Падение с парашютом: Очевидец снял на видео падение парашютистов с неисправным парашютом: Происшествия: Из жизни: Lenta.ru

Разное

Содержание

Прыжки с парашютом в тандеме

Совершите первый прыжок с парашютом в тандеме с инструктором в Ярославском аэроклубе — старейшем парашютном клубе России!

Прыжки в тандеме осуществляются с самолета АН-2 — с высоты 2500 метров, время в свободном падении около 30 секунд

При выполнении тандем прыжка инструктор и пассажир используют одну специализированную парашютную систему, которая находится на теле инструктора и включает в себя увеличенные по площади основной и запасной парашюты. Перед инструктажем и посадкой в самолет на пассажира надевается его подвесная система. При достижении контрольной высоты инструктор еще раз осматривает все оборудование и прикрепляет эту систему и, соответственно, самого пассажира плотно к себе. Каждая точка крепления выдержит нагрузку до нескольких тонн.

МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ ТОЛЬКО СОВРЕМЕННЫЕ ПАРАШЮТНЫЕ СИСТЕМЫ ИЗВЕСТНЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ.

ВСЕ НАШИ ИНСТРУКТОРА ВЫПОЛНИЛИ БОЛЕЕ ТЫСЯЧИ ПРЫЖКОВ И ИМЕЮТ СПОРТИВНЫЕ ЗВАНИЯ.

Когда самолет наберет высоту и зайдет на курс выброски, инструктор подаст команду приготовиться и подойти к открытой двери исправно летящего самолета. Пожалуй, это самый эмоциональный момент прыжка — стоять вдвоем с инструктором у открытой двери! Инструктор делает шаг — и …!!!

Прыжок начался. В первые секунды инструктор стабилизирует падение. Вам надо лишь принять позу парашютиста, прогнуться закинув ноги назад и расправить, как птица расправляет крылья, руки. В этом положении вы и проведете эти незабываемые секунды. Скорость свободного падения довольно высока — около 50 м/c или 180 км/ч. Но неопытным взглядом саму картину оценить сложно. Поэтому, мы бы очень рекомендовали вам не поскупиться на заказ фото-видеосъемки прыжка. Вы получите одно из самых эмоциональных видео и классных фото в свою коллекцию. Ими бесконечно хочется поделиться с друзьями, социальными сетями — со всем миром. Но, кроме того, воздушный оператор — это еще и ваш персональный аниматор.

Инструктор будет у вас за спиной. Его не видно и не слышно. И вдруг к вам, в этом чистом огромном небе, подлетает большая птица с аппаратурой на голове…!!! И улыбается…!!! Реакция у всех пассажиров примерно одинаковая — уже в свободном падении начинается выплеск эмоций — радость, желание передать эти эмоции уже здесь и сейчас. Но инструктор внимательно следит за высотой и на назначенном уровне введет в действие парашют.

После открытия парашюта инструктор удостоверится в вашем благополучном состоянии и вы начнете плавное снижение к земле для приземления в заданной точке, рядом с нашим стартом. Там вас уже ждут ваши друзья и тот самый оператор, который падал рядом с вами. Снижение займет около пяти минут. Можно просто полюбоваться видами, можно попросить инструктора заложить несколько крутых виражей и. даже, на безопасной высоте самому поуправлять парашютом.

Приземление проходит строго против ветра. Для этого на старте будет стоять указатель направления ветра. По команде вы должны будете поднять ноги и держать их так крайние несколько секунд перед касанием земли.

Инструктор мягко опустит вас на землю, первым коснувшись ее.

Все это снимает оператор. К вам бегут друзья, вы обнимаете, ну или жмете руку, инструктору. Фото на память. Благодарности. Прощания. Одним словом — еще один хороший день.

ЗАПИШИТЕСЬ НА ТАНДЕМ — ПРЫЖОК В ЯРОСЛАВСКОМ АЭРОКЛУБЕ ПО ТЕЛЕФОНУ — (4852) 90 73 53.

Стоимость прыжка можно узнать на странице Цены

 

Если вы отмечаете таким образом какое-то событие, день рождения, праздник, либо планируете просто хорошо отдохнуть — у нас имеется возможность предоставить вам оборудованное место для пикника на территории аэроклуба. Кухня, веранда, летняя кухня, лежаки, мангал, душ. Обращайтесь. Мы сделаем ваш праздник незабываемым. (4852) 90 73 53.

Самостоятельный прыжок с парашютом с высоты 800 метров в Москве

Как это — приземляться с парашютом? На что это похоже?
По ощущениям приземление (момент контакта ног с земной поверхностью) напоминает прыжок с двухметровой высоты. Представили? — в этом нет ничего страшного, если аккуратно приземлиться на две ноги и смягчить удар. А теперь представьте, что может быть, если прыгать с двух метров на одну ногу или размахивая ногами. Это уже опасно. Именно поэтому при подготовке к первому прыжку с парашютом наши инструктора особое внимание уделяют технике безопасности при приземлении.

Если в самолёте я испугаюсь, будут ли меня выталкивать?
Нет, никто не будет выбрасывать Вас из самолёта силой… могут лишь слегка подтолкнуть, если Вы замешкаетесь у двери, растерявшись от увиденного внизу. Однако мы настоятельно просим Вас: если Вы приняли сознательное решение «не буду прыгать с парашютом» уже в самолёте — сообщите об этом выпускающему до того, как будет открыта дверь и начнётся выброска. Тогда Ваш карабин вытяжного троса перестегнут в конец очереди, чтобы он не мешал тем, кто должен прыгать после Вас — и Вы спокойно приземлитесь в самолёте в сопровождении инструктора.

А если парашют не раскроется?. .
Свои первые прыжки Вы будет совершать с парашютом Д-6 , Д-1-5у. За время осуществления прыжков на аэродроме «Киржач», прошли тысячи парашютистов-«перворазников», и не было ни одного случая, чтобы парашют не раскрылся или работал неисправно. Но даже при этом у Вас всё равно будет второй парашют — запасной, ещё более простой и, следовательно, более надёжный. О том, как пользоваться запасным парашютом, Вам расскажут на предварительной подготовке к прыжку.

Опасно ли приземляться на лес?
Нет, приземляться на лес на десантном парашюте не опасно. Как не оцарапаться о набегающие ветки — Вам расскажет инструктор, а спуститься с дерева поможет дежурная команда спасателей. По статистике аэродрома вероятность приземления на лес очень не велика.

Что будет, если я не дёрну кольцо парашюта?
Если Вы не дёрнете кольцо парашюта через 3 секунды после отделения от летательного аппарата, тогда через 3-5 секунд сработает парашютный страхующий прибор — и Ваш парашют раскроется сам.

Но это не значит, что кольцо парашюта можно не дёргать вовсе.

Что такое «прыжок с парашютом на стабилизацию падения»?
Стабилизация падения осуществляется для Вашей безопасности — чтобы Вы падали не беспорядочно, а ровно — тогда основной парашют, раскрываясь, ни за что не зацепится. Вы выходите из самолёта — и вытяжной трос сразу же раскрывает стабилизирующий парашют. Площадь стабилизирующего парашюта — всего 1,5 квадратных метра, этого мало, чтобы хоть сколько-нибудь замедлить скорость Вашего падения, но достаточно, чтобы не дать Вам сорваться в БП (беспорядочное падение). 3–5 секунд Вы падаете под стабилизирующим парашютом, затем раскрывается основной парашют.

Что такое «динамический удар»?
Не вдаваясь в физику и говоря простыми словами — динамический удар — это быстрая остановка падения в момент раскрытия парашюта. Многие начинающие парашютисты в эйфории первого прыжка с парашютом даже не чувствуют динамического удара.

Сколько длится свободное падение? Сколько я буду снижаться под куполом парашюта?
Если быть корректным, то свободное падение и снижение под стабилизирующим парашютом — вещи разные, но похожие по ощущениям. Если Вы совершаете простой прыжок с парашютом Д-6, то собственно свободное падение длится меньше секунды — до раскрытия стабилизирующего парашюта. Под стабилизирующим парашютом вы снижаетесь 3–5 секунд до раскрытия основного парашюта. Основной парашют будет над Вами до самой земли, всего 2–3 минуты, или, если Вас вдруг подхватит непредсказуемый восходящий поток, то 4–7 минут.

«МЧС Медиа» на десантных сборах

25 секунд – столько я буду находиться в свободном полете, когда через мгновение вместе с инструктором шагну в бездну, или, как здесь говорят, «отделюсь от воздушного судна». Шаг – и под нами 2 700 метров. Каждую секунду мы приближаемся к земле на 5 метров. Здесь тихо и солнечно, и только крики новичков, которые прыгают сегодня в тандемах, раздаются в тишине.

Спасатели позже со смехом скажут: «Вас, ребята, было слышно с земли». Это не преувеличение: слышимость в небе такая, что, когда начальник командует подтянуть стропу, спасатель в небе слышит его команду. 

Четыре раза в год воздушно-десантная служба центра «Лидер» под руководством ее начальника Игоря Кузаева организует десантные сборы спасателей. Почти месяц вместе тренируются совершать прыжки спасатели Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер», отряда Центроспас, Ногинского спасательного центра и Жуковского авиационно-спасательного центра МЧС России.

В промежутках между коллективными выездами «в поля» — месяцы тренировок в части, а непосредственно перед прыжками – теоретическая и практическая подготовка.

Инструктор объясняет спасателям, которые висят в системе, имитирующей парашютную: «Колени прижаты, согнуты. В положении группировки: правая рука — на кольце основного парашюта, левая — на запаске, подбородок прижат. Отсчет времени: 521, 522, 523 – кольцо! – 525, 526 – купол!», «Положение стабилизирующего снижения принять!» За ним тут же повторяют, проделывая в точности все движения. Тут же от инструктора поступает новая команда, гипотетическая задача форс-мажор:

— Нет купола!

Спасатели за долю секунды отработанным движением открывают «запаску». Инструктор доволен:

— Молодцы!

Сборы не станут здесь рутиной, а всегда останутся долгожданной сокровенной встречей

Сначала с круглыми парашютами совершают прыжки сотрудники Центра, представители так называемых «прыгающих профессий», десантники – «внештатники», не связанные напрямую с десантированием, однако требующие постоянно «освежаемых» на практике навыков. Шесть прыжков в год обязаны совершить «прыгающие профессии», чтобы, во-первых, подтвердить квалификацию, во-вторых, оставаться в форме. Следом – профессионалы, те, кто по роду службы должен достичь в искусстве прыжка совершенства, сотрудники Воздушно-десантной службы и отдела спасателей-десантников Первого управления центра «Лидер». Они уже спускаются на «крыле» — более маневренном, более сложном в управлении. «Крыло» следующий этап после круглого парашюта: «кругляши», чтобы начать прыжки на «крыле», должны пройти подготовку и аттестацию, получить допуск до «крыла».

На вооружении Центра только отечественное оборудование, российские парашютные системы, специально сделанные для МЧС России на заказ, рассказывает главный «виновник торжества», начальник ВДС центра «Лидер». «Это человек, благодаря которому мы все вообще здесь собрались. Он все организует от и до, делает возможным то, что, кажется, уже не состоится», — характеристика, которую не раз и не два за день можно услышишь о начальнике «за глаза» от спасателей.

Сборы необходимы, чтобы парашютисты-спасатели могли поддерживать свою готовность: учиться, тренироваться, совершать прыжки в трудноступные районы, приземляться на сложную местность. Мы отрабатываем навыки приземления на ограниченную площадку, тренируем прыжки в тандеме с «пассажирами». Для этого мы, десантники, и нужны. Возьмите, например, землетрясение в Нефтегорске: взлетная полоса лопнула, доставка спасателей и оборудования была возможна только парашютным способом. Тогда сажали самолет за 300 м, а теперь для таких ЧС есть мы, спасатели-десантники.

Игорь Кузаев,

начальник воздушно-десантной службы ЦСООР «Лидер»

Журналисты прыгают со спасателями в «тандеме». «Тандем» еще одна разновидность парашютной системы, название которой говорит само за себя. Для спасателя, который руководит прыжком и берет на себя двойную ответственность – и за себя, и за пристегнутый к нему четырьмя карабинами «груз» — тандем считается самым сложным прыжком, он требует высочайшего мастерства. Грузом при этом может быть и человек, и оборудование. Для дилетанта же, надежно пристегнутого к своему небесному проводнику, «задача», главным образом, громко кричать во время свободного падения и постараться совсем не забыть все, что говорил наставник на земле.

Прыжок в тандеме с «пассажиром» входит в обязательную программу воздушно-десантной тренировки. Он требует от спасателя колоссального матерства и считается самым технически и психологически трудным прыжком

— Все будет хорошо, погода хорошая. То, что переживаете, нормально — все мы люди!

— И вы переживаете?

— Нет, я не переживаю.

Сразу веришь тому, что кандидат в мастера парашютного спорта, спасатель отдела спасателей-десантников Первого управления ЦСООР «Лидер» Алексей Мамренко перед прыжком не переживает, как веришь всему, что он говорит и делает. «Сколько вы прыгали, 3000 раз? – Пусть будет три». На самом деле спасатель совершил больше 5 000 прыжков. Он мечтал о прыжках с десяти лет, пропадал на аэродромах, прыгал с маленьким парашютиком с водонапорной башни, к окончанию школы имел порядка 50 прыжков за плечами. Затем – служба в ВДВ («Там я совершил всего 7 прыжков»), служба в войсках Минобороны, и, наконец, служба в отделе спасателей-десантников Первого, «чрезвычайного» управления центра «Лидер».

Здесь каждый доверяет товарищу, как самому себе. Стопроцентная ответственность здесь лежит на каждом – за каждого

Погода почти идеальна – солнечно, ясно, но не хватает легкого ветерка: с ним легче маневрировать и проще, мягче приземляться по касательной. Ориентиром для приземления выбран «колдун» — ветроуказатель в поле. Прыгаем с 2700 м, «раскрываемся» на 1 600 м.  25 секунд в свободном падении, 4-5 минут под парашютом. В среднем, скорость снижения парашютиста под куполом 5 м/с, средняя скорость свободного падения – 50 м/c. На 11 секунде скорость перестает увеличиваться. Маленький (1,5 м) стабилизационный парашют выпускается почти сразу, его функция – зафиксировать парашютиста, прекратить кручение в воздухе. Затем выпускается основной купол (в тандеме это всегда не круглый купол, а «крыло»), и парение воздухе продолжается уже в вертикальном положении. Парашютная система управляется с помощью двух строп: натягивая посильнее левую или правую стропу, парашютист маневрирует. Посадка в тандеме мягкая для того, кто «висит» (ему нужно лишь вовремя поджать ноги) и, конечно, ответственная и непростая для инструктора.  

Позже, уже на земле, увидим, как спасатели укладывают парашюты. Здесь за каждым закреплено снаряжение, но не всегда приходится сложить именно свой парашют. Каждый парашют проверяет сначала заместитель начальника, а потом начальник воздушно-десантной службы: «Чей парашют, кто складывает? Ну и что, что не твой, какая разница – складывай ты!» Стопроцентная ответственность здесь лежит на каждом – за каждого. Уже сложили парашюты, а оказалось, что они намокли? Снова развернуть, просушить, а потом заново сложить: нет в десантном деле ничего хуже гнилой стропы. Спасатели — команда, где каждый доверяет свою жизнь товарищу, как самому себе.

Приземляются все, впервые совершившие прыжок, по-разному: кто-то смеется, кто-то плачет от счастья. Спасатели-десантники понимающе улыбаются: теперь стало на одного, знающего их заветную тайну, больше. «Теперь все понимаете? На все вопросы получили ответы?» — и, в самом деле, становится ясно, почему никогда сборы не станут здесь рутиной, а всегда останутся долгожданной сокровенной встречей.

С 27 февраля (прим. — инф. ЦСООР «Лидер» на 7.03.2017) на базе «АСК Аэроклассика» проводятся совместные тренировки спасателей Центра «Лидер» и летных экипажей АСЦ Жуковский по освоению и применению авиационно-спасательных технологий.  За прошедший период совершено 243 прыжкa с парашютом, oдин сброс груза. 11 марта в рамках воздушно-десантной подготовки тренирвоку успешно прошел рукводящий состав ЦСООР «Лидер». 

Команда портала «МЧС Медиа» благодарит руководство ЦСООР «Лидер» и руководителя пресс-центра «Лидер» Наталью Елагину за то, что стало возможным участие корреспондентов портала в воздушно-десантной тренировке и за помощь и поддержку в процессе участия.  

В.Г.Романюк «Заметки парашютиста-испытателя» — Прыжки с задержкой раскрытия парашюта

В.Г.Романюк «Заметки парашютиста-испытателя» — Прыжки с задержкой раскрытия парашюта

ПРЫЖКИ С ЗАДЕРЖКОЙ РАСКРЫТИЯ ПАРАШЮТА

   Летчику необходимо владеть искусством прыжка с задержкой раскрытия парашюта. Это особенно важно для тех, кому приходится летать на значительных высотах. Прыжок с задержкой раскрытия парашюта позволяет сделать более точный расчет на приземление, в боевой обстановке дает возможность уйти от преследования истребителями противника.
   Как уже говорилось выше, впервые о прыжке с задержкой раскрытия парашюта я услышал много лет назад, будучи еще слушателем авиационной школы. Летом мы стояли лагерем в степи, неподалеку от города. Как-то раз ранним утром нам привезли свежие газеты. В них мы прочитали интересное сообщение: наш советский летчик Николай Евдокимов под Ленинградом выполнил прыжок с задержкой раскрытия парашюта, пролетев в свободном падении несколько тысяч метров. Весь день среди курсантов только и было разговоров, что о необычайном прыжке и отважном советском парашютисте.
   Мне, тогда еще совершенно не искушенному в парашютном деле, многое казалось в этом смелом прыжке удивительным. И прежде всего, как мог человек выдержать такое длительное падение, во время которого скорость достигала 50—55 метров в секунду. Вспомнилось, как мальчишкой я сорвался с высокого дерева. Сердце сжалось, дух захватило. Лишенный опоры, падая, я чувствовал себя совершенно беспомощным. А ведь Евдокимов падал несколько километров. И при этом, как писали в газетах, сердце его работало нормально, дыхание было свободным. Более того, отважный парашютист в воздухе ориентировался и управлял своим телом… Это было непостижимо.
   Ощущения, которые испытывает человек в свободном падении, мне пришлось испытать позднее, когда я сам стал выполнять прыжки с задержкой раскрытия парашюта.
   Мне хорошо запомнилось раннее июльское утро, когда я впервые выполнил серьезную «затяжку» в 13—15 секунд. Летчик Федор Федорович Жеребченко плавно набирал высоту, а я, слегка возбужденный, сидел во второй кабине, посматривая вниз. Солнце уже взошло, но легкий сизый туман еще стлался по оврагам и висел над водой, закрывая реку Клязьму. Через несколько минут мне предстояло оставить эту уютную надежную кабину самолета и камнем ринуться вниз.
   Кое-какой опыт прыжков с задержкой раскрытия парашюта у меня уже был. Умея хорошо пользоваться парашютом, я решил попробовать сделать «затяжку». В моей памяти навсегда остались свист воздуха в ушах при свободном падении и могучее, казалось неодолимое, желание раскрыть парашют. Каждая клеточка моего камнем летящего тела требовала этого.
   Однако тотчас по отделении от самолета я не забыл начать отсчитывать секунды свободного падения. Перед прыжком ценой упорной тренировки на земле я научился вести счет в таком темпе, что на произношение одного числа уходила одна секунда. Я начинал счет от 121, кончал 130, а стрелка секундомера пробегала ровно 10 секунд, не больше и не меньше.
   И вот, падая, я вслух произносил:
   — 122, 123, 124. — Мне казалось, что я считаю очень медленно. Наконец, скорее в уме, чем губами, произношу число 131 и с облегчением дергаю кольцо. Все падение продолжалось только 150—180 метров.
   В чем дело? Я, казалось, добросовестно считал секунды и все же ошибся. Ведь на земле во время тренировок все было в порядке. Оказалось, что вести счет спокойно, находясь на земле, — это одно, а во время свободного падения — совершенно другое. Стремясь быстрее раскрыть парашют, инстинктивно торопишься, и, если бы мне следовало сосчитать вдвое больше, я бы все равно падал те же 150—180 метров.
   И вот я снова поднялся в воздух с твердым намерением пересилить инстинкт, произвести настоящий прыжок с задержкой раскрытия парашюта.
   — Что бы ни было, — решил я, — счет буду вести спокойно, не торопясь.
   Через целлулоидный козырек кабины вижу, как Федор Федорович Жеребченко оборачивается и показывает рукой вниз.
   — Пора! — Встаю на сиденье и, кивнув на прощанье головой пилоту, переваливаюсь через борт.
   Снова знакомый свист ветра в ушах. «Сто двадцать один, сто двадцать два», — произносят мои губы. Я считаю медленно, не торопясь, как на земле. На этом сейчас сосредоточена вся моя воля, все мои мысли. «Сто тридцать!» — прошло десять секунд, но мне кажется, что целую вечность камнем лечу в бездну, а время остановилось или движется бесконечно медленно. Я падал лицом вниз, ясно различая землю. Потом меня перевернуло на спину, и перед глазами засинело небо с белой полоской высоких перистых облаков. Внезапно я заметил, что успокоился и считаю секунды без особых усилий. Наконец произношу желанное число 135, меня перевертывает, и вновь земля перед глазами. Она кажется такой близкой, что становится страшно. Поспешно кладу руку на кольцо и, радуясь, что нашел в себе необходимые волю и мужество, раскрываю парашют.
   Этот полет и последующие убедили меня в том, что прыжок с задержкой раскрытия парашюта, конечно, сложнее, чем обычный, но его может выполнить каждый хладнокровный и натренированный парашютист. Для нас же, испытателей, проверяющих надежность новых конструкций в условиях свободного падения, прыжок с задержкой раскрытия парашюта требовал более глубоких знаний и больших практических навыков.
   Опыт мастеров прыжка с задержкой раскрытия парашюта — выдающихся советских воздушных спортсменов Н. Евдокимова, К. Кайтанова, В. Евсеева и Н. Аминтаева — говорил о том, что в беспорядочном падении без управления своим телом невозможно провести сколько-нибудь серьезные испытания в воздухе. Следовательно, надо было выяснить, при каком положении человеческое тело во время падения имеет наибольшую устойчивость и лучшую управляемость.
   На эти вопросы в то время ясных ответов еще не было. Коллектив испытателей путем экспериментов вначале решал их самостоятельно. Затем в эту работу включились научно-исследовательские институты.
   Тогда мы полагали, что наивыгоднейшее положение при свободном падении каждый парашютист должен подбирать для себя отдельно, что оно зависит от телосложения человека и тут стандартных правил быть не может. Да посудите сами! Рекордсмен Николай Евдокимов выполнял свои удивительные задержки в раскрытии парашюта, падая головой вниз, раскинув ноги в стороны. При этом руками и ногами он действовал будто рулями, сохраняя во время падения нужное ему положение. Известный мастер парашютного спорта Афанасьев падал тоже вниз головой, управляя телом при помощи ног. Он говорил, например: «Для того чтобы прекратить начавшийся поворот туловища влево, я отвожу на один момент левую ногу в сторону». Одна из первых парашютисток Советского Союза Нина Камнева, устанавливая в 1934 году рекорд задержки раскрытия парашюта для женщин, шла к земле плечом вниз и все время регулировала падение движением рук и ног. Некоторые парашютисты считали, что удобнее всего падать «солдатиком», то есть вниз ногами. А мой друг, опытный воздушный спортсмен Саша Колосков, предпочитал лететь спиной вниз, раскинув в стороны руки и ноги и через плечо посматривая на приближающуюся землю.
   Таких примеров можно привести очень много. По сути дела, в то время каждый парашютист, выполняя задержку в раскрытии парашюта, падал по-своему. Мне кажется, что тогда на выбор наиболее удобного положения тела в свободном падении влияли не только физические факторы, но и некоторые психологические моменты. Если человек выполнил первый удачный прыжок с задержкой раскрытия парашюта, падая, например, спиной вниз, то такое положение, он и считал для себя наиболее удобным. В те годы весь свободный полет парашютиста, по сути дела, сводился к борьбе за сохранение устойчивого положения тела в воздухе, предупреждение возможности попадания в штопор или беспорядочного падения.
   Штопор — коварный и опасный враг парашютиста. При этом неприятном явлении тело свободно падающего спортсмена вдруг начинает вращаться вокруг своей оси. Голова вращается по малому кругу, а ноги описывают большой круг. Человека, будто по спирали, с огромной силой, ввинчивают в воздух. Надо сказать, что лично мне приходилось попадать в штопор, когда я стал уже опытным парашютистом и мог быстро восстанавливать устойчивое положение тела в воздухе. Парашютисты же, которые не могли сразу справиться со штопором, испытывали неприятные и болезненные ощущения: голова наливалась тяжестью, появлялась нестерпимая резь в глазах, тело охватывала слабость. Штопор начинается с незаметного вращения, которое все ускоряется и может дойти до нескольких витков в секунду.
   Каковы же причины, вызывающие штопор? При обычных прыжках, на скорости полета самолета 100—180 километров в час, когда парашют раскрывается без задержки, штопор невозможен. Только пролетев в свободном падении 100—150 метров и приобретя большую скорость падения, спортсмен может попасть в штопор. Возрастающая скорость смещает центр тяжести человека. Встречные струи воздуха, действуя на разную площадь основного парашюта на спине и запасного на груди, заставляют парашютиста вращаться. Особенно опасен длительный штопор, ибо скорость вращения возрастает с каждой секундой падения. В этом мне пришлось убедиться на опыте товарища еще в первые годы своего занятия парашютизмом.
   Один из парашютистов нашей части в День авиации демонстрировал прыжок с задержкой раскрытия парашюта в двадцать секунд. Находясь среди многочисленных зрителей, я с интересом следил за выполнением столь сложного по тому времени упражнения. Самолет, набрав высоту 1500 метров, прошел над аэродромом, и от него отделился парашютист.
   В полевой артиллерийский бинокль я хорошо видел, как спортсмен в красивом устойчивом положении шел к земле, но под конец задержки его стало вращать. Зрители не видели этого, а если и видели, то не понимали, в какое серьезное положение он попал.
   — Летит будто камень! Молодчина! — говорили они.
   Но вот до земли парашютисту остается падать пятьсот метров, четыреста, триста, двести… Тут уж не только мы, авиаторы, но и все присутствующие на празднике поняли, что со спортсменом в воздухе происходит что-то неладное. Наступает напряженная тишина. Тысячи глаз с тревогой следят за падающим парашютистом. Какая-то женщина испуганно вскрикивает. Санитарная машина срывается с места. И тут над спортсменом, готовым скрыться из поля нашего зрения за невысоким строением метеорологической станции, белым клубком взметнулся шелк парашюта. Послышался глухой хлопок раскрывшегося купола, который в следующее мгновение, беспомощно обвиснув, опустился за строение.
   Ожидая самого худшего, мы со всех ног бросились к месту падения парашютиста. Каковы же были наша радость и удивление, когда увидели его, стоящего на ногах, целого и невредимого. Парашютист был бледен, уголки его рта подергивались. Первые слова, которые он произнес, были:
   — Дайте, пожалуйста, закурить!
   Предложенную папиросу он взял табаком в рот и не сразу заметил это.
   Что же произошло? Отделившись от самолета, парашютист в течение пятнадцати — восемнадцати секунд падал устойчиво. Но, когда до раскрытия парашюта оставалось каких-нибудь две — три секунды, его внезапно бросило в штопор и закрутило волчком. Помня, что он выполняет демонстрационный прыжок на празднике, что с земли за ним наблюдают тысячи людей, спортсмен хотел непременно преодолеть штопор и нормально раскрыть парашют. Он сделал одну попытку, вторую, третью… вращение продолжалось с прежней силой. Увлекшись борьбой со штопором, парашютист забыл про землю и, когда взглянул на нее, то она, необъятная, будто падающая на спортсмена, оказалась угрожающе близкой. Теперь уже дорога была каждая доля секунды, и спортсмен, оставив попытки восстановить устойчивое положение тела, рванул вытяжное кольцо запасного парашюта и едва не опоздал: раскрой он парашют секундой позже, и купол не успел бы принять на себя весь динамический удар и погасить скорость падения. В этом случае парашютист сильно пострадал бы. На деле же получилось так: купол раскрылся и погасил скорость падения, когда ноги парашютиста коснулись земли. Приземление было таким мягким, что он даже без труда устоял на ногах.
   На выбор подходящего для меня положения тела в свободном падении тоже, видимо, оказал влияние психологический момент. Ведь эти мои поиски напоминали известную детскую сказку, в которой герою дается задача «Поди туда, не знаю куда! Принеси то, не знаю что!»  Мне надо было найти удобное, устойчивое положение, но какое именно, я и сам не знал.
   Когда я оставлял самолет, и меня начинало кувыркать и вертеть, я, видимо, походил на щенка, брошенного в воду. Я хотел обрести устойчивость, прекратить кувыркание и вращение, а потому делал руками и ногами какие-то движения. Ведь я уже знал, что они-то и есть те рули, которые помогают управлять телом в воздухе.
   И вот однажды, перейдя, как обычно, в беспорядочное падение, я сделал какое-то движение и оказался в положении плашмя, лицом к земле, с раскинутыми в стороны руками и ногами. Сразу же чувство уверенности и покоя овладело мной. Встречный воздух упругим потоком ровно и ласково давил на мое тело. Я будто неподвижно повис в пространстве, а огромная земля с зеленеющим квадратом летного поля, ангарами, самолетами, стройными рядами выстроившимися на стоянках, неслась мне навстречу.
   Это, как мне показалось, «чудо» продолжалось секунды четыре — пять. Потом меня вновь закрутило, но… я уже нашел то, что искал — удобное для меня положение тела в свободном падении. Однако принимать его по собственному желанию и устойчиво его сохранять я еще долго не мог научиться. Использовать на практике руки и ноги в качестве рулей мне никак не удавалось. Во время падения продолжительностью восемь — двенадцать секунд, несмотря на все усилия сохранить нужное положение, меня крутило и кувыркало, отнюдь не в соответствии с движениями моих «рулей».
   Наконец по моей просьбе мне разрешили сделать тридцатисекундную задержку в раскрытии парашюта, чтобы в течение этого времени попытаться управлять своим телом. Отделившись от самолета, я сначала падал «солдатиком», не делая никаких движений. Потом, когда меня стало наклонять лицом вниз, раскинул руки и ноги в стороны. Секунду падал в таком положении, а потом, так же, как и раньше, мое тело стало кувыркаться и крутиться. Шла уже пятнадцатая секунда задержки. Я сделал еще одну попытку, резко убрав, а потом вновь выбросив руки в стороны, и вдруг почувствовал, что меня не кувыркает, а я плавно лечу к земле. Заметив, что меня снова начинает вращать влево, я правой рукой сделал такое движение, словно подгребал в правую сторону. Моя ладонь как бы уперлась в упругий воздух, и положение тела было восстановлено. «Рули» действовали, и очень эффективно.
   В прежних прыжках я слишком спешил, стараясь придать телу устойчивость, когда скорость падения еще была сравнительно невелика. Конечности человека становятся рулями после того, как падение его достигает постоянной, так называемой критической скорости, т. е. 47—50 метров в секунду.
   Научившись управлять телом в полете, я, тем не менее, далеко не сразу обрел ту уверенность в себе, которая позволяет испытателю при свободном падении выполнять поставленную перед ним задачу. Еще очень часто правильное падение прерывалось, меня снова крутило и швыряло и я затрачивал немало сил на восстановление устойчивого положения.
   Когда тело в воздухе стало послушно моей воле, я окончательно выработал свой стиль свободного падения. Отшлифовать этот стиль помогли приборы, автоматически раскрывающие парашют. Мне в числе других товарищей пришлось проверять в воздухе работу этих приборов. Когда я убедился в их надежности, а это произошло почти сразу же после первых полетов, свободное падение потеряло значительную долю опасности. Ведь раньше я не мог сосредоточить все внимание на изучении отдельных движений, координирующих полет. Боязнь зазеваться и не успеть раскрыть парашют заставляла внимательно следить за приближающейся землей и в то же время посматривать на кольцо. Зная же, что прибор надежно страхует от всех неожиданностей, я все внимание стал сосредоточивать на управлении телом. Результаты были неплохие. Во время заключительного испытательного прыжка с прибором-автоматом я выполнил задержку раскрытия парашюта в 80 секунд. Все это время я падал совершенно стабильно, ни разу не потеряв избранного мной положения тела.
   Надо сказать, что и другие парашютисты, изучавшие прыжки с длительной задержкой раскрытия парашюта, выполняли свободное падение так же. Положение плашмя лицом к земле, с раскинутыми в стороны руками и ногами, было признано самым удобным. Принимать в свободном падении это положение сейчас учат и молодых спортсменов.
   Однако надо помнить, что на режим падения парашютиста влияют самые не стоящие на первый взгляд внимания мелочи. Случилось, что в момент отделения от самолета я потерял с левой руки меховую перчатку. Пытаясь своим обычным методом управлять телом, я почувствовал, что меня переворачивает на левый бок. Меховая перчатка, оставшаяся на правой руке, создавала дополнительное сопротивление воздуху и нарушала равновесие. Еще был со мной один случай, когда нас, испытателей, командировали в авиационную часть для выполнения показательных прыжков с задержкой в раскрытии парашюта.
   Перед полетом я рассказал офицерам о том, как надо управлять своим телом в свободном падении.
   — При достаточной тренировке, — в заключение сказал я, — можно не только сохранять устойчивое, удобное положение, но и по желанию делать развороты влево и вправо на 360 градусов, увеличивать или уменьшать скорость падения.
   Слушали меня с большим вниманием, задавали много вопросов. Но, как в каждой аудитории, были и скептики, которые «словам не верят».
   Мой показательный прыжок проходил в благоприятных условиях: самочувствие было отличное, погода прекрасная, а летчик, с которым я вылетел, имел достаточный опыт. Оставив самолет на высоте 1500 метров, я уверенно принял устойчивое положение, ориентировался. Почти точно подо мной, на зеленом ковре аэродрома белело посадочное «Т». Возле него стояли офицеры.
   — Они меня хорошо видят, — подумал я и решил приступить к выполнению разворотов.
   Но тут произошло неприятное осложнение. В поле я отправился в летнем комбинезоне, надетом поверх обычного обмундирования. Брюки на лодыжках я перехватил резинками, чтобы туда не задувал воздух и не увеличивал сопротивления, но сделал это недостаточно надежно. Резинка на правой ноге соскочила, сопротивление воздуха возросло, и меня стало переворачивать на спину.
   — Может начаться беспорядочное падение, — подумал я. — Вот так показательный прыжок!
   От этой мысли меня бросило в жар. Ценой огромных усилий я избежал такого конфуза. Но о выполнении разворотов даже и не помышлял: все силы и внимание ушли на то, чтобы сохранить устойчивое положение.
   Когда я приземлился, меня окружили офицеры. Я с тревогой ожидал иронических замечаний, для них было достаточно оснований. Но офицеры поблагодарили меня за выполнение прыжка и сказали, что впервые видели такое красивое падение. Они либо не заметили, как протекал мой прыжок, либо не хотели ставить в неловкое положение своего товарища. В причинах их поведения я не стал разбираться.
   Поэтому понятно, как тщательно должен подгонять свое обмундирование и снаряжение парашютист, готовящийся выполнить прыжок с задержкой в раскрытии парашюта.
   Особенно большое значение имеет правильная подгонка снаряжения при выполнении испытательных прыжков.
   Кроме парашютов, в снаряжение испытателя входят различные приборы, регистрирующие результаты или испытываемые им. При таком прыжке парашютист представляет собой как бы падающую научную лабораторию, где все приборы и аппараты должны быть распределены очень продуманно, иначе сместится центр тяжести человека, а следовательно, нарушится его устойчивость в свободном падении.
   Так, однажды, готовясь к весьма ответственному прыжку, я тщательно подогнал все снаряжение. Предварительные полеты показали, что размещение его не нарушает центровки моего тела. В день прыжка один прибор пришлось заменить другим, более тяжелым. Разница в весе составляла около 1000 граммов, и я этому не придал никакого значения. Но во время свободного падения, стараясь принять свое обычное положение, я вдруг почувствовал, что переворачиваюсь ногами вниз. 1000 граммов, оказывается, существенно повлияли на расположение центра тяжести: он опустился, и я оказался в весьма неустойчивом положении. Чтобы не перейти в беспорядочное падение, нужно было беспрестанно двигать руками и сосредоточивать на этом все внимание, столь необходимое для проведения испытаний и наблюдения за приближающейся землей.
   А вот другой памятный случай. Садясь в самолет перед выполнением испытательного прыжка, я случайно обнаружил, что зажим одного из двух карабинов, которыми прицепляется запасной парашют к подвесной системе, ослабел.
   — Не подвел бы он меня в воздухе, — подумал я.
   Так и получилось. Во время моего свободного падения карабин расстегнулся, и запасной парашют стал болтаться, нарушая положение моего тела и мешая проводить испытания. Энергично двигая руками, я избежал штопора и перехода в беспорядочное падение, но точно выполнить задание командования не смог.
   Вскоре опыты, проводимые в различных организациях, помогли испытателям разрешить волнующие их вопросы и подтвердили некоторые выводы, к которым они пришли чисто практическим путем.
   Значительную помощь испытателям в изучении особенностей свободного падения оказали работы советских ученых и инженеров по теории прыжка с парашютом и, в частности, работы мастера парашютного спорта Союза ССР кандидата технических наук Р. А. Стасевича.
   Приборы, автоматически раскрывающие парашют, помогли нашим парашютистам овладеть искусством управления своим телом в воздухе. Кроме того, без преувеличения можно сказать, что они открыли новый этап в развитии парашютизма, дали возможность выполнять прыжки со значительной задержкой в раскрытии парашюта тысячам спортсменов. Весь процесс освоения этого сложного упражнения сейчас в значительной степени облегчен. Молодому воздушному спортсмену не надо «идти туда, не зная куда; принести то, не зная что». Он знает, что падать должен плашмя, лицом вниз, раскинув в стороны руки и ноги. Он знает, какие надо делать движения, чтобы управлять телом. На этом он может сосредоточивать все свое внимание, ибо прибор, автоматически раскрывающий парашют, оберегает спортсмена вполне надежно.
   И наши воздушные спортсмены, красотой и точностью полета которых любовались зрители на международных соревнованиях во Франции, своим успехом в какой-то степени обязаны зачинателям советского парашютизма. Это они, стремительно летя к земле в свободном падении вниз головой или спиной, «солдатиком» или боком, без всяких страхующих приборов вступали в единоборство со страшным и неизвестным тогда противником — штопором, побеждали его, устанавливали выдающиеся рекорды. Их опыт, добытый дорогой ценой, позволил мне и другим, более молодым воздушным спортсменам, быстрее овладеть всеми тонкостями парашютизма. Этот же опыт стал той основой, на которой сейчас развивается массовый советский парашютизм, делающий столь блестящие успехи.
   Теперь свободное падение парашютиста все ближе подходит к понятию управляемого полета. Парашютист может не только менять по своему усмотрению положение тела в воздухе, но при желании и передвигаться в горизонтальном направлении. Происходит это таким образом: падая плашмя, лицом вниз, раскинув в стороны руки, парашютист плавным движением убирает их. От этого голова сразу опускается вниз, и к земле он уже идет не по вертикали, а под каким-то углом.
   Впервые я заметил это явление, участвуя в групповом прыжке испытателей. Падая в обычном положении — плашмя, — я увидел, как мимо меня шел к земле один из товарищей. Он падал головой вниз, под углом градусов 60 к горизонту. Меня поразило то, что он, обгоняя меня, в то же время уходил в сторону, в направлении наклона своего тела.
   Вскоре я попробовал сам применить такой маневр. Это было вызвано необходимостью. Летчик, вывозивший меня на испытательный прыжок с задержкой раскрытия парашюта, допустил ошибку в расчете. Оставив самолет, я посмотрел на землю и увидел под собой красные кирпичные строения военного городка. Высота прыжка была 4000 метров. Подгребая руками, я повернулся лицом в сторону аэродрома, придал своему телу наклонное положение, и скорость падения заметно возросла. Зато теперь каменные строения, быстрее приближаясь, стали в то же время уходить под меня. Парашют я раскрыл на высоте 800 метров, когда внизу уже зеленело летное поле аэродрома.
   Рассказывая о прыжках с задержкой раскрытия парашюта, я хочу сказать несколько слов о специальном приспособлении, которое превращает свободное падение в устойчивый спуск, скорость которого, правда, настолько велика, что порой приближается к критической. Это так называемый стабилизатор. Он начинает действовать после отделения человека от самолета и исключает возможность возникновения штопора и беспорядочного падения.
   Идея создания стабилизатора не нова. Испытав на себе трудность борьбы со штопором и беспорядочным падением, пионеры советского парашютизма — В. Евсеев, В. Харахонов и другие — конструировали и применяли стабилизаторы. Стабилизатор нужен главным образом не для спортивных прыжков, ибо его применение уже не требует от парашютиста высокого мастерства при выполнении свободного падения. Это приспособление должно быть неотъемлемой частью спасательных парашютов.
   Посудите сами! Идет воздушный бой на высоте 15—20 тысяч метров. Самолет подбит и загорелся. Пилот оставил машину, но он должен сделать задержку в раскрытии парашюта, чтобы уйти от преследования истребителей противника и из зоны сильного холода и кислородного голодания. При этом ему предстоит в свободном падении пролететь 13—18 тысяч метров. Вот стабилизатор и позволит делать такие огромные задержки в раскрытии парашюта при вынужденном оставлении самолета всем летчикам, летающим на таких высотах, и избежать беспорядочного падения.
   Работая испытателем, я десятки раз прыгал со стабилизаторами, в воздухе проверяя их действие. Причем стабилизаторы были самых различных конструкций: маленький парашют наподобие вытяжного, прикрепленный к спине, или длинный кусок материи вроде вымпела и т. д. Некоторые конструкторы предлагали использовать для придания телу устойчивости во время падения нераскрытый купол парашюта. Снабженный специальным устройством, он, вырываясь из ранца, не наполнялся воздухом, мало тормозил падение, одновременно удерживая тело парашютиста в положении ногами вниз. Испытание одной из таких конструкций доставило мне несколько неприятных мгновений.
   Замысел создателя этого стабилизирующего парашюта был простым и интересным. Летчик, выполняя с ним вынужденный прыжок с задержкой раскрытия с большой высоты, должен был, оставив самолет, сразу же выдернуть кольцо. Тогда купол вырывался из ранца, но не наполнялся воздухом. Этому мешало металлическое кольцо, сжимающее нижнюю кромку купола. В таком виде нераскрытый парашют стабилизировал падение летчика, который после нужной задержки освобождал купол от кольца. Парашют раскрывался полностью и тормозил падение.
   Перед закатом солнца, в жаркий июльский день я поднялся в воздух, чтобы на практике проверить расчеты конструктора. Самолет плавно набирал высоту. Через борт кабины я смотрел на открывавшуюся передо мной панораму. За зеленым прямоугольником аэродрома начинались поля золотистой пшеницы. А за ними в сиреневой дали темнел лес.
   Картина была знакомая, успокаивающая. Но в ожидании предстоящих испытаний чувство настороженности не покидало меня. Я уже проверил в воздухе несколько подобных конструкций, и они далеко не всегда действовали так, как рассчитывали их авторы.
   Вот самолет, набрав высоту, подходит к расчетной точке прыжка. Пора прыгать. Летчик подтверждает это поднятием руки, я переваливаюсь через борт, чувствую свободное падение и дергаю кольцо. Купол вышел из ранца, не раскрылся и, вытянувшись длинной «колбасой», трепыхается над моей головой. Все в порядке! Меня не крутит, не кувыркает, я лечу ногами вниз с очень небольшим наклоном вперед. Слов нет, так падать удобно, но… не до самой земли. Пора раскрыть парашют полностью. И тут оказывается, что моя настороженность была не лишней. В хитрой системе шнурков, за которые надо тянуть, что-то заело и кольцо не освобождает купола. Быстро бросаю взгляд на землю. Мирный пейзаж, которым я любовался при взлете, уже не доставляет радости. Мчащийся на меня со скоростью 30 метров в секунду, он кажется зловещим и враждебным. Времени на испытание больше не остается. Хочу раскрыть запасной парашют, но вдруг вижу, что нераскрывшийся купол основного парашюта начал описывать в воздухе какие-то замысловатые кругообразные движения. Мелькает мысль, что эти кругообразные движения могут запутать запасной парашют и он не раскроется. Снова гляжу на землю. Ой, как она близка! Надо рискнуть! Дергаю кольцо запасного парашюта, и он, верный друг испытателя, меня не подводит — раскрывается, и вовремя! Земля уже под ногами. Этот спуск с запасным парашютом был по счету пятым. А за время моей продолжительной работы испытателем я еще не раз прибегал к запасному парашюту как к надежному и единственному средству спасения.
   Советские конструкторы много поработали над созданием надежного и простого приспособления, стабилизирующего тело человека в свободном падении. В своей работе они добились удачи. Стабилизаторы впоследствии часто помогали нашим летчикам спасаться в тяжелые минуты боя.
   Для парашютиста, выполняющего прыжки с задержкой раскрытия, наибольший практический интерес представляет определение времени свободного падения с любой высоты до заданной. Я уже испытал на себе несовершенство способа устного отсчета секунд в воздухе, особенно при первых прыжках с задержкой в раскрытии парашюта. Да и люди, в достаточной мере искушенные в таких прыжках, способом устного отсчета могут определить более или менее точно только время падения, не превышающее 15—20 секунд.
   Сейчас воздушные спортсмены, выполняя свободное падение в несколько тысяч метров, ориентируются обычно по секундомеру. Для меня же вначале такой способ оказался неприемлемым. Тогда я думал, что тут тоже имеют значение индивидуальные особенности человека и то, что хорошо одному, не годится другому. Теперь я вижу другие причины в том, что мои попытки прыгать с секундомером успеха не имели. Я еще недостаточно хорошо умел управлять телом в свободном падении. Дело в том, что секундомер, прикрепленный к руке, надо поднести к глазам, чтобы следить за его стрелкой, а я тогда не умел это делать, не нарушая равновесия, и меня начинало вращать.
   Однажды произошел такой случай. Летчик-испытатель Русакова Нина Ивановна с присущим ей мастерством подняла меня на заданную высоту для выполнения прыжка с задержкой раскрытия парашюта. Я оставил самолет. Все шло нормально. Падение протекало устойчиво, без вращения. Но вот земля уже близко. Подношу к глазам секундомер, чтобы определить время свободного падения. Движение руки нарушило равновесие, и меня начало вращать. Выравнивать тело было некогда, и я поспешно раскрыл парашют. Рывок был более слабый, чем обычно. Я с тревогой посмотрел вверх. Произошло то, что парашютисты называют «глубоким перехлестыванием». Одна стропа перехлестнула купол парашюта почти посередине, и он, изуродованный, с приподнятыми краями, лишь немного уменьшал скорость падения. Пришлось раскрывать запасной парашют.
   После этого я почти перестал пользоваться секундомером, определяя момент выдергивания кольца по расстоянию до земли. При падении землю нужно не упускать из поля зрения, и тогда при известной тренировке высоту можно определить с точностью до 100—200 метров.
   На первых порах я ошибался и раскрывал парашют слишком рано. Причина была та же, которая вызывала чересчур поспешный счет: инстинктивно хотелось прекратить падение и надвигающаяся земля казалась ближе, чем на самом деле. Потребовалось много времени и труда, чтобы победить инстинкт самосохранения; зато после этого осталось повышенное восприятие происходящего — появилась какая-то особенная острота чувств.
   И сейчас, выполняя прыжки с задержкой раскрытия парашюта, я главным образом ориентируюсь по земле, но мне не приходит в голову мысль отвергать секундомер как средство определения времени свободного падения. Я считаю, что, научившись управлять своим телом в воздухе, каждый парашютист должен уметь пользоваться и глазомером и секундомером.
   Для воздушных спортсменов секундомер — надежный помощник, так как они выполняют прыжки с абсолютно надежными парашютами. Но, как говорится, «на секундомер надейся, а сам не плошай». Следи за землей. Ведь секундомер может испортиться. Скажем, оставляя самолет, задел секундомером за что-нибудь, он пойдет, пойдет, да и остановится. При парашютном прыжке лишний контроль и страховка никогда не помешают.
   Для нас же, испытателей, ориентировка только по секундомеру явно недостаточна. Ну, скажем, испытываешь новую конструкцию с раскрытием через 20 секунд свободного падения. По секундомеру выдержал время, раскрываешь парашют, а он не срабатывает. Какой у тебя остался запас высоты? Сколько времени ты можешь затратить на попытки устранить неполадки, чтобы не врезаться в землю? На эти вопросы секундомер не ответит. Испытатель должен взглянуть на землю и решить их сам.
   Следует отметить, что при прыжках с задержкой раскрытия парашюта спортсмен испытывает большее нервное напряжение, чем при обычных прыжках. Принято считать, что оно начинается еще задолго до посадки в самолет и кончается с раскрытием парашюта. При обычном прыжке парашют раскрывается через 2—3 секунды; скажу кстати, что задержку раскрытия хотя бы на ничтожное время каждый парашютист замечает тотчас же.
   При прыжке с задержкой в раскрытии парашюта в свободном падении спортсмен должен быть особенно внимателен и насторожен. Ведь в это время могут возникнуть различные неожиданности, которые потребуют от парашютиста мгновенных действий, напряжения всех его духовных и физических сил.
   Так, помнится, выполняя один из прыжков с задержкой раскрытия парашюта, я попал в довольно неприятное положение.
   Когда на высоте 6000 метров самолет лег на боевой курс и передо мной вспыхнул световой сигнал, я приготовился к прыжку и по команде оставил кабину. Встречный воздушный поток с такой силой отбросил меня в сторону, что началось беспорядочное падение. Однако уже на пятой секунде я сумел его преодолеть. Я ясно увидел широкую панораму аэродрома, быстро приближавшуюся ко мне. Вдруг я почувствовал сильный динамический удар, и свободное падение совсем неожиданно прекратилось.
   Непроизвольное раскрытие парашюта? Взглянул на кольцо. На месте! В следующую секунду пришлось думать о другом, так как я оказался в подвесной системе в крайне неудобном положении. Хуже всего было то, что туго застегнутый воротник комбинезона чем-то сдавило, дышать стало трудно, пришлось раскрыть запасной парашют, но от этого легче не стало. Воротник все туже охватывал горло, расстегнуть же комбинезон не было никакой возможности. Временами дыхание совершенно прекращалось. Промелькнула мысль о гибели датчанина Транума при выполнении рекордного прыжка с парашютом.
   Наконец, парашют опустил меня на лес. В полубессознательном состоянии я обхватил ствол сосны и задержался, упершись в сучок. Дышать сразу стало легче. Не без труда я освободился от подвесной системы и спрыгнул на землю.
   К месту приземления подъехал на мотоцикле мой командир П. Шадский. Зная о том, что я не курю, он все же предложил мне папиросу.
   — Это необходимо для успокоения, — объяснил он.
   При осмотре парашюта было установлено, что первая и вторая шпильки вытяжного троса непроизвольно вышли из конуса и освободили купол парашюта. Купол наполнился воздухом и при динамическом ударе согнул ранец, который навалился мне на голову и каким-то образом затянул воротник комбинезона.
   Эта неудача не ослабила моего увлечения затяжными прыжками. Постепенно у меня стал накапливаться опыт в выполнении прыжков этого вида. Появились мысли о рекордном прыжке с задержкой раскрытия парашюта из стратосферы — хотелось и мне внести свой вклад в достижения отечественного парашютизма.
   Тут уместно сказать несколько слов о том, насколько различны те условия, в которых наши, советские рекордсмены и рекордсмены капиталистических стран совершают свои рекордные полеты и выполняют прыжки с парашютом. В капиталистических странах немало отважных воздушных спортсменов сложило головы, пытаясь установить рекорды высотного прыжка или прыжка с задержкой раскрытия парашюта. Там полет с целью установления рекорда порой превращается в трагическую лотерею, участники которой нередко гибнут.
   Но если даже летчик остается жив, а рекорда почему-либо не побьет, его судьба достойна сожаления. Силы он затрачивает впустую, потому что авторитет такого пилота или парашютиста подорван, репутация испорчена. Он нигде не найдет поддержки, помощи, простого человеческого сочувствия. Известен случай, когда один летчик, стремясь установить рекорд дальности полета, совершил вынужденную посадку. У него не нашлось денег, чтобы уплатить штраф за примятый при этом газон, и рекордсмена посадили в тюрьму. Так выглядят эти капиталистические бизнес-рекорды.
   Иное дело в нашей стране. Советский летчик или парашютист, собирающийся установить рекорд, имеет все возможности тщательно подготовиться к нему. Эти возможности предоставляет ему наша социалистическая Родина. И если летчика или парашютиста почему-либо постигнет неудача, он всегда найдет дружескую поддержку. Каждый советский человек приложит максимум усилий к тому, чтобы помочь этому человеку снова подготовиться к достижению поставленной цели, избежать прежних ошибок, ликвидировать все неполадки. Советские люди ставят рекорды не ради обогащения, не ради личной славы или рекламы, а ради науки, ради величия своего социалистического Отечества.
   К установлению рекорда в прыжке с задержкой раскрытия парашюта я стал готовиться постепенно. Под наблюдением опытных врачей Бондаренко и Яковлева мне был создан необходимый режим и разработаны различные виды наземной тренировки перед подъемом на большую высоту. Затем я совершил ряд «затяжных» прыжков, начав с высоты 8000 метров, раскрывая парашют на высоте около 700 метров над землей. 25 сентября 1945 года мне предоставили возможность выполнить прыжок из стратосферы.
   День этого прыжка навсегда запомнился мне до самых мельчайших подробностей. Стояло «бабье лето». Листья кленов были огненно-красные, и в прозрачном воздухе плавали белые легкие паутинки. И наш аэродром, и взволнованные лица товарищей, и готовый к вылету самолет — все было как-то ново, торжественно, значительно. На меня надевают парашют. Дружеские заботливые руки тщательно проверяют подгонку подвесной системы, застегивают пряжки. Наконец все готово.
   К самолету меня провожают товарищи: А. Грызлов, В. Ровнин, В. Бондаренко, Н. Лаврентьев, один из старейших укладчиков парашютов мастер парашютного спорта СССР Н. В. Низяев и другие. Каждый из них внес в подготовку рекордного прыжка долю своего труда. Один дал ценное указание, другой — дружеский совет, третий оказал товарищескую помощь.
   Вот мы у самолета. Летчик А. Прошаков и я готовы к полету. Стараясь скрыть волнение, пожимаю протянутые руки.
   — Все будет в порядке, Василий Григорьевич! Счастливо! — говорит мне на прощанье Николай Васильевич Низяев, и я весело улыбаюсь. Ведь десять лет назад именно такими словами меня, тогда еще молодого парашютиста, провожал на первый испытательный прыжок добрейший Николай Васильевич. Я поднимаюсь в кабину, машу рукой и закрываю фонарь кабины.
   …Самолет вначале быстро набирает высоту. Все дальше и дальше уходит от нас земля, подернутая легкой сизой дымкой. Летчик 1-го класса Прошаков — опытный высотник. Он ведет машину осторожно, изредка делая «площадки», чтобы не перегреть мотор и дать нашим организмам возможность освоиться с пониженным атмосферным давлением. Самолет покрывается блестками инея. Температура около минус 60°, но холода я не чувствую. Специальная одежда хорошо защищает от мороза. Самолет теперь медленно, но уверенно набирает высоту, оставляя за собой белую инверсионную дорожку. Она не исчезает, будто замерзла в неподвижном воздухе.
   Высотомер показывает уже 13 000 метров. Мы в стратосфере. Это заметно и по самочувствию. Тело кажется тяжелым, непослушным, чужим. Следя, как медленно ползет стрелка прибора, я вспоминаю слова итальянского летчика, пытавшегося подняться на такую высоту: «Я смертельно устал. Я подошел к пределу человеческой выносливости».
   Я сижу неподвижно, стараясь не расходовать энергию, не делать никаких движений. Наконец, стрелка прибора доходит до цифры, отмеченной красной чертой. Сигнал летчика подтверждает, что мне пора прыгать.
   Оставить самолет в стратосфере не так-то просто. Для этого нужно много энергии, а ее следует расходовать крайне экономно — ведь самое трудное настанет потом, во время свободного падения. Чтобы не делать лишних движений, я тщательно продумал весь процесс вылезания из кабины задолго до полета и неоднократно прорепетировал его. Жадно глотаю кислород, резко отталкиваюсь ногами и переваливаюсь через борт, затратив на это движение очень много сил.
   Сразу же колкие струйки холодного воздуха каким-то образом проникают под туго застегнутый воротник комбинезона. Лечу, беспорядочно кувыркаясь. Раскидываю в стороны руки и ноги, стремясь принять обычное в свободном падении устойчивое положение тела, но… не нахожу в воздухе привычной опоры. На мгновение мной овладевает уже забытое чувство беспомощности, возникавшее при первых прыжках с задержкой раскрытия парашюта: тело не повинуется мне, я не могу им управлять. Но тут же соображаю, что отсутствие «опоры» — результат сильной разреженности воздуха в стратосфере.
   Летчики, поднимавшиеся на такую высоту, хорошо знают, что в разреженном воздухе самолет хуже слушается рулей. Это было известно и мне. Я предполагал, что мои «рули» в стратосфере будут менее эффективными, но одно дело знать и совсем другое дело — испытывать на себе. Падая словно метеор в ледяном, почти безвоздушном пространстве, озаренный лучами нестерпимо яркого солнца, я, по сути дела, являлся исследователем той области, которая была совершенно не известна воздушным спортсменам. Ведь еще ни один парашютист в мире не выполнял свободного падения с такой высоты!
   Меня начинает плавно переворачивать на спину. Я снова начинаю действовать руками, будто хватаясь за воздух, и с трудом восстанавливаю равновесие. Оказывается, на большой высоте все же можно управлять телом, но это требует огромных усилий. Я смотрю вниз. Земли не видно, ее скрывают перистые облака. Сверху они кажутся молочно-белыми, твердыми, будто коваными. На мгновение их поверхность представляется пределом моего падения, почти землей. Но тут же вспоминаю, что от этих облаков до земли еще примерно семь-восемь тысяч метров.
   Снова меня плавно тянет на спину. Я инстинктивно стараюсь прекратить это движение. Но до земли еще так далеко! Стоит ли сейчас тратить силы, чтобы сохранить равновесие?! Я больше не сопротивляюсь и теперь падаю спиной к земле, глядя в бездонное, темно-синее небо. Потом меня переворачивает набок, потом лицом вниз, снова на спину. Я падаю неустойчиво, но это не беспорядочное падение и уж, конечно, не штопор. Мое тело меняет положение в воздухе плавно, без всяких рывков.
   Однако не надо считать, что, падая так, я полностью отдался во власть воздушной стихии. Представьте себе человека, который, хорошо умея плавать, лежит на воде. Он лежит спокойно, как будто не делая никаких движений. Но тем не менее, когда положение его тела меняется, он, не думая, даже не замечая этого сам, шевельнет то рукой, то ногой, сохраняя положение.
   Так было и со мной. Не стараясь сохранять полностью устойчивое положение, на что требовалось очень много усилий, я, тем не менее, делал какие-то движения, предупреждающие возникновение штопора или беспорядочного падения. Самочувствие хорошее, мысли ясные. Только при быстром снижении сильно давит на барабанные перепонки и звенит в ушах. Чтобы избавиться от этого, некоторые парашютисты, выполнявшие длительные задержки в раскрытии парашюта, кричали в воздухе, некоторые пели. Я же широко открываю рот, двигаю челюстями, глотаю слюну. Это выравнивает давление, и неприятное ощущение в ушах пропадает.
   Падая спиной вниз, я врезаюсь в облака. Глаза застилает серая муть. Охватывает неприятное ощущение какой-то ослепленности. К счастью, это длится недолго. Я пробиваю облака, и вот их белая неровная масса уже надо мной. Значит, в свободном падении пройдено 5—6 тысяч метров.
   Зона пониженного барометрического давления и низких температур осталась позади. Встречный воздушный поток стал теплым и ласковым. Пожалуй, пора принять устойчивое положение и взглянуть на землю. На этот раз руки сразу же ощущают знакомую упругость воздуха. Этот отрезок моего пути перо барографа, укрепленного на моем снаряжении, отмечает ровной, прямой чертой.
   Теперь я падаю плашмя, лицом к земле, движением рук удерживая это удобное положение. Пытаюсь ориентироваться, но панорама подо мной кажется совершенно незнакомой. Темный хвойный лес с желтыми пятнами лиственных деревьев и линия шоссе, разветвляющаяся надвое, ничем не напоминают моего предполагаемого места приземления.
   Звон в ушах продолжается, но это не уменьшает радостного возбуждения, охватившего меня. Все чувства обострены до крайности. Я вижу не только шоссе, но и ползущих по нему жучков — это автомашины.
   Чтобы осмотреться вокруг, я начинаю как бы подгребать руками в одну сторону. Этим я достигаю того, что, продолжая падать плашмя, поворачиваюсь в горизонтальной плоскости. Такой прием уже не раз помогал мне в восстановлении ориентировки. Помог он и сейчас. Повернувшись на 180°, я, наконец, вижу хорошо знакомый аэродром, хоть и вовсе не там, где он по расчетам должен был находиться. Видимо, летчик, набирая высоту за облаками, не учел ветра. Вместо того чтобы оставить самолет с восточной стороны аэродрома, я оставил его с западной.
   Теперь, когда ориентировка восстановлена, я все внимание сосредоточиваю на земле.
   Она с возрастающей скоростью приближается ко мне. Все ориентиры увеличиваются, будто растут на глазах. Скоро земля, до нее остается не более тысячи метров. Пора! Купол парашюта раскрывается.
   Знакомый рывок. Воздух перестает свистеть в ушах, и я покачиваюсь под шелковым куполом. После стремительного падения плавное снижение парашюта почти неощутимо. Я поправляю ножные обхваты подвесной системы, устраиваюсь удобнее и намечаю место приземления. Среди остроконечных вершин елок и золотистых берез открывается небольшая поляна. На нее я и опускаюсь.
   Несколько мгновений я неподвижно лежу, с удовольствием ощущая под собой землю, такую прочную, надежную и бесконечно родную. Затем сажусь, стаскиваю перчатки, шлем, отстегиваю различные приборы и постепенно вылезаю совсем из своего полярного обмундирования. Потом устраиваюсь поудобней, опираюсь спиной о ствол елки. Пахнет смолой, опавшими листьями. В воздухе разлит тот аромат, который присущ только ранней осени.
   Самочувствие хорошее, только уши будто заложены ватой — это результат быстрого снижения из стратосферы. Сначала я почти ничего не слышу, но постепенно начинаю различать чириканье каких-то птичек над головой и даже отдаленный стук дятла. Запрокинув голову, смотрю на небо — туда, откуда только что свалился. Вон и облака. С земли они похожи на нежный мазок белой краски на голубом фоне.
   Вдруг из-за деревьев выбегает целая ватага деревенских ребят.
   — А мы, дяденька, видели, как вы с парашютом падали, — хором кричат они.
   Немедленно начинается подробный осмотр моего обмундирования, снаряжения и, конечно, парашюта.
   Окруженный шумной свитой, я хожу по лесу и отыскиваю площадку для посадки самолета. За мной должны прилететь… Площадку я нашел, но не особенно удобную. Сесть на нее будет трудновато. Ребятишки перетащили парашют и по моему указанию разложили его на траве. Он будет служить опознавательным знаком для разыскивающих меня летчиков.
   В ожидании их я ближе знакомлюсь с моими юными почитателями.
   — Карапуз, шоколаду хочешь? — обращаюсь я к самому маленькому.
   — Я не карапуз, а мальчик, — серьезно отвечает он и, помолчав, так же серьезно добавляет: — шоколаду хочу.
   Скоро весь бывший при мне запас шоколада был уничтожен, а я без передышки отвечал на вопросы об устройстве парашюта и о том, как с ним прыгать.
   Отыскать меня оказалось не так-то просто. Некоторые летчики после безуспешных поисков вернулись на аэродром. Наконец, над головой послышался гул мотора. Это прилетел Смирнов, опытный пилот, неоднократно вывозивший меня на прыжки. С большим искусством он посадил самолет возле моего парашюта, забрал меня и доставил на наш аэродром. Так окончился мой прыжок из стратосферы с задержкой раскрытия парашюта. Самолет я оставил на высоте 13 108,5 метра и, не раскрывая парашюта в течение более двух с половиной минут (точнее, 167 секунд), пролетел 12 141 метр, установив таким образом новый мировой рекорд.
   Начиная с 1932 года советские парашютисты вышли, так сказать, на мировую арену и оттеснили назад парашютистов капиталистических стран, последовательно отбирая у них рекорды по прыжкам с парашютом. Уже в 1933 году летчик и парашютист В. Евсеев сделал небывалую тогда задержку раскрытия парашюта. Оставив самолет на высоте 7200 метров, он задержал раскрытие парашюта на 132,5 секунды, пролетев за это время 7050 метров. Через год спортсмен Н. Евдокимов добился еще большего успеха, пролетев в свободном падении 7900 метров. Мой рекорд 12 141 метр явился естественным продолжением замечательных успехов парашютистов нашей страны.

Виды экстремальной фотографии. Скайдайвинг

Прыжок с парашютом – это, по сути своей, не что иное как  самое обыкновенное  падение. Но такое падение, после которого чувствуешь гордость за самого себя, осознаешь величество себя как человека, покорившего что-то доселе недоступное, можешь даже назвать самого себя в какой-то степени героем.

Конечно же, такое падение с огромной высоты должно быть заранее и самым тщательнейшим образом спланированным. Вам, прежде всего, нужно уметь пользоваться своим снаряжением, проще говоря, парашютом. Не менее важен и позитивный настрой прыгающего. Если настроение у человека в момент прыжка плохое —  то никакого удовольствия от свободного полета он, скорее всего, не получит. 

Если прыжок для вас первый — то его лучше всего совершать с хорошо подготовленным тренером или инструктором. В этом случае ваш партнер и наставник будет вам опорой и поддержкой не только при возникновении нештатных ситуаций, но даже и при плановом прохождении прыжка. Например, достаточно проблемным моментом в прыжке с парашютом является непосредственно приземление, касание  поверхности земли. Это падение иногда может даже вызвать травмы.

Для того, чтобы совершить прыжок с парашютом, необходимо приобрести соответствующий сертификат. Многие же хотят так же еще и пофотографировать во время свободного парения в воздухе.

Фотографировать во время прыжка с парашютом можно в период лишь некоторых его этапов. Самый первый из этих этапов – момент подготовки к прыжку, те минуты, когда парашютист психологически настраивает себя на свободный полет под облаками. Второй момент – это краткое время свободного падения, парения человека в воздухе еще до того, как раскроется парашют. Эти волшебные мгновения просто необходимо запечатлеть на снимке! В эти секунды на лице парашютиста можно прочитать самые разные эмоции! Его мимика и жесты могут быть просто непредсказуемы, особенно если прыжок совершается в первый раз. Следующий подходящий момент для съемки – первые мгновения после раскрытия парашюта. И если удастся —  в сам момент непосредственного его раскрытия. В эти секунды у прыгающего человека возникают уже несколько другие эмоции. Он уже понимает, осознает то, что прыжок происходит в плановом порядке  и что всё, что  он делает — правильно и закономерно. Очень красивые и эффектные фотографии можно сделать во время плавного свободного  парения уже под куполом парашюта.  В это время парашютист уже достаточно успокоился и вполне спокойно маневрирует парашютом.

Разговаривать спортсменам во время прыжка с парашютом практически невозможно. Именно по этой причине парашютист-фотограф и «парашютист-модель» еще до прыжка должны договориться об условных, так сказать, кодовых движениях, жестах, при помощи которых они будут общаться между собой, и передавать друг другу необходимую и важную информацию. Так же следует заранее обговорить и позы того, кого фотографируют. Да-да, и в свободном полете, точно так же как и находясь на твердой земле, тоже можно принимать эффектные и красивые позы, находить для съемки интересные ракурсы. Мы уверяем вас в том, что такие в своем роде уникальные и неповторимые снимки украсят ваш фотоальбом или страничку в социальной сети.

Во время прыжка парашютисту-фотографу очень важно не забывать о собственной безопасности и безопасности своего партнера. Если пренебрегать этим, прыжок и свободное парение под облаками  не только не доставит вам удовольствия, но может закончиться весьма плачевно. И тем более, вам будет уже не до съемки.

Опытные мастера парашютного спорта – люди смелые и бесстрашные. Некоторые из них вот уже на протяжении нескольких лет практикуют прыжок, который они сами называют «Банзай». Суть этого прыжка заключается в том, что прежде чем прыгнуть самому, парашютист выбрасывает из самолета свой парашют. В свободном полете без парашюта и без всякой, какой бы то ни  было, страховки спортсмен  должен поймать парашют, одеть его, раскрыть в нужный момент и  благополучно приземлиться. Фотографировать такой прыжок опытного мастера очень интересно, причем, на любом этапе его совершения. Но самым красивыми моментами «банзая» является, несомненно, момент поимки спортсменом парашюта и его одевание в воздухе.

Ну и последнее на сегодня замечание. Прежде чем совершить прыжок с парашютом, вам нужно тщательнейшим образом продумать все его детали и нюансы, каждую секунду, каждый момент, который вы проведете в свободном полете над землей. И эти запоминающиеся на всю жизнь мгновения парения, которые наверняка станут для вас самыми счастливыми, обязательно нужно сфотографировать! Хотя бы для того, чтобы, увидев эти фотографии спустя какое-то время, может быть, даже через несколько лет, вновь и вновь  пережить те неповторимые минуты вашей жизни, во время которых вы ощущали себя птицей.    

как британка пережила два покушения от своего мужа — Истории на TJ

Спустя три года суд приговорил военного Эмиля Чилье к пожизненному сроку за попытку убить жену, испортив её парашютное снаряжение.

46 127 просмотров

Супруги Эмиль и Виктория. Фото из семейного архива пары

15 июня 2018 года британца Эмиля Чилье (Emile Cilliers) приговорили к пожизненному сроку с правом подать на условно-досрочное освобождение через 18 лет. Его признали виновным в двойном покушении на жену. Следствие и суд по делу длились с 2015 года и привлекли большое внимание прессы, однако до недавнего времени подробности этой истории оставались скрыты. В её деталях разобралось Би-би-си.

Разваливающийся брак

29 марта 2015 года сержант Эмиль Чилье был готов воплотить свой план: он открыл газовый вентиль на кухне в доме, пока его жена Виктория и новорождённый ребёнок отдыхали в спальне, и отправился к своей бывшей жене и любовнице Карли. После свидания с ней он написал пару сообщений своей девушке Стефани, зашёл на несколько сайтов для взрослых и уехал ночевать в военную казарму.

На следующее утро супруга Чилье проснулась и как обычно пошла на кухню, чтобы налить молока для детей. Когда она почувствовала запах газа, то написала SMS-сообщение мужу и спросила, поворачивал ли он вентиль. «Загубить меня пытаешься?», — в шутку спросила Виктория.

Дела в доме супругов были не идеальны, но женщина не подозревала о большей части того, что происходило за её спиной. Она искренне любила мужа, хотя и сомневалась в его верности, но никогда не могла подумать, что он попытается её убить.

Порой Эмиль занимал большие суммы у жены, коллег или кредитных компаний, а когда хотел заняться сексом, то обращался к проституткам, любовнице или своей девушке. Чтобы отправиться с ней в путешествие, он врал жене о командировке.

Эмиль увлекался скалолазанием и другими видами экстремального спорта. Фото со страницы британца в Фейсбуке

Сержант королевской армии Эмиль часто отправлялся по заграничным заданиям, даже когда его жена была на последних месяцах беременности. После рождения второго ребёнка супруг всё чаще оставался ночевать в казармах, и Виктория переживала, что вскоре он может оставить её с детьми. Она пыталась исправить ситуацию, начав регулярно писать мужу любовные SMS-сообщения о том, как сильно скучает.

«Я чувствую, что провалилась в роли жены», — говорилось в одном из сообщений Виктории. Эмиль отмахивался от подобных признаний, уверяя жену, что она воспринимает всё слишком «эмоционально». Во время командировки в Австрию он написал супруге, что ему «нужно время всё обдумать», предположив, что они поженились слишком поспешно.

Как раз в это время Виктория ждала второго ребёнка, не подозревая, что супруг ведёт двойную жизнь с другой женщиной. Помимо этого он влез в серьёзные долги, которых и без того было достаточно. За семь лет отношений Виктория одолжила Эмилю около 25 тысяч долларов. Порой он возвращал деньги, но зачастую нет.

Однажды в канун нового года Эмиль был в командировке в Австрии, но не поздравил жену и не отправил ей сообщений. Супруга решила, что он занят работой, но на деле он проводил время со своей девушкой Стефани.

В начале 2015 года Виктория обнаружила, что некто перевёл 2631 доллара с её банковского счета. Эмиль объяснил, что в этом виновны хакеры, но проверка банка выявила, что запрос о переводе был с домашнего компьютера семьи Чилье. Вскоре супруг обратился к жене с необычным предложением — прыгнуть с парашютом. Виктория сразу согласилась — она была рада не только возможности повеселиться, но и наконец провести время вместе с мужем.

1200 метров до земли

Всё нужное снаряжение для Виктории супруги арендовали в магазине. Из-за плохой погоды им не удалось прыгнуть в назначенный день, поэтому они решили попробовать на следующий. Эмиль объяснил жене, что проще будет отнести снаряжение в специальный шкафчик парашютистов, чтобы не брать его напрокат снова.

Виктория прыгала далеко не первый раз, поэтому, как у любого спортсмена, у неё были свои приметы. Она не любила класть чужие парашюты в свой шкафчик, но уступила мужу. И как только Эмиль остался один, он отнёс снаряжение в туалет и испортил оба парашюта — основной и запасной. На следующий день снова была непогода, но супруг уговорил Викторию прыгнуть. С её позиции всё выглядело прекрасно: муж помог ей со снаряжением и пообещал приглядеть за детьми, пока она займётся своим некогда главным хобби.

Подготовившись, женщина забралась в самолёт и поднялась на высоту 1200 метров. Из-за семейной жизни Виктория давно не прыгала, но свидетели рассказывали, что на борту она выглядела счастливой и уверенной. Она встала последней в очереди и символично стукнулась кулаком с остальными парашютистами. Дождавшись нужного момента, она вышла из самолёта, пролетела в свободном падении около трёх секунд и потянула шнур. В тот же момент она поняла, что что-то не так. «Всё было как-то не так. Стропы были перекручены и растянуты».

Испорченный парашют Виктории демонстрируют в суде. Фото полиции Уилтшира

За спиной Виктории было больше 2500 прыжков, поэтому она знала, что нужно делать. Женщина отцепила основной парашют и потянула за шнур резервного, однако это не сработало. Это последнее, что она запомнила.

«Она выглядела как кукла», — вспоминает один из специалистов парашютного комплекса. Когда Виктория ударилась об землю, то никто не сомневался, что она умерла, поэтому сотрудники сразу принесли мешок для тела. Когда выяснилось, что мешок не требуется, женщине вызвали скорую помощь. Врачи квалифицировали её выживание как «чудо», обусловленное тем, что Виктория относительно мало весила и приземлилась на мягкое и недавно вспаханное поле.

Сломанный позвоночник, разбитый таз, переломы рёбер и внутренние травмы — такова была цена падения с 1200 метров для Виктории.

Происшествие быстро привлекло внимание Британской парашютной ассоциации, которая выяснила, что кто-то намеренно испортил снаряжение. По оценке специалистов, неполадки с основными парашютами происходят довольно редко, а про сбои в работе запасного известно и того меньше. Заключение передали полиции и вскоре следователи получили разрешение проверить переписку на устройствах Виктории и Эмиля. Детективы узнали об изменах супруга: он давно планировал провести отпуск с любовницей и подумывал о покупке дома для их совместной жизни.

Полиция подняла банковскую историю сержанта, узнала о его многочисленных долгах и пришла к выводу, что Эмиль планировал убить жену и получить деньги за страховку её жизни. Пока Виктория лежала в отделении интенсивной терапии и восстанавливалась от падения, супруг готовил документы для страховой компании. «Он даже не говорил, что любит меня» — позже заявила полиции Виктория. По её словам, он переписывался с любовницей даже когда навещал её в больнице.

Приговор

Во время первого допроса полиции Эмиль расплакался перед следователями, объяснив это проблемами «с любовью всей своей жизни», имея в виду Стефани. На второй встрече со следователями он заявил, что у него с той был лишь роман, а к третьему интервью сказал, что плакал вовсе не из-за любовницы, а по Виктории. Позже его показания неоднократно менялись, а когда на суде прокурор перечислял список тайных возлюбленных Эмиля, тот назвал себя «очень сексуальным человеком».

По словам свидетелей, Эмиль всегда носил очень дорогую одежду и обедал в престижных ресторанах, тратя средства жены и друзей.

Когда Эмилю предъявили обвинения в убийстве, он воспользовался деньгами со страховки, чтобы внести залог. Ему запретили возвращаться домой, поэтому он жил в своей комнате в военной казарме. Оставшиеся деньги он тратил на видеоигры для игровой приставки и смартфона, а также на свою любовницу Стефани. Несколько раз пара обедала вместе с сослуживцами Эмиля, которые полагали, что он и Виктория расстались.

На протяжении всего судебного процесса Эмиль упорно отрицал свою вину в двойном покушении на жену, утверждая, что кто-то другой открыл газ в доме и испортил её парашют.

Суд присяжных признал мужчину виновным в двойном покушении на жизнь супруги. По словам лектора по психопатии Филлиды Уилсон (Phyllida Wilson), наблюдавшей за судебным разбирательством, подсудимый демонстрировал все признаки психопата. Специалист полагает, что Эмиль не остановился бы до тех пор, пока не убил бы жену.

Его интерес к рискованным видам спорта, полное отсутствие раскаяния за его неверность, чрезмерные расходы, распутство и неспособность сопереживать — всё это находится в списке психопатического поведения. Если бы идеи с газом и парашютом не сработали, он бы сделал ещё одну попытку, а потом ещё одну, до тех пор, пока не добился бы желаемого.

Филлида Уилсон

лектор по психопатии

Виктория Чилье оправилась от последствий падения и одна воспитывает двоих детей. Она не общалась с мужем с момента его ареста в 2015 году. В одном из интервью женщина призналась, что «любит мужа, который у неё был», но сожалеет о результатах брака.

Что нужно знать о первом прыжке с парашютом

02.02.2021Новости партнеровПросмотров: 206

Планируя первый прыжок с парашютом, возникает множество вопросов. Найти ответы на все возможные вопросы можно в этой статьей.

Что будет с моим дыханием во время прыжка?

Новичкам не стоит переживать о дыхании во время свободного падения. Давление воздуха никак не влияет на дыхание. Отсутствию проблем способствует и тот факт, что все без исключения новички из-за переизбытка эмоций начинают кричать во все горло. Легкие моментально набирают воздух и высвобождают его во время крика. За счет этого нивелируется возможность возникновения нервных спазмов.

Что происходит в момент раскрытия парашюта?

Многие новички ошибочно считают, что во время раскрытия купола парашютиста дергает из стороны в сторону. Такой миф появился «благодаря» фильмам, в которых для создания экшена постоянно демонстрируют «дергания» парашютиста сразу после того, как парашют раскрывается. Если вы ранее не выполняли прыжки с парашютом https://krutitcy.ru/ вам стоит знать, что ничего подобного не происходит. Перед прыжком парашютное снаряжение подгоняется в точном соответствии с габаритами спортсмена. Поэтому в момент раскрытия у парашютиста возникает ощущение, которое можно сравнить с легким потягиванием за пояс брюк.

Сколько длится прыжок с парашютом?

Многие из новичков, которые задаются вопросом, что нужно знать перед прыжком с парашютом, также интересуются продолжительностью всего процесса. Данный показатель зависит от трех нюансов:

  • типа летательного аппарата;
  • высоты прыжка;
  • площади поверхности тела.

Обычно самолет поднимает прыгающих на необходимую высоту за 12-15 минут. Одномоторным самолетам для подъема на необходимую высоту может потребоваться до получаса.

Свободное падение тандема с высоты 4 000 метров обычно длится около 50-60 секунд. После этого начинается полет под куполом. Он продолжается около 5-7 минут. Таким образом, без учета ожидания на прыжок с парашютом может уйти от 20 до 40 минут.

Как складывать парашют?

Новичкам не стоит переживать о том, что им придется складывать свой парашют. Это довольно сложная задача, которую доверяют профессионалам. Поэтому контейнеры с парашютами упаковывают исключительно ригеры. Именно так принято называть специалистов, профессионально упаковывающих парашюты. Чтобы стать таким специалистом, необходимо пройти обучение и получить соответствующий сертификат.

Какой прыжок подходит новичкам?

Условно прыжки с парашютом можно разделить на 2 типа: одиночные и тандемные. Для новичков идеальным вариантом является прыжок в тандеме. В данном случае прыгающий может полностью расслабиться и просто получать кайф от процесса. За организацию и безопасность прыжка полностью отвечает опытный и высококвалифицированный тандем-мастер.

Существуют ли ограничения для прыгающих?

Если новичок планирует совершить тандемный прыжок, он может не переживать о каких-либо существенных ограничениях. Конечно, существуют возрастные ограничения. Они зависят от правил конкретной дропзоны. В большинстве случаев прыжки разрешены с 14-16 лет. При этом в России верхней планки лимита не существует.

Также есть ограничения на вес и рост. Но они тоже весьма лояльны. В большинстве дропзон существуют такие ограничения – 130 кг и 210 см.

Что касается медицинских показателей, то в этом вопросе нет особых требований. Единственный нюанс – перед прыжком допускающие обязательно измерят артериальное давление и вес спортсмена. Все остальные моменты полностью на совести прыгающего. Противопоказаний к прыжкам с парашютом минимум – серьёзные нарушения опорно-двигательного, аппарата; плечевые вывихи; недавние хирургические операции; болезни нервной и сердечнососудистой систем; эпилепсия; наличие кардиостимулятора. Если вы не страдаете от таких проблем, вы сможете полностью насладиться незабываемыми ощущениями свободного падения и полета под куполом.

Падение с парашютом Норберта Зонго

4,5 звезды

Это было мое прочтение мирового отбора по Буркина-Фасо.

В начале книги нам сообщается о печальной судьбе автора этой книги — Зонго, уважаемого журналиста, который осмелился быть честным в своих произведениях, был замучен, а затем убит в результате взрыва автомобиля.

Действие книги происходит в вымышленной африканской стране Ватинбоу, где коррумпированный президент Гуама узнает, что двое из его старших офицеров планируют свергнуть его, поэтому он устраивает им смерть во время церемониального парашюта

4.5 stars

Это было мое чтение мирового выбора Буркина-Фасо.

В начале книги нам сообщается о печальной судьбе автора этой книги — Зонго, уважаемого журналиста, который осмелился быть честным в своих произведениях, был замучен, а затем убит в результате взрыва автомобиля.

Действие книги происходит в вымышленной африканской стране Ватинбоу, где коррумпированный президент Гуама узнает, что двое из его старших офицеров планируют свергнуть его, поэтому он устраивает им смерть во время церемониального спуска с парашютом, где их парашюты закреплены. не открывать.

Гуама все равно повержен, поскольку это были информаторы, а не люди, которые погибли, которые должны были устроить переворот. Гуаме удается сбежать, и он вместе со своим колдуном отправляется в путь, пытаясь перебраться через границу в Закро (еще одну вымышленную африканскую страну), где он уверен, что его друг президент поможет ему восстановить свое лидерство.

Это была очень увлекательная книга и довольно увлекательный взгляд на довольно позорного человека, который переводил средства мировой помощи на свой счет в швейцарском банке, имел вкус к довольно молодым женщинам (из которых он хотел новую каждую ночь) и были настоящие мании величия.Возненавидеть этого персонажа было очень легко!

Наряду с этим были интересные взаимодействия с «нормальными» людьми, когда он был в бегах, и, конечно же, то, как закончился переворот. Было очень сложно понять, кому можно доверять в этой книге, поскольку пристрастия менялись быстро!

Я нашел эту книгу очень интригующей и никогда не знал, чего ожидать дальше. ⭐️⭐️⭐️⭐️.5 / 5 от меня!

Попробуйте: испытание с парашютом для сброса яиц

Парашюты помогают замедлить падающий объект для мягкого приземления.Они являются отличным способом безопасно проехать по хрупкому объекту с высоты.

Если вы когда-нибудь роняли яйцо, то знаете, что оно легко разбивается при падении и создает большой беспорядок! В этом упражнении вы узнаете, как использовать силу физики и сопротивление воздуха для разработки различных конструкций парашютов, чтобы найти безопасный способ доставить яйцо на землю.

Что вам понадобится:

Стаканы из пластика или поролона (7 или 9 унций)

Салфетки для лица

Мешок для мусора пластиковый

Строка (легкая)

Яйца (сырые)

Малярная лента

Ножницы

Рулетка или мерка

Дырокол

Секундомер или таймер

1.Подготовьте люльку для яиц. Дыроколом (или ножницами с помощью взрослых) проделайте четыре отверстия в верхней части чашки. Затем возьмите несколько салфеток и смочите их, прежде чем положить на дно чашки.

2. Сделайте тестовый парашют из полиэтиленового мешка для мусора. Ножницами вырежьте из пакета квадрат. Отрежьте четыре равных отрезка веревки. Привяжите веревку к каждому углу квадрата мешка для мусора, затем прикрепите четыре свободных конца веревки к чашке.

3.Положите яйцо в чашку поверх скомканных салфеток. Затем добавьте еще несколько смятых салфеток и обмотайте верхнюю часть каждой чашки липкой лентой. Предскажите, есть ли у яйца шанс выжить при падении с 10 до 12 футов.

4. Проверьте свой парашют, сбросив его с высоты (будьте осторожны), удерживая его за верхнюю часть парашюта. (Если какие-либо яйца разбиваются при приземлении, внесите изменения в конструкцию, чтобы они не разбились в следующий раз.)

После того, как вы закончите свой эксперимент, попробуйте улучшить свой дизайн или попробуйте три парашюта разных размеров, чтобы увидеть, какой из них работает лучше всего! Измерьте время полета каждого парашюта и запишите данные.(Мы рекомендуем попробовать размеры: 10 x 10, 20 x 20 и 30 x 30 дюймов, но разрешите детям экспериментировать!)

Когда закончите, задумайтесь:

Как вы думаете, почему одни парашюты падают быстрее других?

Какие улучшения вы бы внесли в свой дизайн, потратив больше времени?

Естественная сила тяжести притягивает объекты к Земле. Когда парашют падает на Землю или опускается под действием силы тяжести, сопротивление воздуха под парашютом давит на него, замедляя его.В раскрытом состоянии парашют имеет большую площадь поверхности. Это означает, что чем больше парашют, тем медленнее он падает. Каждый парашют ускоряется по направлению к земле до тех пор, пока сила сопротивления воздуха не станет равной силе притяжения.

Это упражнение было адаптировано из материала Science Fun with Physics (c) 2016 The Ohio State University. Активность 4-H дома: 4-h.org/about/4-h-at-home/parachute-away/

Чтобы привлечь ребенка к интересным возможностям обучения, ознакомьтесь с Clover Kids (классы K-3), 4-H (классы 4-12), Lego Teams и практическими учебными наборами, которые можно будет оформить при расширении.iastate.edu/linn/4h

Университет штата Айова по вопросам расширения и охвата в округе Линн помогает создать сильную Айову, привлекая жителей Айовы к исследованиям, обучению и расширению возможностей для решения текущих и возникающих проблем реальной жизни. Программа развития молодежи 4-H дает молодежи возможность полностью раскрыть свой потенциал за счет партнерских отношений между молодежью и взрослыми и опыта, основанного на исследованиях. Веб-сайт отдела расширения округа Линн: extension.iastate.edu/linn

1. Подготовьте подставку для яиц.Дыроколом (или ножницами с помощью взрослых) проделайте четыре отверстия в верхней части чашки. Затем возьмите несколько салфеток и смочите их, прежде чем положить на дно чашки.

2. Сделайте тестовый парашют из полиэтиленового мешка для мусора. Ножницами вырежьте из пакета квадрат. Отрежьте четыре равных отрезка веревки. Привяжите веревку к каждому углу квадрата мешка для мусора, затем прикрепите четыре свободных конца веревки к чашке.

3. Положите яйцо в чашку поверх скомканных салфеток.Затем добавьте еще несколько смятых салфеток и обмотайте верхнюю часть каждой чашки липкой лентой. Предскажите, есть ли у яйца шанс выжить при падении с 10 до 12 футов.

4. Проверьте свой парашют, сбросив его с высоты (будьте осторожны), удерживая его за верхнюю часть парашюта. (Если какие-либо яйца разбиваются при приземлении, внесите изменения в конструкцию, чтобы в следующий раз не разбились.) (Расширение и поддержка Университета штата Айова — Развитие молодежи округа Линн / For The Gazette)

Падение с парашютом | Devpost

Падение на цель… с баллами канала!

Спуститесь с парашютом вниз по течению и посмотрите, сможете ли вы приземлиться на цель и набрать больше очков! Мы взяли нашу самую популярную оверлейную игру на потоки и создали для этого хакатона версию с активированными точками каналов. Наша игра уже активна на сотнях каналов каждый месяц с тысячами игроков, и благодаря магии очков канала теперь она может позволить зрителям присоединяться к каждому раунду в качестве награды для лояльных зрителей, что может быть полезно, поскольку многие стримеры иногда используют игра, чтобы проводить розыгрыши в режиме реального времени и выбирать лучшего игрока в качестве победителя, а также предоставлять возможность разбрасывать препятствия с прыгающим мячом, используя баллы канала, когда в прошлом это было доступно только через немного ура Twitch.

Падение с парашютом

Parachute Drop — это забавная и минимально навязчивая игра с наложением потоковой передачи, в которую играют даже самые активные сегменты прямой трансляции, и зрители запускаются с парашютом из верхней части экрана и подпрыгивают и сталкиваются друг с другом на пути к внизу экрана с целью приземления как можно ближе к центру цели. Он предлагает множество различных игровых тем, на выбор требуется только простая одноразовая ссылка на источник в браузере, созданная через наш веб-сайт для настройки, и любой стример может использовать генератор ссылок PixelPlush и войти в систему, используя свою учетную запись Twitch, чтобы получить оверлейный URL-адрес с выбранным параметры, а затем добавить его в свое программное обеспечение для вещания в качестве источника для браузера.Игроки также могут приобрести плюшевые монеты на нашем веб-сайте для использования на скинах персонажей и домашних животных в этой и других играх или просмотреть таблицу лидеров игры для включенных каналов.

Погашение баллов канала автоматически создается в канале для вещательной компании, когда отображается оверлей, и вещатель или модераторы канала могут использовать команду чата ! Deleteparachute , чтобы очистить все созданные погашения, или ! Resetparachute , чтобы удалить и повторно -создавать выкуп на случай ошибок.После создания бонусов вещатель также может использовать меню «Управление наградами» в Twitch в любое время, чтобы изменить стоимость и время восстановления погашений или настроить их с помощью значков. Дополнительные команды чата включают в себя ! Drophigh ! Droplow ! Droprecent ! Droptop , чтобы показать результаты в таблице лидеров канала в чате Twitch, и ! Queuedrop и ! Startdrop , чтобы позволить всем войти и начать падение одновременно.

Вдохновение

Мы — команда из двух человек в PixelPlush, Maaya и Instafluff, которым нравится стриминг и создание интегрированных с Twitch игр и оверлеев, которые вещательные компании могут использовать, чтобы сделать свои стримы более увлекательными и интерактивными! За последний год мы многое узнали о том, что работает, а что нет для стримеров, благодаря нашим проектам и отзывам, и теперь сотни каналов играют в наши игры каждый месяц. API баллов каналов открыл для наших игр гораздо больше возможностей не только играть в них через чат, но и получать вознаграждение за то, что они остаются и смотрят.

Развитие

Этот проект был построен как веб-страница на HTML и JavaScript с интеграцией Twitch Channel Points с использованием ComfyJS, популярной библиотеки Twitch JavaScript, которую мы создали и поддерживаем, и нашего собственного игрового движка HTML5 PinkFluffyUnicorn. Система серверов и лидеров была построена с использованием NodeJS и ComfyDB.

Вызовы

Мы не столкнулись с какими-либо особенно серьезными техническими проблемами во время этого хакатона, потому что, когда была выпущена система баллов Twitch, нам понравилась эта идея, и мы уже потратили много времени более года назад на то, чтобы выяснить, как с ней работать, а затем добавили его поддержку в нашу библиотеку ComfyJS с открытым исходным кодом, чтобы другие также могли его кодировать, и даже сделали обучающее видео: https: // www.youtube.com/watch?v=5qLXKoyEuLI

Что дальше для Parachute Drop и PixelPlush

Parachute Drop — наша самая популярная игра в PixelPlush, и мы очень рады тому потенциалу, который Channel Points API привнес в этот и другие наши проекты. Мы хотели бы продолжать создавать больше подобных проектов и сделать Twitch более увлекательным и интерактивным для стримеров и зрителей. Победа в этом хакатоне позволит нам посвятить больше времени созданию PixelPlush в качестве нашей независимой игровой студии, продолжая расширять наше портфолио игр и маркетинга, чтобы охватить этими играми больше вещателей и зрителей.

Парашюты с отверстиями — Scientific American

Ключевые концепции
Физика
Гравитация
Перетащите
Сопротивление воздуха

Введение
Вы когда-нибудь задумывались, что общего между парашютом и открытым дождевиком? Они оба задерживают воздух и замедляют вас, когда вы быстро двигаетесь! В этом упражнении вы создадите парашют для миниатюрной фигурки. Салфетка или полиэтиленовый пакет и несколько ниток — все, что нужно, чтобы превратить вашу фигуру в профессионального парашютиста.

Фон
Вещи падают, потому что гравитация тянет их вниз — и чем быстрее они падают, тем сильнее приземляются. Многие думают, что более тяжелые предметы падают быстрее. Галилей — философ и ученый эпохи Возрождения — показал, что эта идея, хотя и интуитивно понятна, ошибочна. Вы тоже можете проверить эту идею. Бросьте небольшой квадрат картона (например, три на три дюйма) и сложенный до одного размера лист бумаги одновременно с одинаковой высоты. Обратите внимание: хотя бумага легче картона, они оба достигают земли одновременно.Повторите это с развернутым листом бумаги, чтобы понять, почему парашюты работают. Бумага опускается медленнее, когда она находится на листе большего размера. Почему? Объяснение витает в воздухе.

Воздух вокруг нас состоит из мелких частиц. Точно так же, как вы удаляете частицы воды, когда вы проходите через воду, вы выталкиваете частицы воздуха, когда вы движетесь через воздух. Может быть, вы почувствовали, как вытесняли воздух во время поездки на велосипеде. Когда вы толкаете воздух, он толкает вас. Он скользит мимо вас и ощущается как ветер.Это называется сопротивлением воздуха или сопротивлением — и оно замедляет вас. Возможно, вам не нравится сопротивление воздуха, когда вы едете на велосипеде, но это идеальный вариант для замедления падения! Развернутый лист бумаги падал медленнее, чем сложенный лист бумаги, потому что его большая плоская поверхность должна была отталкивать больше воздуха. Он испытывал большее сопротивление. Вам интересно, как эта концепция может помочь вам создать лучший парашют? Попробуйте упражнение, чтобы узнать!

Материалы

  • Салфетка или полиэтиленовый пакет
  • Ножницы
  • Линейка
  • Лента
  • Дырокол
  • Шпагат
  • Маленькая небьющаяся фигурка или миниатюрная кукла, которую можно уронить на пол (если у вас нет фигурки, используйте кусок глины, небольшой деревянный брусок, мерную ложку и т. Д.
  • Безопасное место, откуда можно сбросить парашют — например, окно 2-го этажа, балкон, открытая лестница

Препарат

  • Чтобы сделать купол парашюта, вырежьте квадрат размером 30 на 30 см из папиросной бумаги (или полиэтиленового пакета), закрепите углы скотчем и проделайте отверстия в каждом углу.
  • Создайте стропы подвески, отрезав четыре нити из шпагата длиной 30 сантиметров каждая.
  • Чтобы собрать парашют, прикрепите один конец каждой линии подвески к каждому углу оберточной бумаги, сложите купол в четыре раза, чтобы его углы лежали друг на друге, и свяжите узлами незакрепленные концы четырех линий подвески.

Процедура

  • Принесите парашют и фигурку на место проведения испытаний.
  • Через мгновение вы сбросите свою фигуру (без парашюта) с этого места. Как вы думаете, приземление будет мягким или жестким? Можете ли вы с точностью предсказать, где он приземлится?
  • Бросьте фигуру. Были ли ваши прогнозы верными?
  • Бросьте его с того же места еще несколько раз. Как бы вы описали эти водопады?
  • Прикрепите парашют к своей фигуре, намотав завязанный узел подвесных тросов вокруг середины фигуры и закрепив его узлом или лентой.
  • Через мгновение вы сбросите свою фигуру с парашютом из этого места. Как вы думаете, он приземлится на этот раз? Можете ли вы также предсказать, где он приземлится?
  • Сложите купол пополам, чтобы его четыре угла лежали один на другом. Убедитесь, что стропы подвески не запутались. Поднимите парашют из угла по диагонали напротив угла с веревками. Ваша фигура должна теперь висеть под парашютом.
  • Бросьте фигуру с парашютом. Были ли ваши прогнозы верными?
  • Бросьте еще несколько раз. Чем эти падения отличаются от падений без парашюта? Почему парашют создает эти различия?
  • Как вы думаете, что произойдет, если проделать дыру в середине парашюта?
  • Сложите парашют пополам, чтобы углы сошлись друг с другом. Отрежьте кончик угла, противоположный по диагонали углу с прикрепленными шнурками.Откройте парашют и увидите, что теперь в середине купола есть отверстие. Как вы думаете, это повлияет на падение?
  • Снова сложите купол вчетверо. Поднимите его за срезанный угол и опустите фигуру. Был ли ваш прогноз верным?
  • Бросьте еще несколько раз. Как отверстие изменило способ падения фигуры? Почему это могло произойти?
  • Дополнительно: Выясните, сколько отверстий вы можете создать, прежде чем парашют перестанет работать, и имеет ли значение расположение отверстия.Вы также можете постепенно увеличивать размер отверстия и изучать, как изменяется его производительность.
  • Extra: Изготавливайте навесы из разных материалов, размеров и форм. Какие из них работают лучше всего?
  • Extra: Измерьте силу падения, позволив своей фигуре приземлиться в песочнице. Какая глубина образовалась в результате падения?
  • Дополнительно: Используйте таймер, чтобы измерить, сколько времени длится падение. Можете ли вы посчитать среднюю скорость вашей фигуры во время падения? Какой парашют обеспечивает самое медленное падение?

Наблюдения и результаты
Ваша фигура, вероятно, упала прямо и сначала жестко приземлилась.Фигура, оснащенная парашютом, вероятно, приземлилась мягче, но, вероятно, было также труднее предсказать, где именно она приземлится. Фигура с парашютом с дырой посередине, вероятно, все еще имела довольно мягкое приземление.

Гравитация притягивает объекты прямо к центру Земли. Он достаточно силен, чтобы заставить падающие предметы быстро двигаться, создавая жесткие приземления! К счастью, вокруг нашей планеты есть слой воздуха, который замедляет падение. Сопротивление воздуха или сопротивление давит на предметы, когда они падают.Парашюты захватывают много воздуха, создавая сильное сопротивление. Они могут значительно замедлить падение, обеспечивая более мягкое приземление. Однако это медленное падение трудно контролировать. Фигура, приземляющаяся с парашютом, при падении может раскачиваться в сторону.

Некоторые парашюты задерживают воздух, точно так же, как свободная куртка может удерживать воздух во время поездки на велосипеде. Этот захваченный воздух хочет вырваться. Часто он может выскользнуть только по краям, из-за чего эти края (края балдахина или стороны куртки) откидываются. Некоторые парашюты имеют отверстие в центре для контролируемого выпуска воздуха.Это делает желоб более устойчивым с минимальным изменением сопротивления.

Больше для изучения
Парашютизм: имеет ли значение размер парашюта ?, от Scientific American
Самолеты из тестовой бумаги с разным сопротивлением, от Scientific American
Наука: наблюдайте за объектами в свободном падении, от Scientific Американский
Игра с парашютами, от SciShow Kids
Научная деятельность для всех возрастов !, от Science Buddies

Эта деятельность предоставлена ​​вам в сотрудничестве с Science Buddies

Солдат, признанный виновным в разрезании ремней парашюта при сбрасывании парашютом Хамви

Во время десантной операции боевой группы 173-й воздушно-десантной бригады 11 апреля 2016 года три «Хаммера» соскользнули с парашютного снаряжения и упали на землю.Армия расследует, что пошло не так.

Базирующийся в Германии кавалерийский разведчик был осужден в среду за разрушение государственной собственности и ложное официальное заявление о своей роли в неудачной авиакатастрофе Humvee, в результате которой были уничтожены три машины во время учений в апреле 2016 года.

Судья признал сержанта. Согласно сообщению 7-й армии, Джон Скиппер, отвечавший за проверку правильности крепления парашютов, намеренно разрезал их ремни, в результате чего был нанесен ущерб в сотни тысяч долларов.

«Шкипер был приговорен к понижению в классе до E-1 и увольнению из-за плохого поведения коллегией военного трибунала, состоящей из рядовых солдат и офицеров», — говорится в сообщении.

Солдат был признан виновным в уничтожении государственного имущества и ложном официальном заявлении о своей роли в неудачной авиакатастрофе Humvee, в результате которой были уничтожены три автомобиля во время учений в апреле 2016 года. (Сержант Джастин Гейгер / Армия)

Видео инцидента появилось в социальных сетях вскоре после падения самолета C-130, которое было частью учений Sabre Junction на полигоне Хоэнфельс в Германии.Было слышно, как солдат, снимающий с земли, аплодировал и смеялся.

В прошлом году он получил письмо с выговором за непрофессиональное поведение как перед камерой, так и за распространение видеозаписи.

Зарегистрируйтесь на Army Times Daily News Roundup

Не пропустите истории топ армии, доставлен каждый день после обеда

(пожалуйста, выберите страну) United StatesUnited KingdomAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийского океана TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканского РеспубликаЧадЧилиКитайОстров РождестваКокосовые острова (острова Килинг )КолумбияКоморские островаКонгоКонго, Демократическая Республика Острова КукаКоста-РикаКот-д’ИвуарХорватияКубаКипрЧешская РеспубликаДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЭквадорЭквадорЭгиптанияЭпиния СальвадорСальвадор TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-bissauGuyanaHaitiHeard Island и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПо rtugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbia и MontenegroSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Острова КайкосТувалуУгандаУкраинаОбъединенные Арабские ЭмиратыВеликобританияСоединенные ШтатыМалые отдаленные острова СШАУругвайУзбекистан ВануатуВенесуэлаВьетнамВиргинские острова, Британские Виргинские острова, СШАС.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Подписка

×

Отправляя нам свой адрес электронной почты, вы подписываетесь на обзор новостей Army Times Daily News Roundup.

Шкипер был членом отряда B 1-й эскадрильи 91-го кавалерийского полка, входившего в базирующуюся в Италии боевую группу 173-й воздушно-десантной бригады.

Ему грозило до 10 лет лишения свободы по трем обвинениям в уничтожении государственного имущества и одному обвинению во лжи следователям.

Сделайте парашют | STEAM Activity для детей

Сегодняшняя компания STEAM Activity занимается изготовлением парашютов! Это так просто — вам просто нужно несколько переработанных предметов многоразового использования, которые у вас уже есть дома.Мои дети были в восторге от этого занятия; они целый день играли со своими парашютами!

Материалы:

  • Пластиковый пакет для продуктов
  • Пластиковый или бумажный стаканчик
  • Строка
  • Ножницы

ПРОЦЕДУРА:

  1. Отрежьте ручки от полиэтиленового пакета. Затем разрежьте пакет пополам, сделав из него два больших квадрата.

2. Проденьте 4 равномерно расположенных отверстия в верхней части чашек (в качестве альтернативы вы можете прикрепить веревку к чашкам липкой лентой)

3.Отмерьте и отрежьте четыре 12-дюймовых куска бечевки

.

4. Привяжите веревку к четырем углам сумки (мы взяли угол, обернули и завязали веревку вокруг угла, чтобы прикрепить его)

5. Завяжите (или скотчем) по одной нитке через каждое отверстие в чашке. Убедитесь, что вы выровняли парашют над чашкой, когда завязываете веревки, чтобы веревки не перекрещивались, когда вы их прикрепляете.

6. Готово к полету! Поднимитесь наверх по лестнице, на балкон, в домик на дереве, на детскую площадку или просто встаньте на стул, а затем позвольте вашему парашюту упасть на землю внизу.

7. Повторите эксперимент и измените переменные, например, где или высоту, с которой вы падаете, или добавьте игрушку в чашку, а затем посмотрите, как это влияет на падение парашюта.

КОНЦЕПЦИИ STEAM ИЗУЧЕНЫ:

  • Наука : Если вы уроните чашку из точки падения без парашюта, она быстро упадет на землю из-за направленной вниз силы тяжести. Парашюты медленно спускаются к земле из-за сопротивления, создаваемого большой площадью поверхности.Это резко увеличивает сопротивление воздуха и позволяет парашюту медленно опускаться на землю. Вы заметите, что чем больше веса вы добавляете к чашке, тем быстрее падает парашют. Это связано с тем, что вес увеличивает конечную скорость чашки и противодействует сопротивлению воздуха от парашюта.
  • Проектирование : Изменение конструкции парашюта и нагрузки в чашке во время тестовых падений — все это часть инженерного процесса. Продолжайте пробовать что-то новое, чтобы увидеть, что улучшает ваше время полета с парашютом, а что ему мешает.Мы попробовали две чашки разных размеров, чтобы сравнить разницу, и добавили в чашки игрушки, чтобы увидеть, как это изменило время выпадения.
  • Математика : Попросите детей помочь с измерением, обрезкой и подсчетом струны для проекта. Эти, казалось бы, простые задания — отличный способ попрактиковаться в математических навыках и научить детей тому, как математика является частью повседневной жизни.

Наши парашюты стали для нас развлечением во второй половине дня, и я уверен, что мои дети будут сбрасывать парашюты еще несколько дней.Я надеюсь, что вы попробуете это простое, но бесконечно увлекательное занятие, и расскажите мне, как оно вам подходит!

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

дронов Amazon для доставки могут сбрасывать посылки с парашютом

Amazon заявила, что ее дроны появятся в ближайшее время, но не обязательно ожидать, что они приземлятся у вас во дворе.

Патент США и ведомство по товарным знакам во вторник предоставили Amazon патент на метод безопасной доставки пакетов, выпущенных с дронов, на землю.

Раньше у гиганта электронной коммерции было публично выпущенных демонстрационных роликов видеороликов о том, как его дроны приземляются во дворах для отправки посылок. Компания проводит тестирование в течение нескольких лет, чтобы определить лучший способ доставки клиентам в будущем.

Патент предполагает, что Amazon рассматривает возможность размещения своих дронов высоко над домами клиентов — подход, мог бы быть более эффективным и безопасным. В документе Amazon говорится, что посадка дрона требует больше времени и энергии, чем запуск пакета с высоты.Если дроны Amazon не приземляются во дворе, это предотвращает потенциально опасные столкновения между дронами и любыми людьми, домашними животными или объектами во дворе клиента.

Связано: Amazon осуществляет свою первую поставку дронов в Великобритании

В патенте также описывается, как дроны Amazon будут использовать магниты, парашюты или пружинные катушки для высвобождения доставки во время полета. Как только пакет будет выпущен, дрон будет следить за опускающимся ящиком, чтобы убедиться, что он правильно падает на желаемое место для приземления.

Например, ветер потенциально может сдуть пакет на балкон, линию электропередачи или дерево. Чтобы решить эту проблему, дроны Amazon будут передавать сообщение на посылку, отклоняющуюся от курса, с инструкциями по развертыванию парашюта, баллона со сжатым воздухом или посадочной заслонки.

Неясно, когда Amazon запустит доставку дронов в США. Его текущий план, предусматривающий использование автоматизированных дронов, летающих без непосредственного надзора человека, сегодня незаконен.

Amazon показала Prime Air в беззаботной рекламе Суперкубка, в которой Алекса сказала покупателю, что она может искать доставку Doritos в ближайшее время.Но реклама не должна была восприниматься буквально, и дата запуска сервиса в США не указана.

Amazon не сразу ответила на запрос о комментарии по патенту, выданному во вторник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.