Приют 11 на эльбрусе: Приют на Эльбрусе. Забронировать

Разное

Содержание

Приют 11, Бочки, Нацпарк, гостиницы

Внизу во время радиальных выходов, во время подготовки к восхождению на Эльбрус, ни о каком проживании палатках речь не идет. Здесь много комфортных гостевых домов, отелей, коттеджей. Туристы живут в комнатах по 2 человека, большие комнаты площадью 16-20 квадратных метров, среди соснового леса, со своим санузлом.

Здесь нужно отметить, что на Эльбрусе есть достаточно известное для проживания место на высоте 3700 метров — это так называемые бочки. Это цистерны, поднятые на гору в 80-х годах и приспособленные под жилье. Гостиница эта старая и по современным меркам недостаточно комфортна, стоимость проживания в «бочках» уже давно отстает от качества современных приютов.

То же касается и очень известного места «Приют 11». Это место, где раньше находилась самая высокогорная гостиница Европы. Довоенное здание сгорело в конце 90-х. Сейчас на его месте построено два новых приюта, но стоимость проживания по отношению к комфорту на современном «Приюте 11» на высоте 4300 м. , к сожалению оставляет желать лучшего.

Наши гиды неоднократно здесь проживали, место некомфортное, там не отдохнешь перед штурмом. Во-первых, из-за того, что на высоте более 4000 метров из-за недостатка кислорода в принципе сложно отдохнуть: из-за низкого содержания кислорода будет лишь полудрема и головная боль, вместо здорового сна.

Во-вторых, при проживании в одной комнате 15-20 человек, становится очень жарко и душно. Так что выбирайте комфортное проживание на Эльбрусе, которое по стоимости будет соответствовать критериям качественного отдыха.

Поэтому, чтобы обеспечить наши группы комфортным проживанием на Эльбрусе, мы ночуем на высоте 3900 м. в современном комфортабельном приюте «Нацпарк».

Проживание в штурмовом лагере на Эльбрусе — это оборудованные домики на 15-20 человек, однако туристы живут в этих домиках по 4 человека. И, так как в горах большие перепады температуры, очень удобно, что эти домики отапливаются электричеством. В каждой комнате открывается окно, есть розетка и собственная вентиляция. Похоже на железнодорожное купе.

Классический маршрут Восхождения на Эльбрус с юга через «Приют 11–ти»

1 день Прибытие в Минеральные воды. Трансфер в пос. Терскол.

Встреча в г.Минеральные Воды с ассистентом и (или) водителем.

Контрольный срок отправления из аэропорта – 15:30, от железнодорожного вокзала – 16:00.

Трансфер в пос. Терскол Кабардино–Балкарской Республики.

Время, место  встречи, автомобиль, а также гостиница, предварительно уточняются по телефону или по электронной почте.

Размещение в гостинице в пос. Терскол или на поляне Азау.

По программам Эконом и Эконом+: самостоятельное прибытие в пос. Терскол на базу «Терскол–Су».

Размещение в собственных палатках на территории базы

Проживание в отеле, гостинице

Наличие электричества

Наличие сети, чтобы позвонить

Наличие душа

2 день Акклиматизационный  выход пешком на склоны г. Чегет.

Завтрак в гостинице.

Акклиматизационный  выход пешком на склоны г. Чегет–Тау–Чана (в простонародье – Чегет) до высоты 3000 метров.

Рекомендуется не пользоваться подъемниками, так как наилучшие результаты достигаются при физической нагрузке.

Со склонов горы Чегет (3600 м) открывается прекрасный вид на вершину Эльбруса, Донгуз–Орун, Накру и другие красивейшие вершины района.

Спуск на поляну Чегет. Обед в кафе (за доп. плату).

Ночевка в гостинице.

Проживание в отеле, гостинице

Наличие электричества

Эпизодическая связь

Наличие душа

3 день Акклиматизационный выход пешком на склоны пика Терскол.

Завтрак в гостинице.

Акклиматизационный выход пешком на склоны пика Терскол на «Новый Кругозор» и к обсерватории Российской Академии Наук.

С пика Терскол открывается хороший вид на Западную и Восточную вершины Эльбруса, просматривается маршрут восхождения.

Ночёвка в гостинице.

Проживание в отеле, гостинице

Наличие электричества

Эпизодическая связь

Наличие душа

4 день Трансфер в Азау. Акклиматизационный выход к скалам гряды (4400 метров).

Завтрак в гостинице.

Трансфер в Азау.

Подъем до станции «Гара–Баши» 3800 м. Возможны два варианта:

1. Подъём на маятниковой канатной дороге («старушке»). Имеет две очереди. Далее подъём на третьей очереди новой канатной дороги.

2. Подъём на новой канатной дороге («француженке»). В этом случае верхняя станция находится в непосредственной близости от приютов «Высота 3800», «Сердце Эльбруса».

Размещение на приюте.

Легкий обед с горячим чаем.

Инструктаж о мерах безопасности при нахождении в высокогорье, правилах поведения в горах.

Акклиматизационный выход к скалам гряды (4400 метров).

Отдых. Занятия по теме: «Узлы, подгонка снаряжения (обвязки, «кошек» и др.)».

Ужин. Ночевка на приюте.

По программам Эконом и Эконом+ размещение в собственных палатках на территории приюта

Наличие электричества

Отсутствие связи

Отсутствие душа

Проживание на базе отдыха / Гостевой дом

5 день Акклиматизационный выход на скалы Пастухова (4600м–4800 м).

Завтрак.

Акклиматизационный выход на скалы Пастухова (4600м–4800 м).

Занятия по технике передвижения по снегу и льду. Подгонка снаряжения. Отработка техники самозадержания на снегу.

Обзорная экскурсия по району.

Ночевка на приюте.

Наличие электричества

Отсутствие связи

Отсутствие душа

Проживание на базе отдыха / Гостевой дом

6 день Восхождение на Эльбрус.

Ранний подъем в 1:00.

Выход на восхождение на Эльбрус в 2:00 (если позволяет погода).

Выбор вершины (Западная или Восточная) происходит накануне в зависимости от состояния группы, погоды, маршрута. Решение принимает гид по согласованию с группой. Это решение ОБЯЗАТЕЛЬНО для исполнения всеми участниками группы.

Путь до вершины Эльбрус при благоприятных условиях занимает 8–10 часов.

Контрольный срок выхода на вершину – 13.00.

После этого срока вся группа обязана начать спуск вниз. Спуск до приюта занимает 3–5 часов.

Ночевка на приюте.

Наличие электричества

Отсутствие связи

Отсутствие душа

Проживание на базе отдыха / Гостевой дом

7 день Резервный день.

Резервный день на случай плохой погоды.

При совершении восхождения на Эльбрус в предыдущий день – день отдыха, катания.

(Для желающих после спуска можно заказать сауну и/или ужин в кафе с национальной кухней. Оплачивается дополнительно.)

Прощальный ужин с вручением сертификатов.

Ночевка в гостинице.

Проживание в отеле, гостинице

Наличие электричества

Эпизодическая связь

Наличие душа

8 день Отъезд домой.

Ранний завтрак.

Отправление от гостиницы в 7.00. Время отправления от гостиницы зависит от времени проездных билетов участников группы. Возможен и более поздний срок отправления при согласии всех участников группы.

*В зависимости от погодных условий и состояния группы программа тура может быть изменена по согласованию с группой.

**Программа расписана для варианта Стандарт

Наличие электричества

Наличие сети, чтобы позвонить

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Вернувшись домой, увлекся темой войны в горах вообще и войной в Приэльбрусье в частности.

Предыстория


Литературы было немного, но тут подоспели 90-е, и вал научной и псевдодокументальной литературы заполонил прилавки.

Покупал все подряд и читал, что называется взахлеб.

В общей сложности встретился с 5−7 версиями захвата Приюта 11: от вполне правдоподобных,
но никем не доказанных, до откровенно абсурдных. Да и кому об этом было рассказывать?

Наши очевидцы, кто остался в живых, на эту тему не распространялись. Немцы эту историю тоже по книгам не расписывали.

За отсутствием реальных подробностей существующие версии этой истории обросли мифологией,
в которой все сводилось к одному-единственному реальному факту – Приют 11 был действительно захвачен ротой гауптмана Грота.

Все остальное − вопрос веры, убеждений и вкуса тех, кто знакомился с разными вариантами версий.


И вот во второй книге «Битва за перевалы» в большом разделе о боевых действиях в Приэльбрусье наткнулся, наконец, на то, как эта история выглядела на самом деле. И никаких домыслов.

Только документы и их авторский анализ.

Для того чтобы не пересказывать своими словами, приведу укороченный вариант главы о захвате Приюта 11 из второй книги А. Мирзонова «Битва за перевалы. Другой взгляд». С разрешения автора, разумеется.

Думаю, так будет лучше, поскольку читающие смогут ощутить не только стиль изложения автора, но и порядок его анализа немецких документов.

Итак, мой уважаемый читатель, в этой главе мы уделим наше внимание максимально тщательному исследованию обстоятельств захвата Приюта 11 группой капитана Грота.

Несмотря на то количество версий относительно этого боевого эпизода, которое есть сегодня в ходу в литературе и на просторах Интернета, появилось здоровое желание разобраться с этим вопросом максимально обстоятельно.

И побудили меня к этому, как ни странно, различные нестыковки (в том числе, очень серьезные), которые существуют в описании этого события в самих немецких боевых документах.

Как-то так оказалось, что до меня никто не обратил внимания на эти самые нестыковки. Хотелось бы, в результате, расставить в этой истории все точки над «и».



Карты


Военная судьба не миновала этот уникальный объект. Гостиница была захвачена немцами и на несколько месяцев стала основным опорным пунктом егерей в Приэльбрусье.

Достаточно развернутое описание этих событий дает В. Тике в своей работе «Марш на Кавказ…».

Если не обращать внимания на искаженные топонимические названия и некоторые моменты в тексте, которые вызывают сомнение, то все вполне связно и последовательно. Желающие без труда могут найти в сети и эту книгу и описание захвата Приюта 11 в ней.

Я же приведу один фрагмент этого описания, который иллюстрирует разочарование Грота по поводу отсутствия на местности приютов, обозначенных на его русской карте.

На единственной имевшейся в распоряжении карте масштаба 1:100 000, снятой с русской карты 1:84 000, в районе Эльбруса были обозначены три приюта: расположенный на высоте 4045 м. Западный приют у юго-западного гребня горы, приют на высоте 4100 метров на бесконечном просторе ледника южнее восточной вершины и находящийся на высоте 4690 метров приют Гастухова у южного подножья восточной вершины. (На самом деле речь идет о приюте Пастухова. – Прим. авт.)

Не было ни Западного приюта, ни приюта Гастухова. Однако приют, обозначенный на высоте 4100 метров, оказался гостиницей «Интуриста» современной постройки с алюминиевым покрытием, центральным отоплением и электрическим светом. Но находился он на высоте 4200 метров и был переоборудован в казарму. Кроме того, на высоте 5300, на узкой седловине между восточной и западной вершинами Эльбруса имелся сарайчик из фанеры, который был заполнен льдом и вряд ли мог использоваться в качестве укрытия. Недалеко от отеля, вокруг метеостанции солидной постройки было несколько фанерных домиков.

Обеспеченный такими неточными картами и абсолютно незнающий местных условий, капитан Грот со связистом 17 августа в 3:00 пошел за разведывательным дозором Шнайдера, чтобы как можно скорее получить данные разведки.

Остаток его небольшого отряда получил приказ дождаться вьючной колонны и (как только она прибудет) следовать за ним.

На восходе солнца капитан Грот и его связист находились на высоте перевала Хотю-Тау (3546 метров). Перед ними лежали протянувшиеся на 17 километров с запада на восток языки ледников Азау, Гара-Башиша, Терскола и Джика-Угон-Кес.

Грот не поверил своим глазам, когда посреди этой выветренной, пересеченной многочисленными разломами ледяной пустыни, в шести километрах от себя на скале (на 650 метров выше) увидел покрытый металлом, сверкающий на солнце отель.


Внимательный читатель в этом фрагменте обратит внимание на то, что русская карта у Грота была единственной. Обозначения на ней были неточные. Грот абсолютно не знал местных условий. И Приют 11 он увидел с изумлением.

Это как бы совсем не то, о чем нам ведают в разных совершенно документальных фильмах о войне в Приэльбрусье досужие киношники и их комментаторы.

Кстати, никто не задумывался о том, почему эти фильмы снимаются именно в Приэльбрусье?

Сюда удобно добраться и здесь очень комфортно жить. Не нужно напрягаться для того, чтобы отснять впечатляющую натуру для фильма – довезет канатная дорога. Можно даже в трещины на леднике позаглядывать и какой-нибудь блиндаж отснять. А вечером в баре гостиницы можно порассуждать о войне. Война ведь здесь действительно была.

Как-то не добираются желающие поведать обществу о героической обороне Кавказа ни в ущелье Клыч, ни на южные скаты перевалов Санчаро или Аллаштраху, ни на перевал Мастакан. Далеко, тяжело, холодно и мокро. Ни гостиниц тебе, ни канаток.

И все бы ничего, но беда в том, что такими фильмами в массовое сознание медленно и верно вбивается очень однобокое и искаженное представление о военных событиях в горах: понимание того, что судьба Кавказа решалась в Приэльбрусье.

О другой войне в горах авторы этих фильмов, как правило, либо мало что слышали, либо не знают вообще.

Между тем, если вернуться к гауптману Гроту, который обязательно фигурирует в каждом таком фильме (причем в одном из этих фильмов о роте Григорьянца фамилия Грота упоминается чаще, чем сам лейтенат Григорьянц), еще ни в одном серьезном источнике не было опубликовано никаких сведений о довоенном пребывании Грота в России, включая его воспоминания и комментарии его сына.

Это небольшое лирическое отступление на самом деле не совсем отступление.

То, о чем писал Тике, неожиданно нашло подтверждение в одном из документов об этих событиях.

Приведу некоторые выдержки из документа под названием Отчет об опыте «Эльбрус» 19.08.1942 − 21.08.1942, составленном гауптманом Гротом 30 ноября 1942 года.


«Первопрохождение осуществлялось благодаря компасу, высотомеру и смысловой ориентации по господствующим высотам без проблем. Доступные карты были очень несовершенны.

Карты 1:500 000 и 1:200 000 вследствие их неточности для использования в высокогорной местности вообще не подходят, схемы же 1:100 000, вопреки их внешнему виду (вследствие небрежных рисунков и многочисленных неточностей), опасны.

Предоставленная схема А показывает на южной стороне Эльбруса 3 хижины (приюта), двух из которых вообще нет в наличии, изображения очень несовершенны.

Зато все правильно и аккуратно оказалось на захваченной на метеостанции немецко-русской туристической карте 1:50 000, в то время как захваченная карта 1:42 000 только уже из-за ее возраста (год выпуска 1860) оказалась непригодной».



Такие вот картографические коллизии. Это было в качестве предыстории к захвату Приюта 11.

Дата захвата


Однако вернемся к уже процитированной ранее записи в журнале боевых действий 1 горной дивизии, сделанной 16 августа 1942 года в 22:30.

Вот эта запись в журнале (последний абзац).


Разные авторы в своих исследованиях приводят разные даты захвата Приюта 11.

Р. Калтенеггер в своей книге Gebirgsjager im Kaukasus приводит дату 17 августа.

Тот же Калтенеггер в его Weg und kampf der 1.Gebirgs-Division 1935−1945 пишет, что Приют 11 был захвачен 16 августа.

В.Тике в своей книге «Марш на Кавказ. Битва за нефть» приводит дату захвата Приюта 17 августа.

Для выяснения этой коллизии самое время обратиться к сообщению Грота о захвате Приюта, переданному радиограммой. Отыскался в Бундесархиве и такой уникальный документ.

Такие радиосообщения и телефонограммы заполнялись принимающими связистами в пунктах связи на страницах специальных блокнотов, затем отрывались и передавались по службе в штаб.

Проще всего было бы прочитать документ и закрыть вопрос. Но с прочтением как раз было не все хорошо. Здесь уместнее говорить о расшифровке. И дело было не только в индивидуальных особенностях почерка связиста, заполнявшего бланк в процессе приема сообщения на слух. Проблема в том, что сразу после войны в Германии была проведена реформа письменности. И мои несколько попыток привлечь к переводу подобных письменных документов носителей языка закончились ничем.


Тем не менее, в отличие от множества других подобных радиограмм, с этой повезло. Удалось коллективными усилиями «вытащить» текст.

Я обвел дату и время отправки документа (слева) и фамилию офицера (справа), из расположения которого отправлено сообщение, для того чтобы читателю было проще сориентироваться.

Итак, документ отправлен 17 августа в 21:45 (время берлинское) на 99 полк и 1 горную дивизию.

С пониманием текста получилось следующее:

«Unternehmen Groth seit 16.8 im Gang, befehl an Hertling bekannt, нabe AR feindbesetzt Mittag genommen. Feind … nicht gefangen, in Starke 70 Mann auf AJ und AL zuruckgegangen. AJ noch feindbesetzt».

«Операция Грота c 16 августа в процессе, приказ на Хартлинга получен, AR, занятый противником, в полдень захвачен.

Противник … не пленен, силой (в составе) 70 человек ушел назад (отступил) на AJ и AL. AJ пока еще занят противником».


Смотрим на немецкую карту Приэльбрусья в иллюстрациях к книге.

Пункт AR – Hutte 4100 (он же Приют 11), пункт AJ – Wachterhaus (Дом охраны на Поляне Азау), пункт AL – Терскол.

Ну что же, есть здесь и дата 16 августа и ушедшее от Приюта 11 в направлении Поляны Азау и Терскола подразделение РККА 70 человек.

Если кто-либо из знатоков немецкого языка захочет в связи с этим бросить в меня камень и посчитает, что расшифровка таких скрижалей — это просто, то могу загрузить его такими бланками сообщений в надежде на помощь.

Там еще очень и очень много интересного.

Следующий документ – телефонограмма из роты Грота на адьютанта 99ГЕП. Передана 18.08.1942 в 10:30.


«Выполнение плана 17 из-за противника задерживается. AR захвачен. 4 пленных, 1 пулемет, винтовки. AR – отель казарменного типа с метеостанцией. Место для 1 роты. Противник отступил на AJ – AL, также BJ.

Составом предположительно 1 эскадрон. Был сам 1 час в русском плену, затем наоборот.

Прошу согласия на переименование AR как «Эдельвейсхютте», казармы как «Генерал Ланц-хютте».

AR важен как доминирующий пункт для AF и AD, я удерживаю (его) с 12 винтовками и 1 пулеметом.

Позиции до AL – BJ не урегулированы».


Здесь состав отступивших красноармейцев указан в эскадрон (роту), это как бы не то, что 70 человек, а побольше.

Любил, наверное, Грот своего командира, сразу же и предложил переименовать Приют.

И еще просматривается состав разведгруппы Грота. Судя по количеству вооружения, не больше 15 человек.

А вот другой документ.

Полуденное сообщение штаба 1 горной дивизии на 49 горный корпус от 18 августа 1942 года.

Здесь напечатанная дата 18 августа переправлена на 17 августа.

Правда, здесь указано, что Приют был захвачен в бою, а примерно 70 русских отступили.


Для того, чтобы более детально разобраться в подробностях захвата Приюта, обратимся к «Эльбрусской» папке в Бундесархиве, в которой сконцентрированы документы о восхождении егерей на Эльбрус.

Нас в данном случае будет интересовать не само восхождение, а некоторые детали захвата Приюта 11, которые остались за рамками сжатых приведенных докладов, но оказались в нескольких более развернутых документах «Эльбрусской» папки.

Итак, первый документ – доклад оберефрейтора Манга (Mang) от 05.09.1942 года.

«Мы покорили их Эльбрус!», подготовленный для прессы, но проходивший при этом по отделу разведки штаба 1 горной дивизии:

«Если изначально еще можно было предположить, что удастся достичь вершины, избегнув столкновения с противником, то разведка, проведенная 16 августа, полностью поменяла эти представления.

Ключевым пунктом в восхождении и овладении Эльбрусской вершиной являлся Южный приют, расположенный на господствующей высоте посреди льдов. Между тем появились известия, что с противоположной стороны долины, занятой противником, в направлении немецких позиций выдвигаются силы большевиков.

Надлежало принять меры безопасности и привести войска в боевую готовность.

Капитан Грот, который в одиночку собирался предпринять бросок к Южному приюту, должен был (кроме того) установить, занят ли он русскими.

Капитан Грот отправился в приют, откуда (на его размахивание платком) навстречу ему вышли два парламентера.

В самом доме у них было 3 офицера и еще 6 человек.

С большим трудом капитан Грот дал понять русским, что они окружены и находятся в ловушке.

Русские, однако, не отреагировали на это и взяли капитана Грота в плен.

Из последующих разговоров между офицерами и солдатами стало ясно, что русские собираются доставить капитана Грота к своим кратчайшим путем.

Когда эти три офицера стали спускаться первыми, капитан Грот воспользовался открывшейся возможностью, чтобы захватить в плен оставшихся солдат и немедленно вызвать подкрепление.

Таким образом, благодаря его решительным действиям, удалось захватить приют.

Сам Южный приют (массивное здание, построенное с учетом требований аэродинамики) являлся наиболее высокогорной метеорологической станцией Советского Союза.

Она строилась в соответствии с самыми современными положениями архитектуры, и частично работы по ее сооружению даже не были завершены.

Должным образом построенных, имеющих центральное отопление и электричество жилых помещений для солдат недоставало. Так же как высококачественного альпинистского обмундирования, достаточных запасов продовольствия и вооружения, которые считались долгожданными трофеями.

Это еще раз показало важность этого опорного пункта с его господствующей высотой, с которой можно было держать под контролем все дороги в округе.

Занятие Южного приюта дало возможность снять личный состав с охраны и разместить людей в помещении».


Здесь, как видим, присутствует дата 16 августа, но отсутствует информация о 70 русских, которые ушли с Приюта.

В другом докладе оберефрейтора Цвергера (Zwerger) из 13 роты 98 ГЕП под названием «Покорение Эльбруса» от 28.08.1942 года (оберефрейтор входил в состав группы восхождения) дается более развернутая картина событий на Приюте.

Доклад, кстати, также написан в форме дневника для прессы.

«17 августа. В 11:00 мы начинаем многочасовой марш через ледник Азау, солнце жарко палит, тяжело давят рюкзаки, но вид ледяных стен всегда прекрасен.

После полудня мы добираемся до приюта «Эльбрус-Восточный», овладеть которым особенно страстно желал наш капитан.

С одним слабым стрелковым охранением он продвинулся вперед к приюту и обнаружил, что тот все еще занят русскими.

В одиночку он подошел к двум часовым с винтовками, это были двое огромных парней с Памира, хотел пожать им руки, но они не оценили этот благородный жест и отвели его в плен − к двум русским офицерам.

Коротко поприветствовав русских, капитан кратко сообщил им, что они окружены и все равно попадут в плен, поскольку немецких солдат вокруг полным-полно, хотя нас было мало и нам запрещено было стрелять.

Двое русских офицеров сочли, что правильнее всего будет убраться, но приказали азиатам доставить нашего капитана в долину Баксан. В то время как оба офицера скрылись, он под конвоем пошел в расположенную немного выше метеорологическую станцию, нынешний приют «Эдельвейс», где увидел на столе целую гору тортов и пирогов.

На вопрос − чье это, конвоиры ответили: офицеров. Затем они предложили нашему капитану сесть и перекусить вместе.

Они также не заставили приглашать себя дважды, уселись, зажав винтовки между колен, и налегли так, словно в жизни ничего хорошего не ели.

Наш капитан растолковал им, что теперь здесь командует он. А они могут бросить оружие и оказать нам помощь, на этом война для них закончится. Сперва они выглядели немного озадаченными. Но затем (с усмешкой) и в самом деле свалили в угол винтовки и пулемет. Затем наш капитан вышел из приюта, помахал белым платком – и наш маленький отряд смог без единого выстрела овладеть большим домом на высоте 4200 м. За сегодняшний день мы устали, а разрежение затрудняло сон.

Но прежде, чем заползти в свой спальный мешок, я смотрю на вершины, вздымающиеся на головокружительную высоту под вечными звездами – царящая над всем великая жизнь гор.

И перед тем как погрузиться в сон я размышляю о выпавшем мне великом счастье в качестве немецкого солдата, горного стрелка, участвовать в этом горном походе, который войдет в историю, в полную силу чувствовать себя немецким альпинистом».


В этом документе также указана дата 17 августа и снова ничего не упоминается о 70 русских. Как это ни странно, наименее подробная информация об этих событиях содержится в отчете самого Грота под названием «Доклад о восхождении на Эльбрус при посредстве высокогорной роты 1 горной дивизии», составлен на Приюте 11 26.8.1942 года. «Первое соприкосновение с противником произошло 17 августа, когда командир высокогорной роты предпринял разведывательный выход к приюту «Эльбрус».

В приюте на южном предгорье вершины Эльбрус-Восточный находились три офицера и восемь солдат.

Согласно показаниям высотомера, приют находился на высоте 4200 м, что обеспечивало господствующее положение над всем ледниковым бассейном и выходами к восточным перевалам.

Овладеть им удалось легко, при этом часть гарнизона противника попала в плен, часть обращена в бегство.

Сразу после занятия приют получил название «Генерал Ланц – Хаус», по аналогии с ранее названной метеостанцией «Приют «Эдельвейс».


Снова дата 17 августа и снова ничего о 70 русских, о которых Грот писал в своих докладах после захвата Приюта.

Ну и в заключение выдержка из доклада о боевой деятельности высокогорной роты от 22 августа, документ без подписи.

«17 августа. Поскольку AR весьма важен (не только как альпийская база, но прежде всего как военная) в силу своего господствующего положения по отношению к 3 перевалам, а, с другой стороны, атака имеющимися силами и средствами не сулила успеха, командир горно-егерской роты направился к противнику в качестве парламентера, но тем не менее был взят в плен.

Когда его эвакуировали в Тегенекли, ему удалось пленить охранников и захватить AR.

Остатки противника сбежали в направлении долины Баксан.

Взяты трофеи: продовольствие, снаряжение, обмундирование, вооружение, захвачены в плен 4 солдата противника.

AR представляет собой комплекс из нескольких зданий, в том числе отеля «Интурист», метеостанции и радиостанции, превращенных в казармы».

Относительно того, какое подразделение РККА размещалось на Приюте 11 в момент захвата, отыскалась интересная информация в журнале боевых действий 214 кав. полка (орфография сохранена):

«15.08.1942 …направлена разведка в составе 10 человек под командованием мл. лейтенанта Хасанова на г. Эльбрус и Приют Одиннадцать.

17.08.1942 на указанном направлении обнаружена разведгруппа противника, которая, воспользовавшись оплошностью дозора, захватила в плен дозор в составе ст. сержанта Стерликова и двух бойцов с ручным пулеметом.

Хасанов возвратился в исходный пункт».


К слову, на следующий день в ходе боестолкновения при разведке от ЦДКА в сторону Поляны Азау

«мл. лейтенант Хасанов, бросив автомат, позорно бежал к ЦДКА».


Здесь также стоит дата 17 августа. В немецком варианте пленных четверо, да и пулемет в строку.

Стало быть, сержант Стерликов с бойцами, «допустившими оплошность» в совместном поедании пирогов с гауптманом Гротом, были пленены на Приюте 11. А как же 70 бойцов РККА, которые оставили Приют без боя? О них и здесь ничего.

Выводы по дате


Попробуем подбить имеющуюся информацию. Сначала по дате.

Все же по большинству документов все сводится к тому, что Приют 11 был взят егерями 17 августа. НО!

Кто бы объяснил, каким образом информация о взятии Приюта появилась в журнале боевых действий 1 горной дивизии 16 августа в 22:30?

Это более чем серьезный документ, в который информация, при существовавшем качестве связи с подразделениями, заносилась практически в режиме реального времени.

Если бы речь шла о журналах боевых действий какой-либо из дивизий РККА, воевавших на Кавказе, то я бы просто предположил, что информация могла быть вписана задним числом: такие журналы могли не заполняться даже неделями, а в некоторых дивизиях их вообще не вели.

И чехарда с датами при заполнении таких журналов задним числом была обычным делом.

Но в журналах 1 и 4 горных дивизий вермахта подобная ситуация просто немыслима, педантизм в их заполнении откровенно поражает.

И эту коллизию с датой захвата Приюта 11 я не могу объяснить никак. Впрочем по прошествии времени это обстоятельство, конечно же, уже ни на что не влияет.

70 человек


Гораздо более интересным представляется вопрос о том, было или не было на Приюте 11 в момент его захвата подразделение РККА в количестве примерно 70 человек, как об этом указано в докладах Грота непосредственно после событий, а также в дивизионных отчетных документах?

Ведь во всех официальных отчетах в адрес верховного командования армии и для прессы об этом ни слова не только у Грота, но и у других участников событий.

В этих отчетах состав русских на Приюте уже сократился до 3 офицеров и 6 (8) солдат, четверо из которых были пленены.

При этом такое количество защитников Приюта не подтверждается и документами РККА.

Рискну заметить, что у немцев в данном случае могли быть свои основания для того, чтобы не афишировать информацию об ушедших из Приюта солдатах РККА: ни высокое начальство, ни читатели немецкой прессы не поняли бы то обстоятельство, что 70 русских были отпущены просто так, а не взяты в плен. Да еще и на фоне победных реляций о восхождении на Эльбрус.

На мой взгляд, именно поэтому этот факт никак не отражен в немецких документах для высокого начальства и широкой публики.

А что же с информацией в документах 214 кав. полка РККА, в которых упомянуто только о группе разведчиков в составе 10 человек на Приюте? Полагаю, что у командования 214 полка тоже могли быть свои очень веские основания, чтобы не отражать в документах оставление Приюта без боя и отступление без приказа вниз.

Напомню, что в то время уже в полной мере действовал приказ № 227 Наркома обороны СССР И. В. Сталина от 28 июля 1942 года

«О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций»


или в просторечии

«Ни шагу назад!».


И заградотряды действовали, и командиров, допустивших отступление без приказа, расстреливали. Это было суровой реальностью того времени.

Но все это, так скажем, просто мои умозаключения.

Но если вы все же спросите меня: «Были или не были на Приюте эти 70 человек красноармейцев?» Я отвечу утвердительно.

И дело не только в рукописном докладе Грота. Думаю, он не стал бы приписывать себе такую победу при немалом количестве свидетелей из числа своих солдат и офицеров.

Есть еще одно существенное, на мой взгляд, обстоятельство, которое утверждает меня в таком убеждении.

Обратите внимание на интересный факт, неоднократно отраженный в разных немецких докладах: на Приюте в момент захвата было 3 офицера РККА.

Три офицера на 6 солдат – это невообразимое соотношение для разведки или обороны Приюта.

При жесточайшем кадровом голоде на офицерский состав, существовавший в частях Закавказья, когда командовать батальоном иногда ставили даже младших лейтенантов, такая ситуация, на мой взгляд, просто невозможна.

А вот 3 офицера на почти роту – это вполне нормально.

Ну и немалое количество захваченного на Приюте продовольствия, амуниции, обмундирования и снаряжения, о котором пишут немцы, это тоже лыко в ту же строку.

И последнее.

Вот калька с карты-двухкилометровки района Эльбруса за 16−18 августа из документов разведотдела штаба 1 горной дивизии.


На ней южнее вершины Эльбруса в районе Приюта 11 красным цветом указана позиция РККА с надписью «60 человек».

В разведотделе этом серьезные люди служили. И хлеб свой они не зря ели.

Так что были на Приюте 11 в момент его захвата два с лишним взвода красноармейцев. Здесь гауптмана Грота упрекнуть не в чем.

Когда книга уже готовилась к печати, очередные архивные раскопки выдали один интересный документ штаба 49 горного корпуса вермахта, который имеет прямое отношение к истории захвата Приюта 11.

Вот выдержки из него:

[/center][/center]

«Группа Грота. Карта масштаба 1:100 000. 16.08 в 12:00 Хижина 4100 м при сильном вражеском сопротивлении захвачена. Противник отступил частично к вершинам Эльбруса, примерно 80 человек на юго-восток в направлении Дома охраны (Азау) и Иткола, частично к пер. Донгуз Орун. Вершина Эльбруса, пер. Донгуз Орун, Дом охраны (Азау) заняты противником. По показаниям пленных, они относятся к 1 эскадрону, номера полка и дивизии неизвестны. Пленные и трофеи: 4 человека, 1 пулемет, много винтовок».


Итоговый вывод


Все же захват Приюта 11 состоялся 16 августа. При том, что его охраняла почти рота красноармейцев (70−80 человек) из 1 эскадрона 214 кав. полка, которые уступили Приют 11 без боя примерно пятнадцати немецким горным егерям.

Вот теперь в этой истории можно ставить точку.

Интересно, почему егеря не сожгли Приют 11, когда уходили из Приэльбрусья?

А ведь могли бы.

Впрочем, эта печальная судьба через много лет Приют не миновала.

Примечание. Сканы фотографий предоставлены А. Мирзоновым и публикуются с его разрешения.

Исторические подробности битвы за Эльбрус

Бои на Эльбрусе в 1942 году были частью масштабной битвы за Кавказ. Сначала немецкой армии удалось занять стратегические позиции на Эльбрусе и установить на вершинах свои флаги, но через несколько месяцев советские войска вернули захваченные территории.

Битва за Кавказ

План Гитлера состоял в том, чтобы захватить Кавказ и лишить СССР ресурсов – нефти, угля и стали. После побед под Харьковом, в Воронеже и Ростове-на-Дону немцам открылся путь к Главному Кавказскому хребту.

В июле 1942 года Гитлер утвердил план захвата Эльбруса. Эта задача возлагалась на егерей специальной дивизии «Эдельвейс». Дивизия отличалась тем, что была набрана из числа лучших военных альпинистов, а на их вымпеле и обмундировании был изображен горный цветок – эдельвейс.

На перевале Хотю-тау не было охраны, через него немецкие егеря направились к Приюту Одиннадцати. Там находились всего два человека, поэтому немцы начали беспрепятственно занимать главенствующие высоты. На базах построили хижины, наладили связь.

21 августа горные егеря взошли на Эльбрус и водрузили на вершины полотна с нацистской символикой.

Первые бои на Эльбрусе

А до войны вот этот склон Немецкий парень брал с тобою! Он падал вниз, но был спасен, А вот сейчас, быть может, он Свой автомат готовит к бою.

Ты снова здесь, ты собран весь, Ты ждешь заветного сигнала. А парень тот, он тоже здесь. Среди стрелков из «Эдельвейс». Их надо сбросить с перевала!

В. Высоцкий, 1966 г.

3 сентября рота Г. Григорьянца получила приказ освободить Приют Одиннадцати, 105 пикет и Ледовую базу. Солдаты отправились на ледник в пехотном обмундировании, которое не годилось для боев в горах. Роте не присвоили никакого номера, у бойцов не было ни спортивной подготовки, ни схем местности.

Дивизия «Эдельвейс», напротив, была безупречно подготовлена и обеспечена альпинистским снаряжением, лыжами, минометами и картами.

Когда красноармейцы отправились штурмовать Приют 11, на подходе попали в густой туман и поначалу оставались незамеченными. Но внезапно белая пелена рассеялась, и солдаты оказались перед немцами как на ладони. Они не успевали ни отстреливаться, ни отступать: всех уничтожили.

Сохранилось боевое донесение о том, что рота попала под сильнейший ружейно-пулеметный огонь, но лейтенант Григорьянц с криком «Ура, за Сталина!» предпринял еще две попытки наступления.

Позже гауптман Хайнц Грот, руководивший «эдельвейсами», говорил: «Я не мог понять русских: почему, зная, что эти позиции они взять не смогут, они волнами накатывались и накатывались на ледник, а мы укладывали их на снежные склоны. Несмотря на большие потери, они продолжали этот бессмысленный штурм».

Битва за Эльбрус

К концу 1942 года советское командование сосредоточило на Эльбрусе силы авиации, красной армии и НКВД. В январе туда направили войска генерала Тюленева и освободительную группу лейтенанта Гусака – мастера спорта по альпинизму. Воинов обучили ходить по льду и каменистым склонам, пересекать реки вброд и подниматься по отвесным скалам. Они получили все необходимое снаряжение, обмундирование и оружие. Вскоре немцы на Эльбрусе потеряли влияние. Они спешно покидали массив, оставляя раненых.

Секретная деятельность немцев на Эльбрусе

Неподалеку от урочища Джилы-Су есть большая ровная площадка, которую в народе называют немецким аэродромом. Старожил аула Былым Муса, рассказывал, что во время войны пас скот и видел, как там приземлился немецкий самолет. Официально аэродрома там не существовало, поэтому есть мнения, что одной из тайн Третьего рейха была мистическая лаборатория СС на Эльбрусе.

Появились слухи, что на аэродром прилетали бритоголовые люди азиатской внешности. Якобы Гитлер отправлял тибетских монахов медитировать на Эльбрусе, чтобы найти вход в мистическую страну Шамбалу и увидеть исход войны. Говорили, что есть могила расстрелянных монахов, которые «увидели» победу СССР. Эти тайны аэродрома на Эльбрусе заинтересовали современных исследователей и они начали поиски источников этих слухов.

Историк Олег Опрышко отыскал в архивах Министерства обороны донесение. В нем говорилось, что гитлеровцы используют площадку на Эльбрусе для приземления самолетов «фокке вульф». Эту информацию проверял издатель Виктор Котляров. Он выяснил у местных жителей, что был человек из аула, связанный с аэродромом.

Сначала изучение истории зашло в тупик. Старик Муса утверждал, что он беседовал с пассажиром немецкого самолета, и ему задали язвительный вопрос – на каком языке? Тот ответил, что на кабардинском.

Котляров подумал, что Муса занимается мифотворчеством. Но однажды ему позвонил доктор наук КБГУ Борис Кунижев и сообщил, что это его дядя Анатолий Кунижев приземлялся на аэродроме. Издатель отправился в аул, чтобы опросить родственников. Они рассказали, что Анатолий родился в селении Нартан, в юности уехал в Турцию и стал офицером. В 1941 году оказался в немецкой армии, летал над Кавказом и приземлялся у Эльбруса.

В девяностые годы Борис Кунижев обращался в КГБ с заявлением выдать информацию о дальнейшей судьбе дяди. Ему порекомендовали забрать заявление, так как нельзя было обнародовать подробности тех военных событий – секретная операция Гитлера на Эльбрусе, если и существовала, то тщательно охранялась от разглашения.

В 2017 году частный пилот Андрей Иванов опубликовал отчет об исследовании немецкого аэродрома. Он сфотографировал его с воздуха, затем делал замеры и расчеты непосредственно на месте. В итоге он сделал вывод: на этом месте можно посадить и поднять самолет.

Советские флаги на вершинах Эльбруса

После разгрома немцев на Эльбрусе на обеих вершинах оставались вражеские флаги. В феврале 1943 г. власти отдали приказ их немедленно сбросить и установить советские знамена. Хотя в это время на горе самый опасный и холодный сезон, восхождение было успешным. 17 февраля на восточной вершине затрепетало Советское Знамя, а после – и на западной.

Ко Дню Победы Эльбрус отдал тела бойцов

В 2009 году сползающие пласты льда открыли останки погибшей роты Григорьянца. Министр обороны Сергей Шойгу распорядился начать поисковые работы, чтобы идентифицировать и похоронить советских воинов. На склонах начали работать военные и альпинисты.

На леднике и в трещинах находили фрагменты тел, остатки обмундирования и боеприпасов. Тело лейтенанта Григорьянца обнаружили в 2013 году, оно находилось в трещине на 70-метровой глубине. Останки в офицерском мундире нашли с еще сохранившимся кожным покровом, на руках виднелись татуировки.

Архивисты выяснили, что только у одного офицера из павшей роты были татуировки. Так идентифицировали останки лейтенанта Гурена Григорьянца.

За три года удалось найти фрагменты 192 тел. Перед 70-летием Великой Победы воинов должным образом похоронили в Терсколе – у памятника героям, участвовавшим в обороне Приэльбрусья.

Статья основана на материалах сайта Эльбрусского муниципального района, книги «Заоблачный фронт» А. Гусева, блога пилота А. Иванова, портала «Северо-Кавказские новости» и Википедии.

пеший маршрут поход на скалы «Приют 11»

График движения

Участки маршрута Время Способ передвижения Место отдыха Основные экскурсионные объекты
1. Поляна Азау — ст. Кругозор 6 мин. МКД «Эльбрус»   Т/г «Азау», МГУ, маятниковая канатная дорога на г. Эльбрус, панорама ГКХ, музей обороны Приэльбрусья
2. Ст. Кругозор — ст. Мир 5 мин. МКД «Эльбрус» Ст. Мир  
3. Ст. Мир — Гарабаши   ККД «Гара-Баши»    
4. Гара-Баши — «Приют-11» 1,5 ч. Пешком Приют-11  
5. Приют-11 — Гара-Баши 1 ч. Пешком    
6. Гара-Баши — ст. Мир   ККД «Гара-Баши»    
7. Ст. Мир — ст. Ст. Кругозор 5 мин. МКД «Эльбрус».    
8. Ст. Кругозор — поляна Азау 6 мин. МКД «Эльбрус»    

Краткое описание маршрута на «Приют-11»

От поляны Азау подняться по МКД «Эльбрус» и ККД «Гара-Баши» до ст. Гара-Баши, высота 3700 метров. Отсюда к «Приюту-11» проложена тропа по снежным полям. Тропа промаркирована вешками. Направление на север. Категорически запрещается сходить с тропы, т.к. ледник, по которому проложена тропа, в изобилии покрыт трещинами, скрытыми под снегом. Тропа приводит к скалам, на которых располагался самый высокогорный в Европе и России отель «Приюту-11», сгоревший в августе 1998 г во время внезапного ночного пожара. Здесь высота 4200 м. над уровнем моря. От скал «Приют-11» открывается грандиозная панорама гор Центрального и Западного Кавказа. На севере видны обе вершины Эльбруса. На востоке, юго-востоке и юге виден ГКХ и его северные отроги. За ГКХ видны хребты Сванетии, на юго-западе за перемычкой Хотю-Тау просматривается Западный Кавказ, его хребты. Отдохнув и пообедав сухим пайком, группа спускается на ст. Гара-Баши по пути подъема. Затем по ККД «Гара-Баши» и МКД «Эльбрус» — на поляну Азау.

Выход групп во время снегопада и метели запрещен.

ЗАЯВКА

«Приют одиннадцати» на Эльбрусе — один из самых «исторических» высокогорных отелей мира. «Приют одиннадцати» на Эльбрусе — один из самых «исторических» высокогорных отелей мира Эльбрус приют 11 проживание

Приютом называют место, где можно спрятаться, укрыться, спастись. Это понятие используют в альпинизме. Такое место позволяет переждать непогоду, согреться, дождаться помощи. На склонах Эльбруса имеется несколько приютов. Один из старейших называется «Приют одиннадцати». Он находится на юго-восточном склоне горы. Его не миновать при восхождении на Западную и Восточную вершины Эльбруса.

От хижины до дирижабля

Интригует само название приюта. Однако история его появления довольно банальна. В начале XX века в Пятигорске действовало Кавказское горное общество. Оно объединяло любителей географии и альпинизма. В 1909 году группа из 11 членов общества отправилась в поход на Эльбрус. На высоте около 4 тысяч метров они разбили временный лагерь. Покидая его, альпинисты на камне сделали краской надпись «Приют 11». Спустя 20 лет на этом месте построили хижину, сохранив название.

Изначально это было здание из досок, обитое железом. В нем могло разместиться около четырех десятков человек. Вызывают уважение люди, способные поднять на такую высоту большое количество стройматериалов. Поскольку приют пользовался популярностью и не мог вместить всех желающих, неминуемо встал вопрос о его расширении. Архитектор и альпинист Николай Попов разработал проект трехэтажной горной гостиницы на сто человек.

Строительство началось в 1938 году. Для доставки стройматериалов пришлось наводить переправы через трещины во льду. Поскольку Попов был также конструктором дирижаблей, здание напоминало цеппелин. При нем была котельная и дизельная, где поставили генератор. В общей сложности на строительство ушло около года. Первые постояльцы появились в приюте во второй половине 1939 года. Долгие годы это была самая высокогорная гостиница в Европе.

Через тернии к звездам

В 1942 году «Приют 11» захватили немцы. Работавшие там метеорологи успели спуститься в Баксанское ущелье. Гостиница послужила базой немецким егерям для восхождения на вершину Эльбруса, где они установили свой флаг. Для Германии это символизировало победу над Кавказом. Однако после Сталинградской битвы немецкие горные стрелки были вынуждены покинуть регион. В феврале 1943 года около двадцати советских альпинистов поднялось до приюта, а потом сняли с вершины нацистскую символику.

Поскольку здание было сильно повреждено, после войны приступили к его восстановлению, а потом передали ученым. В 1951 году в приюте появилось электричество. Однако ветром повалило опоры ЛЭП, и ученые были вынуждены покинуть здание. В нем тут же обосновались альпинисты. На третьем этаже даже был устроен музей. Долгое время приют не имел официального хозяина. Результатом стал пожар, который уничтожил здание. Это случилось в 1998 году.

Только спустя три года появился проект реконструкции приюта. Остатки сгоревшего здания разобрали, а бывшую дизельную станцию переоборудовали в жилой комплекс, рассчитанный на 70 человек. Рядом поставили несколько жилых вагончиков. Теперь «Приют 11» принимает для отдыха и акклиматизации альпинистов, совершающих восхождение на Эльбрус по южному маршруту.

Бой за «Приют 11» на Эльбрусе April 26th, 2018

Сколько уже информации о ВОВ распространено, экранизировано и стало легендой. Однако до сих пор многие находят для себя ранее не известные события этой войны. Вот как я например только что познакомился с событиями Великой Отечественной Войны на Эльбрусе.

Это произошло почти как у Высоцкого. Он повёл свой отряд наверх, в облака — и не вернулся из боя. Пропал. Но в этот раз случилось почти чудо. Лейтенант Гурен Григорьянц — защитник Эльбруса — через 70 лет всё же вернулся.

В песне Владимира Высоцкого бой шёл между двумя отрядами альпинистов. Но летом 42-го вышло иначе.


Гурен Григорьянц альпинистом не был. Заведующий парикмахерской при банно-прачечном комбинате — трудно придумать более далёкую от гор профессию. Но так уж сложилось, что его судьба оказалась неотделима от льдов Эльбруса. В самом прямом смысле этого слова.

«Приют 11»… высота чуть больше четырёх тысяч метров. Долгие годы это была самая высокогорная гостиница в СССР и России.

В августе 1942-го её заняли немецкие горные егеря. После этого они установили на Эльбрусе нацистские флаги и активно использовали этот факт в пропаганде, «подтверждая» успехи на Кавказе. Однако фактически горные перевалы крепко держали советские войска, которые неоднократно пытались выбить противника из «Приюта 11» и с прилегающих высот.

В конце сентября 1942 года против отборных бойцов дивизии «Эдельвейс» в атаку бросили солдат 242-й горнострелковой дивизии. Защитники успешно отразили первую попытку егерей прорваться по Баксанскому ущелью. Тогда командование оперативной группы решило попытаться атаковать. Части 63-й кавдивизии сменили на перевалах бойцов из 242-й горнострелковой.



Немецкий солдат охраняет «Приют 11»

По плану советские силы должны были выбить немцев с перевалов Чипер-азау, Чвибери, Хотю-тау и самого Эльбруса: базы «Кругозор» и гостиницы «Приют 11».

Кроме горнострелков на Эльбрусе должны были действовать бойцы особой группы отрядов НКВД, в которые входили опытные инструкторы‑альпинисты.

Вечером 26 сентября на склонах самой высокой горы Европы вспыхнул бой. 27 сентября наблюдатели заметили: противник численностью до 40 человек перешёл с базы «Кругозор» на перевал Чипер‑азау.

Да и наши артиллеристы обнадёжили: в районе «Приюта 11» они накрыли два вражеских станковых пулемёта и миномёт, что облегчало предстоящий штурм.

На следующий день горнострелкам предстояло атаковать немцев на перевалах Чвивери и Чипер-азау. А отдельному отряду, сформированному из лучших бойцов 897-го горнострелкового полка, поставили задачу наступать на «Приют 11» и овладеть им.



Гурен Григорьянц

Всего их было 102 человека, включая командира — лейтенанта Гурена Григорьянца.

Сам офицер был из 214-го кавполка. Поэтому часто пишут, что и вся рота была кавалерийской. Но кавалеристами были только разведчики и командир, уже воевавшие на Эльбрусе.

Обычно на Эльбрусе туман считается одной из главных опасностей. Вот ты любуешься пронзительно-синим небом и вершинами вокруг — а через несколько минут всё вокруг уже затянуто мглой. И каждый шаг — словно по минному полю. Не дай бог сбиться с тропы и угодить в ледовую трещину.

Рассеявшаяся мгла, которая могла облегчить наступление группы, обнаружила бойцов. Завязался бой.

Из оперативной сводки №23 штадива 242:

«Группа Григорьянца в количестве 102 человек на подступах к ПРИЮТ ОДИННАДЦАТИ была встречена ружейно-пулемётным и миномётным огнём противника, понесла большие потери, попала в окружение, из которого вышли 4 человека. Григорьянц ранен в обе ноги, остался на поле боя, судьба его неизвестна.»



Немецкий егерь дивизии «Эдельвейс» у «Приюта 11»

Основные бои в те дни шли за перевал Чвивери. Вечером 30 сентября горнострелки выбили с него егерей. Но через сутки немцы подтянули дополнительные силы и отбили перевал обратно.

А подробности о схватке за «Приют 11» в дивизии узнали от вышедших к своим раненых.

Из доклада начальника штаба 242 горнострелковой дивизии следует, что бойцы Григорьянца, несмотря на превосходство врага в численности и технике, продолжали продвигаться вперёд. Они не сдавались, даже когда в живых осталось около трети отряда.

«Остатки бойцов залегли и вели бой до 14.00 28.09.42 г.
Пользуясь превосходством в живой силе и большой насыщенности огня, противнику удалось окружить остатки отряда. Из отряда вышел только один раненый комиссар (политрук Елисеев) и три раненых бойца. Высланный на помощь отряд был встречен огнём противника на пути и не смог оказать помощи группе лейтенанта Григорьянца».

Обычно пишут, что лейтенанта представили к награде посмертно. Но на самом деле представление к ордену Красной Звезды подписали ещё за две недели до его гибели. «Продолжает нести боевую разведку», «действует решительно и смело». Там, в этих строках, офицер ещё жив. А вот получить орден он уже не успел.


Долгое время единственным свидетельством о дальнейшей судьбе Григорьянца считался рассказ немецкого командира Эльбрусского участка обороны, майора Ханса Майера. В своих воспоминаниях он рассказал про бой с группой опытных альпинистов, которые три дня поднимались на Эльбрус по северному склону. Немец упомянул и о взятом в плен командире — раненом лейтенанте. И о якобы застрелившемся комиссаре.

Считалось, что раненый офицер, о котором упоминал Майер — и есть лейтенант Григорьянц. Но, скорее всего, для немецкого командира в один бой слились атаки двух групп — горнострелков и отряда НКВД под командованием старшего лейтенанта Максимова. Ведь командир горнострелков так и остался на поле боя.

Возвращение

В 2014 году подтаявший ледник Эльбруса отдал то, что хранил более 70 лет. Альпинистская разведрота спецназа 34-го разведывательного батальона Южного военного округа (ЮВО) и местные поисковики обнаружили тела погибших в 42-м бойцов.

Документов при нём не было, но сохранились наколки на руках и предплечье, явно указывающие на криминальное прошлое. Много ли офицеров были ранее осуждёнными?

Покопавшись в архивах, поисковики выяснили: Гурен Агаджанович Григорьянц в конце 20-х провёл в тюрьме четыре года, после чего был освобождён со снятием судимости.



Памятник защитникам Приэльбрусья

Сомнений в том, что нашли именно его, не оставалось.

Он вернулся из боя через 70 с лишним лет. И снова лёг рядом со своими бойцами — в братской могиле около памятника защитникам Приэльбрусья в посёлке Терскол.

источники

Posts from This Journal by “Война” Tag

Вот так выглядит трафик в блоге за 2019 год по месяцам. А вот статистика по дням одного из месяцов 2019 года: Отчет за ОДИН месяц 2019 года по Google Analytics: Причина роста этих показателей в том, что ИКС блога достаточно хорошо вырос и равен теперь 4000 пунктов и статьи…

Многие о слышали о Приюте 11 , рассматривали на фотографиях, некоторые поднимались к нему как туристы и альпинисты. И лишь немногие использовали его как ночёвку на пути к вершинам Эльбруса. Но мало кто знает, как возник Приют 11? Кто авторы проекта?

Летопись Приюта начинается с удивительнейшего человека, швейцарца Рудольфа Рудольфовича ЛЕЙЦИНГЕРА (1843-1910).

В 1863 году из небольшого швейцарского городка Нетшталь в Россию приехал 19-летний юноша по имени Рудольф Лейцингер. Он много слышал о Кавказе и мечтал побывать в этих прекрасных горах. Приезд в Россию считал первым этапом на пути к Кавказу. Новую страну он полюбил настолько, что не помышлял о возвращении на Родину. Работать начал в Тамбове, завел собственное вполне успешное дело. Среди местных предпринимателей он очень скоро завоевал репутацию человека энергичного, надежного в делах, сторонника всего нового и прогрессивного.

Страстный любитель природы, альпинист-самоучка после первого же путешествия по Кавказу, Рудольф Лейцингер становится еще более горячим поклонником его красот. В 1883 переезжает на постоянное жительство в Пятигорск и покупает не малый участок земли под собственный дом-усадьбу. Начинает активно заниматься благоустройством города, на что тратит большую часть собственных средств. Рудольф Рудольфович был основателем и членом товарищества Пивоваренных заводов Пятигорска. За первые полтора года жизни в Пятигорске он открыл завод по обработке солода и небольшую кофейную фабрику.

Его Пятигорские предприятия были оснащены самой современной (для того времени) техникой. Все это занимало не мало времени, но наряду с постановкой промышленных предприятий, он активно и не безуспешно развивал сельскохозяйственное производство. Обладая непоседливым характером, Лейцингер внутри всех своих дел умел находить время для личных путешествий по Кавказу. Он прекрасно понимал, что дикий и загадочный край с природой фантастической красоты, буйной растительностью и, главное, огромным числом минеральных источников, мог стать приманкой для любителей путешествий, не только из России, но и Европы. Он лелеял мысль о превращении Пятигорья (так тогда называлось это место) в курорт мирового значения!

На рубеже XIX-ХХ вв. Лейцингер поставил вопрос о создании Кавказского Горного Общества (КГО), ссылаясь на опыт Швейцарии, процветающей за счет туризма. В конце июня месяца 1899 года в Николаевском цветнике Пятигорска, собралось 50 человек представителей местной и столичной интеллигенции для выработки положения и определения конкретных действий по созданию Общества. Р.Р. Лейцингер был избран председателем рабочей группы, которая в конце года направила в Москву проект Устава «Кавказского Горного Общества в Пятигорске». Лишь 14 декабря (старого стиля) 1901 года Министром Земледелия и Государственных Имуществ А. Ермоловым Устав КГО был утвержден.

Весь свой талант организатора Р. Лейцингер вложил в осуществление идеи регулярных экскурсий (путешествий) по родному краю. При неустанном внимании и активном его участии разрабатывались проекты создания туристских троп и хижин на интересных маршрутах. Для экономии средств он в собственном доме размещает канцелярию КГО, справочное бюро и зал для экскурсантов. Здесь же были размещены первые коллекции, собранные членами Общества во время своих путешествий.

Для созданного при Обществе бюро по альпинизму и краеведению по просьбе неутомимого Лейцингера, командующий войсками Кавказского округа генерал от инфантерии Фреде выделяет 212 листов топографических карт Кавказа.

Третий год своей деятельности Общество начало выпуск Ежегодника «Кавказского Горного Общества», на страницах которого стали появляться материалы исследовательской деятельности членов Общества, результаты организационной работы, путевые очерки – страницы путешествий. В летний сезон по 2-3 раза в месяц выпускался «Вестник КГО», отражавший его текущую деятельность. Сам Лейцингер часто публиковался в сборниках английских, французских, немецких, швейцарских Обществ. Он состоял почетным членом ряда зарубежных Горных Обществ и альпийских Клубов.

1903 год – новое подвижническое дело. В ознаменование 100-летия со дня официального утверждения Александром Первым курортного значения региона Кавказских Минеральных Вод, Р. Р. Лейцингер предложил и активно включился в осуществление проекта – строительство и пуск в Пятигорске электрического трамвая. Он же наметил и первую трассу: от железнодорожного вокзала, мимо «Цветника» к Провалу(тот самый, где незабвенный О.Бендер обилечивал простодушную публику).

К сезону 1905 года Лейцингер приходит к мысли, что для широкого развития туризма, экскурсий, исследования гор были привлечены сотни увлеченных последователей, нужно начинать подготовку молодого поколения.

«Молодой человек должен иметь возможность путешествовать, закалять себя, он должен увидеть свою великую родину для того, чтобы вырасти достойным гражданином, а поскольку необходимыми средствами учащиеся не располагают, государство обязано содействовать им в этом…» – такую позицию занимал и отстаивал Рудольф Рудольфович.

Министерство Народного Просвещения поддерживало предложения и начинания Лейцингера по развитию ученического туризма, принимались и вводились общероссийские программы, например, к моменту окончания гимназии все гимназисты должны были посетить три великих российских города: Киев, Санкт-Петербург и Москву, т.е. шло создание общенациональной культурно-патриотической (краеведческой) программы.
«Ежегодник КГО» (№5, 1911-1912 гг.) вот как описывал предоставляемые Р.Р. Лейцингером условия для групп прибывающих в Пятигорск:
«Экскурсионным группам учащихся предоставлялось …бесплатное помещение на 3-4 дня, срок совершенно достаточный для осмотра городов и посещения таких популярных вершин, как Машук и Бештау.»
(О лаколитах Машук, Бык, Бештау, я ещё буду писать отдельный пост.)

Весной 1909 года началась реализация самого грандиозного проекта Рудольфа Рудольфовича – прокладка пешеходной тропы от поляны Азау к Восточной и Западной вершинам Эльбруса. С этой целью была организована экспедиция на Эльбрус, на юго-восточном склоне которого, на «Кругозоре», был сооружен каменный приют, который получил название «Лейцингеровский». Летом того же года, 11 человек из 18 участвовавших в экспедиции добрались до скал на высоте 4130 метров. Крупные камни защищали ее с востока и с севера, словно естественные стены, участники экспедиции соорудили еще одну защитную стенку, с западной стороны:

«Нас осталось одиннадцать. Два проводника, один учитель, четыре экскурсанта Р.Р. Лейцингера и четверо нас. Довольно крутым подъёмом, слегка свернув влево, мы поднялись к левому краю большого ущелья со снежными склонами, на дне которого зияли огромные трещины. Прошли немного по краю и, перейдя крохотный перевалец, свернули опять вправо к последней группе камней в этой местности. В 2 ч. 30 м. дня мы достигли середины этой группы, где и решили расположиться на ночлег. К этому побуждало нас как то, что выше не было уже камней, настолько удобных, как и то, что всем хотелось отдохнуть и собрать силы для предстоявших трудностей.

Анероид показывал 4320 м. Мы выбрали место, где камни были несколько крупнее и образовывали площадку в несколько квадратных сажень, защищённую с севера и востока естественными стенами. Немного отдохнув, мы принялись за работу и в короткое время расчистили место для «постели» и соорудили ещё одну невысокую стенку с запада. На этом диком каменном островке, затерянном посреди моря снегов, на высоте, несколькими сотнями метров превосходящей высоту Юнгфрау, — предстояло нам провести ночь, быть может, самую необычную в нашей жизни.

Мы назвали это место Приютом одиннадцати . Это название было одобрено впоследствии Рудольфом Рудольфовичем Лейцингером, который, между прочим, нашёл это место вполне пригодным для второй хижины. Я думаю, что она должна быть построена именно здесь, ибо выше нет уже скал, на которых можно было бы её основать, не опасаясь снежных завалов».
Ф. Дунаевский. Пешком по Главному Хребту. Попытка восхождения на Эльбрус 1909 г.

Так появилось место ночёвок названное Приют-11.

22 января 1910 г. Р. Лейцингер умер… На следующий день в газете «Пятигорское Эхо» был помещен некролог на смерть Рудольфа Рудольфовича Лейцингера. На венке от Кавказского Горного Общества было написано: «Дедушке русского альпинизма».

В 1929 г. на этих скалах была установлена деревянная будка, обшитая железом. В 1932 – здание барачного типа на 40 человек. Из-за недостатка мест палатки иногда ставили прямо на плоской крыше барака. «Плечом к плечу» там помещалось ровно четыре «памирки».

В сезон 1937-1938 годов начались геодезические, взрывные и строительные работы «Приюта одиннадцати», в котором давно нуждались многочисленные альпинистские группы.

«…Первыми на будущую строительную площадку (4200) поднялись архитектор-альпинист Н.М.Попов и альпинист-шуцбундовец Ф.А.Кропф. Попов имел широкие полномочия от ТЭУ ВЦСПС для окончательного выбора места под строительство отеля. Кропф был приглашен как специалист в вопросах горной безопасности. Разгоревшиеся страсти постепенно улеглись, и большинство спорщиков согласилось с выбранным местом на скалах чуть выше существующего здания Приюта 11-ти. Все мы, конечно, приняли в этом самое деятельное участие. Много спорили о преимуществе того или иного места. Каждый доказывал правильность своего выбора. В дружеских беседах Попов ознакомил «эльбрусцев» с планами постройки трехэтажной гостиницы, рассчитанной на максимум удобств, возможных в сложных и суровых условиях высокогорья. По его предположению строительство должно полностью развернуться в недалеком будущем. С понятным нетерпением ожидали мы начала этого события.

На Эльбрусе вместо «карточных домиков», которые строились до сих пор, будет воздвигнуто большое трехэтажное здание современного типа. Долгожданный момент, наконец, наступил: в середине 1937 года с «Кругозора» потянулись караваны ослов, нагруженные ящиками со взрывчаткой и разными геодезическими инструментами. Осенью, после ухода с Эльбруса последних летних туристов, начались геодезические работы и пробное бурение. И вот в один прекрасный день склоны седого великана огласились раскатами мощных взрывов, потрясавших окружающую местность. Веками не пуганные альпийские галки, в шутку прозванные «эльбрусскими соловьями», с громкими, тревожными криками тучей поднимались в воздух и спешили убраться подальше от внезапно оживших скал. Взрывы поднимали вверх фонтаны вечномерзлой земли и камней. Наконец все затихло.

Взрывники ушли, оставив после себя ровную площадку и котлованы под фундамент будущих зданий. Повсюду воцарилась привычная тишина, нарушаемая лишь свистом ветра. Еще во время перевозки взрывчатки руководители стройки пришли к выводу, что при таких темпах транспортировки понадобится не менее пяти лет, чтобы доставить все необходимые грузы на строительную площадку. А ведь гостиницу необходимо полностью закончить к летнему сезону 1939 года. Возник вопрос — как быть? Выход нашли. По смелому решению инженера Попова одновременно со взрывными работами приступили к сооружению тракторной дороги от Терскола по склонам массива Гарабаши через «Новый Кругозор» (так, в отличие от существующего «Кругозора», была названа поляна, находившаяся приблизительно на одной высоте), до средней части Терскольского ледника. На высоте около 3800 метров дорога кончалась, и дальнейший путь на «Приют одиннадцати» проходил по эльбрусским ледникам и фирновым полям. Он имел протяженность всего четыре километра, вместо семи (через «Старый Кругозор») и более доступный, сравнительно пологий рельеф. В 1938 году началось строительство гостиницы. Между «Ледовой базой» (так назвали место окончания дороги) и «Приютом одиннадцати» навели надежные мосты через ледниковые трещины, и вот по вечным снегам потянулись караваны с различным строительным грузом.

Здесь можно было встретить и обычные русские сани с подсанками, на которых лошади перевозили длинные детали, и быков, тащивших волоком тяжелые бревна, и юрких ишачков, мелко семенивших ножками по хорошо укатанной дороге, и, наконец, людей, переносивших тот груз, который по разным причинам нельзя было доставить иначе. Перевозили в ночные и утренние часы. Днем отдыхали, дожидаясь ночных заморозков, которые надежно сковывали «раскисшую» за день на палящем солнце необычную дорогу. Незабываемая картина тех лет стоит перед глазами! Ночью и ранним утром непрерывным потоком идут санные караваны. Подъем крутой и путь тяжелый. Идут караваны среди ледяных просторов Эльбруса, который сурово смотрит на людей, осмелившихся нарушить его вечный покой! Идут по белоснежному покрову, спрятавшему бездонные трещины ледников многометровым слоем слежавшегося фирна! Эта необычная ледовая дорога тех лет очень напоминала зимнюю дорогу где-нибудь в Подмосковье. Так же понурив головы, устало идут лошади по наезженной колее со следами навоза и сена. Возчики в полушубках с кнутом за голенищем сапога или валенка покрикивают на них, похлопывают рукавицами рука об руку, чтобы согреться. И только двуглавый Эльбрус да зияющие невдалеке трещины в леднике заставляют непрерывно думать об опасностях, ежечасно подстерегающих на этой необычной ледниковой трассе.

Однажды для ускорения транспортировки попытались использовать гусеничный трактор с санями, но на фирновых полях он обрушил своей тяжестью мост и провалился носом в трещину. Только после многодневного труда удалось извлечь оттуда «чугунного коня». Трактор ушел вниз и больше не появлялся на склонах Эльбруса. На место будущей гостиницы прибыли строители. Работали дружно, и на скалах быстро поднимался остов будущего здания.

Каждого посещавшего Эльбрус осенью 1938 года поражал необычайный вид гостиницы, выросшей за короткое время на его склоне. Доживавший последние дни старый убогий «Приют одиннадцати» сиротливо стоял рядом с новым соседом и напоминал скорее сарай для дров, чем жилое помещение. Санная дорога просуществовала до глубокой осени, пока ее не засыпали осенне-зимние снегопады. Но все это не пугало строителей, основное было уже перевезено. Отделка здания внутри продолжалась до декабря, и только наступившие суровые морозы и отсутствие отопления заставили отделочников прерваться до будущего года. Еще летом в самый разгар стройки, когда остов здания только начал вырисовываться, на «Приют одиннадцати» для восхождения на Эльбрус пришла группа иностранцев, сопровождаемая Сеидом Хаджиевым. Все свободное время он проводил среди строителей, ведя с ними задушевные беседы. «Мне уже шестой десяток, — говорил он, — с 1902 года я являюсь эльбрусским проводником, тридцать пять раз я был на Эльбрусе, сейчас иду в тридцать шестой, и с гордостью могу сказать — больше меня никто не поднимался на наш Минги-тау!.. Строя эту гостиницу,- продолжал он, — вы делаете большое и нужное дело, ведь Эльбрус станет доступнее, и на него ежегодно будут подниматься тысячи альпинистов. Вот приеду в Нальчик и расскажу Калмыкову о стройке, ведь он ее еще не видел. А осенью обязательно приведу его сюда и он увидит все собственными глазами». Не знал тогда старейший проводник, что на Эльбрусе он в последний раз… В июне 1939 года после предварительной подготовки вновь начал действовать «эльбрусский тракт» (так называли дорогу между «Ледовой базой» и «Приютом одиннадцати»).

Снова потянулись караваны, перевозившие последние грузы. В новом здании посетители получали полноценный отдых. Отпала необходимость тратить силы и время на установку палаток, на такое кропотливое Занятие, как приготовление пищи и воды. По комфортабельности гостиница напоминала первоклассный отель большого города. Один из его первых посетителей в шутку назвал его «отель над облаками». В дальнейшем это меткое название привилось.»

«…К осени здания жилого корпуса, дизельной и котельной были практически готовы. Их формы вызывали у строителей не простое недоумение и восхищение одновременно. Их формы напоминали не полностью надутый дирижабль (сказывался опыт Н.М.Попова в строительстве дирижаблей) или походили на кузов огромных автобусов. Их верхняя часть была скруглена, чтобы надежно противостоять мощным зимним (да и не только зимним) ветрам и штормам. Для их ветронепроницаемости они были обиты листами оцинкованного железа. Основной корпус гостиницы овальной формы имел три этажа. Первый из дикого камня, второй и третий каркасного типа из деревянных деталей. Для утепления по всему периметру зданий под листами железа прокладывались специальные теплоизоляционные плиты.

Первый этаж (там разместились кухня, душевые комнаты и складские помещения) был сложен из камня. Второй и третий этажи – деревянные, утепленные специальными теплоизоляционными плитами, здесь были комнаты на 2-8 человек, столовая на 50 мест и «элитные» номера. Комнаты-каюты, рассчитанные на проживание от двух до восьми человек, оборудовали двухъярусными откидными полками вагонного типа. В каждой имелись рундуки для вещей и столики. Два верхних этажа и крыша были обиты оцинкованным железом. Радовали глаз натертые до блеска паркетные полы и отделанные линкрустом стены и потолки. При гостинице была котельная и электростанция, работали центральное отопление, в водопроводе – холодная и горячая вода, канализация.

«…Первыми жильцами нового «Приюта одиннадцати» были сотрудники Эльбрусской экспедиции, занявшие половину третьего этажа. Там они оборудовали прекрасные лаборатории, мало похожие на прежние — в палатках, разбитых на снегу. Теперь сотрудники не беспокоились, что приборы неожиданно занесет снегом и проделанная работа пойдет насмарку. Они ходили именинниками, потирая руки от удовольствия и поминая добрым словом строителей. На том же этаже были комнаты для иностранных альпинистов. Туристы и альпинисты о новой гостинице отзывались с теплотой, нередко восторгались ее отделкой и благоустройством. Москвич Леонид Коротков в книге отзывов написал: «Еще в столице я слышал о том, что на Эльбрусе строится гостиница. Но то, что мне довелось увидеть, превзошло ожидания. Пожалуй, не в каждом городе найдешь подобную гостиницу. Комната, в которой я живу, обращена к Эльбрусу, и он стоит передо мной во всей своей красоте. Из коридорного окна видны многие вершины Кавказа и знаменитая Ушба, о которой я столько слышал. Часами любуюсь горами.

Такого зрелища нигде, кроме «Приюта одиннадцати», не увидишь. Разве что в кино! Я сам строитель и поражен тем, что вся работа производилась вручную, без применения механизмов. Удивляет, каким образом удалось доставить вверх все необходимое для строительства гостиницы? Ведь сюда даже налегке не каждый сможет дойти, здесь очень трудно дышать. Как же строители за короткое время сумели соорудить такой дворец? Преклоняюсь перед ними и думаю что выражу общее мнение сердечной благодарностью. Спасибо, товарищи! Спасибо и тем, кому принадлежала идея постройки гостиницы!»
«…Некоторые из иностранных альпинистов, не вдумываясь в трудности строительства на Эльбрусе, требовали такие вещи, как рояль, джаз и даже… чистильщика обуви! А один француз выразил возмущение отсутствием лифта.»

В.Кудинов «Эльбрусская летопись «

Выстояв в войну как и те, кто его строил, израненный осколками бомб и пулями, разоренный внутри, стоял Приют 11 бесхозным до 1957 года. И вновь исправно принимал странствующих путешественников и альпинистов. Насчитав 59 лет своей истории и сгорев как дирижабль, на который он так был похож.

По свидетельству спортсменов из альпклуба «Северная столица», пожар случился из-за пренебрежения к мерам пожарной безопасности. Но это следствие, а не причина:

«…Группа В. Панасюка и С. Бодрова в 14 часов спустилась с вершины Эльбруса и занималась приготовлением пищи. Около 16 часов Сергей Бодров находился на кухне: «Я стоял в полушаге от вспыхнувшей канистры. Когда загорелось, автоматически выплеснул воду из своей кастрюли на огонь. Мне показалось, что почти сразу появился Вася Панасюк с огнетушителем в руках. Помня, что где-то неподалеку есть еще один огнетушитель, я отправился на его поиски. Честно говоря, я был в шоке. Когда нашел огнетушитель и пошел обратно к столовой, то не смог пробиться сквозь толпу, ломанувшую на выход. Венгры на кухне были, но они не при чем. Фокус с канистрой сделал кто-то из наших, по-моему, даже местных». Его рассказ продолжает Василий Панасюк: «Огонь моментально охватил столовую и попер по коридору. Уже через пять минут французы не могли спуститься с третьего этажа, и им снизу бросили веревку для спуска. Один из них здорово ударился о каменный парапет между первым и вторым этажом.

Мы стали эвакуироваться: взяли только то, что сгребли руками. Пока будили нашего немецкого камарада – Дирхофа, который после спуска с вершины принял снотворное и спал крепким сном, времени собирать шмотки уже не осталось. Жаль, не допили французский коньяк — кайфовали перед обедом. Известный Юра Соловьев так вообще вышел в одних трусах. Венгры были без сопровождающего, вот на них и хотели все свалить…»
http://www.alpklubspb.ru/ass/a286.htm

ВИДЕО: пожар на Приюте 11

Нынешнее убежище расположено в бывшей дизельной Приюта (Дизельхат), хижине Валерия Шувалова и «Озоне». Убогое и жалкое зрелище. Кто не вместился, ставят палатки за каменными стенами сгоревшего здания. Как символ короткого, мутного времени либеральной демократии Ельцина.

А вот местные власти республики, живущие за счет многомиллиардных федеральных субсидий по программе «Юг России», предпочитают тратить эти деньги на другие отели. Например гостиннично-офисный центр «Милан» на Каширском шоссе в Москве, купленный «для поднятия престижа» республики.

Постройку нового Приюта взял на себя частный московский инвестор и добровольцы. Используя современные материалы, но постаравшись сохранить внешнее сходство с погибшим зданием Приюта.

В 1987 году власти Пятигорска решили снести дом Лейцингера, он мешал элитной застройке, портил вид. Только заступничество всех Пятигорцев спасло дом. Спасибо им. Сейчас в нём, как и раньше располагается возрожденное Кавказское Горное Общество и Школа Детского Туризма.

Для истинных поклонников альпинизма в целом и горы Эльбрус в частности «Приют одиннадцати» — это не просто красивые слова, а целая эпоха в развитии отечественного восхождения. «Приют 11» — не только удобная высокогорная гостиница или база, на протяжении более чем полувека принимавшая постояльцев и дарившая кров во время сложных переходов, а скорее ключевая точка для русского альпиниста, связывающего свое настоящее с Кавказскими горами.

Дедушка русского альпинизма

Как ни странно, но столь знаменательное для отечественного альпинизма понятие «Приют 11» связано с иностранцем – уроженцем Швейцарии Рудольфом Лейцингером (1843-1910). Страстный альпинист и поклонник горных вершин, а как иначе мог относиться к горам рожденный в Швейцарии молодой человек, был беззаветно влюблен в горный Кавказ. Возможно, именно эта страсть и стала причиной его переезда в Россию в 1863 году. Добившись колоссального успеха в промышленной и финансовой деятельности, уже в 1888 году он переезжает в Пятигорск – поближе к столь желанному Эльбрусу. Для города Лейцингер делал так много, как мог: основал Цветник, заложил трамвайную линию, отдал свою усадьбу под штаб Кавказского Горного общества, всячески поощрял увлечения молодежи альпинизмом.

Уроженцу живущей туризмом Швейцарии Пятигорье представлялось подобной же туристической меккой. Именно поэтому Лейцингер столь активно занимался развитием края, прокладыванием туристских троп, строительством хижин для восходителей, выпуском Ежегодника КГО со статьями известных ученых и топографов.

Именно группой экскурсантов, состоящей из одиннадцати человек, в 1909 году во время восхождения по тропе от поляны Азау к Восточным склонам Эльбруса был заложен будущий «Приют одиннадцати». Вряд ли кто-то из 11 восходителей того похода подозревал, сколь символичной окажется их шутливая надпись на камнях возле разбитых палаток. Сам Лейцингер одобрил это место для будущей стоянки, столь же положительно он отнесся и к названию – «Приют 11». Символично, что такой важный шаг в истории развития альпинистского движения Кавказа был сделан при жизни «Дедушки русского альпинизма», как после смерти в 1910 году стали именовать господина Лейцингера.

Приют одиннадцати: от времянки для монументального строения

В 1929 году на Эльбрусе, на месте, отмеченном как «Приют 11», была возведена обшитая железом деревянная будка, которой, впрочем, оказалось недостаточно для большого количества желающих подняться на вершину по этому маршруту.

На стены этого некрепкого на вид здания также была перенесена символичная надпись «Приют одиннадцати». Но уже в 1932 году будка была заменена бараком, вмещавшим не более 40 туристов, с плоской крышей, на которой размещали палатки из-за невозможности разместить всех желающих в самом здании. Но строительство полноценного здания базы для альпинистов началось только в 1937-38 годах, когда необходимость в большом и вместительном помещении стала наиболее остро.

Всемирно известный «Приют одиннадцати» был спроектирован известным альпинистом, архитектором и строителем дирижаблей Николаем Поповым. Видимо, именно поэтому здание напоминало этот воздушный транспорт своей формой.

Трудно осознать, с какими сложностями и проблемами столкнулись строители в процессе возведения новой базы. До начала подготовки площадки и собственно возведения максимально комфортабельного в подобных условиях убежища необходимо было доставить к месту строительства взрывчатку, геодезические инструменты и прочее. Груженые караваны ослов потянулись по опасным тропам только после ухода последних туристов. Середина 1937 года оглушила Восточный склон великой горы мощными взрывами подготовительных работ, активность которых позволила достаточно быстро расчистить площадку для будущего строения. Очередная сложность состояла в том, что доставить материалы для возведения здания по тому же пути было практически невозможно, а если и возможно, то это отняло бы не менее пяти лет.

Исследователями было принято решение о возведении надежных мостов между трещинами в леднике на другой стороне склона, где рельеф был более пологим. Быки, лошади, ишаки, сани, повозки и прочие средства – все использовалось для того, чтобы как можно быстрее доставить необходимые материалы. Особенности погоды заставляли работать только ночью и утром, когда дорога была скована морозом.

Уже к концу осени 1938 года на склоне вырисовывался силуэт жилого здания, который был оснащен и котельной, и дизельной. Сами строители не уставали восхищаться чудом инженерной мысли великого Попова, который смог создать нечто столь великое, полезное и рациональное для будущих поколений альпинистов. Монументальный первый этаж был возведен из дикого камня, а второй и третий, формой напоминавшие не то надутый дирижабль, не то кабину автобуса, представляли собой деревянный каркас, наполненный плитами-утеплителями и оббитый оцинкованным железом.

Удобные комнаты на 2-8 человек, рундуки для личных вещей, душевые, кухня, водоснабжение, канализация и отопление – выстроенная база ничем не напоминала первый «Приют 11», а скорее походила на первоклассную гостиницу с уникальным видом из окна.

Трагедия приюта 11

Просуществовал «Приют 11» не столь долго, как планировали его создатели. Оставшись невредимым во время Великой Отечественной войны, простояв заброшенным вплоть до 1957 года, он принимал туристов вплоть до трагических событий 16 августа 1998 года. Трагическая случайность (по одной из версий на огонь вместо кастрюли с водой была поставлена емкость с бензином) привела к практически полному разрушению здания из-за огня.

К счастью, человеческих жертв удалось избежать, равно как и серьезных травм. Потерю вещей и снаряжения альпинисты восприняли стоически, а вот гибель самого здания оказалась для многих серьезным ударом.

Нарушения техники безопасности приписывают как венграм, путешествующим без сопровождения, так и чешским туристам с российским гидом. Однако официальные обвинения никому не были предъявлены, поскольку весомых доказательств нет.

Сегодня на Эльбрусе «Приют одиннадцати» ничем не напоминает то великолепное и монументальное здание, которым оно было задумано. Руины и обгоревшие обломки былой славы хоть и защищают туристические палатки от урагана и снега, но не могут подарить им былого тепла и уюта. В настоящее время строительство новой гостиницы, проект которой отдаленно напоминает осовремененный «Приют», продолжается достаточно медленными темпами. Альпинисты России и всего мира не теряют надежды вновь увидеть расцвет этого региона, а новенькая база должна стать финальной точкой, которая ознаменует верность идеалам Лейценгера, Попова и сотен других сподвижников русского и мирового альпинизма.

Приэльбрусье, часть 5. «Бочки», «Приют 11» и попытка восхождения May 27th, 2014

В пятой части отчёта мы пойдём выше. Ночёвка на «Бочках», визит – в жуткую пургу – на «Приют 11», а также попытка взойти на вершину, прерванная погодой. В общем, есть что вспомнить.

В районе 3700 метров на Эльбрусе есть целых три приюта – «Бочки», «Мария» и Leaprus. «Мария» — это несколько вагончиков на 50 метров выше бочек; Leaprus – это новый крутой приют, построенный итальянцами буквально в 2013 году (мы его видели издалека) тоже чуть выше «Бочек». Но нас интересовали именно «Бочки», потому что они – часть легенды Эльбруса. Просто в 1980-х годах на высоту 3780 метров заволокли девять жилых модулей (вагонов-бытовок) ЦУБ-2М, расширили до 6 мест и сделали из них домики.

Подняться к «Бочкам» можно на кресельной канатке. Она работает не всегда, нам приходилось и на ней ездить, и пешком ходить от «Мира».

Дорога пешком выглядит так:

Сами по себе «Бочки» — это комплекс, в который, помимо цистерн-домиков входят разные вагончики, палаточные городки (очень странно в снегу выглядят), технические сооружения, раскиданные по плоской площадке на горе.

Мы провели на «Бочках» две ночи. Первую ночевали в вагончике вот такого типа:

Внутри вагончика.

Вот вид почти от нашего вагончика на «Бочки». Справа вагончик-столовая. Кормят очень вкусно, мы прямо в полном были восторге и радости.

В столовой висят рисованные карандашом портреты всяких гидов и альпинистов. Особенно доставляет второй слева портрет.

Храм экстремальной дефекации.

Дорога к «Приюту 11».

В первый вечер была удивительно хорошая погода, сменившаяся лютым нечеловеческим бураном с заносами.

Вид на кафе «Бочек».

Современное блочное кафе стоит на фундаменте явно довоенного происхождения – из неровных камней и деревянных балок. Так же построена бывшая дизель-станция 1939 года при «Приюте 11». Происхождения этого фундамента я в сети не нашёл. Это фото сделано во второй наше пребывание в «Бочках», уже буран, видимость метров 50.

Но в хорошую погоду отсюда великолепные виды.

Мы выше виденной нами в первом отчёте обсерватории Пик Терскол.

Минутка самолюбования.

Как сделать селфи в горах: краткая инструкция от Дины Б.

Вторую ночь мы жили непосредственно в бочке. Снег у входа.

Отдельно стоящая цистерна.

Второй храм экстремальной дефекации. За ним – какой-то вечный недострой.

Я у цистерн.

Внутри каждой цистерны есть тамбур и 6 спальных мест.

Когда одна опора падает, её так и оставляют.

Какая-то адская хижина – кто-то когда-то построил, и ничего, эксплуатируется.

На второй день в целях акклиматизации мы пошли смотреть на то, что осталось от легендарного «Приюта 11», сожжённого долбоёбами в 1998. Была метель, видимость была так себе.

Это наш гид Антон. Очень прикольный персонаж, альпинист и гид в третьем поколении. Когда Антон идёт, он в голос поёт (а нам, простым, даже говорить тяжко на таких высотах) всякие ритмичные песни, причём в основном клёвые, свой человек. Очень хотелось подпевать песням Олега Медведева, но не получалось. И e_vin , привет тебе, «Корсары» там тоже были.

Тем временем погода ухудшалась, а видимость скатывалась к нулю.

Камраден стали похожи на зомби во время химической войны.

Где-то в районе 4000 метров мы растянули флаг «Популярной механики».

А потом пришли, наконец, к «Приюту 11» (4130 м). Собственно, самого приюта, построенного в 1939 году, уже нет. Зато сохранилось новоперекрытое здание, которое некогда было при нём дизель-станцией. Сейчас там какая-то администрация сидит, и переночевать можно.

Ратрак стоит.

Очередной храм экстремальной дефекации.

Делаешь такой своё дело, а рядом – бездна.

Кладка 1930-х годов.

Сам приют бы чуть выше. Там, где фундамент 2001 года постройки виден, там он и был.

Если кто не знает, то «Приют 11» выглядел вот так – очень была стильная штука в стиле то ли авангарда, то ли конструктивизма.

Вид сверху на бывшую дизель-станцию.

В 2001 году начали строить новый «Приют 11». Но это, как известно, Россия. Поэтому деньги распилили и ничего, кроме фундамента, не построили.

Помимо фундамента, тут есть скала памяти павших альпинистов.

Таблички очень разные, повешены в разное время. Вот соседствует мемориальная доска защитникам Кавказа и доска в память об инструкторе Сане Трофимове, погибшем на спуске в 1995 году.

Слегка безумные люди раскладывают около «Приюта 11» палаточный лагерь. Видимости никакой, метель, жесть. Антон радостно рассказывает о том, что снежная пещера безопаснее палатки, разве что по ней может, не заметив, проехать ратрак.

По ледяным наростам на камнях можно понять направление ветра.

Напоследок мы ещё разок сфотографировали флаг «ПМ» на фоне станции.

По дороге назад к «Бочкам» мы нашли замёрзшую бабочку. Впоследствии мы находили ещё много таких – их заносит сюда восходящими потоками, и они уже не могут спуститься вниз, погибают тут.

Идём вниз. Встречаем идущих вверх.

По дороге я снял классическую трещину-трупосборник. Ледник подтаивает, обнажается. Провалиться в такую трещину – и всё, бай. Чтобы вы представляли себе масштабы, скажу, что человек может вот в эту трещинку посередине провалиться, не коснувшись краёв. Это снято на максимальном зуме.

Вид снизу на приют (сделан в другой день, когда было чуть яснее).

Последняя часть нашей эпопеи – это восхождение. Оно, прямо скажем, не задалось, потому то 9 мая был лютым днём, когда МЧСники всех разворачивали на 5200 и дальше не пускали. И немудрено, потому что во время восхождения я сделал самую гениальную фотографию в своей жизни. Итак, вид на Эльбрус 9 мая 2014 года.

Камраден.

Когда ветер чуть сдувал метель и туман, в течение секунд что-то было видно. Ёрл вот поднимается. Это где-то на 5000.

Шли от вешки до вешки, в молоке. Когда спускались обратно, вешек от одной до другой видно не было, мы растягивались в цепочку и кричали друг другу: «Вижу! Ко мне!»

А это поднимаются спортсмены-скайраннеры. Они от поляны Азау до вершины доходят за 3,5 часа – но в тот день их тоже на 5200 разворачивали.

Судейский чекпойнт. Тут мы отдыхали перед спуском.

В общем, все окрестности я изучил и в следующий раз буду готов. Пойду в сезон (июль-август), никакого больше мая с его переменчивой погодой. Потому что горы, чёрт бы их побрал, не отпускают. Надо взойти.

Кавказские тропы Победы: восхождение на Эльбрус: историческая правда России от РВИО

13 и 17 февраля 1943 года группа альпинистов Закавказского фронта водрузила советские флаги на обеих вершинах Эльбруса – Западной и Восточной

2 февраля 1943 года в тбилисском госпитале военинженер второго ранга Александр Гусев получил приказ на выполнение трудной и опасной задачи. Ему предстояло поставить точку в том смертельном противостоянии советских горных стрелков и немецких егерей, которое позже назвали Битвой за Кавказ.

Согласно приказу заместителя командующего Закфронта генерал-майора Петрова, группа альпинистов отправлялась на Эльбрус на спецзадание по «…снятию фашистских вымпелов с вершин и установлению Государственных флагов СССР».

Памятник защитникам Приэльбрусья


Кто не растеряется в снежных горах, тот не дрогнет в бою

История советского военного альпинизма начинается с комдива Василия Григорьевича Клементьева, который не был спортсменом или романтичным любителем гор, но отлично понимал всю важность горной подготовки. Бойцам в буденовках предстояло охранять границу молодого советского государства, треть которой проходила по горам.

В 1928 году состоялась первая «Эльбрусиада» РККА: 17 курсантов и преподавателей Закавказской пехотной школы под руководством Клементьева поднялись на вершину горы. Через десять лет число взошедших на двуглавого гиганта бойцов и командиров измерялось сотнями за сезон.

«Советские альпинисты всегда должны быть готовы по первому зову выступить на защиту наших горных границ», — писали ведущие советские восходители в методическом пособии 1940 года. И альпинисты не сомневались, что они не подведут. 

Подготовка призывников в Эльбрусском ОСОАВИАХИМе

Источник: waralbum.ru


Один за пятерых

Уже после войны маршал Конев скажет, что по боевым качествам и умению выживать один подготовленный горный стрелок стоит пяти солдат-пехотинцев. Но в 1941 году эту истину предстояло еще осознать.

Отбывая на Закавказский фронт, альпинисты-инструкторы чувствовали себя чуть ли не дезертирами: из прифронтовой Москвы их группа едет на Кавказ, где войны нет и вряд ли будет. И пока им предстоит делать из обычных пехотинцев настоящих горных стрелков.

Масштабную задачу — обучение дивизии основам горной техники — мастер спорта Александр Гусев решал поэтапно. Сначала он выучил инструкторов из тех, кто до войны занимался альпинизмом, и тех, кто проявил наибольшие способности к горной войне, а те уже свою очередь передавали науку остальным.

К весне 1942 года вся дивизия получила навык войны в горах. Но по каким-то причинам ее перевели на другой участок, и в последующей войне за кавказские перевалы она участия не принимала.

А. Гусев (первый слева) рапортует командующему фронтом генералу армии И.В. Тюленеву (второй справа)

Из книги А.М. Гусев «От Эльбруса до Антарктиды», Советская Россия, 1972


Через перевалы – за нефтью

Летом 1942 года обстановка на Кавказе изменилась: началась операция «Эдельвейс». Двумя ударами: с запада – на Туапсе и Новороссийск, и с востока – на Моздок немецкое командование планировало выйти к Черному морю и к нефтеносным районам Баку. Одновременно через перевалы Главного Кавказского хребта горные войска должны были выйти в тыл советским войскам.

Во время тяжелейших боев в районе Марухского и Клухорского перевалов — основных направлений ударов — альпинистам Закфронта пришлось учить бойцов и командиров уже прямо по ходу боевых действий. Наука давалась тяжело, за ошибки платили кровью. Неопытные бойцы гибли не только от вражеских пуль и снарядов, но и от лавин, камнепадов и холода.

Альпинисты не понимали, почему их так мало, где же все те люди, которые в тридцатые сотнями, а то и тысячами получали заветный значок покорителя вершин с ледорубом и силуэтом Эльбруса? Многие альпинисты в тылу и на фронте писали рапорты с просьбой отправить их в горы, где они принесут гораздо больше пользы. Осознав проблему, командование начало собирать альпинистов и направлять их в открывающиеся горные школы инструкторами, а также в разведывательно-диверсионные группы. Сваны, среди которых был необычайно много действующих альпинистов высочайшего класса, становились проводниками таких групп.

Сдача гитлеровцам Нальчика и Тырныауза вынудила Красную Армию отступать в Сванетию через два не самых простых перевала — Бечо и Донгуз-Орун. Вместе с ними шли местные жители, которые на руках несли детей, а в заплечных мешках — необходимый для выплавки броневой стали молибден. 

Навстречу наступающим по Баксанской долине немецким войскам шла группа капитана Хайнца Грота.

Горные егеря вермахта на вершине Эльбруса

Источник: waralbum.ru


Стройный лес Баксана и блиндажи врага

Пользуясь прекрасным знанием района, отряд через малоизвестные перевалы вышел на склоны Эльбруса и захватил «Приют одиннадцати» — высокогорную гостиницу, расположенную на высоте 4200 м. Спуститься в Баксан им не позволили, но наверху егеря укрепились довольно прочно.

21 августа 1942 года группа немецких восходителей под командованием Грота поднялась на обе вершины Эльбруса. Этому событию был придан необычайный пропагандистский размах: личное поздравление фюрера, высокие награды, хвалебные материалы в прессе, фильм во всех кинотеатрах. А вот немецкие войска, пробивавшиеся в Баку через Эльхотовские ворота, этот героизм не оценили. Герои кинохроники им были нужны позарез для обхода обороняющихся советских частей по труднопроходимой местности.

Советское командование не собиралось позволять немецким егерям и дальше контролировать сверху все Приэльбрусье. В начале сентября 1942 года одновременным ударом сверху и снизу удалось освободить «Ледовую базу» (приют на склонах Эльбруса ниже «Приюта одиннадцати»). Точно таким же маневром попытались выбить немцев с «Приюта одиннадцати», но здесь против советских бойцов сыграла большая высота и многодневный снежный буран. Попытка не удалась.

Немецкий горный егерь на фоне «Приюта 11»

Источник: feldgrau.info


К зиме обстановка в Приэльбрусье стабилизировалась, захваченные летом и осенью перевалы удалось отбить и закрепиться на них. Ни на одном из трех направлений вермахту прорваться не удалось. Красная Армия готовилась к наступлению, а диверсионные группы Закфронта постоянно держали немцев в напряжении.

Советские бойцы зимовали на перевалах в разборных домиках, а валенки берегли их от обморожений. Горные ботинки немецких егерей здесь проигрывали вчистую.

В конце декабря 1942 года началось советское наступление в долине Терека. 3 января освобожден Моздок, 4 января — Нальчик. Чтобы не повторить судьбу армии Паулюса, части вермахта начали с Кавказа отходить.

Красный флаг над Эльбрусом 

Для восхождения были сформированы две команды: командиром одной назначили военинженера второго ранга Александра Гусева, второй — его друга лейтенанта Николая Гусака. Оба уже имели в зачете зимнее восхождение на Эльбрус. Желающих оказалось неожиданно много, поэтому пришлось формировать третью команду под руководством А.И.Грязнова. В состав этой группы вошла единственная женщина — Любовь Коротаева, во время эвакуации из Баксанской долины она, сопровождая раненых, 49 раз прошла перевал Донгуз-Орун.

Группа поднимается на вершину

Источник: risk.ru


Все три команды добирались до горы разными маршрутами — так командование подстраховывалось от неизбежных военных случайностей. В лесах Баксана еще скрывались остатки егерских частей.

До места встречи — «Приюта одиннадцати» — добирались, преодолевая совсем не горные опасности: минные поля и колючую проволоку. В разрушенной гостинице удалось организовать убежище. И это оказалось очень кстати — на несколько дней зарядил необычайно сильный буран. 

Когда через несколько дней продукты начали заканчиваться, а погоды все не было, командир отряда Гусев отобрал самых сильных участников для восхождения на высшую точку — Западную вершину. Рано утром 13 февраля шестерка восходителей под руководством Николая Гусака исчезла в буране. Через 15 часов (срок в два раза больший, чем необходимо тренированному альпинисту взойти от «Приюта одиннадцати» на вершину и спуститься) Гусев уже начал собирать спасательный отряд, но тут до предела утомленные восходители наконец-то спустились. Задача выполнена: остатки немецкого флага сорваны, красный флаг водружен. 

Но у Эльбруса две вершины, и 17 февраля, дождавшись прекращения бурана, Гусев ведет 14 человек на Восточную. Прояснившаяся погода принесла морозы больше 40 градусов, и от обморожения альпинистов спасало все то же русское чудо – валенки.

Участники восхождения, авторы «Баксанской»: А. Грязнов, Л. Коротаева, Н. Персиянинов

Источник: mountain.ru


После расформирования спецгруппы альпинистов Закавказского фронта ее участники была распределены по новым местам службы и работы, и не всем было суждено дожить до Победы. А кроме наград и памяти осталась песня, сочиненная тремя участниками того восхождения. До сих пор у лесных костров и в горных «бочках» можно услышать отголосок той тяжелой битвы:

Шуткам не учат в наших лагерях.
Если придется воевать в горах,
Вместо ледоруба возьмешь ты автомат,
Словно на страховке, сожмешь его приклад.

Обложка: Автоматчики на перевале. Источник: stavarhiv.ru

11-дневное лыжное восхождение на Эльбрус. 11-дневная поездка. Лидер IFMGA

Присоединяйтесь ко мне в этом фантастическом 11-дневном лыжном путешествии и достигните вершины Эльбруса (5642 м)!

Эльбрус — самая высокая вершина Европы . Он расположен в центре Центрального Кавказа в Российской Федерации, недалеко от границы с Грузией. Он предлагает захватывающие пейзажи и сложные восхождения.

Отведу вас на вершину после высотной акклиматизации на разных вершинах и склонах.Мы проедем по боковым долинам Адыл-су и Адыр-су. На восьмой день мы на лыжах поднимемся на вершину Эльбруса. Далее спускаемся на 25 километров с перепадом высот 2500 метров. Вы можете найти ежедневный маршрут внизу этого текста.

Встречаем в аэропорту Минеральные Воды, Ставропольский край . Он расположен в Северо-Кавказском регионе в юге Российской Федерации . В эти дни мы остановимся в комфортабельных гостиницах поселка Терскол, а также в горных хижинах.

Обратите внимание, чтобы присоединиться к этому туру, вам необходимо иметь опыта использования специального лыжного снаряжения и рандонного снаряжения . Это легкие специальные лыжи, крепления, которые позволяют фиксировать или расфиксировать пятку и ботинки, позволяя голеностопному суставу быть гибким.

Эти лыжи лучше всего подходят для тех, кто обычно катается на горных лыжах. Они позволяют вашей пятке быть свободной для лазания и фиксироваться для спуска. Кроме того, шкуры необходимы для обеспечения сцепления при лазании.

Если вы хотите присоединиться ко мне и попасть на вершину Эльбруса, просто отправьте мне заявку! Вы можете записаться на свидание, и мы начнем планировать это великое приключение.

Также, если у вас мало времени, вы можете посмотреть мой 8-дневный лыжный тур на Эльбрус . А еще предлагаю сложное восхождение с гидом на Эльбрус с западной и южной сторон .

Я работаю вместе с группой гидов, поэтому, если меня нет, один из моих коллег поможет вам.

Обзор

— Гора Эльбрус

Информация о рейсе

Общее количество дней в вашей поездке включает все поездки к месту назначения и обратно, за некоторыми исключениями. Даты, указанные на веб-сайте, начинаются с даты отъезда из США и включают день вашего прибытия домой. Для этого путешествия вам нужно будет прибыть в Москву, Россия, на второй день в любое время дня. В аэропорту вас встретит представитель Mountain Madness и отвезет в отель.

Если вы путешествуете из Европы, вы можете исключить один день из маршрута, если вы прибываете во второй день маршрута. Обратный вылет запланирован на 14 день путешествия.

Внутренние рейсы до Минеральных Вод включены в стоимость поездки. Если вы решите лететь прямо в Минеральные Воды, тем самым избавившись от времени в Москве, мы можем тщательно согласовать это с вами, чтобы вы встретили свою группу на внутреннем терминале в Москве или Минеральных Водах.

Пожалуйста, свяжитесь с нашим офисом, если вам потребуется помощь с расписанием полетов.

День 1

TRAVEL

Первый день предназначен для тех, кому требуется ночной перелет в Москву.

День 2

МОСКВА

Представитель Mountain Madness встретит вас в аэропорту. Вас отвезут в отель, где вы проведете ночь.

День 3

МОСКВА

Экскурсия по Москве, включая посещение Кремлевского собора и Оружейной палаты.Ночлег в гостинице. Ориентировочная встреча и проверка снаряжения.

День 4

МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ / ТЕРСКОЛ

Высота: 7 030 футов / 2143 м

Трансфер в аэропорт внутренних авиалиний для двухчасового перелета в город Минеральные Воды или Нальчик. Далее на автобусе до гостиницы в городе Терскол в Баксанской долине, где вы проведете следующие несколько ночей.

День 5

ТЕРСКОЛ

Высота: 7 030 футов / 2143 м

Чтобы подготовиться к восхождению на Эльбрус и полюбоваться великолепным Кавказским хребтом, мы отправляемся в однодневный поход в долину реки Баксан.В конце дня ночь в отеле.

День 6

ТЕРСКОЛ

Высота: 7 030 футов / 2143 м

Для дальнейшей подготовки к восхождению мы катаемся на канатной дороге и отрабатываем навыки лазания на кошках и ледолазании. Ночлег в гостинице.

День 7

ХАРАБАШИ

Высота: 12 467 футов / 3800 м

Поднимитесь на канатной дороге до Харабаши, что на Балкарском языке означает «там, где черная скала встречается с ледником.». Селимся на день отдыха в комфортабельных бочковых укрытиях. Возможна дополнительная проверка навыков.

День 8

АККЛИМАТИЗАЦИОННЫЙ ПОХОД

Высота: 12 467 футов / 3800 м

Акклиматизационный выход к скалам Пастухова и возвращение на ночь в бочки.

День 9

ПРОСМОТР НАВЫКОВ

Высота: 12 467 футов / 3800 м

Дальнейшее изучение базовых навыков альпинизма.Отдыхайте и готовьтесь к восхождению.

День 10-11

ПОПЫТКА НА САММИТ

Высота: 12 467 футов / 3800 м

На нашу попытку восхождения запланировано два дня. Мы увеличиваем наши шансы на успешное восхождение на вершину, проехав на ратраке чуть ниже нашей предыдущей вершины возле скал Пастухова. Если погода позволяет нашей группе подняться на вершину в первый день, мы спустимся на следующий день и у нас будет дополнительный день в Баксанской долине.

День 12

ТЕРСКОЛ

Высота: 7 030 футов / 2143 м

Ночлег в отеле.

День 13

МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ / МОСКВА

Переезд в Минеральные Воды. Летите обратно в Москву. Трансфер в гостиницу.

День 14

FLY HOME

Вылет из Москвы и вылет домой.

Примечание к маршруту. Хотя мы делаем все возможное, чтобы следовать указанному расписанию, этот маршрут может быть изменен из-за неблагоприятных погодных условий, небезопасных условий маршрута или других причин, не зависящих от нас и по усмотрению гида.

Эльбрус. Убежище 11. История захвата

Вернувшись домой, он заинтересовался темой войны в горах вообще и войны в Приэльбрусье в частности.

предыстория


Литературы было немного, но затем наступили 90-е, и волна научной и псевдодокументальной литературы заполнила прилавки.

Все купил и с жадностью читаю то, что называется.

Всего встречалось 5-7 версий захвата Shelter 11: от вполне правдоподобных,
но не доказанных, до откровенно абсурдных.И кто мог об этом рассказать?

Наши выжившие очевидцы не стали распространяться на эту тему. Немцы эту историю и не писали по книгам.

Из-за отсутствия реальных подробностей существующие версии этой истории заросли мифологией,
в которой все сводилось к одному реальному факту — Убежище 11 было фактически захвачено ротой гауптмана Грота.

Все остальное — дело веры, убеждений и вкуса тех, кто знакомился с разными версиями версий.


А во второй книге «Битва за перевалы» в большом разделе о боевых действиях в Приэльбрусье я наконец наткнулся на то, как на самом деле выглядела эта история. И никаких домыслов.

Только документы и их авторский анализ.

Чтобы не пересказывать своими словами, приведу сокращенный вариант главы о взятии Укрытия № 11 из второй книги А. Мирзонова «Битва за перевалы. Другой взгляд. «Конечно, с разрешения автора.

Думаю, так будет лучше, так как читатели смогут почувствовать не только стиль изложения автора, но и порядок его анализа немецких документов.

Итак, мой дорогой читатель, в этой главе мы уделим внимание самому тщательному расследованию обстоятельств захвата Убежища 11 группой капитана Грота.

Несмотря на количество версий этого боевого эпизода, которые сегодня ходят в литературе и в Интернете, появилось здоровое желание разобраться с этим вопросом как можно тщательнее.

И, как ни странно, к этому меня подтолкнули различные несоответствия (в том числе очень серьезные), существующие в описании этого события в самих немецких военных документах.

Как-то выяснилось, что до меня никто не обращал внимания на эти самые несоответствия. В результате я бы хотел расставить все точки над «и» в этой истории.



Карты


Военная судьба не миновала этот уникальный объект. Отель был захвачен немцами и на несколько месяцев стал главным оплотом егерей Приэльбрусья.

Достаточно подробное описание этих событий дает В. Тике в своем произведении «Марш на Кавказ …».

Если игнорировать искаженные топонимические названия и некоторые моменты в тексте, вызывающие сомнения, то все достаточно связно и непротиворечиво. Желающие могут легко найти в сети эту книгу и описание захвата Убежища 11 в ней.

Я процитирую один фрагмент этого описания, который иллюстрирует разочарование Грота по поводу отсутствия укрытий на земле, указанных на его российской карте.

На единственной доступной карте масштаба 1: 100, взятой с российской карты 000: 1, в Приэльбрусье обозначены три убежища: расположенные на высоте 84 м. Западное укрытие на юго-западном гребне горы, убежище на высоте 000 метров на бескрайних просторах ледника южнее восточной вершины и Гастуховское убежище на высоте 4045 метров у южного подножия восточной вершины. (Фактически, речь идет о приюте Пастухова. — Прим. ред.)

Не было ни Западного приюта, ни Гастуховского приюта. Однако приют, обозначенный на высоте 4100 метров, оказался современной гостиницей «Интурист» с алюминиевой облицовкой, центральным отоплением и электрическим освещением. Но он находился на высоте 4200 метров и был переоборудован в казарму. Кроме того, на высоте 5300, на узкой седловине между восточной и западной вершинами Эльбруса, находился фанерный сарай, залитый льдом и вряд ли мог использоваться как укрытие.Недалеко от гостиницы, вокруг метеостанции массивного здания, стояло несколько фанерных домов.

Имея такие неточные карты и совершенно не зная о местных условиях, капитан Грот с сигнальщиком 17 августа в 3:00 отправились на разведывательный патруль Шнайдера, чтобы как можно скорее получить данные разведки.

Остальной части его небольшого отряда было приказано ждать колонны стаи и (как только она прибыла) следовать за ним.

На восходе солнца капитан Грот и его связист находились на высоте перевала Хоту-Тау (3546 метров).Перед ними лежат языки ледников Азау, Гара-Башиш, Терскол и Джика-Угон-Кес, протянувшиеся на 17 километров с запада на восток.

Грот не поверил своим глазам, когда посреди этой выветренной ледяной пустыни, пересеченной многочисленными разломами, в шести километрах на скале (650 метров выше) он увидел отель, покрытый металлом, сверкающий на солнце.


Внимательный читатель в этом отрывке заметит, что русская карта в Гроте была единственной. Маркировка на нем была неточной.Грот совершенно ничего не знал о местных условиях. И он с изумлением увидел Убежище 11.

Это как бы совсем не то, что мы знаем в различных полностью документальных фильмах о войне в Приэльбрусье, праздных кинематографистах и ​​их комментаторах.

Кстати, никто не задумывался, почему эти фильмы снимают в Приэльбрусье?

Сюда удобно добираться и очень комфортно жить. Чтобы снять впечатляющую природу для фильма, не нужно напрягаться — туда вас доставит канатная дорога.Можно даже заглянуть в трещины на леднике и отстрелять какую-нибудь землянку. А вечером в баре отеля можно порассуждать о войне. Здесь действительно была война.

Почему-то желающие рассказать публике о героической обороне Кавказа не достигают ни ущелья Клыч, ни южных склонов перевалов Санчаро или Аллаштраку, ни перевала Мастакан. Далеко, твердо, холодно и мокро. Ни отелей для вас, ни канатных дорог.

И все бы хорошо, но беда в том, что такие фильмы медленно и верно вбивают в массовое сознание очень одностороннее и искаженное представление о военных событиях в горах: понимание того, что судьба Кавказа сложилась. решили в Приэльбрусье.

Как правило, авторы этих фильмов либо мало слышали, либо не знали об очередной войне в горах.

Между тем, если вернуться к Гауптманну Гроту, который обязательно появляется в каждом таком фильме (а в одном из этих фильмов про компанию Григорянца имя Грот упоминается чаще, чем сам лейтенант Григорянц), то серьезных источников не публиковалось. любая информация о довоенном пребывании Грота в России, в том числе его воспоминания и комментарии сына.

Это небольшое лирическое отступление на самом деле не совсем лирическое отступление.

То, о чем писал Тике, неожиданно подтвердилось в одном из документов об этих событиях.

Приведу некоторые выдержки из документа, озаглавленного «Отчет об эксперименте на Эльбрусе 19.08.1942 / 21.08.1942 / 30 — 1942 / XNUMX / XNUMX», составленного Хауптманном Гротом 11 ноября, XNUMX ноября.


«Первое восхождение было выполнено без проблем благодаря компасу, высотомеру и смысловой ориентации на доминирующие высоты. Доступные карты были очень несовершенными.

Карты 1: 500 и 000: 1 из-за своей неточности, как правило, не подходят для использования в высокогорных районах, а схемы 200: 000, несмотря на их внешний вид (из-за небрежности чертежей и многочисленных неточностей), опасны.

На представленной схеме А показаны 3 хижины (укрытия) на южной стороне Эльбруса, две из которых вообще отсутствуют, изображения очень несовершенные.

Но на немецко-российской туристической карте 1:50 000, снятой на метеостанции, все оказалось правильно и аккуратно, а захваченная карта 1:42 000 оказалась непригодной только из-за своего возраста (год выпуска). выпуск 1860 г.).



Вот такие картографические коллизии. Это было предысторией захвата Убежища 11.

Дата захвата


Однако вернемся к цитированной ранее записи в боевом журнале 1-й горнострелковой дивизии, сделанной 16 августа 1942 года в 22:30.

Вот эта запись в дневнике (последний абзац).


Разные авторы в своих исследованиях приводят разные даты захвата Убежища 11.

Р. Калтенеггер в своей книге Gebirgsjager im Kaukasus указывает дату 17 августа.

Тот же Калтенеггер в своем Weg und kampf der 1. Gebirgs-Division 1935-1945 пишет, что Убежище 11 было захвачено 16 августа.

В. Тике в книге «Марш на Кавказ. Битва за нефть »указывает дату захвата Убежища 17 августа.

Чтобы прояснить этот конфликт, пора обратиться к сообщению Грота о захвате Укрытия, переданному с помощью радиограммы. Найдено в Бундесархиве и такой уникальный документ

Такие радиосообщения и телефонные сообщения записывались приемными связистами в пунктах соприкосновения на страницах специальных записных книжек, затем их отрывали и передавали в штаб.

Самый простой способ — прочитать документ и закрыть вопрос. Но с чтением было не все в порядке. Здесь уместнее поговорить о декодировании. И дело не только в индивидуальных особенностях почерка связиста, заполнявшего анкету в процессе приема сообщения на слух. Проблема в том, что сразу после войны в Германии была проведена письменная реформа. И несколько моих попыток привлечь к переводу таких письменных документов носителей языка ни к чему не привели.


Тем не менее, в отличие от многих других подобных радиограмм, этой повезло. Коллективными усилиями удалось «вытащить» текст.

Я обвел дату и время отправки документа (слева) и имя офицера (справа), откуда было отправлено сообщение, чтобы читателю было легче ориентироваться.

Итак, документ был отправлен 17 августа в 21:45 по берлинскому времени в 99-й полк и 1-ю горную дивизию.

При понимании текста произошло следующее:

«Unternehmen Groth seit 16.8 im Gang, befehl bekannt Hertling, abe AR feindbesetzt Mittag genommen. Feind… nicht gefangen, в Starke 70 Mann auf AJ und AL zuruckgegangen. AJ noch feindbesetzt ».

« Операция «Грот» продолжается с 16 августа, приказ о Хартлинге получен, AR, занятая противником, захвачена в полдень.

Противник … не захвачен, силой (по составу) 70 люди вернулись (отступили) к AJ и AL. AJ все еще занят противником ».


Смотрим на немецкую карту Приэльбрусья в иллюстрациях к книге.

Пункт AR — Hutte 4100 (он же Убежище 11), пункт AJ — Wachterhaus (Дом охраны на поляне Азау), пункт AL — Терскол.

Ну, там еще дата 16 августа и часть Красной Армии из 11 человек вышла из Укрытия 70 в сторону Поляны Азау и Терскола.

Если кто-то из знатоков немецкого языка захочет бросить в меня камень в этом отношении и считает, что расшифровать такие таблички несложно, то я могу скачать его с такими бланками сообщений в надежде на помощь.

Еще много интересного.

Следующий документ — это телефонное сообщение от роты Грота адъютанту 99GEP. Опубликовано 18.08.1942 / 10/30 в XNUMX: XNUMX.


«Выполнение плана 17 откладывается противником. AR захвачен. 4 пленных, 1 пулемет, винтовки. АР — гостиница казарменного типа с метеостанцией. Место на 1 компанию. Противник отступил в AJ — AL, также BJ.

Предположительно 1 эскадрилья. Был сам 1 час в русском плену, потом наоборот.

Пожалуйста, согласитесь переименовать AR в «Edelweisshütte», а казармы в «General Lanz-hütte».

AR важна как доминирующая точка для AF и AD, я держу (ее) с 12 винтовками и 1 пулеметом.

Позиции до AL — BJ не рассчитываются. «


Здесь указан состав отступающих красноармейцев в эскадрилье (роте), как бы не то 70 человек, а больше.

Наверное, Грот любил своего командира, и сразу предложил переименовать Убежище.

И виден состав разведгруппы «Грот». Судя по количеству оружия, не более 15 человек.

А вот еще один документ.

Полдень из штаба 1-й горной дивизии в 49-й горнострелковый корпус 18 августа 1942 года.

Здесь напечатанная дата 18 августа пересылается на 17 августа.

Правда, здесь указано, что Убежище было захвачены в бою, и около 70 русских отступили.


Чтобы более подробно разобраться в деталях взятия Укрытия, обратимся к папке «Эльбрус» в Бундесархиве, где хранятся документы о восхождении егерей на Эльбрус.

В данном случае нас будет интересовать не само восхождение, а некоторые детали захвата Укрытия 11, которые остались за рамками представленных сжатых отчетов, но попали в несколько более подробных документов папки Эльбруса.

Итак, первый документ — это отчет судьи Манга от 05.09.1942 / XNUMX / XNUMX.

«Мы их Эльбрус покорили!», Подготовили для печати, но одновременно прошли через разведотдел штаба 1-й горнострелковой дивизии:

«Если бы изначально еще можно было предположить, что можно было бы достигнув вершины, избежав столкновения с противником, разведка, проведенная 16 августа, полностью изменила эти представления.

Ключевой точкой в ​​восхождении и освоении вершины Эльбруса стало Южное убежище, расположенное на доминирующей высоте посреди льда.Между тем появились известия, что с противоположной стороны ущелья, занятой противником, большевистские силы наступали в направлении немецких позиций.

Необходимо было принять меры безопасности и привести войска в боевую готовность.

Капитан Грот, который в одиночку намеревался броситься к Южному убежищу, должен был (более того) установить, был ли он занят русскими.

Капитан Грот отправился в приют, откуда (когда он размахивал платком) двое посланников вышли ему навстречу.

В самом доме у них было 3 офицера и еще 6 человек.

С большим трудом капитан Грот дал понять русским, что они окружены и пойманы в ловушку.

Русские, однако, не отреагировали на это и взяли в плен капитана Грота.

Из последующих разговоров между офицерами и солдатами стало ясно, что русские собирались провести капитана Грота своим кратчайшим путем.

Когда три офицера спустились первыми, капитан Грут ухватился за возможность схватить оставшихся солдат и немедленно вызвать подкрепление.

Таким образом, благодаря его решительным действиям удалось захватить убежище.

Само Южное убежище (массивное здание, построенное с учетом требований аэродинамики) было самой высокой горной метеорологической станцией в Советском Союзе.

Он был построен в соответствии с самыми современными положениями архитектуры, и часть работ по его возведению даже не была завершена.

Не хватало надлежащим образом построенных жилых помещений с центральным отоплением и электричеством для солдат.А также высококачественная альпинистская форма, обильные запасы еды и оружия, которые считались желанными трофеями.

Это еще раз показало важность этой крепости с ее доминирующей высотой, с которой можно было контролировать все дороги в районе.

Оккупация Южного убежища позволила убрать охранников и разместить людей в здании. «


Здесь, как видим, дата 16 августа, но нет информации о 70 россиянах, покинувших приют.

В другом отчете перегрузчика Zwerger 13 роты 98 GEP под названием «Покорение Эльбруса» от 28.08.1942 / XNUMX / XNUMX (перегрузчик входил в состав группы восхождения) дается более подробная картина событий на Приют.

Кстати, отчет тоже оформляется в виде дневника прессы.

«17 августа. В 11:00 начинаем длительный переход по леднику Азау, солнышко палит жарко, наши рюкзаки сильно давят, но вид на ледяные стены всегда красивый.

Днем доходим до приюта Эльбрус-Восточный, который наш капитан особенно стремился освоить.

Имея одну слабую заставу пехоты, он двинулся к укрытию и обнаружил, что оно все еще занято русскими.

В одиночестве он подошел к двум часовым с винтовками, это были два здоровенных парня с Памира, хотел пожать им руку, но они не оценили этот благородный жест и взяли его в плен — к двум русским офицерам.

Кратко поприветствовав русских, капитан кратко сообщил им, что они окружены и будут взяты в плен, так как вокруг было много немецких солдат, хотя нас было мало и стрелять нам запрещено.

Два русских офицера подумали, что лучше будет выйти, но приказали азиату отвести нашего капитана в Баксанскую долину. Когда оба офицера исчезли, он под конвоем направился к расположенной чуть выше метеостанции, нынешнему приюту Эдельвейс, где увидел на столе целую гору пирожных и пирогов.

На вопрос — чья это охрана ответила: офицеры. Затем они пригласили нашего капитана сесть и вместе перекусить.

И еще не заставляли их дважды приглашаться, садиться с винтовками между колен и опереться, как будто они в жизни не ели ничего хорошего.

Наш капитан объяснил им, что теперь он здесь командует. И они могут бросить оружие и помочь нам, война для них закончится. Сначала они выглядели немного озадаченными. Но потом (с ухмылкой) действительно свалили в угол винтовки и пулемет. Потом наш капитан вышел из укрытия, помахал белым платком — и наш небольшой отряд смог без единого выстрела овладеть большим домом на высоте 4200 м. Сегодня мы устали, и вакуум мешал спать.

Но прежде чем залезть в спальный мешок, я смотрю на вершины, которые поднимаются на головокружительную высоту под вечными звездами — великая жизнь гор, царящая над всем.

И перед тем, как впасть в сон, я думаю о том большом счастье, которое выпало мне, как немецкому солдату, горному стрелку, участвовать в этом горном походе, которое войдет в историю, почувствовать себя немецким альпинистом в полной мере. сила. «


В этом документе также указана дата 17 августа, и опять же про 70 россиян ничего не упоминается.Как ни странно, наименее подробная информация об этих событиях содержится в отчете самого Грота «Отчет о восхождении на Эльбрус с помощью высотной роты 1-й горной дивизии», составленном в Убежище 11 26.8. .1942. «Первый контакт с противником произошел 17 августа, когда командир высотной роты предпринял разведывательный выход в укрытие Эльбруса.

В укрытии у южных предгорий пика Эльбрус-Восточный находились трое офицеров и восемь солдат.

По показаниям альтиметра убежище располагалось на высоте 4200 м, что обеспечивало доминирующее положение над всем ледниковым бассейном и выходами на восточные перевалы.

Им удалось легко овладеть ими, при этом часть вражеского гарнизона была захвачена, часть обращена в бегство.

Сразу после урока приют получил название «Генерал Ланц — Хаус» по аналогии с ранее названной метеостанцией «Приют« Эдельвейс ».


Снова 17 августа, и снова ничего о 70 русских, о которых Грот писал в своих отчетах после захвата Убежища.

Ну и в заключение отрывок из отчета о боевых действиях высотной роты от 22 августа, документ без подписи.

«17 августа. Поскольку AR очень важна (не только как альпийская база, но прежде всего как военная) из-за своего доминирующего положения по отношению к 3-м перевалам, а, с другой стороны, атака имеющимися силами и средствами не обещала При успехе командир роты горных егерей отправился к противнику в качестве парламентария, но все же попал в плен.

Когда его эвакуировали в Тегенекли, ему удалось захватить охрану и захватить АР.

Остальной противник бежал в направлении Баксанской долины.

Трофеи взяты: еда, техника, обмундирование, оружие, 4 вражеских солдата взяты в плен.

АР — комплекс из нескольких зданий, в том числе гостиницы «Интурист», метеостанции и радиостанции, превращенных в казармы. «

Относительно того, какое подразделение Красной Армии дислоцировалось в Укрытии 11 во время захвата, интересная информация была обнаружена в боевом журнале 214 кав.полка (орфография сохранена):

«15.08.1942 / 10 / XNUMX … разведка отправлена ​​в составе XNUMX человек под командованием младшего лейтенанта Хасанова на Эльбрус и Убежище Одиннадцать.

17.08.1942 / XNUMX / XNUMX в указанном направлении была обнаружена вражеская разведывательная группа, которая, воспользовавшись оплошностью патруля, захватила патруль в составе станции. Сержант Стерликов и двое солдат с ручным пулеметом.

Хасанов вернулся на исходную позицию.»


Кстати, на следующий день во время столкновения при разведке со стороны ЦДКА в направлении поляны Азау

» Мл. Лейтенант Хасанов, бросив автомат, с позором скрылся в ЦДКА.


Здесь тоже 17 августа. В немецкой версии четыре пленных и автомат в ряд.

Следовательно, сержант Стерликов и солдаты, которые «ошиблись», съев пироги вместе с гауптманом Гротом, были захвачены в Убежище 11. А как же 70 солдат Красной Армии, вышедших из Укрытия без боя? О них здесь тоже ничего нет.

Выводы по дате


Попробуем опровергнуть имеющуюся информацию. Первый по дате.

Тем не менее, согласно большинству документов, все сводится к тому, что Убежище 11 было взято рейнджерами 17 августа. НО!

Кто объяснит, как информация о взятии Укрытия появилась в боевом журнале 1-й горнострелковой дивизии 16 августа в 22:30?

Это более чем серьезный документ, в который информация при существующем качестве связи с подразделениями вносилась практически в реальном времени.

Если бы мы говорили о журналах боевых действий какой-либо дивизии Красной Армии, воевавшей на Кавказе, то я бы просто предположил, что информация может вводиться задним числом: такие журналы нельзя было заполнять даже неделями, а в некоторые подразделения их вообще не удерживали.

И чехарда с датами при заполнении таких журналов задним числом была обычным делом.

А вот в журналах 1-й и 4-й горнострелковых дивизий Вермахта такая ситуация просто немыслима, педантизм в их заполнении откровенно поражает.

И я не могу объяснить это столкновение датой захвата Укрытия 11. Однако со временем это обстоятельство, конечно, уже ни на что не влияет.

70 человек


Гораздо более интересным является вопрос о том, находилась ли часть Красной Армии численностью около 11 человек в Убежище № 70 на момент его захвата, как указывается в донесениях Грот сразу после событий. , а также в ведомственных отчетных документах?

Действительно, во всех официальных отчетах командованию армии и прессе нет ни слова об этом не только от Грота, но и от других участников событий.

В этих отчетах состав русских в Убежище уже был сокращен до 3 офицеров и 6 (8) солдат, четверо из которых были взяты в плен.

Более того, такое количество защитников Убежища не подтверждено документами Красной Армии.

Осмелюсь заметить, что у немцев в этом случае могли быть свои причины не афишировать информацию о воинах Красной Армии, покинувших приют: ни высшее руководство, ни читатели немецкой прессы не поймут того, что 70 россиян были освобождены именно так, но в плен не попали.Причем на фоне победных репортажей о восхождении на Эльбрус.

На мой взгляд, именно поэтому этот факт никак не отражается в немецких документах для высших властей и широкой общественности.

А насчет информации в документах 214 кав. полк Красной Армии, в котором в Убежище упоминается только группа разведчиков из 10 человек? Полагаю, что у командования 214-го полка тоже могли быть очень веские причины не отражать в документах оставление Укрытия без боя и отступление без приказа вниз.

Напомню, что тогда уже действовал приказ № 227 Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина от 28 июля 1942 года.

«О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещению самовольного ухода с боевых позиций»


или в просторечии

«Ни шагу назад!».


И отряды действовали, и командиры, отступавшие без приказа, были расстреляны. Это была суровая реальность дня.

Но все это, так сказать, только мои выводы.

Но если вы еще меня спросите: «Были ли эти 70 красноармейцев в Убежище или нет?» Отвечу утвердительно.

И это не просто рукописный отчет Грота. Не думаю, что он приписал бы себе такую ​​победу при большом количестве свидетелей из числа своих солдат и офицеров.

Есть еще одно существенное, на мой взгляд, обстоятельство, подтверждающее мою убежденность.

Обратите внимание на интересный факт, неоднократно отраженный в различных немецких донесениях: во время захвата в укрытии находились 3 офицера Красной Армии.

Три офицера на 6 солдат — невообразимое соотношение для разведки или защиты Убежища.

При острой нехватке офицерского состава, существовавшей в частях Закавказья, когда иногда даже младшие лейтенанты командовали батальоном, такая ситуация, на мой взгляд, просто невозможна.

А вот 3 офицера для почти роты вполне нормально.

Ну, захваченное в Приюте немалое количество еды, боеприпасов, обмундирования и оборудования, о котором пишут немцы, тоже подонок по той же линии.

И последнее.

Вот калька с двухкилометровой карты Приэльбрусья за 16-18 августа из документов разведывательного управления штаба 1-й горнострелковой дивизии.


На нем южнее пика Эльбруса в районе Укрытия № 11 красным цветом обозначена позиция Красной Армии с надписью «60 человек».

В разведке служили серьезные люди. И хлеб свой ели не напрасно.

Значит, на момент захвата в Укрытии №11 было больше двух взводов Красной Армии.Здесь гауптману Гроту нечего упрекнуть.

Когда книга уже готовилась к публикации, в ходе следующих архивных раскопок был обнаружен один интересный документ из штаба 49-го горнострелкового корпуса Вермахта, имеющий прямое отношение к истории взятия Укрытия 11.

Вот. выдержки из него:

[/ Center] [/ Center]

«Группа Грот. Карта масштаба 1: 100 000 в 16.08: 12 Хижина 00 м при сильном сопротивлении противника была захвачена.Противник частично отступил к вершинам Эльбруса, около 4100 человек на юго-восток в направлении Дома стражи (Азау) и Иткола, частично в переулок. Донгуз Орун. Вершина Эльбруса, пер. Донгуз Орун, Дом безопасности (Азау) оккупирован противником. По показаниям пленных, они принадлежат к 80-й эскадрилье, номера полка и дивизии неизвестны. Пленные и трофеи: 1 человек, 4 пулемета, много винтовок. «


Окончательное заключение


Тем не менее, захват 11-го Убежища произошел 16 августа.Несмотря на то, что его охраняла почти рота красноармейцев (70-80 человек) из 1-го эскадрона численностью 214 человек. полк, который без боя уступил убежище 11 примерно пятнадцати немецким горным егерям.

Теперь можно положить конец этой истории.

Интересно, а почему егеря не сожгли «Убежище 11», когда уходили из Приэльбрусья?

Но могли.

Однако эта печальная участь не миновала много лет спустя.

Примечание. Сканы фотографий предоставлены А.Мирзонова и публикуются с его разрешения.

Самая высокая женщина в Европе | Праздники России

Большинство людей поднимаются на вершину Эльбруса примерно за восемь часов. На это у меня ушло 14 лет.

Будучи студентами на юге России в начале 1990-х, мы с моим другом Саймоном смотрели в окно моей кухни и восхищались его закругленными двойными пиками и гладкими склонами, покрытыми сахарной пудрой, в 40 милях от Кавказа. Эльбрус высотой 5642 метра — самая высокая гора в Европе, одна из семи вершин, востребованных альпинистами, которые хотят достичь высшей точки каждого континента.Мой альпинистский опыт составил несколько восхождений на озерах и Сноудонии, но я пообещал себе, что однажды вернусь.

Лишь несколько сотен западноевропейцев совершают восхождение каждый год, но это намного менее технически сложно, чем его более низкий альпийский соперник, Монблан: его форма конуса и гладкие стороны делают его доступным даже для неопытных пикников, таких как я.

Саймон выбрал российского специалиста по активному отдыху, потому что «у него 75% успеха» и он был дешевле, чем британские операторы.Они также разрешили нам путешествовать небольшой группой — только я и пять товарищей по альпинизму и марафонцев — вместо того, чтобы присоединяться к большой команде.

Паша, наш гид, встретил нас традиционной кавказской теплотой и традиционной кавказской улыбкой с сияющим золотым зубом в аэропорту Минеральные Воды, в двух часах полета от Москвы и четырех часах на микроавтобусе от Азау, главного горнолыжного курорта. подножие Эльбруса. Но в Куршевеле это не так. В конце концов, Азау находится в Кабардино-Балкарии, полуавтономном регионе Российской Федерации, что дает ему свободу быть полностью проигнорированным, по крайней мере в финансовом отношении, правительством в Москве.

Сначала нужно было акклиматизироваться. Паша повел нас на трехчасовую прогулку по горе Чегет примерно на 3000 метров, откуда мы впервые увидели Эльбрус — ослепительно-белый и мрачный. На второй день мы поднялись на высоту 3600 м на горе, которая носит романтическое название Всесоюзная партия.

На третий день по канатной дороге поехали в базовый лагерь. Убежище «Приют-11», в тени двух пиков Эльбруса, простое, но адекватное. Когда-то это была дизельная хижина, в которой разместился современный трехэтажный отель, построенный в 1939 году.Сейчас отдыхающие используют каркас разрушенного отеля в качестве ветрозащиты.

Вид на горы и наша блестящая повар Надя, белокурая украинка, девятикратная покоренная вершинами, с лихвой компенсировала двухъярусную комнату размером с лондонский кэб. На высоте 4160 м моя первая ночь на большой высоте была прерывистой, но акклиматизация — лишь один из факторов успеха на вершине. На Кавказе самый светлый день можно превратить в облачный покров за считанные минуты. Таким образом, окно саммита узкое, с июня по август.Солнечный день перед запланированным восхождением выглядел многообещающим, поскольку мы практиковались в ходьбе по стеклянно-голубому льду в кошках и остановках ледоруба.

На нашем последнем ужине Надя оживила наши угасающие аппетиты тушенкой с курицей и абрикосом, но предупредила: «Только помни, это несложно, просто долго, очень долго». Я решил провести на ратраке первые 300 м от базового лагеря до начала восхождения на вершину с Женей, нашим вторым гидом, и Саймоном, который не хотел позволять мне «жульничать».

Млечный Путь ярко сиял, когда мы отправились в путь в 5 утра.Женя затушил сигарету под кошкой и посоветовал: «расслабь ноги и думай ленивыми шагами». Мы двигались лунной походкой. Мое сердце пыталось сбежать через грудную клетку, мои легкие изо всех сил пытались поймать ледяной воздух. Ни у кого не было сил тратить силы на разговоры. Единственным звуком был ритмичный топор топоров и глухой скрип кошек по льду.

Тьма стала серой, и из мрака появились первые жертвы горной болезни. Одинокий альпинист плелся мимо меня вниз по склону, его лицо было желто-зеленым, его попытка восхождения явно была окончена.

На высоте 5000 м мы сделали более длительную остановку для отдыха. Женя закурил сигарету, которая на такой высоте сгорела целую вечность, и дала нам возможность восстановить водный баланс, заправиться желейными младенцами и полюбоваться видом при первых же лучах света. Низкое давление на высоте действует как линза, заставляя горы приближаться ближе, чем они есть на самом деле. Теперь мы были над гребнями острых пиков, цепью тянувшихся на 750 миль от Черного моря до Каспийского моря. Наш базовый лагерь в убежище «Приют-11» представлял собой крохотное пятнышко.

Паша и пятеро других догнали нас на траверсе, единственной тропе, идущей вокруг нижней восточной вершины к седловине, провалу между двумя вершинами. Хотя он не крутой — около 25% уклона — он очень крутой с отвесными спусками по обе стороны трассы. Одно неверное положение здесь могло привести меня к скольжению по леднику в расселину — всего лишь один из многих способов, уносящих жизни в среднем 12 альпинистов в год.

Уже не было 10 утра, когда мы оставили рюкзаки у седла для последней секции.Без рюкзака я чувствовал себя освобожденным. В моем представлении я был быстрым шагом и хотел шагать вперед. На самом деле я был, наверное, таким же бледным и шатким, как и другие. Но я был охвачен лихорадкой вершин, эйфорией, вызванной большой высотой, которая подвергает опасности альпинистов с бешеной уверенностью, и она вытащила меня по крутому склону.

Мы миновали последний отрог, и гора открылась через широкое снежное поле к вершине: небольшая белая пирамида. Лихорадка на высшем уровне охватила всех, Саймон забыл о своей усталости, у Майлза снова покраснел щеки, а Колин крикнул на американца, который пытался помочиться против ветра.

Паша остановил нас. «Фелисити, сначала дамы», — воскликнул он, впервые приглашая меня взять на себя инициативу. После 14 лет ожидания я считала каждый шаг — 15 — прежде чем добралась до вершины и за 20 очень коротких минут стала самой высокой женщиной в Европе.

Паша поторопил нас с вершины. Погода приближалась, и гору быстро окутывали облака.

После ночевки в Азау мы вознаградили себя несколькими днями в курортном городе Кисловодске, куда в XIX веке стекалась русская аристократия, чтобы вылечить все, от болезней сердца до депрессии.Обмакивая свои ноющие мышцы в «Нарзанной ванне» с горячей газированной минеральной водой, я размышлял о своем следующем восхождении.

Путешествие

Девятидневная поездка была организована российской компанией Extreme Group (007 861 259 4021, extremegroup.ru) за 900 фунтов стерлингов, включая рейсы Аэрофлота. Just Go Russia (020-8434 3496, justgorussia.co.uk) может организовать подобные поездки. Лучшее время года: июнь-август.

Восхождение на Эльбрус | Самая высокая гора в Европе

День 2

Трансфер из отеля в аэропорт

Рейс в Минеральные Воды: Москва — Эльбрус

Переезд в село Терскол

Трансфер в аэропорт для короткого перелета в Минеральные Воды, где вас встретит наш представитель.По пути из аэропорта проезжаем местные города и села и примерно через 4 часа прибываем в долину реки Баксан. Здесь уже видны заснеженные вершины. Размещение в гостинице.

День 3

Акклиматизационный выход на пик Чегет (3050 м)

День акклиматизации. После завтрака мы поднимемся на пик Чегет (3050 м) примерно на 5 часов, остановимся, чтобы расслабиться в кафе «Ай» (2750 м), откуда вы сможете насладиться панорамным видом на Баксанскую долину и две вершины горы. .Эльбрус. Маршрут технически не сложный, а крутизна уклона ок. 15-25 °. Возвращение в гостиницу.

День 4

Завтрак. Выезд из отеля

Акклиматизационный выход до бывшего убежища Приют 11 (4200 м)

Завтрак. Выселение из гостиницы. Переезд до станции канатной дороги «Азау», а затем на двух трамваях до станции «МИР» / Гарибаши (3750 м). Начните акклиматизационный выход на высоту 4200 м. До бывшего убежища «Приют 11».Ночевка в хижинах национального парка.

День 5

Акклиматизационный выход на скалы Пастухова (4700 м)

Завтрак. Акклиматизационный выход на скалу Пастухова (4700 м). Маршрут не слишком крутой, последняя часть — самая крутая — от 20 до 25 градусов, но на такой высоте идти тяжело. Будьте готовы к тяжелой ходьбе. Ночевка в хижинах национального парка.

День 6

День отдыха. Тренировка на леднике.Ночевка в лагере Бочки

.

День отдыха. Ночевка в хижинах национального парка.

День 7

Попытка встречи на высшем уровне. Праздничный ужин в лагере Бочки

Сегодня мы пытаемся достичь главной цели нашего путешествия — вершины Эльбруса. Просыпаемся очень рано, в 3 часа ночи, чтобы начать восхождение. Используя фонари, мы направляемся к скалам Пастухова, где останавливаемся, чтобы немного отдохнуть и выпить. От скал Пастухова уклон не более 20-25 градусов, но большая высота начинает сказываться на выносливости.Через 5000 м маршрут поворачивает налево, и мы начинаем пересекать склон в сторону небольшого плоского «седлового» плато, до которого дойдем за 2-3 часа. Требуются последние большие усилия, чтобы достичь вершины, что мы можем сделать, отправившись либо на Восточную, либо на Западную вершину.

Восточная вершина (5624 м) — вариант проще, потому что ледяной спуск с седловины не такой крутой (максимум 30 градусов). Маршрут ведет к вершине без каких-либо технических сложностей. Однако этот маршрут требует времени.

Западная вершина (5642 м) — это более сложный выбор, потому что крутой чистый ледяной склон (30-35 градусов) ведет к плато вершины.Здесь нам понадобятся кошки, веревки, а в некоторых случаях и ледобуры. Но после напряженной работы мы выйдем на длинное (около 1 км) плато с плоской вершиной, ведущее прямо к вершине.

Вернитесь в лагерь и приготовьте вечером праздничный ужин для победителей. Вы также получите сертификат, подтверждающий, что вы были на вершине Эльбруса, когда спуститесь в долину. Ночевка в лагере национального парка.

Примечание: в этот день на каждые 3 клиента будет приходиться 1 гид.Предусмотрена только одна попытка восхождения.

День 8

Спуск на Терскол

Спуск до Терскола и ночлег в гостинице. В случае плохой погоды это резервный день для попытки восхождения.

День 9

Поход в Баксанскую долину

День отдыха. После завтрака мы отправимся в поход в Баксанскую долину, откуда открывается великолепный вид на Эльбрус. Возвращение в гостиницу. Свободное время.

показать полное описание скрыть полное описание

Отчет экспедиции на Эльбрус — Пик Альпинизма

Гора Эльбрус высотой 5862 метра является самой высокой вершиной в Европе и одной из знаменитых Семи вершин (самая высокая вершина на каждом континенте).Он расположен в Кавказских горах на востоке России, недалеко от границы с Грузией, и известен своей переменчивой погодой и часто сильными холодами. За 11 дней до этого в этом месяце компания Peak Mountaineering отправила команду из 11 человек для восхождения на гору по южному маршруту. Это отчет о поездке… ..

Команда собралась в небольшом аэропорту Минеральд Воды, проехав разными маршрутами. К сожалению, приехавшие двое из команды обнаружили, что их сумки были потеряны в пути, и после того, как в аэропорту был подан отчет, у них не было другого выбора, кроме как сесть на трансфер в небольшую горнолыжную деревню Терскол и надеяться, что их сумки появятся. на следующий день.Поездка до нашего отеля в долине занимает около трех часов, и, приехав туда на ночь, команда очень хотела успеть отдохнуть, устроиться и познакомиться с окрестностями рядом с отелем.

Терскол — небольшое местечко с несколькими отелями и несколькими ресторанами. Он вызывает приятную сонливость, и вскоре все успокоились. После некоторого отдыха и исследований мы собрались на ужин в ресторане отеля и обсудили запланированную на завтра акклиматизационную прогулку.

После хорошего ночного сна и завтрака мы двинулись вверх по дороге, чтобы прогуляться на пик Чегет.Это дает хороший набор высоты, чтобы начать процесс акклиматизации и дать всем возможность встать на ноги. Есть небольшой кресельный подъемник, который извивается вверх по холму, и, когда мы добрались до вершины к началу проливного дождя, мы воспользовались лифтом, чтобы ускориться обратно в долину. Остальная часть дня была посвящена организации снаряжения для завтрашнего дня гор.

К сожалению, недостающие сумки не были доставлены ранним рейсом, и нам пришлось начать рассматривать другие варианты, если они не пришли в последующие дни.Так получилось, что они так и не материализовались. К счастью, эта замечательная группа людей уже активно работала как одна команда, и мы провели дневное собрание, чтобы найти способы обеспечить замену недостающего оборудования. Вместе с группой мы обнаружили стопку одежды и других предметов, и в нашем отеле есть отличный пункт проката комплектов, который поможет разобраться с остальным. Для членов команды было горьким разочарованием потеря их драгоценного личного снаряжения, но, по крайней мере, мы могли гарантировать, что их попытка восхождения все еще возможна.

В день 3 мы поднялись по ближайшей канатной дороге на высоту 3500 метров, а затем поднялись, чтобы посетить нашу горную хижину на высоте 3800 и далее до 4100 метров, чтобы попрактиковаться в некоторых основных навыках игры в кошки и ледоруба. Этот набор высоты также был отличной акклиматизацией, и было интересно поделиться с группой тем, что они уже были примерно на высоте самой высокой горы Северной Африки, Джебель Тубкаль. Мы спустились к канатной дороге и снова спустились в отель в долине.

На четвертый день дела стали более сосредоточенными.Это был день, когда мы постоянно переезжали в горную хижину, которая была бы нашим домом в ближайшие дни. На южной стороне Эльбруса есть разные варианты размещения, но я настоятельно рекомендую нашу горную хижину, хотя и простую, но примерно лучшую. Сюда легко перевезти команду и снаряжение по канатной дороге, и вскоре все расселились по своим комнатам в общежитии и наслаждались хорошим обедом.

Во второй половине дня мы снова поднялись на высоту 4100 метров, чтобы завершить отработку навыков и продолжить процесс акклиматизации.Весь день восхождения на юге Эльбруса проходит на крутых снежных склонах, поэтому хорошие навыки владения кошками необходимы. Всем также нравилось скольжение по снегу, практикуя технику остановки ледоруба — важный навык, позволяющий людям останавливаться, если они поскользнулись или споткнулись на крутых склонах. Закончив, мы направились обратно в хижину, чтобы пообедать, поиграть в карты, поболтать и поспать. Monopoly Deal стал неизменным фаворитом некоторых из команды, а другие увлеклись книгами, смотрели скачанные фильмы или просто болтали до сна.

В пятый день мы поднимались на новую высоту 4700 метров. Это долгий и медленный подъем по крутым склонам, и все, хотя и уставшие, были рады сидеть на вершине так называемых скал Пастухова и наслаждаться безмятежностью и видом на прекрасные горные окрестности. Опять же, им напомнили, что теперь они сидели почти на высоте Монблана, и для нескольких членов команды это было личной высшей точкой. В конце концов мы спустились обратно в хижину, чтобы провести еще один неспешный вечер.Процесс акклиматизации является ключом к безопасному и приятному восхождению, и команда очень довольна своим прогрессом.

День 6 был запланирован как день отдыха и подготовки. Жизнь на высоте 3500 метров помогает организму адаптироваться к высоте, и все же, как и в любом горном убежище, члены команды должны были быть готовы жить в довольно простых условиях. Есть 8 спальных комнат в общих спальнях, очень простые туалеты и очень примитивные умывальники на открытом воздухе. Душа конечно нет. Сказав все это, у нас был хороший холл, электричество и еда хорошего качества — это простые вещи, но наша хижина предлагает отличную базу.

Днем люди отдыхали, дремали, читали и болтали. Мы наслаждались исключительно стабильной и теплой погодой, и многие члены команды также воспользовались возможностью посидеть на солнышке, сделать фотографии и исследовать окрестности хижины. Идти не так много, но у некоторых из команды была короткая растяжка.

Днем мы встретились, чтобы обсудить завтрашнюю попытку саммита. В нашем расписании мы намеренно оставляем два возможных варианта попытки восхождения, и все же, учитывая силу этой команды и стабильную погоду, движение вверх завтра имело смысл.Мы подробно поговорили об оборудовании и другой логистике, и команда отправилась собирать вещи и готовиться.

Южная сторона Эльбруса необычна тем, что здесь есть возможность использовать одну из снежных кошек горнолыжной зоны, чтобы поднять вас выше в гору. Большинство людей выбирают этот вариант, и эта команда не скрывала своего желания сделать это. Снежный кот, безусловно, чувствует себя долгожданным началом дня саммита, и, поскольку он в основном путешествует по земле, на которую команда и так уже поднималась, команда тоже была очень довольна своим выбором.

В день восхождения мы поднялись на борт в 3.30 и взяли курс наверх. Выйдя из ратрака, маршрут поднимается по крутому склону перед тем, как начать длинный диагональный траверс под нижней восточной вершиной, и в конечном итоге это приведет к седловине, которая находится между восточной и западной (главной) вершинами. В день саммита мы всегда берем большое количество местных гидов и клиентов, и это очень важно. Это позволяет нам безопасно направлять любых членов команды, испытывающих трудности, отдельно от основной группы, если это необходимо, а также позволяет нам адаптироваться к разным темпам.Для этой поездки у нас было 4 местных гида, а также я.

Это планирование и подготовка окупились довольно быстро: один член команды, понимая, что выложился на полную, решил спуститься примерно на 5200 метров, а другой выдохся в седле. Нам было очень жаль видеть, как они спускаются, но мы знали, что они в самых надежных руках. Остальная часть команды продолжила движение вверх.

После седловины маршрут ведет вверх по очень крутым склонам, которые из-за длительного и потенциально очень серьезного риска скольжения защищены фиксированными веревками.Команда была тщательно проинструктирована об их использовании, и все умело подрезали и отстегивали себя до самого верха.

Отсюда до вершины можно добраться, и мы продолжили подниматься по пологим склонам, чтобы достичь нашей цели. Как и всю неделю, погода оставалась потрясающей, и мы получили самые удивительные впечатления от встречи на высшем уровне. Эльбрус имеет просто потрясающий вид на 360 градусов и ощущается как особенная вершина. Команда была в восторге.

В конце концов, когда были сделаны фотографии, поели закуски, выпили воды и обменялись объятиями, пришло время спускаться. Обратный маршрут представляет собой прямой обратный путь восхождения, и, несмотря на то, что он долгий и утомительный, вся команда эффективно справилась с ним. В конце концов, уставшая, но восторженная группа вернулась через дверь хижины, все еще пытаясь осмыслить свое достижение. Мы догнали других членов нашей команды, и вскоре у нас было много отдыхающих, а другие обедали перед отдыхом. Это было великолепное чувство усталости после тяжелого дня в горах — и столь же великолепное знание, что все, что осталось, — это спуск по канатной дороге на следующий день.

После очень крепкого сна мы попрощались с нашим горным убежищем и направились в долину. К середине утра команда наслаждалась роскошью горячего душа и свежей одежды. Многие из команды собрались за неторопливым обедом, а позже мы снова вернулись на праздничный ужин и больше, чем нашу изрядную долю эльбрусского пива и водки. Это был особенный вечер с очень особенной командой.

В последний день начался долгий путь домой, и этот отчет был написан на одном из обратных рейсов.Вокруг самолета были расставлены точки других членов команды, а другие уже прибыли в Великобританию другими маршрутами. У нас также было несколько человек, которые воспользовались возможностью провести последнюю ночь и день в Москве перед тем, как отправиться домой. Я надеюсь, что все они, как и я, оглядываются назад с очень теплыми воспоминаниями об особенном приключении.

Peak Mountaineering вернется на Эльбрус в 2020 году, и я очень надеюсь, что, почувствовав вкус всего, что происходит, вы подумаете о том, чтобы присоединиться к нам. Вас ждет большое приключение на величественную гору в потрясающем уголке мира.

Автор: Пол

⛰ Восхождение на Эльбрус Тур — 9 дней

Это редко упоминается в обзорах восхождений на Эльбрус, но одно из самых ярких воспоминаний — это не только восхождение на вершину, но и восхождение над облаками. Достигнув высоты 5642 метра, вам откроется невероятный вид на горы, окутанные небом. Пойдем вместе и посмотрим.

опыта, который у вас будет

Восхождение на гору Эльбрус

Любое восхождение на вершину — это всегда вызов, особенно когда вы собираетесь подняться на самую высокую гору в Европе.Вы подниметесь на Эльбрус с юга, сделаете отличные снимки гор Кавказа и испытаете невероятно сильные эмоции, оказавшись на вершине России.

Эта программа — лучшая для тех, у кого ранее не было скалолазания. Маршрут рассчитан на 9 дней, чтобы сделать акклиматизацию в высокогорье максимально комфортной и эффективной.

Восхождение на Эльбрус запланировано на седьмой день экспедиции. За несколько дней до него вас ждут быстрые и легкие акклиматизационные походы к водопаду Девичьи косы и обсерватории РАН (3200 м), а также на вершину горы Чегет и скалы Пастухова (4700 м).Также вы научитесь ходить в кошках, правильно пользоваться ледорубом и подготовить свой организм к работе в условиях низкого содержания кислорода в воздухе.

Если вы хотите подняться на Эльбрус, и ваши друзья или семья готовы присоединиться к вам в качестве группы поддержки, свяжитесь с нами. Во время вашего восхождения мы составим для них индивидуальную программу путешествий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *