Сломанная нога в гипсе фото: D0 b3 d0 b8 d0 bf d1 81 d0 bd d0 be d0 b3 d0 b0 картинки, стоковые фото D0 b3 d0 b8 d0 bf d1 81 d0 bd d0 be d0 b3 d0 b0

Разное

Содержание

Пластиковый гипс против обычного – инновации в травматологии

Претензии к традиционному гипсу есть и у врачей. Классический гипсовый материал почти не пропускает рентгеновские лучи, снимок получается нечетким. Специалисту тяжело оценить, насколько правильно срастаются кости под повязкой.

Кроме того, при долгом ношении гипса на поврежденном участке часто нарушается кровообращение. Сухожилия, суставы и мышцы практически не работают, что может привести к хромоте или уменьшению подвижности сустава после снятия гипса.

Альтернатива традиционному гипсу

Однако место перелома в первую очередь нужно зафиксировать и иммобилизовать, то есть обездвижить. В травмпунктах и больницах предлагают по старинке классический гипс, за неимением других альтернатив. В медицинском центре «Медассист» врачи используют материалы нового поколения — полимерные иммобилизирующие бинты, их также называют «пластиковые гипсы».

Пластиковый гипс представляет собой бинт, пропитанный специальным полимерным составом.

Используется пластиковый гипс не только в случае перелома руки или ноги. С его помощью фиксируют стопы, локти, колени, вывихнутое плечо или лодыжку, а также используют при растяжении мышц или связок.

Однако для того, чтобы наложить или снять полимерный гипс, врач должен обладать специальными знаниями, инструментами и материалами. Медицинский центр «Медассисст» — один из немногих в городе, где врачи могут наложить современные ортопедические повязки из пластика.

Преимущества искусственного гипса

В отличии от классического гипса пластиковый весит в несколько раз меньше и не мешает движению. В то же время материал очень прочный, что гарантирует правильное срастание сломанных костей.

Современный гипс из пластика не боится воды, с ним можно спокойно купаться как в ванне, так и в море, а в случае загрязнения – просто протереть влажной тканью.

Пористая структура материала свободно пропускает кислород, благодаря чему у пациента не возникает зуда, раздражения или других кожных реакций. Кроме того, полимерные фиксаторы не токсичны и гипоаллегренны.

За счет упругого материала гипс плотно прилегает к месту травмы, а заодно позволяет смоделировать любую форму при сложных переломах.

Во время рентгена пластиковый гипс не надо снимать, он не задерживает рентгеновские лучи. Врачу видны все детали на снимке, а значит не возникнет никаких затруднений в оценке срастания костей.

Гипс из пластика аккуратно выглядит даже после долгого ношения, а пациент ощущает его как обычную повязку и не чувствует дискомфорта как при ношении обычного гипса.

Снимается такой фиксатор с помощью специальной пилы и за счет гладкой фактуры не травмирует кожу и волосы. Этим он выгодно отличается от классического гипса, который при долгом ношении чуть ли не срастается с кожей.

Какие бывают виды искусственного гипса

Есть несколько видов полимерного гипса. Самые известные — это скотчкаст, софткаст и турбокаст.

Скотчкаст – полимерный гипс, прочный и жесткий, за счет чего надежно иммобилизует перелом. Самый легкий из всех искусственных бинтов. Под него надевается специальный подкладочный чулок, чтобы не травмировать кожу. Скотчкаст бывает разных цветов, что понравится детям и любителям ярких красок.

Софткаст позволяет создавать повязки различной жесткости. После затвердевания материал остается полужестким, что позволяет сохранять подвижность мышц в зоне повреждения. При этом материал гибкий, но не растяжимый, что способствует сохранению первоначальной формы. Используется не только при переломах, но и при растяжениях конечностей.

Турбокаст – самый известный полимерный гипс, выполненный из термопластика. Дает возможность придать повязке любую форму, что делает его незаменимым при самых сложных переломах, в том числе у детей и подростков. Специальная конструкция позволяет пациенту самостоятельно снимать и надевать повязку (с разрешения врача).

Посоветуйтесь с врачом

Каждый из видов полимерного гипса показан при определенных травмах и переломах. Определить, какой из них подойдет именно Вам, может только лечащий врач.

Пластиковый бинт не отменяет посещений врача и не ускоряет сращение сломанных костей, но позволяет сделать лечение максимально комфортным.

В медицинском центре «Медассист» определить подходящий именно Вам вид полимерного гипса поможет врач-травматолог-ортопед Соколенко Наталья Владимировна (ссылка на врача).

Узнать более подробную информацию или записаться на прием Вы можете по тел. +7 (4712) 46-03-03.

Опубликовано 17 апреля 2020.

Дневник сломанной ноги | alexmak.net

Нет, я не сломал ногу еще раз, к счастью. Просто на прошлой неделе (14 марта) было как раз ровно год с того дня, как я неудачно покатался на лыжах, и я решил, что надо написать небольшой апдейт о том, как происходит восстановление ноги. А заодно я решил собрать все свои посты, опубликованные в прошлом году на эту тему на Medium, и выложить их в виде одной записи в блоге. (Да, как писал мне один очень остроумный читатель, пора переносить блог из закладок “Apple” в закладки “Здоровье”).

Тем более, что история с ногой стала лишь первым этапом моих медицинских приключений в прошлом году, и для меня это своего рода закрытие гештальтов. Так что я экспортнул все записи из Medium, импортировал их в WordPress, собрал в виде одного лонг-рида, немного подправил текст, чтобы он стал более читабельным, и вот мой графоманский результат. Надеюсь, вам будет так же интересно перечитывать, как было мне.

Кстати, можете почитать записки еще одного такого же удачливого парня — Артема (он же Юра) Росновского, который в своем аккаунте на Medium рассказывает о таком же переломе и медицинских перипетиях с ногой в Америке.

Начало
Поехали мы как-то во Францию кататься на лыжах… кстати, кто-то спрашивал у меня «почему Франция, а не Штаты?». Как ни странно, но катание во Франции получается существенно дешевле, чем в Штатах, даже с учётом более дорогих авиабилетов. Причём дешевле всё: проживание, прокат оборудования, скипассы, еда (она к тому же ещё и гораздо лучше и вкуснее), и тд. Не говоря уже о том, что само катание в Трёх Долинах гораздо интересней и разнообразней, чем, например, в Vail, Колорадо. Ну и вообще, это был наш седьмой раз в Les Menuires, нам там уже привычно и мы все знаем. Мы обычно прилетаем в Женеву и за 2.5 часа совершенно очаровательных окружающих красот доезжаем до курорта. Короче, Франция в целом рулит.


Главная площадь Ле Меньюира (вид с балкона)

И вот на третий день катания (всего было запланировано 6 дней) я падаю и ломаю ногу.


Широкая улыбка. Я еще не знаю, что через час сломаю ногу.

Падаю совершенно по глупости, на простом и плоском участке синей трассы — я хотел остановиться и показать брату и жене, которые ехали за мной, на какой подъёмник нам надо было попасть следующим. Поэтому я начал разворачиваться и притормаживать боком… а вот дальше все произошло так быстро, что я не уверен, что я правильно помню детали. Мне кажется, какая-то из лыж кантом зацепила снег, я споткнулся, потерял равновесие и начал падать. Инстинктивно я, даже несмотря на то, что я ехал боком, развернулся лицом вперёд, а лыжа осталась поперёк трассы, и вот тут, видимо, нога не выдержала. Вообще в теории лыжа должна была отстегнуться (правая отстегнулась), но этого почему-то не произошло, и, падая, я услышал «хрусь», раздавшийся из колена (блин, у меня этот “хрусь” до сих пор в ушах стоит). Уже упав и почувствовав боль, я понял, что в этот раз все хуже, чем в предыдущие падения, когда я растягивал связки, но верить в худшее мне пока не хотелось.

Я с помощью подъехавшего брата я отстегнул вторую лыжу и кое-как уселся на склоне. Нога, конечно, болела адски, и сгибать её было сложно. Но я продолжал тешить себя надеждой, что, может быть, все обойдётся. Ещё, помню, подумал, что «вот, зря не взял корсет для колена, который у меня остался с прошлого раза со связками». Через минуту держания снега на колене для охлаждения меня посетила оптимистичная мысль «

так, ну на сегодня я уже, наверно, накатался». Ещё через пару минут, ориентируясь на боль, я откалибровался и подумал «а, может, я и до конца отпуска накатался». И ещё через пару минут я подумал «может, если я встану, то оно как-то станет лучше и я смогу хотя бы до конца склона к квартире доехать». Когда я попытался встать, я понял, что вниз мне нужна все-таки транспортировка: нога подгибалась сама и боль была просто невыносимая.

Жена поехала к ближайшему подъёмнику, чтобы вызвать спасателей. Минут через 5 сверху спустился дядя Томаш с носилками, который позадавал вопросы, пощупал мою ногу и сказал, что для простого вывиха боли многовато, но точно скажет мне рентген в травмпункте.

В общем, он с помощью моего брата затащил меня на носилки и мы покатились вниз. Это были самые болезненные 10 минут катания на санках в моей жизни, потому что каждый толчок отдавал резкой болью в ногу. Он привёз меня в травмпункт, который находился на -1 этаже здания, в котором мы снимали квартиру, и я успел подумать «ну сейчас гипса навернут и я на лифте доковыляю до 10 этажа. Буду сидеть целыми днями на балконе, пить горячее вино и загорать на солнышке».

В травмпункте меня переложили с санок на каталку и сразу завезли в комнату с рентген-аппаратом. Надо было снять ботинки, штаны и термобелье, поэтому на ближайшие несколько минут травмпункт наполнился моими стенаниями и воплями «

fuuuuuuck”… по результатам рентгена чувак из медпункта огорошил меня тем, что а) колено сломано (это я уже и так понимал), и б) для его починки нужно ехать в больницу и делать операцию. Короче, этим «удачным» падением я лишил себя не только катания на лыжах, но и даже солнечных ванн на балконе под горячее вино. Well, fuck…

В медпункте заказали «скорую» для перевозки меня в больницу, и она должна была приехать через 1,5–2 часа. Тем временем, поскольку мне все ещё было весьма больно, решили выдать мне обезболивающего. Поскольку у меня в организме все не очень просто (как-нибудь расскажу, что там не так — upd Как вы понимаете, тут я имел в виду свою историю с почками), то в роли обезболивающего выступил морфий: специально обученная медсестра пришла, поставила капельницу и взбрызнула туда морфий. Ощущения, конечно, даааааа…. Но мне, кстати, эти ощущения как раз не понравились и я не хотел бы их повторить, хотя боль это помогло уменьшить.

Видимо, под действием адреналина и наркотика у меня проснулось желание всех поменеджить, поэтому я пытался раздавать всякие ценные указания родственникам — позвонить в страховую, что мне привезти в больницу и тд. К счастью, они мои ЦУ большей частью игнорировали и делали все гораздо более правильно и организованней. Они рассчитались с травмпунктом за рентген (150 евро), с медсестрой за морфий (120 евро), а также разобрались с гарантией от страховой за оплату транспортировки тела со склона (462 евро. Мне интересно, оно как-то «за метр» считается, что такая точная сумма получается?). Короче, без них это все было бы гораздо сложнее, и я очень благодарен им за помощь (а также меня до сих пор мучают угрызения совести, что я своей ногой “сломал им отпуск”. Жена брата вообще впервые решилась попробовать лыжи в эту поездку, причем именно мы ее долго уговаривали. Ей даже успело понравиться, так что я надеюсь, что этот мелкий инцидент не отпугнёт её).


Рентген в медпункте

Тем временем приехала “скорая помощь”. Кстати, это, похоже, просто такая коммерческая маршрутка, которая специализируется на доставке травмированных в госпитали. Примерно за полтора часа и 320 евро два французских красавца, практически не говорящие по-английски, не только довезли меня до больницы, но и успели оформить нужные бумаги и взять у меня карточку для оплаты «доставки». Так я приехал в больницу под названием Centre Hospitalier de Bourg St Maurice. Радовало то, что сюда свозят практически все такие случаи с ближайших горнолыжных курортов, поэтому их опыт и специализация были понятны, и в округе найти лучше место для починки ноги было бы сложно.


Такими я запомнил горы

Меня выгрузили в коридоре приемного покоя, и периодически пробегающие медсестры по возможности пытались задавать мне какие-то вопросы и заполнять соответствующие формы (кстати, раньше меня языковой барьер с французами не парил, а тут я его ощутил в полной мере). Нога все еще ощутимо болела, но от обезболивающих я решил воздерживаться настолько, насколько это возможно. Чтобы не лежать все время в коридоре, я применил техническую хитрость — сказал, что мне нужно в туалет, после чего меня отвезли в отдельную (временную) палату с уточкой. Через час пришёл доктор, позадавал ещё вопросы, потом через час-полтора я доехал до рентгена-УЗИ (где проверили, что при падении внутренние органы не пострадали — upd тут я как раз о том, что проверяли, все ли нормально с почками), а потом закатили ещё на КТ колена. После этих процедур меня опять вернули в ту же палату с уточкой, но где-то в районе 8 сказали “так, палата нам нужна, поехали обратно в приемный покой”. После этого меня оставили в углу приемного покоя за специальной занавеской, пока оформлялись документы.


В коридоре приемного покоя больницы

Чтобы вы лучше понимали таймлайн: упал я ориентировочно в 12.30. В больницу меня привезли примерно к 4.30, а около 8.30 меня повезли уже в “нормальную” палату в хирургическом отделении. Учитывая загрузку больницы людьми с поломанными конечностями, в принципе, неплохой результат. При этом мне никто не мог сказать, когда же именно будет моя операция: в среду или в четверг, что вылилось в интересный бардак в среду.

В палате, куда меня привезли (всего она рассчитана на двоих человек), был ещё один сосед, сломавший бедро при катании на лыжах. Ему предстояла операция с заменой сустава, причём обещали, что он может уйти из больницы чуть ли не в день операции. Этот сосед, немного говоривший по-английски, пригодился, когда он ретранслировал разным медсёстрам на французском языке различные инструкции, которые до этого мне выдавали врачи и другой персонал. Сама палата весьма комфортная, размером метров 40, с тумбочками, электрически регулируемыми лежаками, телевизорами на стене и регулярно проведывающими тебя медсёстрами. Поскольку на тот момент время ужина прошло, а не ел я давно (я упал как раз, когда ехал на обед), мне погрели какой-то растворимой картошки в виде пюре, и дали его с куском ветчины. Персонал склонялся к тому, что операция будет в четверг, поэтому кушать не запрещали, а анестезиолог вообще настаивал на том, чтобы пить побольше. Ночью медсестра чуть ли не каждый час приходила и спрашивала, не нужно ли мне обезболивающего (я отказывался – люблю страдать). А потом, часа в 2, видимо, пришла новая смена, и втихаря, пока я спал, подключила в капельницу парацетамол.


Такой вот “ужин”

На следующий день (в среду) французский бардак проявил себя в полной мере, потому что персонал давал мне противоречивые инструкции по поводу еды и питья. На завтрак принесли чай с сухариком (хотя у соседа была булочка, я видел!), а потом на вопросы «так можно мне есть или пить?» один персонал говорил «да, ешь, что хочешь!», а другой «не, не ешь, у тебя операция». Поскольку мне хотелось закончить с операцией побыстрее, я предусмотрительно решил не есть. В районе 12 в палату влетел взмыленный анестезиолог, который до этого говорил «пей больше и ешь что хочешь», и спросил «ел ли я что-то?». Он явно с облегчением вздохнул, когда я сказал, что кроме сухариков, я ничего не ел, и объявил, что операция будет в 3 часа дня.


Предоперационный завтрак

Вокруг меня забегали всякие санитары и санитарки, наконец-то вынули меня из остатков лыжной экипировки, а потом пришёл грустный санитар, потом все время куда-то уходивший и при этом повторявший фразу «ай кам бэк». Он сказал, что мне надо будет помыться и продезинфицироваться, причём я должен был сделать это как-то сам с помощью тазика воды, йода и тряпочек. (Этот санитар, кстати, был сильно похож на Подрика Пейна):

Этот процесс я кое-как осилил, потом это же грустный санитар побрил мне сломанную ногу (оказывается, бритые ноги — это так красиво! Неудивительно, что женщины все время это себе делают. Теперь никак не могу решить, брить ли вторую ногу — upd я решил все-таки оставить естественный покров). Санитары и санитарки продолжали бегать вокруг, причём и ко мне, и к соседу, в это время ещё приехало мое семейство меня проведать, а параллельно в палате чинил сначала кран с горячей водой, а затем и дверной замок, местный Шпунтик. И все это за 15–20 минут до операции; надеюсь, это описание хорошо передаёт состояние дурдома вокруг.


Подготовка ноги к операции

Ровно в 3 меня повезли в операционную.

Часть 2
В первой части я забыл сказать, что же собственно, я сломал — колено ведь механизм сложный. Если я ничего не путаю, то это “перелом большеберцовой пластины” (tibial plateau fracture), и у этого типа перелома есть даже своя страничка в Википедии. Грубо говоря, это когда бедренная кость, которая сверху, при ударе с поворотом раскрошила часть нижней (берцовой) кости. Это называется “не повезло”. Также предупреждение: в конце этой части есть фото из серии #развидеть, так что осторожно там!

В операционную телефон, к сожалению, не разрешают, поэтому процесс операции будет без фото. (Хотя, надо сказать, когда я узнал, что операция будет без полного наркоза, хотелось устроить прямую трансляцию из операционной). Там я сначала полежал в предбаннике #1, потом ещё полчаса — в предбаннике #2, где мне ввели анестезию. Причём в связи с некоторыми особенностями моего организма (upd Это, конечно же, тоже про почки) было решено не делать операцию под полным наркозом, как предполагалось изначально, а под эпидуральным (спинальным) — врач произносил оба эти термина, я не знаю, какой термин более правильный в данном случае. Короче, в позвоночник мне ввели какую-то жидкость и через определенное время я перестал чувствовать нижнюю половину тела, но при этом оставался в сознании и слышал и чувствовал все, что происходило.

Как мне кажется (тут ощущение течения времени достаточно смазано), примерно через 15–20 минут анестезия подействовала, пришел хирург и начал свое действо. Это, кстати, очень странные ощущения, когда ты вроде бы и чувствуешь прикосновения к ноге, причем понимаешь, что там не просто “трогают”, но что-то режут, сверлят и тд, но никакой боли нет. Я хорошо «чувствовал», как хирург провёл скальпелем, вскрывая кожу, я помню, как вводили штыри в кость и как вкручивали последний «нарезной» болт, которым крепится удерживающая раскрошившуюся кость пластина. Ближе к концу операции мне показалось, что начали появляться болевые ощущения, о чем я проинформировал персонал, и после этого я уже ничего не помню. Возможно, я наконец-то уснул, или же мне просто дали по голове, чтобы не отвлекал, но я не слышал, как скрепками собирали разрез на коже, и я уже проснулся, когда меня пнули и сказали «ну че тут разлёгся? Иди уже давай». Нет, на самом деле сказали, конечно, не так грубо, но проинформировали, что теперь я поеду в палату интенсивной терапии (потому что мне требуется дополнительное наблюдение — upd да, конечно же, в связи с моей историей с почками).

Отделение интенсивной терапии — это отделение с 4 индивидуальными палатами, за которым круглосуточно закреплены команда медсестер и медбратьев, как мне показалось, в количестве 4 человек. Они следят за состоянием пациентов, выдают лекарства, замеряют жизненные показатели, обеспечивают кругооборот уточек и тд. Поскольку в тот вечер я прохлопал ужин, будучи в операционной, медсестры “замутили” мне все тот же “растворимый” ужин с пюре и ветчиной, но я к тому времени опять был достаточно голодный, чтобы получить удовольствие даже от этого ужина. В кровати меня подключили к капельнице, на палец натянули монитор пульса, на груди приклеили три датчика мониторинга кардио-системы, а на левую руку прикрутили монитор давления (он, кстати, включался по какому-то там алгоритму каждые несколько часов, и в первую ночь я чуть не умер несколько раз от инфаркта, когда эта хрень начинала внезапно сжимать руку и замерять давление).


Я сразу после операции. Были какие-то проблемы с вайфаем, поэтому меня проводами подключили напрямую в интернет.

В ту ночь часам к 11 окончательно отпустила анестезия, нога начала болеть, и медсестры сразу начали предлагать мне морфий. Я отказался, согласившись для начала на парацетамол. Через час-полтора стало понятно, что парацетамол не сильно помог, и медсестры опять стали предлагать морфий, но я продолжал отказываться, поэтому они принесли какую-то микстуру в сахаре. Но она тоже не помогала, поэтому ногу еще обложили льдом. Часам к 2 ночи я все-таки сдался от неутихающей боле и согласился на морфий, и медсестры мне его радостно вкололи, поэтому у меня получилось немного поспать. “Немного” — потому что в 6 утра у них была пересменка, и старая смена должна была взять у меня кровь на анализ, а новая — убедиться, что им передают еще относительно живое тело. Кстати, о теле — ногу после операции заключили не в гипс, а в специальный корсет, который удобно расстегивается, если надо, но при этом фиксирует жестко ногу во все остальное время.


Корсет

На завтрак был традиционно уже чай (можно выбрать кофе), и булочка с джемом. С завтраком медбрат принес таблетки, и рассказал, что в целом операция прошла хорошо. Днем продолжалась всякая рутина с замерами жизненных показателей, смена постели (две медсестры ловко это делают прямо под лежащим пациентом), а также меня свозили на рентген, чтобы посмотреть, что там с ногой после операции. Эту фоточку многие видели, я ею активно хватался в интернете:


Очевидно, что с шурупами у них проблем нет

В профиль это выглядит так:

Забавно, когда меня привезли на рентген, рядом на тележке лежала какая-то старушка, которой уже сделали рентген, и теперь должны были отвезти на КТ. Старушка тоже удачно покаталась на лыжах, но интересней было то, что она была из Британии, и мы перекинулись с ней несколькими фразами на английском. В этот момент я испытал какое-то невероятное облегчение от того, что наконец-то я могу с кем-то говорить не ломаными простыми фразами, дополняя их жестами, а на нормальном английском языке, и, что тоже немаловажно, человек меня понимает, и отвечает тоже так, что я все понимаю. Меня как-то особенно вот это ощущение языкового барьера с французами накрыло в этот момент.

Обед (его подают в районе 12.30) в этот раз я застал, поэтому смог оценить его в полной мере:


Можно ли его назвать здоровым? Нет. Но вкусным — точно можно!

Что-то, а кормят на убой. Вот это в тот же день был ужин (в районе 6 вечера):

Плохо видно, но в рисе плавает разрезанный пополам помидор, в который вставлена толстая котлета

Извините за большое количество фото еды, но что еще делать в больнице после операции, когда самое интересное позади, и начинается восстановительная рутина? В этот день была еще забавная история, когда пришел, видимо, заведующий по больнице, и что-то там журчал по-французски с персоналом. По жестам и интонации я понял, что он спросил что-то из серии “а это кто?”, ему что-то там ответили, и этот заведующий такой: “ааааа, ле американ!” . Этого стерпеть я не мог, да и я наслышан, что к американцам французы относятся не очень хорошо, поэтому я поспешил его заверить, что “но-но, ай эм нот американ! Ай эм юкрейниан!”. У врача реально мгновенно посветлело лицо, и он у меня на английском спросил: “То есть ты не Дональд Трамп?”. “Конечно, я не Дональд Трамп, йопта!”, заверил я его, и заведующий, удовлетворившись этим ответом, удалился.

Еще в этот день пришел физиотерапевт, который рассказал мне больше о самой травме, об операции, о восстановительном процессе, а также принес костыли и научил ими пользоваться. Собственно, о процессе самое важное, что мне нужно было знать: как минимум 6 недель никакого веса на сломанную ногу, а после этого еще как минимум 6 недель — небольшие нагрузки. То есть костыли на ближайшие 12 недель — мои лучшие друзья, поэтому когда мы их купили (на них дают рецепт и нужно было купить в ближайшей аптеке), я назвал их “Эбботт и Костылло”:


Типичные forearm костыли, весьма неудобные в использовании

Забегая вперед, хочу сказать, что, приехав домой, я на Amazon заказал другие костыли, которые оказались гораздо более удобными. Еще в этот же день приходил с визитом хирург, который, видимо, и оперировал ногу, который сказал, что “операция ОК, кости слабые, их надо беречь, никакого веса на ногу” (upd Да, кости слабые были из-за проблем с почками). К вечеру я, вооруженный костылями, вообще осмелел, и потребовал сопроводить меня в туалет (надо было толкать за мной капельницу). Медсестры в количестве двух штук сказали, что они не готовы брать на себя такую ответственность, и притащили в палату специальное кресло-портативный туалет. Я сказал, что в ЭТО я ничего делать не буду, поэтому компромиссом стало решение, при котором они отвезли меня в этом кресле в туалет.

Ночь прошла более менее, а в пятницу уже меня должны были выписать. Традиционно в 6 утра ночная смена набрала у меня крови, а дневная начала часов в 8 какие-то свои регулярные процедуры. Поскольку меня должны были выписывать, то после замены постели мне сказали “сиди в кресле”. Парочка штрихов к бестолковости французов:

  1. Меня посадили у умывальника и сказали умываться. Медсестры поменяли постель и умчались со словами “если что-то надо будет — звони”. Все хорошо, но у умывальника не было никакой кнопки, чтобы их вызвать. Так что после того, как я умылся, я сидел еще минут 15 и пытался, размахивая руками в оконный проем в двери, привлечь к себе внимание, пока меня не заметили.
  2. Потом, когда меня усадили в кресло, мне тоже сказали “если что — звони”, не учтя, что кнопка вызова вообще-то находится с другой стороны кровати, и мне до нее не дотянуться. Хорошо, что у меня не было никаких срочных запросов.

Один из самых популярных вопросов, который я получил в процессе трансляции из больницы: кто оплачивает весь этот карнавал? (другими словами, есть ли у меня страховка?). Страховка у меня была, специально купленная для поездки — мне нужно было получать французскую визу, а там страховка — это обязательный документ. Страховка была куплена в интернете у компании Tokio Marine HCC, и мы им позвонили практически сразу, как только произошел этот случай. Более того, когда речь зашла об оплате “санок” со склона к медпункту, они по факсу выслали платежную гарантию на эту сумму (462 евро). А вот с больницей, к сожалению, получилось не так просто. Во-первых, платежную гарантию в больницу они выслали по и-мейлу, используя сервис Cisco Secure Mail, и у администраторов госпиталя (не тех, которые IT, а те, которые как раз отвечают за работу с пациентами) сразу от этого взорвался мозг. Там приходит ссылка, которую, чтобы открыть, нужно еще зарегистрироваться, потом подвердить регистрацию и только потом, залогинившись, увидеть письмо. Кое-как я уговорил выслать платежную гарантию на мой адрес, и я смог добыть само письмо из этой системы, после чего я столкнулся с другой проблемой: письмо хоть и было адресовано госпиталю, но в нем в качестве суммы гарантии почему-то фигурировала все та же сумма покрытия в 462 евро. Несколько звонков в службу поддержки страховой не дали мне никаких результатов, они талдычили о том, что госпиталь должен им предоставить детализированный отчет о проделанных процедурах, чтобы они потом рассмотрели этот отчет.

Короче, мы для себя решили, что мы оплатим сумму счета из госпиталя сами, а потом подадим уже на компенсацию в страховую о возврате денег (это вторая опция, как можно разбираться со страховой). Так что после нескольких телефонных звонков со страховой я решил не тратить на них время в тот день. Тем более, что принесли обед:


Я не смог идентифицировать овощи в гарнире к рыбе

Примерно к 5 часам дня приехало семейство на машине забирать меня из больницы. Медбрат из отделения интенсивной терапии принес большой конверт с различными бумагами и не только, среди которых были:

  • рентген-снимки ноги после операции
  • пост-операционный отчет врача, с информацией о том, что и как оперировалось, с какой анестезией и проч.
  • рекомендации по дальнейшему использованию медикаментов (в частности, обезбаливающее и инъекции антикоагулянта крови)
  • рецепты на необходимые лекарства
  • письмо для авиакомпании о том, что мне разрешено лететь в самолете
  • освобождение от работы (“лежать 6 дней и не работать 3 месяца”. Очевидно, они во Франции могут себе это позволить)
  • диски с рентген-снимками и с КТ-записью (где вообще очень крутая 3D-реконструкция разрушенного колена)

Теперь самое-самое интересное — это стоимость. То, что делалось еще на склоне, я уже перечислил в первой части рассказа. Пребывание в больнице с обеда вторника до обеда пятницы, включая операцию, обошлось в 3255 евро, а сама операция стоила 700 евро. Кроме этого, еще в расходы добавились:

  • костыли и корсет для ноги (110 евро)
  • выписанные лекарства (67 евро)
  • ну и там всякое по мелочи, что пациентам покупают — тапочки, новые штаны, чтобы на корсет на ноге налезали, апельсины-яблоки.

Так что, оплатив счет от госпиталя, мы получили все документы на руки, нам выдали кресло, чтобы докатить меня до машины, я туда кое-как вскарабкался и мы уехали где-то в районе 6 вечера (чуть-чуть не дотянул до ужина в больнице, к сожалению!).
Дальше был весьма мучительный перелет домой и новая эпопея, уже с американскими врачами, но об этом как-нибудь в другой раз. Учитывая, что я все равно сижу дома и, когда не работаю, охреневаю от скуки, надеяться, что мой графоманский талант вдруг затихнет, не приходится. Да и больше ничего интересного в моей жизни все равно не происходит из-за этой ноги, так что буду, по возможности, вести хроники.

PS. В качестве бонуса — фото, возможно, не для слабонервных. Я сегодня ездил на перевязку, и наконец-то увидел, как красиво скобки держат шов на коже.


чпок-чпок-чпок 28 раз

Короче, берегите ноги смолоду, и потом тоже берегите. Они вам еще очень сильно пригодятся. Впрочем, берегите не только ноги!

Часть 3 — Транспортировка
Я решил также рассказать о том, как я добирался из Европы домой (в Америку) со сломанной ногой — возможно, мои советы окажутся даже полезней предыдущих двух частей, где я в основном жаловался на жизнь и рассказывал, как кормили во французской больнице.

Авиаперелеты — это тема и так не из сильно приятных, если нет возможности позволить себе летать бизнес-классом и тусить в бизнес-лаунжах, а со сломанной конечностью перелет может стать вполне даже мукой. Нам предстоял перелет Женева-Порто-Ньюарк, суммарной протяженностью почти в 10 часов, и хотелось его сделать если не комфортным, то хотя бы не мучительным. (отдельная часть истории заключалась в том, что у жены были вообще другие билеты на другой день и другой авиакомпанией, поэтому мне пришлось напрячься и найти билеты, которые позволяли ей пролететь с нами хотя бы часть пути. Поэтому ей достались билеты Женева-Лиссабон-Порто-Ньюарк, и уже в Порто она к нам присоединилась. Как оказалось впоследствии, это было очень правильно с моей стороны и позволило существенно облегчить мне будущие страдания).

Рейс из Женевы в Порто выполняла авиакомпания Swiss, а из Порто — Tap Portugal. Не знаю, как они там между собой делили билеты, но я общался с обеими компаниями параллельно и не мог получить от них вразумительного ответа о том, как бы мне проапгрейдить билет. В какой-то момент они выкатили что-то около 2 тыс долларов за бизнес-класс, но тут мне на горло наступила жаба — после всех госпиталей и проч. мне уже не хотелось раскидываться деньгами. Чисто теоретически эти деньги в перспективе можно было бы выбить потом из страховой, но я не был уверен в успешности этого энтерпрайза, поэтому не хотелось рисковать своими деньгами. Так что я ограничился двумя вещами:

  1. Заранее попросил TAP организовать мне инвалидное кресло до самолета
  2. При онлайн-регистрации на рейс Порто-Ньюарк оплатил места с extended legroom

C инвалидным креслом, кстати, тоже было все не просто. Я общался с поддержкой TAP через Твиттер (висеть на телефоне в ожидании оператора через международный роуминг — то еще удовольствие, сравнимое по боли со сломанной ногой), и когда я написал им “помогите с креслом”, они вначале отправили меня на страницу “medical assistance” на сайте авиакомпании. Там были перечислены разные условия, в которых может или не может предоставляться кресло, а также какая-то пачка справок, которые надо предоставить до перелета. Я им написал “чуваки, вы не поняли. я не умираю, мне просто надо просто обычное кресло-каталку от стойки регистрации довезти меня до самолета, а дальше по салону я сам”, после чего они мне подтвердили, что такое кресло будет. Также, будучи наученным тем фактом, что Swiss и TAP между собой как-то не дружат, я на всякий случай попросил у поддержки Swiss тоже кресло в аэропорту Женевы. Саппорт Swiss мне ответил, что “а мы видим, что наши коллеги из TAP вам кресло уже заказали”, и я расслабился. Но, очевидно, синхронизация между компаниями все-таки сбойнула, поэтому и в аэропорту Порто, и в аэропорту Ньюарка меня встречали не одно, а целых два кресла.


Поближе к мусорным ящикам

Дальше было все достаточно просто. В Женеве я на костылях приковылял на стойку регистрации и меня зарегистрировали. В процессе регистрации барышня задала вопрос, на который я не сильно обратил внимание: “могу ли я ходить по лестнице?”. Я честно сказал, что не очень. После этого она мне сказала, что свое кресло (вместе с сопровождающим) я могу получить в отделе “special assistance” через полчаса. Там была комната ожидания, где можно было подождать кресло. Там я показал свой посадочный специальной регистрационной тетечке, и она меня сразу же усадила в кресло. Через какое-то время появился специальный мужчина, который взял мое кресло и повез меня к самолету. Вначале мы прошли через пункт контроля безопасности “for crew”, где меня и кресло общупали на предмет опасных предметов. Паспортного контроля как такового не было, потому что рейс, по сути, внутренний по Европе. Поэтому сразу после security-контроля мы выехали… на летное поле.

Ничего себе”, подумал я, “он меня по полю теперь до самолета долезет?”.

Все оказалось еще интересней. Мы подъехали к специальному грузовику, у которого была кабина для перевозки подобных “недвижимых” пассажиров. Мы встали на площадку-лифт и поднялись в кузов грузовика, сели в кресла в этой кабине и поехали к гейту.


Перевозка недвижимости

У гейта сопровождающий мужчина взял наши с сыном паспорта и посадочные, и зашел внутрь гейта. Там он нас, видимо, просканировал, вернулся и мы поехали по полю дальше, уже к самолету. С левой стороны к самолету был приставлен трап, поэтому мы подъехали к самолету с правой стороны. Кабина приподнялась и “присосалась” к отдельному входу с правой стороны, сопровождающий постучал туда, дверь открылась, и нас пригласили на борт. Это было весьма непривычно — заходить в самолет таким образом.


Интерьер для перевозки недвижимости

Сам перелет, хоть и был коротким, но сопровождался весьма неприятными болями в ноге, и надо отдать должное персоналу Swiss, они помогли сделать этот перелет максимально комфортным. Два первых ряда в самолете были выделены под “бизнес-класс”, но там сидел всего один пассажир, и поэтому через какое-то время после взлета мне предложили пересесть туда. Я смог полноценно вытянуть ногу и положить ее на сидения, и это мне очень сильно помогло, так как в первые дни после операции нога сильно отекала. Жаль, что этот рейс был таким коротким.


Swiss мимими

Когда мы прилетели в Порто, после выхода всех пассажиров меня встречал жгучий мужчина по имени Альберто, который радостно усадил меня в кресло и покатил по терминалу на место пересадки, периодически похлопывая меня по плечу. Мы очень быстро проехали с ним границу, и он довез нас до гейта, где должна была быть посадка на следующий рейс. Оставил меня в кресло и убежал по каким-то своим важным делам, сказав, что когда надо будет, он обязательно вернется. Тем временем, прилетев из Лиссабона, к нам присоединилась моя жена.

После практически отсутствующего допконтроля (который обычно присутствует перед американскими рейсами) и какой-то непонятной задержки с началом посадки примерно на минут 40, нас завезли в рукав к самолету, и оттуда я уже доковырял до своего места 11А. Это было то самое extended legroom seat, первый ряд сразу за бизнес-классом, с действительно увеличенным пространством для ног. Поскольку я покупал эти места всем нам в последний момент, то у меня было 11A, сына 11D, а у жены 11G, но после определенных “пятнашек” с пересаживанием соседей (усложняющим фактором выступал молодой хасид, папа которого был не против его куда-нибудь и пересадить, но важным условием было то, что возле него не может сидеть женщина), мы смогли усесться так, что мы с женой сидели на местах 11А и 11B, то есть рядом. Это, наверно, и помогло мне выжить в этом рейсе.


Я и мои друзья

Проблема заключалась в том, что этого расширенного пространства для ног не хватало совсем чуть-чуть. То есть в обычной ситуации, со здоровыми ногами, это не было бы критично, но в ситуации, когда мне нужно было держать левую ногу максимально вытянутой, но при этом чтобы она не упиралась в стенку, мне не хватало каких-то пары дюймов. Поэтому приходилось держать ногу немного по диагонали (подкладывая под нее снизу рюкзак и мешки с подушками и одеялами), но этого не хватало для комфортного сидения. Тут-то и пригодилась жена, сидящая рядом (пригодилась-то она и раньше, с поддержкой и все такое), но в ситуации с креслами и недостатком пространства для ног я особенно оценил возможность меняться с ней местами и держать ногу по диагонали немного под другим углом. Эти замены плюс обезболивающее помогли мне продержаться 7,5 часов перелета (хотя если бы самолет летел не со скоростью 700км/ч, а 900км/ч, то полет тоже мог бы быть гораздо короче). К усилителю дискомфорта в перелете можно добавить также то, что в полете сломался ближайший ко мне туалет, и мне приходилось ковылять дальше, что в моей ситуации жизнь мне, конечно, не упрощало.

На прилете нас тоже встретили с креслом, куда можно было попасть после того, как салон самолета покинули все пассажиры. Зато границу мы прошли без очереди, потому что на кресле нас отвезли в специальную стойку с пограничником, зарезервированную для экипажей и недвижимости вроде меня. Затем сопровождающий мужчина помог найти багаж (спасибо швейцарцам, которые еще в Женеве наклеили на него тикеты “Priority”), и отвез нас к выходу. Дальше семейство помчалось добывать машину с парковки, а я ждал их у выхода, пока они не приехали и не забрали меня. Влезать с больной и негнущейся ногой даже в купе с его длинными дверьми оказалось тем еще развлечением, но я был так близко к дому, что мне было уже почти все равно.

В любом случае, за время перелета я совершенно не пожалел, что я заранее договорился с авиакомпаниями об инвалидных колясках, что существенно помогло ускорить и облегчить перемещение по аэропортам, и все же немного пожалел, что сэкономил на апгрейде в бизнес-класс в TAP, что могло бы, возможно, уменьшить количество страданий на рейсе. Удивительно, что все эти дополнительные сервисы с креслами и доставками до самолета пассажиру ничего не стоят. НО! хочу сказать, что хоть и приятно объезжать очередь на границу и быстро проходить её, потому что “ты в кресле”, но при выборе “в кресле без очереди” или “постоять с целой ногой в очереди” я, не сомневаясь, выбрал бы второе.

Часть 4 — 2 недели
Сегодня я съездил на очередной осмотр к местному ортопеду, где он озвучил более четкий таймлайн процесса:

  • До 10 мая – костыли и никакого веса на ногу
  • До конца мая – все равно костыли и постепенные небольшие нагрузки на ногу.

От такой несправедливости мой графоманский талант испытал очередной приступ трудолюбия и потребовал написать про ногу что-то ещё. А поскольку я все равно большую часть времени сижу дома (и, по сути, продолжать мне сидеть до конца мая), то сублимировать мне ещё в тексты – не пересублимировать.

Знаете, что самое тяжелое в этой ситуации с ногой для меня? Потеря мобильности. Причём как локальной – даже по дому ходить на костылях достаточно тяжело пока что; так и «глобальной» – отсутствие возможности сесть в машину и поехать по делам или даже просто так куда-то, куда глаза глядят, просто выводит из себя. Да, семейство радостно (пока что) возит меня, куда надо – кровь там сдать, на рентген или к врачу, но именно невозможность самому распоряжаться своим перемещением, и необходимость синхронизировать его с другими страшно бесит.

В первые две недели я готов был что угодно отдать за возможность поспать на боку; обычно я люблю спать на боку, а тут приходилось все время спать на спине. Сейчас, когда нога начала заживать, можно исхитриться и улечься на бок ненадолго. Поэтому на первое место вышло это желание сесть и просто куда-то поехать, без какой-либо цели. Ехать, выжимать сцепление и наслаждаться дорогой. Но, похоже, это мне светит ещё нескоро.

PS сегодня с утра ехали сдавать кровь. Я достал телефон… подумал, и спрятал его обратно: поскольку для меня возможность выбраться во «внешний мир» встречается теперь не часто, я решил просто наслаждаться видами вокруг. И такое удовольствие получил от этой, казалось бы, мелочи…

Часть 5 — 3 недели

Кроме потери мобильности, со сломанной ногой теряешь ещё много самостоятельности (хотя, наверно, та же потеря мобильности может быть классифицирована и как «самостоятельность» в том числе). Но это проявляется на таком большом количестве ежедневных примеров, что захотелось рассказать отдельно.

Нет, к счастью, в туалет ходить получается самому. Это не так удобно, как без костылей, конечно, но приловчиться можно. Правда, со сломанной ногой оказалось удобней все делать сидя, потому что когда пробуешь пописать стоя, это превращается в какую-то избирательную йогу: поскольку стоишь на одной ноге, то все мышцы в нижней части тела напряжены, а на самом деле как раз определенные мышцы было бы неплохо в этот момент расслабить.

Умываться-бриться-чистить зубы тоже вполне получается самостоятельно, а вот сходить в душ уже требует дополнительной помощи. Под это дело я купил специальную табуретку, которая ставится в ванной, затем нужно на эту табуретку усесться (что, как оказалось, сделать с одной ногой через бортик в ванной не так-то просто), снять корсет с ноги, а потом натянуть на ногу специальный защитный чехол. Это я тоже купил на Амазоне, такой специальный «презерватив» для ноги, с плотной резинкой в отверстии, он натягивается до середины бедра и качественно закрывает рану, и перевязку. Причём натянуть на пятку этот «носок» самому невозможно, приходится привлекать стороннюю помощь. Ну, а дальше уже сидя, моешься из шланга как получится.

Кстати, о натягивании на ногу. Поскольку левая нога сгибается плохо и из-за боли согнуться к ней тоже толком не получается, то натягивание одежды на ноги – это тоже тот ещё квест. В принципе, трусы-штаны я кое-как освоил «забрасывать» на ногу аки невод, а потом уже кое-как подтягивать выше (приговаривая про рыбку), а вот с левым носком пока никак, поэтому приходится просить помощи. То же самое, кстати, касается и обуви на левую ногу, самому очень сложно её натянуть на ногу, хотя, надо отметить, сейчас она хотя бы налезает: в первые полторы недели нога отекла и толщиной была чуть ли не с лыжный ботинок.

Еда – вообще отдельная тема. Казалось бы, мелочь: взять что-то из холодильника и поставить в микроволновку погреть (о том, чтобы готовить еду, даже речи пока не идёт). Но, когда у тебя руки заняты костылями, то особо от холодильника до микроволновки не допрыгаешь с кастрюлей в руках. Поэтому когда дома кто-то есть, то я обычно прошу помощи с едой, а когда я остаюсь сам, то приходится выкручиваться. Выкручивание в основном заключается в использовании тележки на колесиках, куда ставишь еду из холодильника, потом толкаешь её куда надо, там, например, набираешь в тарелку, греешь в микроволновке, потом отвозишь обратно, а потом ещё тарелку надо довезти на тележке до стола.

Сидеть, кстати, тоже достаточно тяжело пока что, и это касается не только во время еды, но и, например, работы: очень тяжело выдержать ногу в одном положении больше получаса. Начинаешь её туда-сюда перекладывать, но ещё через полчаса-час это окончательно утомляет и отползаешь на диван немного полежать и отдохнуть. Но работать все равно надо, поэтому тащишь с собой ноутбук. Но в руках его не понесёшь – костыли же, поэтому на помощь приходит всё та же тележка, что и для еды – ставишь на неё компьютер и толкаешь перед собой к месту залегания.
Не говоря уже про такую важнейшую часть быта, как вычесать шерсть у котов. Раньше я укладывал котов ванную и чесал их там, сейчас по причине ноги так делать не получается. Я поручил эту задачу сыну, но мне кажется, ни у него, ни у котов не хватает терпения на такой тщательный процесс, как это было у меня, поэтому шерсти дома стало ещё больше, и я себя в этом тоже виню.
Но не потерями едиными, конечно. Я чувствую, что вестибулярный аппарат с необходимостью часто балансировать на одной ноге очень качественно прокачался. Возможно, это поможет в будущем избежать других падений.

Часть 6 — 4 недели
На прошлой неделе доктор снял вторую порцию скоб с разреза (обещаю, в этот раз без фото!) и, можно сказать, что начался самый скучный период восстановления сломанного колена. Боли, как раньше, уже вроде как такой почти нет, если не считать каких-то особенно неосторожных движений с разворотом ноги, но переносить вес на ногу все ещё нельзя, поэтому приходится перемещаться только на костылях (и так ещё  полтора месяца, до конца мая). В целом, я научился преодолевать кое-какие расстояния на костылях, хотя удовольствия мне это не приносит. Но сидеть дома тоже неприкольно, сказывается шило в попе:

Бинты и повязки с ноги я тоже снял, теперь по утрам и вечерам это хороший повод посмотреть на шрам и поныть, жалея себя и свою ногу. Жду не дождусь потепления, чтобы можно было ходить в шортах и пугать шрамом окружающих.

Самая неприятная часть – потеря гибкости в колене и атрофирование мышц в ноге. Поэтому ближайшие много недель светит мне терапия физическая, с разработкой сустава и восстановлением мышц. (Хотя, конечно, с механикой в машине я часть мышц достаточно быстро должен восстановить, когда можно будет уже ездить. Можно для ускорения процесса даже заехать в пятницу в Нью-Йорк и потолкаться в трафике).

Всякие упражнения по сокращению и растягиванию мышц я делаю, это не больно и не сложно, а вот с коленом хуже, сгибание ноги вызывает достаточно болезненные ощущения. Для упрощения процесса доктор выдал мне специальное устройство, которое я называю «экзоскелетом»: туда вставляешь ногу, а устройство пытается её с указанной скоростью гнуть до указанного угла. Формально штука называется OptiFlex-K1 Knee CPM, где CPM означает Continuous Passive Motion.

Короче, примерно раз в 25–30 секунд эта штука ногу сгибает, а потом разгибает; можно указать начальный угол и угол, до которого сгибать. (Тут можно посмотреть почти что развлекательное видео о том, как это работает). Я начинал с 55 градусов, сейчас уже довёл до 73. Жена шутит, что к концу разминки я смогу участвовать как танцор в River Dance:

Ну и мышцы ослабли, это чувствуется в простых задачах типа переставить ногу, например. А также я все ещё боюсь ходить по лестнице с костылями. Наверх я вроде более-менее научился взбираться, не теряя равновесие, а вот спуск вниз меня все ещё пугает, так как потеря баланса чревата падением на повреждённую ногу, а этого хотелось бы избежать. А по ночам ещё под костылями любят путаться коты, у них давно прошла фаза страха этих палок и они любят об них тереться.

Поскольку я почти перестал пользоваться корсетом для ноги и начал разрабатывать её сгибание, то большой прогресс для меня заключается в том, что я теперь могу уместиться с ногой на переднем сидении автомобиля. Думаю, ещё недельку восстановления и можно будет попробовать уже порулить на автоматической коробке – возможности ехать самому за рулём мне очень сильно не хватает.

А глобальный вывод все тот же: иметь возможность ходить – хорошо, ломать ноги – плохо. Берегите ноги и не только!

Часть 7 — 5 недель
Как я писал в прошлый раз, начался самый скучный период восстановления ноги, когда особо ничего, кроме постепенного восстановления функции ноги, не происходит. Восстановление заключается в упражнениях, которые я делаю, плюс пассивное сгибание ноги на машинке, о которой я тоже писал прошлый раз. Там наблюдается определенный прогресс: если я начинал со сгибания колена на угол 55 градусов, то сейчас я уже довёл до 93 градусов. К следующему визиту к врачу (27 апреля) рассчитываю сгибать колено не меньше, на 270 градусов по Фаренгейту.

Корсет я уже не использую, но на ногу все ещё наступать нельзя и ещё долго нельзя будет. Нога и в районе колена, и в районе ступни все ещё отёкшая, но я почитал в интернете, что это нормально и с такими травмами отёчность может длиться от трёх до шести месяцев (FML!). Зато за счёт улучшения сгибаемости ноги я освоил уже самостоятельное натягивание носков и обуви, что не может не радовать.

Но самый главный прорыв для меня случился вчера, когда я наконец-то смог уместиться за рулём машины и проехаться от магазина до дома (километров 10). Я почувствовал себя каким-то драйвовым наркоманом, такое удовольствие я получил от процесса. Реально, такой заряд удовольствия прошёл через тело, что мне это напомнило ощущения от инъекции морфия, которую мне делали в травмпункте, только без неприятного «удара» инъекции. Залезать на водительское сидение ещё требует немного терпения, потому что ногу надо сгибать сильнее, чем она позволяет без неприятных ощущений, но зато когда уже сидишь за рулём, всё очень комфортно и вообще кайф от вождения. Да, пока что только автомат, до механики ещё придётся помучаться, но все равно здорово. 4,5 недели воздержания без руля – для меня это было очень тяжело. Ну, и отдельный бонус – это возврат хотя бы частичной самостоятельной «мобильности».

Вчера ещё ездили в гости, а поскольку у нас вчера была внезапно жара (+30С), то пришлось надеть шорты. Оказалось, что шрам уже находится в достаточно приличном состоянии и никто из присутствующих от его вида в обморок не упал. Дырочки вокруг шрама, конечно, смешные, но сам разрез отлично заживает, спасибо докторам. Костыли я все равно уже порядком ненавижу, но от них пока что никуда не деться. Зато до 10 мая как промежуточного дедлайна осталось уже сравнительно немного, а там точно станет ещё лучше, чего и вам желаю!

Часть 8 — 6 недель
В принципе, когда меня выписывали из больницы, сказали, что никакого веса на ногу 6 недель, так что уже можно было бы и потихоньку начинать наступать на ногу. Но мой локальный ортопед считает, что нужно перестраховаться, и поэтому настаивает, что еще две недели нужно ногу дополнительно поберечь от веса. Ну ладно, ему, конечно, виднее.

Зато мне стало скучно и я экспортнул из iPhone данные Health. После некоторых манипуляций с данными в Excel получилось насчитать с 15 марта около 87,5 тысяч шагов и 40 миль пройденного расстояния. Не знаю, насколько корректно вообще часы с телефоном считают шаги-расстояние, когда перемещаешься на костылях, но для одноногого (или трехногого?) неплохой результат, учитывая, что я вообще не люблю ходить.


два наблюдения: 1. интересно, что катание на лыжах как-то конвертируется в шаги, и 2. Не понимаю, откуда 300 шагов в день операции (15 марта) взялось.

После достижения угла в 105º на коленосгибательной машинке я понял, что пассивного сгибания мне уже недостаточно, и нужно переходить к активному (мышцы от пассивного сгибания не прорабатываются на нужном уровне). Так что на машинку я забил и просто каждый день стараюсь сгибать ногу насколько получится (ну и другие упражнения делаю тоже), так что в целом нога понемногу разрабатывается. По крайней мере, для меня прогресс заметен в том, что теперь, чтобы залезть на водительское сидение, мне не нужно полностью отодвигать его назад.

Кстати, о водительских сидениях. Вчера впервые за долгое время забрался посидеть в Камаро. Залез (оказалось легче, чем в Макан), завел машину, повздыхал на звук нормального двигателя. Попримерялся левой ногой к сцеплению, но понял, что пока рановато: сцепление очень тугое, для его выжимания движения стопой недостаточно, нужно шевелить всей ногой и усилие для этого прикладывать основательное. А это означает вес на ногу, ну и плюс для этого нужна прямая мышца бедра, а она как раз в левой ноге, похоже, больше всего атрофировалась. Так что нужно дождаться еще две недели отмашки врача, да и вообще проконсультироваться с ним, насколько можно/нужно спешить с таким движением ногой, а потом начинать разрабатывать мышцу обратно.
Из хороших новостей — наконец-то раздуплилась страховая, у которой я покупал страховку для путешествия. Они сразу сказали — “месяц на рассмотрение заявления о страховом случае”, а я подал бумаги 24 марта. Сегодня пришло письмо от них, что они не получили часть счетов, которые я им заливал в систему, но, как минимум, самый главный счет — за пребывание в больнице и операцию — они получили, и одобрили его оплату, так что на эту сумму высылают мне чек. На остальные позиции они попросили переслать им чеки-инвойсы, что я и сделал, так что посмотрим.
Короче, оно понемножку всё как-то сходится. Хочется, чтобы было быстрее, но это не совсем мой случай, так что в дополнение к мышцам левой ноги разрабатываю терпение, это тоже полезное качество.

Часть 9 — 10,5 недель
Ура, наконец-то настоящий прогресс! Примерно 2,5 недели назад врач разрешил переносить частичный вес на ногу, а вчера, посмотрев на свежий рентген-снимок, сказал, что можно начинать уже переносить и полный вес на ногу. Правда, пока что всё ещё с костылями, потихоньку, но это 3–4 дня, пока я привыкну. Дальше можно будет перейти на трость вместо костылей, а через неделю можно будет даже пробовать дома ходить и без трости! Хотелось, конечно, по этому поводу купить какую-то трость, где побольше золота и с какой-нибудь головой змеи, но все-таки здравый смысл победил.

Так что недели через 3–4, возможно, удастся полностью избавиться от вспомогательных средств в ходьбе. Даже переносить много веса на ногу пока что страшно, не говоря уже о том, чтобы ходить без костылей – за 10 недель тело основательно разучилось это делать. Да и чисто психологически наступать на ногу просто боязно, потому что оно хоть вроде как и заживает, но «а вдруг чего сдвинется?». Так что надо в голове что-то поменять в первую очередь.
Но это только часть прогресса. Также врач наконец-то разрешил мне ездить на механической коробке. Пока что рекомендовал по чуть-чуть, избегать резких разгонов и торможений, избегать шоссе и часа пик, но вообще разрешил! Скоро-скоро уже я буду снова полноценно наслаждаться своим V8!

А ещё я пошел на восстановительную терапию, на этой неделе уже был два раза. Терапия включает в себя целую кучу разнообразных упражнений, в основном с собственным весом ноги, но есть парочка и чуть более сложных. Также было целых 5 минут велосипеда, за которые я хорошо понял, в каком месте у меня ещё пока что не хватает гибкости в ноге. Ну и одно из упражнений – электростимуляция мышц электрическим током, для ускорения восстановления. Я, впрочем, не жалуюсь, потому что и правда хочу уже побыстрее восстановиться, и начать нормально ходить. А в июле ещё и начну, пожалуй, бассейн.

Короче, определённо хорошие новости, чего и вам желаю!

Часть 10 — 11,5 недель
В понедельник я начал ходить с палочкой. Я предвкушал этот момент, думал о том, как отброшу костыли и запорхаю свободно, помахивая тростью… но не тут-то было, это оказалось гораздо труднее, чем я ожидал, и даже не в том месте, где я ожидал.

Во-первых, чисто физически нога оказалась не готова к таким нагрузкам; одно дело скакать на костылях, перебирая ногами и даже думая, что я переношу большую часть веса на ногу, и совсем другое, когда костылей нет – нога пока что не готова к таким нагрузкам. Во-вторых, психологический момент оказался даже сильнее, чем физический: боязнь перенести вес на ногу так, как это происходит при обычной ходьбе, оказалась очень сильной: «а вдруг там что-нибудь не выдержит? Ну мало ли». Ну и в-третьих, больнее всего при ходьбе оказалось в щиколотке. Мало того, что она 11 недель вообще ничего не делала и никаких нагрузок не испытывала, так ту ещё и колено толком не гнётся при ходьбе, и нагрузка на щиколотку существенно увеличивается. Ну и вообще при ходьбе с палочкой я чувствую какую-то неестественную перекошенность, и, уверен, это только усиливает болевые ощущения в щиколотке.

В первый день меня это реально расстроило: я-то думал, как весело я поскачу на трёх конечностях вместо четырех. (Ну и больно было чертовски). Но поскольку я очень мотивирован начать нормально ходить как можно скорее, то я заставляю себя, превозмогая боль, продолжать ходить и по возможности правильно переставлять левую ногу при ходьбе. Это, похоже, помогает, так как вчера я мог ходить уже гораздо больше и с меньшим количеством боли, чем раньше. Плюс на физиотерапии мне разминают электротоком мышцы и выравнивают сустав (путём надавливания на него – тоже довольно-таки болезненно), так что понемножку становится лучше.
Забавно, что как бы не болела щиколотка в процессе ходьбы, это никак не влияет на ощущения при езде на механике. Квадрицепс в ноге немного ожил и этого, видимо, достаточно для выжимания сцепления без болезненных ощущений. Правда, залезая и вылезая из машины с тростью, все время чувствую себя Биффом из «Назад в Будущее 2″, где он разгуливал с тростью, а потом, вылезая из ДеЛореана, потерял набалдашник от трости:

В общем, традиционно: берегите ноги и не только ноги! Голову тоже!

Часть 11 — 13 недель
Сегодня “исполняется” 3 месяца (или 13 недель) с того дня, как я сломал ногу, катаясь на лыжах. Ну, зато я наконец-то пошел!

Вроде совсем недавно только я наконец-то отбросил <s>копыта</s> костыли, и переключился на трость, но уже меньше чем через неделю я понял, что ходить без нее мне даже удобней, чем с ней. Да, я основательно прихрамываю, периодически в колене что-то похрустывает, иду я гораздо медленней, чем ходил раньше (или, например, ходил на костылях), в щиколотке все еще достаточно много болезненных ощущений, но уже могу ходить сам, без вспомогательных средств. Очень сложно описать, сколько восторга это вызывает: когда у тебя наконец-то освобождаются руки и можно ими что-то делать, вместо того, чтобы, например, держаться за костыли, это просто кайф. Казалось бы, такая совершенно простая и незаметная мелочь, но она радикально меняет качество жизни для тебя.

Я продолжаю заниматься физиотерапией — всякие упражнения, направленные на возвращение к нормальным показателям “range of motion”, то есть максимальных показателей сгибания и разгибания ноги. Пока что еще есть куда улучшать эти показатели, но катание на велотренажере уже почти не вызывает болезненных ощущений. Из самого интересного на физиотерапии — это “пытки электричеством”, то есть электротерапия мыщц, а самое болезненное — это “выравнивание” ноги, когда физиотерапевт давит на ногу сверху, стараясь придать ей максимально близкий к 180º угол. Я сначала уточнял у них, что это за упражнение такое, в котором они снова пытаются сломать мне ногу, но потом привык. А еще я расчехлил хранившийся в гараже велосипед и начал понемножку наматывать круги вокруг дома: вообще я не люблю велосипед, но сейчас такие обстоятельства, что приходится. Забавно, что я обнаружил, что со сломанной (или, точнее, заживающей после перелома) ногой я зачастую прохожу в день больше, чем ходил до перелома, и даже stand-goal за день в Apple Watch я выполняю гораздо чаще.

И на машине получается ездить вполне хорошо. Четырехглавая мышца бедра уже достаточно восстановилась, чтобы даже тугую педаль сцепления Камаро можно было выжимать без проблем, так что “автомобильная мобильность” восстановлена почти полностью. “Почти” — потому что для того, чтобы залезать-вылезать из машины все еще иногда приходится покряхтеть, особенно если на парковке или в гараже нельзя полностью распахнуть длинную дверь, но ездить уже можно без всякого дискомфорта.

Как только я “зашевелил” ногами, сразу захотелось приключений и даже покататься на лыжах! Хотя я прекрасно понимаю, что на несколько лет мне этого не светит: сначала надо, чтобы все хорошо зажило (полтора-два года), а потом, если я действительно соберусь опять кататься на лыжах, надо будет все-таки вынимать пластину и штыри, и опять ждать, пока там все заживет (хотя восстановление после изъятия проходит, как говорит доктор, гораздо быстрее и не так болезненно, как после перелома). Поэтому пока что будут приключения другого плана. Поскольку я писал вышел, что уже уверенно себя чувствую со сцеплением, то я записался на трек-день в июле, так как держаться уже больше нету сил. Pocono Raceway, here I come!

Думаю, что этим постом можно будет закрыть тему регулярных обновлений “дневника сломанной ноги”, потому что вряд ли в ближайшем будущем будет происходить что-то интересное. Скорее просто постепенное улучшение качества ходьбы, вместе с “выравниванием” ноги. Спасибо, что читали мое нытье и жалобы, надеюсь, я вас с их помощью убедил, что надо беречь ноги (и не только ноги).

Часть 12, она же Год спустя, она же Эпилог
Так вот, если вы дочитали до этого места, то, во-первых, вы большой молодец! (Впрочем, если вы читали все это раньше, и просто прокрутили статью до этого места, то вы тоже молодец).
Те, кто регулярно читает мой блог, знают про мою историю с почками, когда мне сначала мои почки удалили, а затем провели трансплантацию почки от донора. Эта история сильно повлияла на ногу, причем как до перелома, так и после. Во-первых, если бы не мои больные почки, то, скорей всего, нога бы и не сломалась, но чего уж там жалеть теперь (хотя нефролог перед поездкой на лыжи намекал, что надо быть осторожней с костьми). А во-вторых, из-за операций в сентябре и октябре, и восстановительного периода после них мне было в целом не до ноги и её восстановления, поэтому сейчас, спустя год, я могу сказать, что нога восстановилась не полностью. С точки зрения возвращения мышечной силы я бы сказал, что восстановление произошло где-то процентов на 90, и занятия на эллипсоиде и велосипеде мне активно помогают в этом восстановлении.

А вот с гибкостью ситуация хуже. Если на разгибание сломанная нога похожа на правую, но на сгибание, я бы сказал, восстановление произошло процентов на 80. Это выражается в невозможности полностью согнуть ногу на 180 градусов (например, так, чтобы, сидя на коврике, бедро касалось голени). Точнее, сейчас уже почти могу, но пока что это весьма болезненно. Когда я начал заниматься разработкой гибкости этого сустава месяца полтора назад, между голенью и бедром оставался угол градусов в 45, так что прогресс определенно есть, просто я стараюсь делать это без лишней спешки. Сейчас уже почти получается сидеть на согнутых ногах, так что я доволен прогрессом. По ощущениям, я так понимаю, основная проблема в сухожилии четырехглавой мышцы и связки надколенника, которые за время малоподвижности немного застоялись. Ничего, мы с ними справимся!

Бегать я по-прежнему не рискую, да и, впрочем, и не хочу, зато ходить получается очень хорошо. Правда, в колене иногда во время ходьбы что-то там потрескивает-похрустывает, но я надеюсь, что по мере улучшения гибкости и увеличения нагрузок на мышцы это пройдет. Мышцы я продолжаю нагружать на эллипсоиде и (когда позволяет погода) на велосипеде. Велосипед мне внезапно очень понравился, так что я планирую активно прокачивать этот скилл, когда наконец-то наступит нормальная весна.

Иногда побаливает место установки пластины, и я задумываюсь о том, хочу ли я когда-нибудь от нее избавиться. В любом случае, я с этим вопросом пока не спешу, потому что не хочу в ближайшее время возвращаться в больницу, операции, восстановление, вот это все. Плюс у какого-то из лекарств, которые я принимаю после пересадки почки, есть такой побочный эффект как ослабление костей, поэтому, возможно, оно и к лучшему, если пластина останется. Хотя я надеюсь, что, возможно, у медицины есть способ проверить состояние костей без того, чтобы высверливать, например, пробу из нее, и это можно будет узнать без лишних вмешательств. И даже потом я об этом еще подумаю (хотя не скрою, на лыжах я бы уже и покатался!

Шрамом народ не попугаешь, если рассекать в шортах — шрам достаточно неплохо затянулся и почти не виден под слоем растительности. Это, кстати, мне дает надежду на то, что и шрамы от полостных операций тоже хорошо затянутся и будут менее заметны.


Вот такая нога (оригинальная фоточка из марта потерялась, поэтому пришлось снять в ноябре 2018 года новую)

Резюмируя… Впрочем, что тут резюмировать? Ломать ноги плохо, восстанавливать их после этого непросто, но если относиться к этому как к временным сложностям и приключению, то это помогает справляться с трудностями. Помимо оптимизма, с трудностями очень помогают справляться родные и близкие, за что я им очень благодарен. Берегите себя!

Как мыться с гипсом на ноге

Как мыться с гипсом на ноге

После наложения гипса на ногу возникает вопрос о соблюдении личной гигиены, в частности — как помыться с гипсом на ноге, не нарушив целостность гипса. При намокании может нарушиться его структура — размягчиться внутренний слой, ведь по природе своей это мел.

Размягчение приведет к недостаточной фиксации конечности, может возникнуть раздражение кожи и даже инфекция. В дальнейшем человека ожидает повторное наложение гипса и возможное лечение антибиотиками – в случае, если перелом открытый, и на травмированные участки попали болезнетворные микроорганизмы.

Поэтому так важно знать, можно ли мыться в гипсе.

Можно ли снимать гипс при переломе лодыжки, чтобы помыться

Снимать гипс перед купанием категорически запрещается – это существенно навредит лечебному процессу. Под действием воды гипс может разбухнуть, что приведет к его деформации. В таком случае не избежать повторного наложения гипсовой повязки. Перед приемом душа или ванны необходимо изолировать гипс от попадания на него жидкости. При купании можно использовать:

  • Водонепроницаемый чехол для гипса. Такой чехол удобен и легок в использовании, а так же предназначен для многоразового использования. Чехол может быть изготовлен из латекса, неопрена или нейлона. Эти материалы гипоаллергенны, не вызывают раздражения кожи. Швы изделия не расходятся при купании, а защитная мембрана обеспечивает полную защиту от попадания воды. Плюсом является то, что внутренняя часть чехла впитывает пот, что поможет избежать дополнительного раздражения кожи.
  • Целлофановый пакет. В качестве бюджетного варианта можно использовать обычный упаковочный пакет. Необходимо поместить загипсованную ногу в кулек, плотно обернуть ее и зафиксировать пакет резинкой сверху и на стопе. Перед использованием важно проверить целостность пакета и исключить наличие дыр и прочих дефектов, из-за которых возможен доступ воды к гипсу.
  • Пищевая пленка. Еще один бюджетный способ защиты. Нужно достаточно плотно обернуть ногу в гипсе пленкой в несколько слоев, зафиксировать верх резинкой — и водонепроницаемость обеспечена

При использовании данных средств защиты дополнительно необходимо обернуть верхнюю часть гипса мочалкой или полотенцем, чтобы максимально ограничить попадание воды внутрь гипса. Примерно через 20 минут после использования водонепроницаемой защиты может возникнуть дискомфорт и зуд кожи. Поэтому принимать ванну или душ следует непродолжительное время.

Как помыться с гипсом на ноге в душе?

Чтобы принять душ, необходимо обеспечить водонепроницаемость гипса, как было описано выше, и создать для себя безопасную обстановку.

  1. Поставьте стул в душевую кабинку. По возможности подложите коврик под стул, чтобы избежать его подвижности и скольжения.
  2. Наденьте водонепроницаемый чехол или оберните ногу пакетом или пленкой.
  3. Зайдите в душ, удерживаясь за выступающие элементы душа – стену, ручку душа или трубу.
  4. Сядьте на стул и отодвиньте загипсованную ногу немного в сторону, чтобы избежать прямого попадания воды.
  5. Примите душ.
  6. Оботритесь полотенцем, не вставая со стула и не покидая душа.
  7. Выйдете из душевой кабинки, крепко держась за выступающие элементы душа, во избежание падения на скользком полу.
  8. Снимете водонепроницаемую защиту.
Как помыться с гипсом на ноге в ванной?
  1. Поставьте стул рядом с ванной.
  2. Наденьте водонепроницаемый чехол или оберните ногу пакетом или пленкой.
  3. Влезьте в ванну и расположите ногу следующим образом:
  • Если вам удобно купаться стоя, здоровой ногой стойте в ванне, а загипсованную ногу поставьте на стоящий рядом стул.
  • Если вам удобнее сесть, займите полусидящее положение, перекинув согнутую в колене травмированную ногу через борт ванны, и поместите ее на стул.
  • Примите ванную, не забыв помыть голову.
  • Выйдите из ванной, крепко держась за ее край.
  • Снимите водонепроницаемую защиту.
  • Как помыть ребенка с гипсом на ноге?

    Если ребенок маленький, избежать трудностей с купанием можно, заменив прием ванны или душа на использование одноразовых средств гигиены – лучше всего пенообразующих губок. Также можно помыть ребенка в тазике, выполняя следующую последовательность:

    1. Создайте водонепроницаемый барьер для гипса на ноге.
    2. Наберите небольшое количество воды в таз.
    3. Поместите ребенка в тазик, придерживая рукой голову ребенка, и отведите загипсованную ногу за пределы таза.
    4. Обмойте ребенка.
    5. Извлеките ребенка из тазика и снимите водонепроницаемую защиту.

    Взрослых детей допустимо искупать в ванне или душе, последовательно выполняя следующие действия:

    1. Наденьте водонепроницаемую защиту на гипс.
    2. Предупредите ребенка о запрете снимать защиту с гипса.
    3. Поставьте стул в ванную или душевую кабину.
    4. Усадите ребенка на стул, отодвинув ногу в сторону или отставив ее за края бортика ванны.
    5. Поливайте ребенка из шланга душа.
    6. Достаньте ребенка из ванны или душа и снимите защиту от воды.

    Если родители уверены, что подросший ребенок не снимет водонепроницаемый чехол, помыться ему можно самостоятельно – чехол обеспечит достаточную защиту от воды. Следует помнить: если ребенок начнет жаловаться на зуд ноги под гипсом, не позволяйте ему засовывать внутрь повязки подручные предметы, например, зубную щетку, и чесать ногу. Так же запрещается вливать внутрь гипса лосьоны, масла и кремы.

    Чтобы помыть ногу тщательно и избежать дополнительного травматизма, лучше обратиться за помощью к близким родственникам – они помогут безопасно покупаться и проконтролировать чистоту труднодоступных мест. Однако если нет такой возможности, описанная последовательность действий позволит мыться с гипсом на ноге самостоятельно. В заключение заметим, что мытье в бане следует отложить до лучших времен – когда гипс будет снят, и нога здорова.

    Чем заменить купание в ванне и душе?

    Купаться в ванной или душе, если нога в гипсе, может быть сложно без посторонней помощи. Существуют более легкие варианты обеспечения гигиены в такой ситуации — можно использовать специальные пенообразующие губки Clean Ideas. Такие средства гигиены пропитаны мыльным раствором и легко пенятся. В составе содержится гипоалергенный гель с нейтральной рН, он не раздражает кожу, не вызывает аллергию, восстанавливает микрофлору. Однако при длительном использовании все же рекомендуется ополоснуть тело водой — сделать это следует на 15-е сутки. Как пользоваться пенообразующей губкой?

    1. Нанесите небольшое количество (10-30 мл) воды для вспенивания.
    2. Несколько раз энергично сожмите губку в руке до появления пены.
    3. Промокните остатки пены сухой салфеткой или полотенцем.

    Производители пенообразующих губок могут быть разные, но мы однозначно рекомендуем продукцию испанской фирмы JALSOSA S.L., широко известной в 20 странах мира, в том числе и в России.

    Врачи одобрили тренировки сына Плющенко со сломанной рукой: «Не нога»

    + A —

    «У ребенка есть родители, они сами выбирают, что делать»

    Евгения Плющенко затравили в сети из-за размещенного видео, на котором его сын Александр тренируется на льду со сломанной рукой. Однако, по словам фигуриста, Гном Гномыч, как ласково называют мальчика, сам принял решение продолжать тренировки с гипсом.

    О том, что восьмилетний наследник Яны Рудковской и Евгения Плющенко Александр — талантливый мальчик, профессионально занимающийся фигурным катанием в академии отца, знают многие. Даже после травмы, а именно перелома руки, Гном Гномыч вышел на лед, а знаменитый папа снял тренировку сына, отметив боевой дух наследника. Но поклонники Плющенко-младшего вместо восхищения оставили множество негативных комментариев, отмечая, что ребенок со сломанной рукой не должен стоять на коньках.

    Врач-невролог Сергей Длин в разговоре с «МК» пояснил, почему тренировки на льду даже с травмой возможны.

    «Здесь, конечно, зависит от того, насколько сильный перелом. — начал Длин. — Если перелом без смещения, и рука просто находится в гипсе, то человек может встать на коньки, но только если он не ученик, а профессионал. Тогда риски минимальные, и, скорее всего, еще одна травма невозможна. Если же перелом был достаточно сильный, со смещением и требовалась постановка спиц, то здесь, опять же, вопрос в уровне профессионализма — он должен быть еще выше».

    Напомним, Гном Гномыч занимается фигурным катанием с раннего детства. Сложно сказать, насколько мальчик — опытный спортсмен, но травма, пусть и несерьезная, чревата не только проблемами с физическим здоровьем, она может отложить отпечаток на психологическое состояние ребёнка, что подтвердила психолог Екатерина Тихонова

    «Ребенок сломал руку, получил травму, — начала Тихонова. — Несмотря на это, родители ставят его на лед. Этим поступком они показывают ребенку: как бы тебе не было тяжело, плохо, обидно и неприятно, какие бы стрессы ты не испытывал, но твоя задача — быть сильным, хорошим, послушным, продолжать работать. Родители как бы показывают важность силы характера, мотивации для достижения целей, воспитывают в ребёнке трудоголизм. Девиз здесь: «Вижу цель — не вижу препятствий». Даже если ребёнку больно и плохо, он все равно продолжает делать то, что он делает. Если родители воспитывают чемпиона, то они воспитывают и его характер. Другое дело, если родители хотят воспитать, подчеркну, счастливого человека. Который может жить, радоваться, наслаждаться, получать удовольствия, который может позволить себе отдыхать, если он болеет. Такой человек может быть в «не ресурсном состоянии», когда он не тренируется. Болезнь, травма для него означают незапланированный отдых. Здесь важно понять, чего мы хотим от ребенка. Если мы хотим воспитать чемпиона, то мы ставим его на лёд: ничего страшного в этом нет, не ногу же он сломал. А если бы сломал и ногу, то на одной тренировался бы. Другой вопрос, если мы хотим, чтобы человек был внутренне счастливым, то тогда родители этого не делают, допуская возможность расслабляться. Хочешь быть успешным поставь цель, хочешь быть счастливым — откажись от цели».

    Как правильно вести себя родителям, чьи дети спортсмены?

    — Здесь не может быть правильного или не правильного решения. Никто со стороны не может сказать родителям, как им верно себя вести. Потому что это — их ребенок, они сами выбирают. Одни делают ставку на личное счастье ребёнка. Другие родители решают за свое чадо, как ему нужно жить, порой, ребенок, например, должен быть продолжателем династии. Здесь в каждой семье свои ценности, в зависимости от них решаются задачи.

    Перелом – не приговор. Поставят на ноги за пару дней | ЗДОРОВЬЕ: Медицина | ЗДОРОВЬЕ

    Сегодня при помощи новейших технологий врачи творят чудеса и за несколько дней поднимают людей на ноги. После операции пенсионеры возвращаются к привычному образу жизни.

    Как это возможно, рассказал врач травматолог-ортопед многопрофильной клиники «РЕАВИЗ» Олег Аюпов. В беседе с нашим корреспондентом доктор пояснил, в чем заключается профилактика остеопороза, как правильно лечить перелом и избежать его опасных осложнений.

    Травматолог-ортопед многопрофильной клиники «РЕАВИЗ» Олег Назибович Аюпов Фото: От рекламодателя

    — В зимнее время возрастает количество травм, особенно у пенсионеров. Какую специальную помощь могут получить такие пациенты?

    — Действительно, самая незащищенная категория – пожилые люди. В связи с демографическими сдвигами, таких пациентов становится больше. Например, если в1990-ом году переломов шейки бедра и вертельной области в мире было 1 млн 700 случаев, то в  2050 году по прогнозам ВОЗ их будет 6 млн 300. Каждый год идет увеличение числа пострадавших. При этом у каждого пожилого пациента от трёх до пяти сопутствующих заболеваний.

    Чаще страдают женщины. Сегодня при переломе шейки бедра возраст и сопутствующие заболевания – не приговор. Чем быстрее будет оказана медицинская помощь, тем лучше. Принято считать, что оперативное лечение более эффективно, чем консервативное, при котором пациенты с такими травмами погибают в течение первого года.

    После операции люди не только чувствуют себя лучше, но и постепенно возвращаются к привычному образу жизни.

    Зимой также растёт количество пациентов с переломами лодыжек. В основном их лечат консервативно: человеку накладывают гипс, через несколько месяцев его снимают. А кости могут и не срастись. Приходится начинать лечение заново, проводить операцию по соединению сломанных костей металлическими фиксаторами, а в некоторых случаях – замена сустава, а затем и реабилитацию.

    — Через какое время после операции пациент может встать на ноги, начать двигаться самостоятельно?

    — Подниматься с кровати нужно в первые же дни после операции. Стараемся на второй день пациента поднять, чтобы он ходил сначала с помощью костылей и ходунков.

    — Приведите примеры сложных случаев из вашей практики, когда пациентам удалось помочь благодаря современным методикам.

    — Как правило, сложные пациенты госпитализируются поздно. Это происходит по разным причинам: или родственники не смогли вовремя вызвать  «скорую помощь», или пациент не придает значения полученным травмам. Идеально, если человека прооперируют в течение первых двух — трех суток после перелома.

    У нас был случай, когда одна из пациенток пролежала с переломом шейки бедра в районной больнице соседней области около двух недель. Там помощь ей не могли оказать по ряду причин: соматическая патология, возраст больше 80 лет. Родственники обратились в нашу клинику, мы её госпитализировали, обследовали, подлечили и провели операцию, поставили эндопротез. Через два-три дня подняли на ноги. И она уже передвигалась по палате самостоятельно с помощью ходунков.

     — Были ли в вашей практике пациенты с переломами, которых изначально неправильно лечили? Можно ли скорректировать последствия?

    — Горько, но есть и такое. Это случаи с несросшимися переломами и запоздалыми сроками лечения. Встречаются пациенты с запущенным коксартрозом. Причины самые разные: отсутствие у доктора  информации об определенной патологии, незнание современных методов обследования и лечения. Для этого и необходимо врачам посещать профильные конференции и симпозиумы. Специалисты нашей клиники делают это регулярно. Изучаем все самые перспективные методы лечения и помощи сложным больным. Летом мы были на Евразийском ортопедическом форуме в Москве, осенью посетили  III Международный конгресс ассоциации ревмоортопедов.

    Одному из пациентов долгое время лечили перелом консервативными методами в одной из больниц. Это очень болезненно и продолжительно по времени. Его госпитализировали в нашу клинику, выполнили операцию с применением современных технологий. Через два месяца человек вышел на работу. При консервативном методе он бы находился на лечении раза в три дольше. Это при условии, если бы кости срослись с первого раза.

    -У вас многопрофильная клиника. Перед тем, как провести операцию, пациента полностью обследуют?

    — Конечно, если к этому есть показания. Речь идет о лабораторной базе, инструментальных методах. У нас есть цифровой рентгеновский аппарат, компьютерный томограф, УЗИ, а также все так называемые «узкие» специалисты. Все это помогает обследовать пациента в кратчайшие сроки.

    — Каким образом к вам в клинику могут обратиться жители соседних областей?

    — Чаще всего это обращение по платным услугам. У нас работает круглосуточный травмпункт, куда можно обращаться по платным услугам и по полису ДМС. Круглосуточно доступен рентген, работают травматологи, в любое время суток открыто для приёма комфортабельное стационарное отделение, в наличии есть, в том числе, и одноместные палаты.

    — Каких рекомендаций должны придерживаться пациенты с переломами?

    — Чем быстрее человек вернется к привычному для него ритму жизни, тем лучше. Не нужно надеяться, что через три-четыре месяца ему помогут разработать руку или ногу. На 70-80% выздоровление зависит от настроя и усилий самого пациента.

    Что касается профилактики остеопороза, нужно вести активный образ жизни, заниматься физическими упражнениями. Культура здорового образа жизни начинается с детства, с семьи. К сожалению, школьники меньше стали двигаться. В регионе много профильных спортивных школ, куда можно отдать ребенка. Радует, что на улицах все больше велосипедистов.

    Здоровье зависит от питания и привычек, которые формируются с детства. Особенно негативно влияет фаст-фуд, способствуя нарушению обмена веществ и формированию избыточного веса.

    — Лишний вес повышает риск травматизма?

    — К сожалению, да. Под действием лишних килограммов нарушается координация движений, изменяется плотность костной ткани, повышается риск развития остеопороза и сопутствующих заболеваний.

    — Нужно ли приходить на профилактические осмотры к травматологу?

    — Чтобы избежать переломов, это необходимо делать. Специалист обнаружит начальные стадии артроза. Определит, работают ли суставы в полном объеме, нет ли тугоподвижности, контрактуры. По снимкам можно определить артроз тазобедренного или коленного сустава, формирование локального остеопороза.  Избежать осложнений поможет малоинвазивная операция. На прооперированном участке улучшается кровоснабжение, кость становится прочнее и уменьшается риск переломов. Это позволяет на несколько лет отодвинуть необходимость протезирования тазобедренных и коленных суставов. В нашей клинике есть возможность индивидуально подобрать необходимые материалы из имеющегося запаса. К сожалению, многие больницы лишены подобного выбора.

    «Звоночками» для визита к травматологу являются отеки суставов, их хруст, скованность и ограничение движения по утрам, ночные боли в суставах.

    — Какие бы вы рекомендации дали читателям, как уберечь себя от травм зимой?

    -У большинства пожилых людей есть остеопороз. Поэтому им нужно по возможности избегать падений. Обувь должна быть удобной, устойчивой, на низкой платформе. Лучше пользоваться тростью, что, к сожалению, многие стесняются делать.

    Многопрофильная клиника «РЕАВИЗ» г. Самара, ул. Советской Армии, 243.

    Запись по телефону (846) 3-21-21-21.

    Лицензия ЛО-63-01-004916 выдана Минздравом Самарской области 05.12.2018 г. Реклама

    Имеются противопоказания. Проконсультируйтесь со специалистом

    Перелом кости, остеосинтез, сращение перелома

    Мы с детства знаем, что переломы заживают самостоятельно, стоит только зафиксировать поврежденную часть тела на некоторое время. Как же протекает процесс сращения перелома?

    Воссоединение фрагментов кости заключается в трёх этапах:

    1.  Образование гематомы. Протекает до 2 недель.

    В кости присутствуют сосуды, которые рвутся во время перелома. Кровь из них вытекает, сворачивается и образует гематому. Это и является ключевым фактором запуска процесса заживления.

    На данном этапе важно зафиксировать фрагменты кости пострадашего. В «простых» случаях это делается с помощью внешнего ортеза – гипсовых, полимерных повязок и фиксаторов.

    Если фрагменты кости невозможно закрепить в правильном положении без непосредственного доступа к месту перелома, то проводится операция остеосинтеза. Это «сборка» кости или сустава с помощью фиксирующих конструкций, устанавливаемых непосредственно на поврежденную кость и ее фрагменты.

    2. Мягкая мозоль. Протекает до 6 недель.

    Гематома создаёт подходящую среду для созревания мягкой костной мозоли. Она строится из нитей соединительной ткани и новых мельчайших сосудов.

    3.  Твердая мозоль и успешное восстановление кости. Протекает до 12 недель

    Постепенно мягкая мозоль наполняется основными строительными клетками костной ткани – остеобластами. Плотность и твердость соединительной ткани увеличивается, ее нити сплетаются туже.


    Когда перелом не срастается

    К сожалению, бывают переломы, которые не срастаются без дополнительной медицинской помощи. По статистике количество таких травм достигает 10%.


    В группу риска попадают люди старше 55 лет, страдающие сахарным диабетом, принимающие нестероидные противовоспалительные препараты. И, конечно, обладатели различных дегенеративных и дистрофических заболеваний костной системы (остеопороза, артритов, артроза и т.д.)

    Прямыми причинами того, что кость не срастается, могут быть нарушения в процессе регенерации костной ткани – недостаточное образование отека и гематомы, слабый рост новых сосудов, не созревает соединительная ткань.

    В зависимости от этих причин подбирается адекватное лечение. Однако, первым этапом становится остеосинтез. С помощью хирургического вмешательства задается правильное и более плотное расположение фрагментов, при необходимости дополнительная костная ткань берется из здоровой кости.

    Клиника «Линия жизни» специализируется на лечении сложных переломов хирургическим способом.


    Лонгеты из полиуретана в травматологии: современная альтернатива гипсу

    Классический способ лечения переломов – наложение гипсовой лонгеты. Она помогает зафиксировать поврежденную кость и обеспечить ей покой, иными словами создать оптимальные условия для правильного и максимально быстрого сращения. Гипс – проверенный временем, надежный и эффективный способ лечения переломов. Но у него есть некоторые недостатки, которые причиняют неудобства как пациентам, так и врачам:

    • С гипсовой повязкой очень неудобно мыться. Каждое посещение душа превращается в самый настоящий квест. Нужно хорошенько обмотать лонгету целлофаном и постоянно следить, чтобы под него не попадала вода.
    • Гипс – довольно тяжелый материал. Если его пришлось наложить на кисть или предплечье – это еще полбеды. Пациентам с переломами ног приходится намного сложнее.
    • Гипс имеет свойство крошиться. Из-за этого он раздражает кожу, вызывает зуд. А почесать под повязкой не получится.
    • Жесткая иммобилизация не только помогает, но и вредит. В организме человека есть такое правило: «то, что не работает – атрофируется». Если долго носить лонгету, бездействующие мышцы ослабевают, нарушается подвижность в суставе. Костная ткань без нагрузок слабеет – в ней развивается остеопороз.
    • Если гипсовая повязка постоянно сильно давит на кожу, нарушается циркуляция крови. Из-за этого могут появиться пролежни, нарушается функция нервов. Особенно плохи в этом отношении циркулярные «глухие» повязки. После перелома развивается отек, ткани оказываются сдавленными внутри гипсового футляра.
    • Гипс не очень хорошо пропускает рентгеновские лучи, поэтому зачастую бывает сложно проконтролировать, насколько хорошо срастается перелом.

    Долгое время со всеми этими недостатками приходилось мириться. Ничего не поделать: перелом лечить нужно, а альтернатив старым добрым гипсовым лонгетам не было. В настоящее время альтернативы появились и уже широко применяются в травматологии. Современные врачи все чаще используют полимерный, или, как его еще называют, пластиковый гипс. Этой технологией пользуются и травматологи в клинике «Сова».

    Из чего сделана полимерная повязка, и как она работает?

    Собственно, в «пластиковом гипсе» как такового гипса нет. Он представляет собой «марлю» из полимера или стекловолокна, пропитанную полиуретановой смолой. Заготовки выпускают в виде бинтов или листов.

    Когда в отделение травматологии поступает пациент с переломом или вывихом, врач при необходимости проводит репозицию (восстанавливает естественное положение отломков или вывихнутых концов костей), а затем накладывает полиуретановую повязку. Как правило, для того чтобы она активировалась и впоследствии приобрела окончательную жесткость, ее нужно размочить в воде. Некоторые материалы активируются при нагревании до 60–100 °C.

    Многие виды таких повязок можно перемоделировать, превратить в съемные ортезы.

    В чем преимущества полиуретановых лонгет?

    Полимерные материалы лишены многих недостатков, из-за которых травматологи и их пациенты так не любят гипс:

    • Они не боятся воды. Можно мыться, не снимая лонгету и не защищая ее от намокания. Одни материалы после водных процедур высыхают сами, другие в течение некоторого времени нужно просушить феном.
    • Полимер не крошится и не вызывает раздражения кожи.
    • Хорошая проницаемость для рентгеновских лучей существенно упрощает контроль за процессом заживления.
    • Полиуретановая лонгета имеет ячеистую структуру и позволяет коже дышать.
    • Заготовки хорошо тянутся в разных направлениях, и это дает возможность идеально моделировать повязку в соответствии с контурами тела.
    • В отличие от гипса, многие полиуретановые повязки не жесткие, они упругоэластичные. Это помогает избежать проблем с нарушением циркуляции крови и ослаблением мышц.
    • Полимер в среднем в 4–5 раз легче гипса.

    Всё настолько хорошо?

    Нет. Полиуретановые лонгеты имеют свои недостатки, и их можно применять не всегда. Врачи в нашей клинике обязательно рассказывают об этом пациентам.

    В первую очередь нужно понимать, что такой материал дороже классического гипса. Процедура, конечно, стоит не космических денег, но разница в цене есть. В государственных клиниках вам такую повязку бесплатно, скорее всего, не наложат. Если не хотите испытывать дискомфорт от ношения гипса, вам в частную клинику.

    Полиуретановые лонгеты сложнее снимать. Их нельзя разрезать ножницами, для этого нужна специальная пилка. Некоторые фиксаторы оснащены удобными застежками-молниями, но их стоимость будет еще выше.

    Гибкие фиксирующие повязки из полимеров можно использовать не всегда. При серьезных переломах, когда высок риск смещения отломков, нужна жесткая фиксация. Этот вопрос в каждом отдельном случае врач решает индивидуально.

    Еще один минус в том, что полиуретановые лонгеты отличаются по своим свойствам от классического гипса. С ними нужно правильно работать. Так как материал появился на рынке относительно недавно, не все врачи и медицинские сестры владеют соответствующими навыками. Нужно еще поискать клинику, в котором умеют работать с «пластиковым гипсом». Одна из таких клиник – «Сова».

    В нашем травмпункте есть все необходимое для того, чтобы оказать квалифицированную помощь при переломах костей и других повреждениях. Наши опытные доктора накладывают обычный гипс и полиуретановые лонгеты, проводят первичную хирургическую обработку ран, репозицию отломков. Мы используем современные технологии, чтобы заживление у наших пациентов происходило максимально быстро и полноценно.

    BROKEN% 20LEG% 20IN% 20A% 20CAST% 20MALE Стоковые фотографии и изображения

    Профессиональные бесплатные фотографии BROKEN% 20LEG% 20IN% 20A% 20CAST% 20MALE и изображения редакционных новостей из Shutterstock

    Показать детали изображения Обрезанное изображение красивой женщины-врача, слушая красивого пациента со сломанной ногой и делающая заметки, работая в ее офисе. Показать детали изображения Человек с переломанной ногой сидит на софе и разговаривает по мобильному телефону Стоковое фото RF Показать детали изображения Крупным планом женщина-врач перевязывает ногу пациента Стоковое фото RF Показать детали изображения Зрелый человек с костылем и сломанной ногой в гипсе, сидя на софе дома. Показать детали изображения Травма ноги.Молодой человек с травмированной ногой. Врач молодой женщины помогает пациенту Стоковое фото RF Показать детали изображения Крупный план сломанной ноги и костылей человека Стоковое фото RF Показать детали изображения сломанная нога в гипсовой повязке, изолированной на белом. Показать детали изображения Зрелая женщина с оштукатуренной ногой разговаривает по мобильному телефону дома Стоковое фото RF Показать детали изображения Фотография раненого мужчины в пижаме с перевязанной головой, повязкой на ноге, повязкой на руку и шейным бандажом, который пытается достать напиток на столе перед ним.Роялти-фри фото Показать детали изображения человек со сломанной лодыжкой нося опору лодыжки с ходячими костылями Стоковое фото RF Показать детали изображения Молодой человек в повседневной одежде с пластырем на руке или запястье, швами и заплатами над глазом, поддерживает добрый и счастливый дух, показывая знак «ОК» здоровой рукой. Роялти-фри фото Показать детали изображения Закройте вверх фиолетовой голубой гипсовой повязки ноги и пальцев ног молодого человека из стекловолокна / гипса после беговой травмы. Показать детали изображения Крупный план женщины-врача, держащей ногу пациента-инвалида Стоковое фото RF Показать детали изображения Молодой женский физиотерапевт, фиксирующий скобу для ходьбы на ноге пациента в больнице Стоковое фото RF Показать детали изображения Травма ноги.Молодой человек с травмированной ногой. Врач молодой женщины помогает пациенту Стоковое фото RF Показать детали изображения Человек кладет на диван и разговаривает по телефону с повязкой на ноге. Показать детали изображения Человек со сломанной ногой в гипсе с помощью мобильного телефона, сидя в кресле дома. Показать детали изображения Раненый человек пытается пройти на костылях на пляже Стоковое фото RF Показать детали изображения Молодой человек со сломанной лодыжкой и белой повязкой на ноге, сидя на красной кушетке, с костылями рядом, разговаривает по телефону (выборочный фокус) Стоковое фото RF Показать детали изображения Крупным планом — пациент со сломанной ногой в гипсе и повязке.Роялти-фри фото Показать детали изображения Сломанная человеческая нога в гипсе — ребенок и мальчик Стоковое фото RF Показать детали изображения Человек разговаривает по телефону со сломанной ногой, с грустным лицом. Показать детали изображения Молодой улыбающийся человек сидит на диване со сломанной ногой и использует ноутбук. Роялти-фри фото Показать детали изображения Крупным планом человека, идущего с костылями и гипсом Фотография-RF Показать детали изображения Молодой человек со сломанной ногой в полный рост использует костыль на белом фоне.Роялти-фри фото Показать детали изображения Закройте гипсовую повязку ноги и пальцы ног молодого человека из стекловолокна / гипса после беговой травмы. Показать детали изображения Человек, стоящий с костылями с повязкой на сломанной ноге. На белом изолированном Stock-Free Фото Показать детали изображения нога в гипсовой повязке на белом фоне Стоковое фото RF Показать детали изображения Крупный план руки доктора, связывающей повязку на ноге человека в клинике Стоковое фото RF Показать детали изображения Фотография тяжело раненого бизнесмена, идущего на cructhes, несущего портфель, изолированного на белом фоне.Роялти-фри фото

    различных типов переломов: признаки и изображения

    Не все переломы (переломы) очевидны. На самом деле, большинство из них довольно незаметны, когда дело касается их внешнего вида. У вас может быть небольшая припухлость или синяк. Боль, а иногда и нарушение движения (обычно из-за боли или связанного с ней повреждения нервов) являются наиболее стойкими симптомами перелома.

    Вы можете узнать о переломе, если услышите треск кости или если часть вашего тела выглядит так, как будто она изогнута.Эти фотографии переломов должны помочь проиллюстрировать, как могут выглядеть сломанные кости.

    Переломы без смещения, также называемые простыми переломами, — это переломы, которые не сдвинулись с места. Смещенные переломы — это сломанные кости, которые переместились не на своем месте.

    Часто задаваемые вопросы (FAQ)

    Что такое переломы костей со смещением?

    Переломы костей включают переломы со смещением (сломанная кость не смещается) и простые переломы без смещения (сломанная кость находится на своем месте).Смещенные переломы часто требуют медицинского или хирургического изменения положения кости для правильного заживления.

    Что такое сложный перелом?

    Сложный перелом — это открытый перелом, связанный с повреждением кожи, тогда как закрытый перелом не связан с какой-либо кожной раной. Иногда из открытой раны выступает кость или другие структуры. При сложном переломе часто необходимы инфекционные меры, включая очистку раны и прием антибиотиков.

    Что такое стресс-перелом?

    Стресс-перелом возникает из-за многократного давления или удара по кости.Эти переломы связаны с повторяющимися движениями, например, при занятиях спортом или на работе.

    Как долго заживает перелом?

    Для большинства маленьких детей переломы могут зажить в течение месяца, если их своевременно лечить и / или иммобилизовать. Заживление после перелома у взрослых может занять несколько месяцев или больше. Пожилой возраст, большие переломы, множественные переломы или хронические заболевания могут еще больше замедлить заживление.

    gipsverband.de — Новый

    21.10. 2021 Прокачал сеткой. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21.09.2021 Со стилем. Рассказ, фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    22.08.2021 «Я рву связки каждые несколько лет». Рассказ, фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.07.2021 Вытянутая в гипсе рука. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19.06.2021 Парашютист на земле. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.05.2021 Месяцы, полные слез. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.04.2021 Обе руки сломаны одна за другой. Рассказ и фотографии.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 03.2021 Черный красивый. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 02. 2021 Вечеринка продолжается. Фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 01. 2021 Обе ноги травмированы. Рассказ и фотографии.
    Конкурс «Мисс мира» с рукой в ​​гипсе. Рассказ и фотографии.
    21. 12. 2020 Детали лака для ногтей. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.11. 2020 Наряды с отрезанными брюками. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20. 10. 2020 С гипсовой ногой к премьере фильма. Рассказ и фотографии.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.09.2020 Мое лето в Тоскане на костылях. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.08.2020 Кэти Прайс сломала обе ноги. Рассказ, фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 07. 2020 Кайя Гербер с гипсовой повязкой. Рассказ, фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 06. 2020 Перелом плюсны итальянского ведущего. Рассказ и фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.05.2020 Кто такой Энди? Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.04. 2020 Пианино на ноге. Рассказ, фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21. 03.2020 Мисс Бельгия с вывихом лодыжки. Рассказ и фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21. 02. 2020 Поход по Шри-Ланке. Рассказ и фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20. 01. 2020 Фото с шейными ошейниками,
    слепков рук и ног.
    19. 12. 2019 Рождественский состав. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20. 11. 2019 Ветер на моем лице. Рассказ, фото и видео.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21. 10. 2019 Испытайте мою жизнь с гипсом. Рисунки и примечания (2/2).
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.09.2019 Испытайте мою жизнь с гипсом.Рисунки и примечания (1/2).
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.08.2019 20 лет gipsverband.de. Годовщина.
    Будущее гипсовых слепков. Ситуация и перспективы.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21. 07. 2019 Религиозная подпись на гипсе руки. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.06.2019 Сувениры с Корсики. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21.05.2019 Задумчивый. Рассказ и фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 04. 2019 Конкурс бариста с гипсом. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    22. 03.2019 Зимняя гипсовая повязка. Модница смотря на кастинг. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 02. 2019 Морское путешествие с последствиями.Рассказ и фото (3/3).
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 01. 2019 Морское путешествие с последствиями. Рассказ и фото (2/3).
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21. 12. 2018 Морское путешествие с последствиями. Рассказ и фотографии (1/3).
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 11. 2018 Сломанная лодыжка после боулдеринга в Баварии. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    19. 10. 2018 Философский текст на гипсовой ножке. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    21.09.2018 В стиле Усэйна Болта. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20.08.2018 Летний бриз на Санторини. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.
    20. 07. 2018 Татуировки и сломанная рука. Фото.
    Фотографии с гипсованием рук и ног.

    01.08.1999

    Открытие сайта.

    Эшли Джадд делится фотографиями и видео после перелома ноги в 4 местах

    • Эшли Джадд сломала ногу в четырех местах во время путешествия по Демократической Республике Конго в феврале.
    • Она разместила новые фото и видео, демонстрирующие ее успехи в выздоровлении и реабилитации после длительных операций.
    • Шесть месяцев спустя Эшли поделилась хорошими новостями о том, что она снова встала и снова в походе.

      Эшли Джадд снова ходит после того, как сломала ногу в четырех местах во время похода по Демократической Республике Конго.

      Новое видео в Instagram показывает, как далеко зашла Эшли. В клипе актриса путешествует по полю в Швейцарии. Она добавила полную информацию о своем невероятном прогрессе в подписи к посту.

      «Дорогие друзья! Я предлагаю это обновление с благоговением и тихим трепетом.Сегодня, через пять месяцев и три недели после аварии в тропических лесах Конго, я снова гуляла, и каким образом! »- написала Эшли.

      « Я гуляла в #SwissNationalPark. Войдя внутрь, я почувствовал себя непринужденно, своей естественной одеждой, как дома в моем духе. Моя нога и ступня работали прекрасно. Я уверенно поднималась в гору по неровной поверхности в течение часа и спускалась осторожно и легко », — продолжила она.

      « На следующий день я снова гуляла по высоким Альпам в # Тичино, упорно работая и чувствуя, сколько у меня выносливости. перестроить.Это путь впереди. Но я справляюсь с повседневными задачами, ведь я даже ношу дрова в нашу альпийскую хижину! »- добавила Эшли.

      « Моя нога никогда не будет прежней. Она новая нога. И я люблю ее. Мы приятели. Мы прошли долгий путь, и впереди нас ждет прекрасная жизнь ».

      Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

      Если вам интересно, что случилось с Эшли Джадд, она делилась обновлениями и новыми подробностями о своем выздоровлении в течение 2021 года.

      Эшли шокировала фанатов в феврале, когда поделилась, что чуть не умерла после перелома ноги.

      «Без моих конголезских братьев и сестер мое внутреннее кровотечение, вероятно, убило бы меня, и я бы потеряла ногу», — написала Эшли в своем сообщении вместе с несколькими фотографиями ее испытания. «Я просыпаюсь и плачу от благодарности, глубоко тронутую каждым человеком, который внес что-то животворное и душевное во время моей изнурительной 55-часовой одиссеи», — продолжила она.

      Затем Эшли рассказала, как несколько человек помогли ей после того, как она сломала ногу.Мужчина по имени Дьёмерчи «вытянул ногу и подложил ее под мою сильно деформированную левую ногу, чтобы попытаться удержать ее на месте», — написала она. Он «оставался сидеть, не ерзая и не вздрагивая, в течение пяти часов на подстилке тропического леса. Он был со мной в моей первобытной боли », — сказала Эшли.

      Мужчина, которого она назвала Папа Джин, нашел ее «несчастной и дикой на земле» и посмотрел на ее ногу. «Он сказал мне, что ему нужно сделать. Я укусил палку. Я держался за Мод. И папа Джин с уверенностью начал манипулировать и приспосабливать мои сломанные кости к чему-то вроде положения, в котором я мог бы быть перемещен, в то время как я кричал и корчился », — сказала Эшли.«Как он делал это так методично, когда я был подобен животному, мне непонятно. Он спас меня, и ему пришлось сделать это дважды! »

      Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

      Шесть мужчин, которых Эшли назвала «героями», затем поместили ее в гамак «с минимальными толчками» и в течение трех часов шли по «пересеченной местности», чтобы отнести ее в безопасное место.

      Двое мужчин, Дидье и Марадона, помогли Эшли проехать на мотоцикле, чтобы получить медицинскую помощь.«Дидье водил мотоцикл. Я села лицом назад, его спина была моей спинкой. Когда я начинала падать, терять сознание, он звал меня, чтобы я сменила положение и оперлась на него », — писала она. «Марадона ехал на самой задней части мотоцикла, я столкнулся с ним. Он держал мою сломанную ногу пяткой, а я двумя руками держал раздробленную верхнюю часть вместе ».

      Это путешествие длилось шесть часов по тому, что Эшли назвала «неровной, изрезанной и выбитой» грунтовой дорогой.

      «Марадона был единственным человеком, который выступил добровольцем для выполнения этой задачи», — написала Эшли, прежде чем написать, что у них «хорошая дружба».Эшли также поделилась фотографиями женщин, которые ей помогали, называя их «моими сестрами, которые держали меня».

      Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

      Эшли сказала в предыдущем посте в Instagram, что «ударилась во что-то в темноте и упала», что привело к сломанной ноге.

      Эшли также написала в своих Instagram Stories, что менее 50 процентов «зон здоровья» в Демократической Республике Конго являются активными и работоспособными, призывая людей делать пожертвования.

      Эшли держит фанатов в курсе подробностей о своей сломанной ноге и лечении.

      Эшли сказала, что они с отцом летели 22 часа за четыре рейса обратно в Америку «благодаря невероятно эффективной страховке на случай стихийных бедствий на машине скорой помощи».

      Когда она была в американской больнице, Эшли сказала, что ей пришлось подождать, пока спадут повреждение тканей и опухоль. «В конце концов я получила право пройти восьмичасовую операцию по восстановлению костей, декомпрессии кровоточащего нерва и извлечению осколков костей из нерва», — писала она.

      Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

      Эшли поделилась еще одной новостью о своем здоровье и продолжающейся реабилитации после серьезной травмы в Instagram еще в апреле. Она «возвращалась» и упомянула, что у нее были большие цели, которые ее мотивировали. «Но берегись, Патагония, потому что, когда этот нерв заживет, ты увидишь меня. Мой партнер подарил мне эту книгу на мой недавний день рождения.Я считаю. Так же, как этот маленький бонобо, находящийся под угрозой исчезновения, знает, что скоро увидит меня снова в конголезских тропических лесах ».

      Медленно, но верно, ее физиотерапия работала.« Колено продвигается, четыре перелома заживают », — написала она. Она добавила, что прогресс достигнут благодаря ее упорному труду: «Учитывая травмы, полученные у меня (и многих других), мы говорим о степенях. На видео 109 градусов были возмутительным сном, а попытка достичь этого была агонией. Я делал 60 таких скольжений на пятке в день.Я рыдал сквозь них. Я сделал это благодаря любящим увещаниям и одобрению моих многочисленных друзей. Вчера я без особых усилий достиг отметки в 130 градусов «.

      Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

      Эшли тоже не ожидала, что сможет отправиться в поход так скоро. «Повреждение малоберцового нерва займет не менее года», — написала она. «Я сильно концентрируюсь, двигая своей очень неподвижной ногой (и ценю медицинский массаж моей сестры, который напоминает моему мозгу, что у меня есть правая ступня).Приходи в июне, я буду ходить с бандажом и тростью ».

      Эшли выразила благодарность всем, кто ей помог.

      Она поделилась« глубочайшей и самой уязвимой благодарностью »персоналу больницы Саннингхилл в Йоханнесбурге, Южная Африка. «За то, что по прибытии принял решение за доли секунды».

      «Я приехала к ним из ДРК в ужасном состоянии, и на моей ноге не было пульса, — написала она. — Мне отчаянно требовалось переливание крови».

      Эшли сказала, что медсестры больниц — которых она назвала «сестрами» — «образцовые, технически на высшем уровне, и они с равным мастерством позаботились о травмах моего тела и моей души.

      Ее врач, доктор Греф, «отлично стабилизировал мою ногу с помощью внешнего фиксатора до тех пор, пока массивное повреждение мягких тканей и опухоль не уменьшились, чтобы я могла перенести большую операцию», — написала она, добавив: «Что он сделал был значительным, и я навсегда в его долгу ». Эшли также отметила, что ей оказали первоклассную помощь, пока страна борется с COVID-19 вариантом B.1.351.

      Затем она поблагодарила своего «любимого папу, который получил текст, который ни один родитель никогда не хочет»: «Срочно, не могу отвечать на вопросы, пожалуйста, приходите сейчас», действительно смог приехать в Южную Африку, поскольку он вакцинирован.Эшли сказала, что ее отец «был моей опорой, товарищем, источником, помог мне выслушать столько докторов, критически важную систему поддержки и доброе, любящее присутствие, поскольку я плакал и плакал».

      Корин Миллер Корин Миллер — внештатный писатель, специализирующийся на общем благополучии, сексуальном здоровье и отношениях, а также тенденциях в образе жизни. Его работы представлены в статьях «Мужское здоровье», «Женское здоровье», «Я», «Гламур» и т. Д.

      Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

      Маришка Харгитей показывает сломанное колено и другие травмы на фото

      По словам капитана Оливии Бенсон, вызовите автобус!

      «Автобус» в языке «Закон и порядок: SVU» — это, конечно же, скорая помощь, и Маришка Харгитей, актриса, которая играет Бенсона, похоже, наверняка ей пригодится.

      57-летняя Харгитей опубликовала в среду в Instagram фотографию себя, на которой она была в нескольких скобах для ног, когда выходила из больницы специальной хирургии в Нью-Йорке.

      На фото Харгитей носит светлые шорты и длинную куртку с защитной маской, закрывающей лицо. Длинный черный бандаж покрывает ее правое колено и верхнюю часть бедра, а левая ступня находится в неуклюжем бандаже для лодыжки.

      Харгитей объяснила в подписи, что недавно получила множественные травмы, в том числе перелом колена и разрыв связки.

      «#ThatFeelingWhen вы идете к врачу, делаете МРТ и обнаруживаете, что у вас сломано колено, трещина на лодыжке и разрыв связки.Всегда полезно пойти к врачу. Сразу же », — написала она, добавив:« Отличные новости: мне не нужна операция ».

      Актер, получивший премию« Эмми », добавил несколько забавных хэштегов, в том числе #BustingPerpsWithBustedKnees #BraceYourself и #NotTheBeesKnees. Не вдаваясь в подробности о том, как она получила травмы, она указала, что они произошли, когда она была на работе. Когда друг в комментариях к посту обратился к Харгитею и назвал его «солдатом», Харгитей ответил: «Можете ли вы поверить Это??? Пока работала! »

      Позже она обновила подпись к посту, чтобы сказать, что травм не получила на работе.

      Голливудские друзья Харгитей также пожелали ей скорейшего выздоровления.

      «Ой !! Почувствуй себя лучше !!» написала поп-звезда Деми Ловато.

      Харгитей поблагодарил певца молящимися руками и сердечным смайликом.

      «МЕД !!!!!! Нееееет !!!!!!» написала бывшая звезда «Уилла и Грейс» Дебра Мессинг.

      «Сумасшедший, правда?» Харгитей ответил.

      Фотография Харгитей, запечатлевшая ее тяжелые времена на работе, сделана менее чем через месяц после того, как она отметила окончание съемок 22-го сезона сериала «SVU» вместе с бывшим партнером по фильму Кристофером Мелони, известным как детектив Эллиот Стейблер.

      60-летняя Мелони, покинувшая «СВУ» в 2011 году, теперь играет главную роль в новом спин-оффе «Закона и порядка» «Организованная преступность». Два актера появились вместе в апрельском эпизоде ​​шоу, в котором Стейблер признался в любви к Бенсону.

      Эпизод оставил фанатов в недоумении, расцветет ли роман между бывшими партнерами — и Харгитей дразнил их по этому поводу еще больше в социальных сетях.

      На фото в Instagram, которое она разместила в конце апреля, актер попросил поклонников угадать, с кем она снималась в последней сцене сезона «СВУ».Затем она сделала вторую фотографию, на которой она и Мелони болтались в гараже.

      «Вот и все. #SVU # 22 #OC», — подписала она снимок.

      Джина Вивинетто — писатель для TODAY.com. Она живет в Эшвилле, Северная Каролина, где проводит свободное время в походах, чтении и обнимании со своим бокс-сетом «Друзья». Она и ее жена Молли — гордые мамы двух ранее бездомных кошек, Софи и Пьера, и собаки-спасателя по имени Грейси.

      Женщины со сломанными ногами в гипсе

      • 6121-08972533

        Женщина делает упражнение на растяжку со сломанной ногой

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 6121-08972526

        Женщина опирается сломанной ногой на стол и использует ноутбук на стуле

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 6121-08972523

        Женщина кладет сломанную ногу на стол и вяжет дома

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 649-03774460

        Врач и медсестра вырезают пластырь

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 700-01581880

        Женщина со сломанной лодыжкой использует ходунки

        Права управляемого

      • 6121-08972524

        Портрет женщины, положившей сломанную ногу на кухонную столешницу

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 6121-08972532

        Женщина со сломанной ногой тренируется дома

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 700-01581881

        Женщина со сломанной лодыжкой использует ходунки

        Права управляемого

      • 6121-08972534

        Женщина делает упражнение на растяжку со сломанной ногой

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 600-01111608

        Доктор разговаривает с пожилой парой в больнице

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 400-04367626

        Девять различных иллюстраций, связанных с травмами, с различным этническим представлением

        Бюджет без лицензионных отчислений и подписка

      • 6121-08972530

        Подчеркнутая женщина со сломанной ногой и ноутбуком работает из дома

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 6121-08972529

        Женщина со сломанной ногой работает на дому

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 6121-08972528

        Женщина со сломанной ногой работает на ноутбуке и читает документ

        Премиум без лицензионных отчислений

      • 6121-08972527

        Женщина со сломанной ногой регулирует ножной бандаж

        Премиум без лицензионных отчислений

      Перелом у малыша

      Перелом малыша — это распространенный перелом большеберцовой кости (большой кости голени) у детей, обычно младше 6 лет.Чаще всего встречается у детей в первые годы ходьбы — от 9 месяцев до 3 лет. Перелом у малышей — это спиральный перелом большеберцовой кости без повреждения малоберцовой кости (меньшая кость в голени) (Фото 1) . Это называется стабильным переломом.

      При стабильном переломе отломанные концы кости выровнены и едва не на своем месте. Его не нужно перестраивать. Также существует небольшая вероятность того, что перелом сместится или сместится во время лечения и заживления.

      Распространенные причины травм

      Причина травмы сначала может быть неочевидна.Распространенные причины переломов у детей раннего возраста:

      • Скручивание ноги при ходьбе или беге
      • Скольжение с горки и защемление ступни, что приводит к скручиванию. Это чаще встречается, если ребенок сидит на коленях у старшего ребенка или взрослого, спускаясь с горки.

      Симптомы перелома у малышей
      • Боль или отек голени, отек лодыжки или стопы.
      • Ваш ребенок отказывается нести вес на ноге.
      • Ваш ребенок хромает, все время или только иногда.
      • Обычно синяков нет.

      Диагностика
      • Практикующий спросит, как произошла травма, и проведет осмотр, чтобы оценить боль, отек и кровообращение.
      • Если голень не подвергалась рентгенографии, можно сделать рентген, чтобы определить, есть ли перелом.
      • Даже если на рентгеновском снимке нет явного перелома, ребенка можно лечить от перелома в первый год жизни.Сначала может быть трудно увидеть перелом. Это называется подозреваемым переломом малыша.

      Лечение
      • Детям с диагностированным или подозреваемым переломом в раннем возрасте необходимо иммобилизовать травмированную ногу. Иногда его накладывают на шину для длинной ноги, потому что гипс не доступен. В других случаях практикующий может подумать, что ребенку необходимо дополнительное обследование, прежде чем его поместят в гипс на длинные ноги.
      • После того, как ребенку наложили гипс на длинную ногу, гипс обычно остается на нем до тех пор, пока ребенку не исполнится 3–4 недели с момента получения травмы.Продолжительность гипсовой повязки также зависит от возраста ребенка.
      • Попав в гипс, большинство детей со временем начинают пытаться ходить. Это нормально, но не стоит поощрять.
      • Обычно нет необходимости снова посещать практикующего ортопеда до тех пор, пока не наступит время для снятия гипсовой повязки.
      • После снятия гипса не всегда требуется делать новый рентген. Вы должны позволить своему ребенку начать нести вес, если он может.
      • После снятия гипса ребенок может хромать в течение 3–4 недель.Сперва хромота у ребенка может казаться скованной, как будто он идет в повязке. Ребенок также может выглядеть так, как будто он ходит с вывернутыми пальцами ног. Это нормально. Хромота или другая ходьба со временем улучшатся и обычно не требуют физиотерапии.

      Уход за шиной или гипсом

      После наложения повязки или шины на ребенка они должны оставаться чистыми и сухими. Не вставляйте ничего в шину или гипс. Проверьте пальцы ног, чтобы убедиться, что они не натирают и не покрываются волдырями.Для получения дополнительной информации см. Helping Hand HH-II-2, Cast and Splint Care .

      Когда звонить поставщику услуг

      Если что-либо из этого произойдет после выписки из больницы, отделения неотложной помощи или ортопедического отделения, верните ребенка в то место, где он проходил лечение, или позвоните поставщику ортопедической помощи ребенку.

      • У вашего ребенка онемение или покалывание в пальцах ног.
      • Пальцы ног вашего ребенка синевато-пурпурного цвета, или пальцы ног кажутся холодными, и это не улучшается, когда ступня поднимается выше уровня сердца.
      • Пальцы ног больше не розовеют в течение трех секунд после нажатия на ногти. См. Раздел Helping Hand HH-II-60, циркуляционные чеки , .
      • Отек, сопровождающийся дискомфортом.
      • Ваш ребенок слишком болит, чтобы пошевелить пальцами ног.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.