же ночью.

В 4.43 Холл снова связался по радио. На этот раз в беде оказался Роб Холл. Он был на Южной вершине, но его кислородный регулятор был покрыт льдом, и он не мог заставить его работать. Он не мог использовать жизненно необходимый кислород.

Пять часов спустя ему удалось заставить кислород работать, но элементы начали побеждать в его битве с холодом.Его руки и ноги обморожены. Он больше не мог перемещаться по канатам — его время почти истекло.

Днем он связался с базовым лагерем со своей предсмертной просьбой, последним драгоценным разговором со своей женой Ян Арнольд по спутниковому телефону. По радио его последние слова жене были: «Спи спокойно, моя дорогая. Пожалуйста, не волнуйтесь слишком сильно ».

Всего в тот день на Эвересте погибли двенадцать альпинистов, включая Роба Холла и Скотта Фишера.

Для новичков в альпинизме вы удивитесь, узнав, что тело Роба Холла все еще лежит на Эвересте.

Где лежит тело Роба Холла на Эвересте? Хороший вопрос, но сложный, когда дело касается восхождения на Эверест.

Где тело Роба Холла на Эвересте?

На Эвересте более 200 трупов. Говорят, что альпинисты попадают в другую зону, когда достигают смертельных высот на самых верхних уровнях Эвереста, проходя мимо тел, застывших в снегу.

Большинство смертельных случаев вызвано сходами лавин или падениями. Поскольку каждый шаг требует от трех до пяти вдохов кислорода, условия наверху слишком опасны для извлечения тел.На такой высоте не хватает кислорода, чтобы спустить тела с горы.

Код горы — это код выживания. Если кто-то не собирается этого делать, надо спасать себя и двигаться дальше.

Замерзшее твердое тело, есть серьезная опасность попытаться долбить лед, чтобы даже переместить эти твердые, как скала, трупы в более незаметное место. Шерпы погибли, пытаясь сделать это по просьбе потерявших близких. В конце концов, тела естественным образом упадут вниз по склонам горы в более уединенное место отдыха.

Где тело Роба Холла на Эвересте?

Тело Роба Холла все еще лежит на Южной вершине.

Сара Арнольд-Холл

Через два месяца после смерти Роба Ян родила Сару — имя, которое они оба выбрали вместе. Сара Арнольд-Холл и Ян до сих пор живут в Новой Зеландии. Ян снова вышла замуж в 2002 году и родила еще одну дочь от второго мужа Андреаса Ниманна.

Есть много других историй как о смерти, так и о чудесах от коварной метели на Эвересте, 10 -го числа мая 1996 года.

Джон Кракауэр, журналист, который был одним из сторонников Роба, опубликовал книгу с его рассказом под названием «В тонком воздухе» в 1997 году. В 1997 году также была выпущена телевизионная версия книги «В тонком воздухе: смерть на Эвересте».

По-прежнему страдая от посттравматического стрессового расстройства, Кракауэр сожалеет, что когда-либо согласился осветить роковое восхождение Роба Холла в 1996 году для журнала Outside.

Сиборн Бек Уэзерс, еще один оставшийся в живых из отряда Роба Холла, поделился своим смертельным побегом в своей истории: «Оставленные на смерть: мое путешествие домой с Эвереста» в 2000 году.

Хотя Кракауэр и жена Скотта Фишера были самыми громкими из многочисленных критиков фильма об Эвересте 1995 года, Ян Арнольд-Холл дала фильму свое благословение.

Несмотря на споры о том, как были изображены второстепенные персонажи, трудно спорить с успехом фильма в пробуждении чувства острых ощущений, трепета и сильной опасности, которые делают вызов Эвереста таким опьяняющим.

Опьянение, которое вызывает жаркие споры о растущем числе людей, поднимающихся на эту замечательную гору, вызывая растущую обеспокоенность окружающей средой.

Что вы думаете о фильме «Эверест»? Наносят ли альпинистские компании вроде Adventure Consultants ненужный вред Эвересту? Следует ли людям пытаться взобраться на вершины Гималаев?

Нам нравится слышать, что вы думаете. Поделитесь своими мыслями, мнениями и историями ниже.


Надеемся, вам понравился последний эпический рассказ на сайте Know More Stuff. Чтобы получать уведомления, когда последние статьи будут опубликованы, обязательно подпишитесь на нас в Facebook.Это займет всего секунду.

Если вам понравился этот, то мы уверены, что вам понравится еще одна история, по которой сняли голливудский фильм: рассказ о Баффорде Пассере.

Изображений:

Роб Холл image

Hilary Step by Debasish biswas kolkata

Эверест, Mount_Everest_as_seen_from_Drukair2.jpg: shrimpo1967

Ама Даблам, автор Бен Табби — https://www.flickr.com/photos/tubby/320136699/in/set-72157594413084313

Высокая экспозиция

ПРОЛОГ

Высокая экспозиция
Непреходящая страсть к Эвересту и неумолимым местам


Автор: ДЭВИД BREASHEARS,
. Саймон и Шустер

Прочитать обзор

Как альпинист, меня всегда больше тянуло к вершине, чем к движению снизу.Мне было двенадцать лет, когда я наткнулся на знаменитую фотографию Тенцинга Норгея, стоящего на вершине Эвереста. С этого момента я приравнял восхождение на Эверест к способность человека надеяться. В самом деле, нет ничего более волнующего и очищающего, чем стоять на его вершине на высоте более 29000 футов над уровнем моря, наблюдая за планетой внизу. До мая 1996 года я поднялся на Эверест. дважды, и каждый раз я испытывал исключительное чувство возрождения, которое может предложить гора.

Но Эверест также предлагает окончательность смерти. Утром 10 мая мои Everest IMAX® Съемочная экспедиция решила подняться на гору и помочь выжившим в ледяной катастрофе, в результате которой погибли восемь человек. В течение следующих нескольких дней наша экспедиция поднялась на Эверест, борясь с горьким холодом и горькими истинами и глубоко переживая горе по нашим друзьям, которые будут лежать замерзшими в смерти вечно.На вершине горы, скованной льдом, некуда хоронить мертвых.

Через неделю после самой ужасной катастрофы Эвереста другие экспедиции сняли осаду и отправились домой. Почему мы остались и снова поднялись на гору? Поразмыслив, я думаю, это произошло потому, что я почувствовал сильное родство не только с мертвыми, но и с сама гора. Я ненавидел видеть, как он стоит в беспорядке, под пристальным вниманием мировых средств массовой информации; Я хотел избавления от трагедии.Я не мог смириться с отъездом, после всех лет, проведенных в горах, с разумная погода, наш огромный запас снаряжения и человеческое мастерство, не без того, чтобы попытаться еще раз. Назовите это гордостью специалиста: я чувствовал, что нам нужно благополучно закончить этот нечестивый эпизод. Я хотел доказать, что Эверест — во всем своем величии — был утверждением жизни, а не смертным приговором.

Итак, с помощью лондонской службы погоды мы наблюдали и ждали перерыва в погоде наверху.Вокруг вершины завывал струйный поток, пронизывающий Эверест весной, и ни один искусственный инструмент не может точно предсказать когда он упадет с вершины горы и двинется на север по Тибетскому плато. В течение нескольких дней практически ничего не изменилось. Я был встревожен, но не удивлен; Я видел, как реактивный поток обрушился на Эверест в течение пятидесяти дней без перерыва. Тем не менее, я искал в отчетах малейший осколок надежды, что-нибудь, что могло бы сигнализировать о положительном повороте.Ничего такого.

В конце концов мы решили, что пора покинуть наш базовый лагерь на высоте 17 600 футов: лучше смотреть на гору в ботинках, чем сидеть в палатках, размышляя о ней. На склонах мы сами увидели, что гора держит для нас, и мы пусть гора говорит нам, когда подниматься — или не подниматься. Итак, мы с трудом надели свое снаряжение и направились вверх — вся съемочная группа IMAX — лагерь за лагерем.

Мы поднялись обратно в верхние лагеря, опасаясь зловещего ревущего ветра со скоростью от восьмидесяти до девяноста миль в час. В альпинизме вас пугает не ветер вокруг, а ветер, который вас поджидает. Большая часть нашего трепета был, конечно, психологическим. В конце концов, опытные ветераны Эвереста умерли там всего за несколько недель до этого.

В сумерках 22 мая, в день, когда мы снова заняли высокий лагерь, лагерь IV на высоте 26000 футов на Южном седле, ветер стих.Это был редкий и долгожданный момент, когда мы разбивали палатки; мы могли бы встать прямо, и мы могли бы продолжить ту ночь к вершина минус изрядная доля нашего страха.

Солнце село, и стены палатки потемнели. Хотя мы были совершенно истощены, никто из нас не мог отдохнуть. В течение всего вечера мы приготовили наше альпинистское снаряжение и кинооборудование, а также растопленный лед для питья.В лагере на Южном седле нет симуляции. Он слишком высокий, слишком бесплодный и слишком разреженный воздух. Нет никакой земной причины быть там, кроме как взойти на вершину Эвереста. Мы потратили два года на подготовку к этой попытке саммита, тренируя наши тела. и умы, составляя контрольные списки, настраивая, готовя к зиме и облегчая массивную камеру IMAX и все остальное, что в наших силах.

Теперь погода дала нам необходимую передышку.

В 22:35. Я расстегнул молнию в палатке.

Независимо от того, сколько раз я проделывал это путешествие, оно всегда начинается одинаково. На улице кромешная тьма, когда я расстегиваю дверь. То немногое тепла, которое скопилось внутри, выплескивается в холодный ночной воздух; чувство безопасности, которое я чувствую в палатке пропадает тепло.Стоя на четвереньках, я заползаю в одно из самых враждебных мест в мире, на свою лучшую арену — последние 3000 футов по вертикали до вершины Эвереста.

В ту ночь звезды не светили, но луны не было. Было темно и холодно, минус 30 градусов; ночь была тиха. Глядя вверх, я едва мог видеть очертания Эвереста — темную кривую пирамиду, вырезанную из звезд.

Я сел на небольшой камень, чтобы надеть кошки (острые металлические шипы, прикрепленные к моим ботинкам), которые впивались в снег и лед.С голыми руками я проверил и перепроверил, чтобы убедиться, что зажимы на пятке и пальце ноги прокусывают тонкий неопрен моих ботинок. дополнительный слой утеплителя поверх моих альпинистских ботинок. Я не планировал использовать там перезагрузку. Но после катастрофы я почувствовал себя необычайно уязвимым не только для холода, но и для собственной смертности. Я всегда Я полагался на силу духа, чтобы управлять своим телом, а тело всегда отличалось хорошей мощностью и большим количеством лошадиных сил.Но смерть на этом ужасном подъеме напомнила мне, что мне сейчас сорок лет. Я одолжил сапоги от друга Джона Кракауэра, пережившего шторм 10 мая.

Я шел между нейлоновыми куполами ненадежных палаток и хрипло кричал, что пора идти. Палатки были уже живы, бока задыхались от движений внутри, молнии скрипели в безмолвной ночи.Шерпи и члены команды собрали свои снаряжение, и я мысленно пробежался по своему собственному списку еще раз: два полных баллона с кислородом, запасные рукавицы, ледоруб и, самое главное, мой компас, установленный по курсу, так что даже в шторм я мог найти дорогу домой. В воздухе не было праздной болтовни, только напряжение и сосредоточенность на миссии.

Южное седло представляет собой широкое пространство из скал, твердую, плоскую, неприступную поверхность.Я знал, что безликая местность была смертельной проблемой для спускающихся альпинистов в ночь на 10 мая, потому что без компаса, чтобы направлять их, не было никакого направления. улики в снежной буре. Заблудившись и отчаянно ища высокий лагерь, одиннадцать альпинистов рухнули на краю 8000-футового обрыва холма Кангшунг Эвереста, возвышающегося над Тибетом. Там несколько В сотне ярдов от безопасного места одна женщина, Ясуко Намба, замерзла насмерть, а техасец по имени Бек Уэзерс был сильно обморожен.

Я пересек Южное седло к первому ледяному склону, неуклюже ходя уткой на кошках, царапая камни размером с кулак и пуленепробиваемый лед. Как и моя команда, я знал, что у меня гипоксия (кислородный голод), сильное недосыпание, обезвоживание и недоедание. И все же я был здесь, приказывая своему телу работать так усердно, как никогда раньше. Это усложняет работу. Но после часа, когда робот ставил одну ногу перед другой, я наконец нашел свой ритм.Все, что я мог слышать был хриплый звук моего затрудненного дыхания, когда я вдыхал и выдыхал через кислородную маску, мое дыхание соответствовало каждому шагу.

Но на этот раз не было ни единой цели, ни радости, а только мрачное знание замусоренного поля битвы, которое мы обнаружим, поднимаясь выше. Раньше я занимался восстановлением тела на Эвересте, но в моем тренировка, чтобы подготовить меня к прохождению через открытое кладбище в ожидании наверху: на этот раз на кладбище были друзья.

Есть и другие тела — тела людей, которых я никогда не встречал — разбросанные от передового базового лагеря до точек около вершины. В нескольких сотнях ярдов ниже передового базового лагеря, на высоте 21 100 футов, возле маршрута лежал альпинист, завернутый в синий брезент. И в течение многих лет, прежде чем ветер окончательно унес ее останки над холмом Кангшунг, каждая экспедиция на Эверест, поднимавшаяся по этому маршруту, проходила мимо Ханнелоре Шматц, скелетного ориентира чуть выше Южного седла с ее коричневым цветом. волосы развевались на ветру.

Также около лагеря Южное седло лежал чех, а выше — болгарин. Несколькими годами ранее на леднике внизу я собрал замерзшие тела двух непальских альпинистов.

Маршрут Северного седла на тибетской стороне также был усыпан альпинистами, которые никогда не спускались. В 1986 году я помог отнести друга-шерпа, похороненного лавиной, в монастырь Ронгбук для кремации.И один из моих документальных фильмов последовал за поиском для самого знаменитого из мертвых, британской легенды Джорджа Мэллори, который исчез недалеко от вершины в 1924 году. Где бы они ни лежали, мертвые безмолвно свидетельствуют о зловещей легкости, с которой день на Эвересте может кончиться.

Несмотря на снег и лед, Эверест сухой, как пустыня; солнце и ветер быстро мумифицировали человеческие останки.Они мало чем напоминают того древнего ледяного человека, обнаруженного много лет назад на итальянском горном перевале. Я имел дело с ними раньше, и ожесточился до сурового знания, что грань между жизнью и смертью безжалостно тонка в холодном и разреженном воздухе этого неумолимого места.

Но эта ночь была другой; впереди стояли люди, которых я знал и уважал.Мы точно знали, где умер один из самых известных гидов Эвереста, Роб Холл, благодаря его последней радиопередаче. Из других отчетов мы хорошо представляли, где Скотт Фишер лежал. Дуг Хансен умер рядом с Робом, и мы думали, что тоже его найдем. Но Энди Харрис все еще отсутствовал. У нашей команды было почти две недели после трагедии, чтобы противостоять нашим страхам, печали и гневу. Еще, Одно дело иметь дело со своими демонами у подножия горы, и совсем другое — видеть товарищей, лежащих мертвыми в снегу.

Проходили часы, пока я решительно поднимался все выше и выше, почти не чувствуя, что набираю высоту из-за темноты за кругом света от моего налобного фонаря. Я чувствовал себя одиноким и отстраненным, в состоянии транса, как всегда на склонах этих вершин. Но когда я оглянулся, я увидел лучи света от фар моих товарищей, и было приятно знать, что они были там, совершая свои уединенные путешествия со мной.

Спорадические порывы ветра кружили рыхлый снег, и я останавливался, склонив голову на восток, подальше от ледяных брызг. Перед рассветом, на высоте 27 100 футов, ниже оврага, ведущего к Юго-восточному гребню, я был поражен синим объектом справа от меня. я был гипоксический и ненадолго сбитый с толку. Из отчета Анатолия Букреева я знал, что Скотт Фишер будет рядом с этим местом.Но интенсивные усилия ночи заглушили эту мысль. И теперь мой тупой мозг боролся чтобы понять это: как мог такой сильный и находчивый человек, как Скотт, оказаться здесь? Это казалось сказочным; это не могло быть настоящим.

Я не подходил к нему. В этот день мне нужно было сохранить себя, а расстояние было защитой. В свете фары я увидел, что он лежит на спине на узкой заснеженной террасе, одна нога вытянута, одна согнута, а рука крепко сжата. сжался на его груди.Положение его тела было неудобным, слегка искаженным. Я легко мог представить, как Скотт сопротивляется до конца, его сила и воля к жизни ускользают, пока, наконец, он не лег на спину, и смерть не подкралась ко мне. его. Анатолий, который 11 мая пытался спасти Скотта, привязал рюкзак к голове своего друга. Я был за это благодарен. Мне не хотелось видеть испорченное красивое, дружелюбное лицо Скотта.

Я повернул и взобрался на Юго-восточный хребет на высоте 27 600 футов.Это яркое зрелище — смотреть через острый гребень на две вертикальные мили по склону Кангшунг в Тибет. Казалось, что я могу видеть половину континента с этой выгодной позиции. точка. Солнечные лучи сначала освещали самые высокие вершины Гималаев, одну за другой, как свечи, горящие над чернильно-темными долинами. На востоке возвышалась третья по высоте вершина мира, Канченджанга, окаймленная малиновым краем. И многое ближе, Макалу, пятый по величине, переливался оранжевым и розовым.

Три часа спустя мы достигли Южной вершины и траверса к Ступени Хиллари, сорокафутовой скале на высоте 28700 футов. Маршрут здесь дикий и открытый, по узкому изогнутому гребню, последнему препятствию на пути к вершине. Я планировал снять этот драматический траверс как центральный элемент нашего фильма. В начале, между обдуваемым ветром карнизом и каменной стеной, лежала фигура в красном.Он лежал на боку, похороненный по плечи в занесенном снегом. Его левая рука лежала на его бедро и его рука были обнажены.

Это был Роб Холл; не ошибиться, даже на расстоянии. На нем была красная куртка Wilderness Experience, такая же, как у меня. Его красный комбинезон Patagonia с нагрудником имел характерный узор в виде шахматной доски, который я заметил двумя неделями ранее. когда я спустился мимо него и его группы клиентов.Он смотрел на восток спиной к ветру.

Моей первой мыслью было то, что — типично для Роба — сайт казался хорошо упорядоченным. Было ясно, что он сделал решительную попытку выжить. Он снял кошки, чтобы они не пропускали холод через его ботинки. Его кислородные баллоны были аккуратно расставлены вокруг него. Вертикально в снег воткнули два ледоруба.Один, как я знал, принадлежал Робу, а другой, как мы позже узнали, его помощнику-проводнику Энди Харрису.

Последнее, что вы хотите сделать во время шторма, — это сложить ледоруб. Его накроет снег, или он ускользнет, ​​или вы просто забудете, куда его положили. Вот так вертикально и под рукой топоры показали, что Роб и Энди — или, по крайней мере, один из них — ясно думали в первые часы их отчаянного бивака.

Я встал на колени в снегу рядом с Робом. Я не могла видеть его лица и поэтому чувствовала себя немного далекой от него. Затем я посмотрел на его голую руку, все еще не поврежденную стихией. Что делал такой опытный альпинист, как Роб, без перчатки? Перчатка альпинистская броня. Как исчез Роб?

Я посмотрел на свои руки в рукавицах и грустно задумался.Так много в жизни Роба было отражением моей собственной. Мы были примерно одного возраста, с одинаковым уровнем опыта, способностей, амбиций и уверенности. Мы оба были вынуждены зарабатывать на жизнь в горах — жизнь на Эвересте. Но теперь он лежал мертвым.

Изучая его голую руку, я внезапно понял, с каким ужасом должен был столкнуться Роб, ужасное осознание того, что он был таким холодным и слабым, что потерял контроль над собственной жизнью.Он был жив и невредим, но ветер и холод той ужасной ночи оставил его гипоксическим, переохлажденным и обмороженным, и поэтому он лежал в ловушке на этом удаленном заставе, совершенно неспособный спастись. Я не мог представить себе худшего кошмара.

Должен признаться, к моей печали примешивалось чувство гнева по отношению к Робу, которое я нес с собой всю дорогу из базового лагеря.Я до мозга костей знал, что ошибок 10 мая можно было избежать, что высокомерие, вероятно, обрекло Роба и его партию. Из всех гидов Роб был наиболее откровенен в отношении своего мастерства и был самым целеустремленным в отношении горы. Иногда он вел себя так, как будто он был совладельцем Эвереста, и это отношение меня беспокоило. Эверест многие вещи принадлежат многим людям, но владение — не одно из них.

Его клиенты пришли сюда, чтобы не рисковать.Опыт Роба должен был быть их гарантией от опасности, и Роб подвел их. Было ужасное предчувствие катастрофы. Мы наблюдали, как пятьдесят пять человек роятся в фиксированных канаты в лагерь III перед их выходом на вершину. Это был день, когда я решил отправиться в нашу экспедицию обратно с горы и подождать, пока погода — и толпа — очистится, прежде чем пытаться взойти на вершину. мы сами. Поэтому я был зол на горе и хаос, вызванные этими трагическими смертями.Это не то, как должны работать клиенты, платящие за восхождение на эту великую гору.

Я посмотрел на Роба и на голую открытую руку, которая больше никогда не натянет варежку и не возьмется за ледоруб. Я поднял горсть снега и позволил ему разлететься, как пепел. Когда я сидел с Робом и думал о его доблестной попытке спасти клиента и вопросы, на которые нужно было ответить, я увидел себя лежащим там: сделал бы я то же самое?

Внезапно появились шерпы, поднимаясь по гребню с моим фотоаппаратом. Пора двигаться дальше, — беззвучно объявил я Робу. Я не мог снимать это место. Его смерть сделала для меня священную землю; это был кусочек Эвереста, который он наконец мог назвать своим.

Я встал и надел рюкзак. Затем мы начали подниматься на последний подъем горы.

(C) 1999 Дэвид Бришерс Все права защищены.ISBN: 0-684-85361-2

Эверест ’96: спусти их живыми

* В 1996 году Патрика Конроя отправили в Непал для отчета о первой южноафриканской экспедиции на Эверест. Двадцать лет спустя он размышляет об этом памятном задании.

День 15: 12 мая 1996 года

Филип Вудалл вернулся в лагерь с угрюмым выражением лица.Он был в палатках Новой Зеландии.

«Роб Холл не отвечает на радио». Больше нечего было сказать. Наши сердца упали.

Мы знали, что это значит. Если кто и мог пережить вторую ночь на высоте 8700 метров, так это стойкий новозеландец. Теперь его радио молчало.

Его смерть была медленной и мучительной.

Я почти не сомневаюсь в том, что, когда он говорил со своей женой, Яном, об их единственном ребенке, он знал, что он не доживет до того момента, когда он когда-либо взглянул на нее.Его единственным родительским поступком было дать имя будущему ребенку — он был бы лишен всех будущих отцовских привилегий.

Холлу не удалось спуститься живым. Ему не удалось спасти Дуга. Теперь он должен был подвести своего единственного ребенка.

Сегодня Саре Холл исполняется 19 лет. Возможно, она больше, чем кто-либо другой, хотела бы, чтобы он оставил Дуга Хансена на произвол судьбы и спустился вниз, чтобы спасти свою жизнь. Холл пожертвовал собой, пытаясь спасти человека, который был готов умереть за вершину. Это был героический поступок, достойный восхищения, но Сара и ее мать Джен теперь остались одни.

Эверест безразличен к боли и потерям. Эверест неумолим. Он не заботится о протоплазматических существах, одетых в пуховые костюмы, которые пытаются взбираться на ее склоны в течение нескольких недель каждый год. Тела, по ее утверждению, принадлежат ей на вечность.

Роб Холл и Скотт Фишер остаются там, где они умерли. Где Дуг Хансен и Энди Харрис — загадка. Никаких следов мужчин не было обнаружено, и Эверест хранит свои ледяные гробницы при себе.

Тело Ясуко пролежало на Южном седле больше года.Ее скорбящий муж организовал экспедицию в 1997 году и привез тело своей жены. Анатолия Букреева не давала покоя ее смерть, и он извинился перед мужем за то, что не смог спасти ее жизнь. Анатолий написал книгу о своем опыте на Эвересте в том году под названием «Восхождение».

Я ненадолго встретился с Анатолием в базовом лагере в 1996 году. Дешун и я были в лагере Фишера после трагической бури. Букреев вошел в кухонную палатку, где мы сидели на полу и завтракали, приготовленные хозяевами.Он был одет в синее и в кроссовках. Он держался особняком и избегал разговоров ни с кем. Он показался мне воплощением интроверта. Горы были его друзьями, люди отвлекали.

Кто-то спросил его, покидает ли он базовый лагерь.

«Да», — сказал он.

Итак, я спросил его, где он собирается переночевать, ожидая, что его ответ будет Фериче или Тенгбоче.

«Лукла», сказал он, раздражен моим вторжением и не спускает глаз с еды.

Букреев собирался пробежать всю тропу, на которую мне понадобилось семь дней, чтобы подняться всего за несколько часов. Он был замечательным спортсменом.

Я был поражен, но почувствовал, что он не в настроении для разговоров, и оставил его в покое. Вскоре он протянул свою пустую тарелку одному из кулинаров, затем молча встал и быстро покинул палатку. За все время, пока я был в его присутствии, он сказал только два слова: «Да» и «Лукла».

В день Рождества 1997 года он совершал восхождение в Непале, на этот раз на южной стене Аннапурны.Над ним огромный ледяной карниз оторвался от горы и обрушился на его позицию. Букреев был убит, а его тело так и не нашли. Ему было 39 лет. Он был на год моложе Фишера на момент своей смерти, которому было 40 лет, и на четыре года старше Роба Холла, умершего в возрасте 35 лет. Никакой горы для стариков.

Назад к 12 мая 1996 года.

Живые теперь отчаянно пытались спуститься с горы. В лагере 2 и базовом лагере были созданы импровизированные полевые госпитали. Доктор Ингрид Хант снова направилась к южноафриканским палаткам.Она была явно расстроена, но пыталась сосредоточиться на пациентах, которые должны были пройти в течение следующих 24 часов.

Она сказала нам, что ей и ее коллеге-доктору Кэролайн Маккензи нужны медикаменты. Филип вытащил из складской палатки большую синюю пластиковую бочку, наполненную лекарствами и припасами.

«Берите все, что вам нужно», — твердо сказал он.

Хант объяснила, что искала определенные лекарства, иглы, капельницы и шприцы. Мы вылили содержимое на пол палатки и начали перебирать припасы.У Иэна Вудалла, возможно, были свои критики, но его исключительные организационные и логистические способности нельзя упрекнуть. Наш лагерь был хорошо укомплектован. Ян и Филип все продумали.

Хант быстро накапливала нужные ей лекарства. Как только она была удовлетворена, мы с ней отнесли все необходимое в лагерь Фишера. Полевой госпиталь был готов, но до раненых было еще очень далеко. Обессиленные выжившие спускались по склону Лхоцзе.У тех, кто мог ходить, не было кислорода, и риск фатальной ошибки с закрепленными веревками был высок.

Это будет еще один тревожный день.

Среди спустившихся был знаменитый писатель Джон Кракауэр. Он встретил ведущего шерпа и лучшего друга Скотта Фишера Лопсанга Джангбу. Лопсанг был посвящен Скотту и обезумел из-за его смерти. Кракауэр выразил свои соболезнования, но Лопсанг обвинил себя, сказав Кракауэру: «Скотт мертв; это моя вина. Мне очень не повезло. Это моя вина.Мне очень не повезло ».

Четыре месяца спустя Лопсанг погиб в лавине на Эвересте. Ему было 24

В базовом лагере мы посменно слушали радио. Команда ЮАР спускалась вместе со всеми. Они планировали спуститься по стене Лхоцзе, пройти через Лагерь 3 и отдохнуть в Лагере 2 у подножия скал Лхоцзе.

Филип запустил генератор, и я подал серию отчетов на номер 702.

Эндрю Болтон, заведующий отделом новостей, сказал мне, что число погибших на Эвересте, по данным агентства новостей Рейтер, составило восемь альпинистов.

«Нет, пять, — настаивал я, — Холл, Фишер, Хансен, Намба и Харрис».

Да, Чена убили 24 часа назад, но это все равно не восемь. Эндрю Болтон, должно быть, ошибался.

Он назвал меня «Лумумба» в честь убитого премьер-министра Конго Патриса Лумумбы. Я ответил тем же, назвав его «Болтош».

«Рейтер говорит, что сейчас восемь, Лумумба! Они сообщают о тех же смертях, что и вы, но говорят, что трое индийских альпинистов погибли … на северной стороне?

Мне даже не приходило в голову, что на вершину идут экспедиции с китайско-тибетской стороны горы — Северной стены.Эндрю был прав, на противоположной стороне тоже были смертельные случаи, о которых мы совершенно не подозревали.

Я объяснил, что мы ничего не знаем о событиях на северной стороне из-за непроходимой каменной стены высотой три километра, которая отделяла нас от Северной стены. Я признал, что его информация должна быть верной в данных обстоятельствах.

Я был в базовом лагере четыре дня, и за это время Эверест убил 9 человек. Это была одна жизнь каждые десять с половиной часов.

Еще больше жизней будет потеряно до окончания сезона.

Подробнее:

День 14: Ходячие мертвецы

День 13: Пропал без вести, предположительно мертв

Роб Холл совершил 5 восхождений на Эверест. Его шестой раз был бы фатальным.

Альпинисты на Эвересте каждый день сталкиваются с опасностями, но Роб Холл несколько раз дожил до своего рокового восхождения.

YouTubeРоб Холл на подъеме.

Роб Холл с тех пор, как был достаточно взрослым, чтобы ходить, занимался альпинизмом.

Холл родился и вырос в Новой Зеландии. Естественно, он увлекся скалолазанием.Южные Альпы охватывают всю страну, и именно там Холл проводил большую часть своего времени в молодости. В юности он прошел почти весь горный хребет, обрел любовь к альпинизму и приобрел ряд ценных навыков, которые помогли ему в карьере профессионального альпиниста.

В 1988 году Роб Холл встретил Гэри Болла, и они стали верными друзьями. Их объединяла общая любовь к альпинизму, природе и вкус к приключениям.

Роб Холл и Гэри Болл покоряют семь вершин

Через несколько месяцев после знакомства Холл и Болл решили, что они хотят подняться на что-нибудь более захватывающее, чем их знакомые Южные Альпы.Итак, пара намеревалась сделать то, что до этого делали всего несколько раз: подняться на Семь вершин.

«Семь вершин» — это альпинистское испытание, впервые завершенное в 1985 году. Семь вершин относятся к самым высоким горам на каждом континенте, и задача состоит в том, чтобы успешно подняться на каждую из них.

Из-за различных определений «континента» (например, там, где сталкиваются Европа и Азия, и должна ли Океания быть только Австралией или включать окружающие ее острова) и определениями «горы» (определяется ли высота исключительно площадью над уровнем моря. , или включает то, что простирается ниже уровня моря) существует несколько версий задачи.

Самая популярная версия, известная как «версия Bass», цитирует самую высокую гору на каждом стандартном континенте над уровнем моря: Эверест в Азии; Аконкагуа в Южной Америке; Денали в Северной Америке; Килиманджаро в Африке; Эльбрус, в Европе; Костюшко в Австралии; и Винсон в Антарктиде.

Wikimedia Commons «Семь вершин» в порядке высоты.

В то время как Bass ’Seven Summit уже покоряли вершины и раньше, Роб Холл хотел вывести их на новый уровень. Вместо того, чтобы просто выполнить задание, они сделали бы его в рекордные сроки — семь месяцев, по одному на каждый пик.Они начнут с Эвереста, возможно, самого сложного в списке.

Услышав, что двое альпинистов собираются совершить невозможное в то время, пожертвования от корпоративных спонсоров хлынули потоком, сделав поездку реальностью. Наконец, в 1990 году они двое отправились в путь. Они взошли на Эверест в мае и оттуда двинулись вниз по списку, закончившись в декабре массивом Винсон, завершив поход всего за несколько часов до назначенного срока.

Успешно увлекшись своим чудесным приключением, пара вернулась в Новую Зеландию.К сожалению, давление со стороны корпоративных спонсоров заставило их отказаться от профессионального скалолазания.

Их амбиции взяли верх. Хотя они действительно сделали невозможное возможным, их спонсоры хотели более смелых и опасных приключений. Однако все, что было опаснее того, что они сделали, могло оказаться фатальным.

Итак, вместо того, чтобы рисковать своей жизнью, Роб Холл и Гэри Болл решили заняться бизнесом для себя. В 1992 году дуэт открыл Adventure Consultants, ведущую компанию по сопровождению экспедиций, которая позволила им заниматься альпинизмом на досуге и делиться своей любовью к альпинизму с другими.За время своего сотрудничества они вместе поднялись на 16 гор, как в турах, так и в одиночных приключениях.

Их первая экскурсия с гидом была на Эверест в 1992 году, а в следующем году должна была последовать еще одна. К сожалению, во время восхождения в Гималаи с Холлом Болл упал с отеком мозга и умер, вынудив Холла похоронить своего друга в расселине на склоне горы.

Хотя это событие было травмирующим, Холл отказался бросить компанию, которую он и Болл основали.В течение следующих трех лет он руководил альпинистскими экспедициями в одиночку, иногда нанимая других гидов, если группы были слишком большими. Хотя восхождение на Эверест обошлось примерно в 65 000 долларов, запросы все еще хлынули со всего мира.

Репутация

Холла как опытного и знающего гида предшествовала ему и обеспечивала его работой круглый год. На одном из своих восхождений он встретил свою жену, которая также была заядлым альпинистом и часто сопровождала его в поездках.

Wikimedia Commons Роб Холл во время предыдущей экспедиции на Эверест.

Судьбоносное восхождение на Эверест

В 1996 году Роб Холл снова отправился в обычную экспедицию гида. Однако на этот раз катастрофа, с которой он флиртовал все эти годы, наконец победила.

10 мая Холл совершил экскурсию, в которой участвовали восемь клиентов и три гида. Среди клиентов были Джон Кракауэр, журналист, надеявшийся осветить путешествие для журнала, и Бек Уэзерс, американец, который надеялся подняться на Семь вершин, как и Холл.



Слушайте выше подкаст History Uncovered, выпуск 28: Beck Weathers, также доступный в iTunes и Spotify.

Группа начала восхождение достаточно легко, но через несколько часов все изменилось. С наступлением ночи Уэзерс потерял видимость в результате перенесенной им операции на роговице. Холл, зная, насколько опасен подъем даже при прекрасной видимости, приказал Уэзерсу оставаться на стороне тропы, пока он не вернется. Подъем должен был быть достаточно легким, чтобы команда вернулась через несколько часов.

Оставив одного человека позади, команда продолжила восхождение на гору, где их продолжали мучить бедствия.Вскоре Холл обнаружил, что тропа, по которой он вел своих альпинистов, не имеет фиксированной линии, а это значит, что ему придется проложить ее самому. Задержка, связанная с установкой линий, стоила команде драгоценного времени, и они все еще не достигли вершины к 14:00, когда в последний раз команда могла развернуться и все же добраться до лагеря к ночи.

Тем не менее, команда продолжала с верой в способности Холла, двигая их вперед. К 15:00 они достигли вершины и начали спуск. По пути вниз Холл столкнулся с другим альпинистом, Дугом Хансеном, у которого закончился кислород.

YouTube Экипаж, который отправился на судьбоносное восхождение Холла.

Пока шерпы помогали остальным альпинистам спуститься, Холл остался ждать помощи с Хансеном. Однако через два часа стало ясно, что помощи не будет. Метель ударила около 17:00, ветер дул со скоростью 150 миль в час, а видимость была почти нулевой. Однако, несмотря на шторм, один из гидов Холла развернулся и поднялся с дополнительным кислородом и водой.

Двенадцать часов спустя, почти в 5 часов утра.м., базовый лагерь получил первое слово из Холла. Товарищ-гид подошел к нему, но теперь его не было, а Хансен был мертв. Он сказал, что у Холла есть кислород, но регулятор его маски замерз и не может циркулировать воздух. К 9 часам утра он починил его, но знал, что не сможет спуститься с горы, так как его руки и ноги были обморожены.

Он позвонил своей жене через базовый лагерь по спутниковому телефону и смог передать ей сообщение.

«Спи спокойно, моя дорогая», — сказал он ей.«Пожалуйста, не волнуйтесь слишком сильно».

Через несколько часов его не было. Его тело по сей день остается на горе.

Хотя Холл не выжил, некоторые из его команды выжили. В частности, Джон Кракауэр, который надеялся задокументировать этот путь для журнала Outside , вместо этого опубликовал историю Холла сначала в журнале, а затем в книге под названием Into Thin Air . Именно благодаря Кракауэру история экспедиции Холла сохранилась.


Нравится этот взгляд на Роба Холла? Далее прочтите о трупах мертвых альпинистов, навсегда застывших на Эвересте.Затем читайте об открытии самого известного из них Джорджа Мэллори.

Моя жизнь после смерти |

С точки зрения всего мира, Бек Уэзерс был мертв, что стало еще одним смертельным исходом в самой ужасной альпинистской трагедии на Эвересте.

Свирепые ветры и смертельный холод сомкнулись вокруг горы, пока Уэзерс и его товарищи боролись вниз с вершины. Потерянный и измученный, он, по-видимому, умер от переохлаждения, его тело лежало обнаженным на Южном седле на высоте более 26000 футов.

В течение следующих 24 часов горный гид, а затем врач проверяли его состояние. Оба объявили Уэзерс, техасского патолога, безнадежным. Никто раньше не выходил из гипотермической комы, особенно на большой высоте. Его жене сказали; начался траур. Затем произошло нечто удивительное. Уэзерс проснулся.

Четыре года спустя, в своем доме в Далласе, он перемещается в кресле, опираясь на остатки рук, и медленно улыбается. «Я всю жизнь был рассказчиком, — говорит он, — просто у меня никогда раньше не было рассказов.Теперь у меня есть денди ».

Но, несмотря на ужасные травмы, в результате которых он потерял части рук, лица и ступни, Уэзерс счастливее, чем когда-либо. «Впервые в жизни я обретаю покой», — говорит он. «Я больше не стремлюсь определять себя внешне, через цели, достижения и материальное имущество. Впервые я чувствую себя комфортно в собственной шкуре ».

Потому что, хотя то, что он перенес на Эвересте, положило конец его альпинистской карьере, оно помогло ему преодолеть суицидальную депрессию, преследовавшую его на протяжении большей части его взрослой жизни.Его ужасное испытание началось 10 мая 1996 года. В рамках экспедиции новозеландского горного гида Роба Холла Уэзерс потратил около 65000 долларов на восхождение на Эверест, что было самым большим и сложным испытанием в его стремлении достичь вершины высочайшей вершины на каждой из семи вершин. континенты.

В свои 49 лет он был одним из самых старых скалолазов в том сезоне. Он сделал очень многое, чтобы достичь вершины — на свой 20-летний брак с Пич, на привязанность его детей, даже на свою жизнь, — но, похоже, он не осознавал этого.За добродушным и остроумным фасадом скрывалась глубокая незащищенность; он не просто хотел подняться на Эверест, ему было нужно.

Глядя с воздуха на пригород Далласа, можно понять, откуда взялось его психическое заболевание и порожденная им навязчивая идея. Как и в первой сцене «Красоты по-американски», каждая зеленая улица кажется такой же, как и предыдущая, безопасная, изолированная, обычная. Уэзерс наслаждался материальными благами, которые доставляла ему успешная карьера, любил свою семью, но долгое время чувствовал себя совершенно обделенным.

«Депрессия была контролирующим аспектом моей жизни, — говорит он. «На какое-то время я был склонен к суициду, до такой степени, что это меня до чертиков пугало». Он искал побега в череде навязчивых идей, от радио CB до парусного спорта. «Единственное, что действительно помогло, — это довели мое тело до крайностей. Если вы усердно работаете физически, это дает вам это прекрасное чувство втягивания в себя, и все проблемы вашего существования исчезают. Скалолазание стало логичным продолжением этого.’

Перед бурей, отправляясь из своего высокого лагеря на Южном седле, Уэзерс был близок к тому, чтобы осуществить свою последнюю одержимость. Погода была ясная, он и его товарищи по команде полны надежд. Когда они ушли в ночь, скрипя кошками по снегу и льду, им предстояло 12- или 14-часовое восхождение на вершину. Но Уэзерс не суждено было попасть туда.

Перед отъездом в Непал ему была сделана лучевая кератотомия, по сути, крошечные разрезы на роговице, чтобы исправить близорукость.Однако на высоте его адаптированные роговицы изменили форму, оставив его полуслепым в темноте. Он был вынужден съехать с тропы и смотреть, как его товарищи плывут к вершине. Его не били. Уэзерс решил, что при ярком солнечном свете его радужная оболочка закроется, чтобы защитить сетчатку и дать ему огромную глубину резкости, минуя проблему с роговицей. Так оно и было, но, вытирая расплывчатые глаза, он поцарапал ледяным кристаллом правую роговицу, оставив ее размытой. Хотя его левый глаз работал нормально, у него не было восприятия глубины, что было настоящим препятствием на такой опасной местности.

Холл запретил ему подниматься выше и велел ему оставаться на месте, пока он не вернется. «Пересеките мое сердце, надеюсь умереть», — пообещал он Холлу. Но Холл не вернулся, а вместо этого оказался на высшем уровне рядом с вершиной вместе с Дугом Хансеном, почтовым работником Сиэтла, который был слишком слаб, чтобы спуститься. Несмотря на то, что его уговорили бросить Хансена, Холл остался на месте и умер на следующий вечер.

Когда Холл покинул его, чуть позже 7:30 утра, Уэзерс терпеливо ждал его возвращения в течение дня, отклоняя предложения от альпинистов, спускавшихся с горы, чтобы присоединиться к ним.Но к 17:00 он понял, что что-то не так. Джон Кракауэр, который позже написал «В тонком воздухе», бестселлер того сезона на Эвересте, достиг Уэтерса, спускаясь с вершины. Он сказал Уэзерсу, что Холл застрял на гребне вершины. Теперь Уэзерс знал, что он должен упасть, но отказался от предложения Кракауэра о помощи. Вместо этого он решил дождаться другого гида из своей команды, Майка Грума, который помог Уэзерсу спуститься к Южному седлу в составе группы усталых отставших, которым суждено было пережить ужасную ночь под открытым небом.

Рядом с их палатками и безопасностью, послеобеденная буря усилилась, облака закипели над Южным седлом, и поднялся ветер. Один альпинист описал это как потерянный в бутылке с молоком. Дезориентированная, сбитая с толку и отчаявшаяся, небольшая группа альпинистов почти спустилась с края горы в поисках лагеря. При этом Уэзерс потерял правую перчатку, его рука мгновенно замерзла. Измученные, альпинисты с огромным падением впереди сидели на корточках, ожидая разрыва в облаках и шанса на спасение.

К тому времени, когда это произошло, Везерс уже не был спасен. Его товарищи в ужасе наблюдали, как он встал против бушующего ветра, раскинув руки, его голая правая рука застыла, как кусок мяса. Стоя посреди ночи на Южном седле, обезумев от переохлаждения и гипоксии (недостатка кислорода в тканях тела), он умирал.

«Я все понял», — крикнул он, прежде чем ветер сбил его с ног, и он исчез в водовороте, по-видимому, навсегда.Его друзей спас Анатолий Букреев, но русский гид счел Уэзерс мертвым. На следующее утро канадский врач Стюарт Хатчинсон и три шерпа отправились искать Уэзерс и японку Ясуко Намба, которую также оставили накануне вечером.

Намба еле была жива, и Хатчинсон пришлось снять ледяной панцирь с ее лица, чтобы исследовать ее. Он решил, что тут ничего не поделаешь; Кожа Намбы была фарфорово-белой, глаза расширились. Перейдя к Уэзерсу, теперь частично засыпанному снегом, Хатчинсон увидел застывшую правую руку, застывшую над его головой, расстегнутую до талии куртку, покрытое льдом лицо, и решил, что человек перед ним « близок к смерти и все еще дышит », как и любой пациент, которого он видел.

Было объявлено, что Уэзерс больше нет. Затем, около 16:00, произошло чудо. «Я был так далеко зашел в том смысле, что не был связан с тем местом, где был», — говорит он. «Было приятно, тепло и комфортно находиться в моей постели. Это было действительно неплохо ».

Дезориентированный белыми облаками и снегом, его неуклюжая рука давала ему возможность сосредоточиться. Он ударил им о землю. Это было похоже на дерево. Адреналин просачивался через его организм, и он начал осознавать свое затруднительное положение.«Это была не кровать. «Это был не сон», — говорит он. «Это было по-настоящему, и я начинаю думать: я на горе, но понятия не имею, где. Если я не встану, если я не встану, если я не начну думать о том, где я нахожусь и как оттуда выбраться, то это очень быстро закончится ».

Как патолог, привыкший наблюдать за функционированием клеток тела через микроскоп, размышляет ли он о том, что его спасло?

«Насколько мне известно, я единственный человек, вышедший из гипотермической комы в таких условиях.Я не понимаю этого пробуждения. Я смотрел на это с самых духовных и самых физических точек зрения. Есть вещи, которые физически изменились за этот день, и этого могло быть достаточно. А ядро ​​вашего тела может выдерживать перепады температуры, намного превосходящие то, во что я мог бы поверить ».

Он приводит пример человека, погруженного в Северное море, у которого внутренняя температура была 82F — 16F ниже нормальной температуры тела — и он все еще мог говорить рационально. Но Уэзерс это все еще кажется чудом.

Это не было соприкосновением со смертью: как сказал Уэзерс, это была полная весенняя уборка. Когда он вошел в лагерь, никто из альпинистов не мог поверить, что видение перед ними было мертвым Беком Уэзерсом.

«У этого человека не было лица», — вспоминал один позже. «Он был полностью черным, сплошным черным, как будто на нем была корка».

Все, кто все еще ясно мыслил, тоже предполагали, что к утру он умрет. Его самого поместили в палатку и оставили одного.Позже его жена была возмущена тем, что ее мужа бросили умирать и некому было утешить его.

Погода снисходительнее. «Все были истощены. Все, кто был рассудителен, были напуганы. И я думаю, что с точки зрения трудного выбора того, что можно было бы сделать для меня — ну, они сделали все это. Никто не ожидал, что я переживу ночь. Но тогда мне никогда не приходило в голову, что я не переживу этого ».

События того дня и ночи на Эвересте вызвали споры, отчасти из-за интереса средств массовой информации, который вызвали прямые трансляции в Интернете.Всего на горе погибли восемь альпинистов. К тому времени, как Уэзерс был на пути в базовый лагерь, в Катманду прибывали журналисты, чтобы взять у него интервью.

«Мне сказали, что эта поездка будет стоить мне руки и ноги», — пошутил он своим спасителям, когда они помогли ему спуститься. «Пока что я заключил более выгодную сделку».

Через несколько часов он уже летел в Катманду на вертолете, что было самым масштабным спасательным оператором из когда-либо выполненных. Уэзерс был на обложке Newsweek и в каждом выпуске теленовостей, но всякая мысль о том, чтобы быстро нажиться на своем опыте, была забыта.Он, возможно, шутил со своими спасителями, но теперь он боялся возвращения своей депрессии, боясь, что теперь она захлестнет его. И если не учитывать его физические травмы, его брак был почти разрушен одержимостью, которая оставила его физически разрушенным.

«С этим было бы гораздо труднее справиться», — говорит он о сомнениях Пич по поводу того, чтобы остаться. «Я просто не знаю, потому что мне не пришлось сталкиваться с этим, смог бы я справиться».

Вместо этого она согласилась остаться на год, пока он не приспособится к своим травмам.Его правая рука оттаяла и засохла. «Это выглядело, — говорит Уэзерс, — как будто его сожгли». У него также было обморожение левой руки, левой стопы и всего лица. Ничего нельзя было сделать с его носом. Обморожение распространилось через мягкие ткани, кожу и хрящи прямо на кость. Перед тем, как это было вырезано, пластический хирург Грег Эниджан сделал слепок в оловянной фольге с оригинала. Уэзерс был вынужден распылить теперь открытые носовые проходы, чтобы они оставались влажными, в то время как хирурги вырастили новый нос — перевернутый — на его лбу, взяв хрящ из ушей и кожу с его шеи, прежде чем переместить его туда, где его оригинал был ампутирован. .Он должен быть осторожным, шутит он, чтобы не позволить детям сфотографироваться для National Enquirer.

Его правая рука была ампутирована чуть ниже локтя; левая сторона лучше, чем фактически является мясистая рукавица и грубый большой палец. Он пережил год боли, когда перерезанные нервы в его руках успокоились, как будто «постоянно ударяли по забавной кости», — говорит он. «Возможно, это выглядит не так уж и красиво, но реконструкция с левой стороны очень высокотехнологична. Они проделали чертовски качественную работу. Иметь любое движение и уметь что-то поднять.’

Он качает головой. «Удивительно, насколько функциональным вы можете быть. Через четыре месяца после того, как мне отрезали руки, я вернулся к работе ».

Когда он наконец пришел писать свою историю, просто рассказать миру о том, как он выжил, было недостаточно. Он и Пич решили написать о том, как они снова начали жить вместе, что-то, что скалолазание почти разрушило. «Для нас причина этого заключалась не в том, чтобы осветить горную историю, а в стремлениях, которые привели вас туда, и в цене, которую вы платите с точки зрения отношений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.