Сколько потратили на олимпиаду в сочи: Россия потратила на Олимпиаду 324,9 млрд рублей

Разное

Содержание

Россия потратила 50 миллиардов на Олимпиаду в Сочи. И возможно, не зря. | Общество | ИноСМИ

Сочи, Россия — Был теплый осенний день. Капитан Антон Романов направил свой 23-футовый катер Aquador из вечно волнующегося Черного моря в гавань.

 

Прямо по курсу лежал оживленный портовый Сочи — место проведения Зимней олимпиады 2014 года и самый популярный российский курорт — с его ресторанами, магазинами, пятизвездочными гостиницами и зазывалами, которые на удивление бойко продавали билеты на стоявшие у пирса прогулочные суда.

 

За городом высились зубчатые пирамиды Западного Кавказского хребта, увенчанные белыми вершинами. До него из города нужно ехать 45-минут вдоль реки, мимо небольших поселков со своими магазинами, ресторанами, горными туристическими маршрутами и горнолыжными подъемниками.

 

«Представляете, что еще несколько лет назад здесь ничего не было? В октябре сюда никто не приезжал», — заявил сидящий на крыше рубки Романов, затягиваясь сигаретой. Катером он управлял ногами, свесив их через люк.


Теперь все изменилось. Спустя три года после скандала вокруг 50 миллиардов долларов, потраченных на Олимпиаду-2014, — и спустя три года после того, как аннексия Москвой Крыма у Украины затмила шумиху про «олимпийскую блажь» Кремля, — мы видим, что президент Владимир Путин все-таки выполнил свое обещание и превратил Сочи во всесезонный курорт.

Helsingin Sanomat
Slate.fr
PR Daily
The Christian Science Monitor
USA Today

Сочи, известный субтропическим климатом и горячими источниками, на которых Иосиф Сталин лечил свой артрит, традиционно считался самым популярным в России летним курортом. Однако до Олимпиады он не пользовался популярностью как место зимнего отдыха — да и был в этом качестве не слишком доступен.

 

«Раньше это был летний курорт. Сезон завершался в октябре, а потом оставалось только ждать следующего года, пока не вернутся теплые дни, — рассказывает руководитель „Языкового центра гимназии № 8″ Андрей Пономаренко. — Теперь мы по-настоящему перешли во всесезонный режим».

 

Городские чиновники утверждают, что в Сочи, в котором постоянно живут около 500 000 человек, в 2017 году приедут 6,5 миллиона туристов — то есть столько же, сколько и в 2016 году. Летом отели на черноморской береговой линии забиты. Не попавшие в них туристы селятся в горных отелях, предоставляющих транспорт до пляжа. Зимой роли меняются, и береговые гостиницы начинают предлагать сниженные цены и транспортировку в горы для горнолыжников. По словам Дмитрия Богданова, эксперта по туристической отрасли из Сочи, на пик сезона все места в некоторых гостиницах заняты на два года вперед.

 

В межсезонье в городе проходят сотни мероприятий, включая гонки «Формулы-1», певческие конкурсы, фестивали и конференции, говорит Сергей Доморат, возглавляющий сочинское Управление курортов и рекреационных ресурсов. В недавно открытом казино только что состоялся турнир по покеру. На стадионе «Фишт», на котором проводились церемонии открытия и закрытия Зимней олимпиады, должны будут проходить некоторые из матчей предстоящего в следующем году Чемпионата мира по футболу.

 

Управляющий одной из дорогих приморских гостиниц, побеседовавший со мной на условиях анонимности, сообщил, что в результате отель, заполняющийся летом почти до отказа, вне сезона получает достаточно постояльцев, чтобы среднегодовой уровень загрузки достигал 60%. «Этого хватает для прибыльности», — подчеркнул он.

 

За прошлый год, по словам Домората, связанная с курортной сферой деятельностью принесла региональному бюджету налоговые поступления на сумму 55 миллионов долларов. «Расходы на олимпийское строительство себя оправдали», — считает он.

 

Впрочем, точно сказать, сколько было потрачено и куда ушли эти средства, трудно. В 2013 году оппозиционные политики опубликовали доклад, в котором говорилось, что окружение Путина украло на этой «чудовищной афере» 30 миллиардов долларов.

 

Путин отрицает, что с олимпийским строительством была связана широкомасштабная коррупция. Правительство связывало высокие расходы с тем, что создавать инфраструктуру для Игр было крайне затруднительно. Дороже всего обошлись железная дорога и шоссе к горам. Ранее пляжи с горами соединяла только узкая и извилистая дорога.

 

С долгосрочным проектом по трансформации Сочи были связаны и другие спорные моменты. Как утверждают активисты, власти пренебрегали законами, требующими проводить перед началом строительства публичные слушания, незаконно выселяли людей и вредили окружающей среде. Правозащитники также сообщали, что россиян, протестовавших против Олимпиады, задерживали по ложным обвинениям.

 

Когда Олимпиада закончилась, взлет туризма последовал не сразу. Однако российская рецессия, терроризм в Египте и дипломатический кризис в отношениях с Турцией заставил россиян многих отказаться от приобретших популярность после распада советского союза направлений для туризма в пользу Сочи.

Der Spiegel
BuzzFeed
Europe1
ИноСМИ
BuzzFeed
ИноСМИ
ИноСМИ
Sport Aktuálně

Правительство также вносит свой вклад, субсидируя туры для госслужащих и убеждая частные компании организовывать в Сочи корпоративные выезды, которые раньше проводились в Европе. Не стоит забывать и об официальных мероприятиях.

 

В прошлом месяце в один из сочинских горных гостиничных комплексов на конференцию, на которой присутствовал Путин, съехались множество официальных лиц и специалистов по внешней политике. Всемирный фестиваль молодежи и студентов с более чем 25 000 участников также проводился в Сочи.

 

Одна из участниц фестиваля, аспирантка из Санкт-Петербурга Маргарита Мурзина, воспользовалась перерывом в программе, чтобы подняться на гондоле на склон высотой в 4 500 футов, на котором проходили олимпийские соревнования. Сам по себе подъем уже того стоил: гондола парила над оранжево-желтыми осенними дубовыми и буковыми лесами у подножья заснеженных пиков. Мурзина, увлекающаяся сноубордингом и раньше не бывавшая в Сочи, говорит, что обязательно вернется сюда как туристка.

 

Многие явно специально выбрали это время. Николай и Людмила, супруги-пенсионеры из южного города Ростова-на-Дону, отказавшиеся называть свою фамилию, сказали, что они приехали в Сочи в октябре, потому что это курорт, до которого недалеко добираться и где (как выразился Николай) «приятная погода, хороший сервис и при этом не очень дорого».

 

А как насчет более состоятельной публики? Ее было много и на покерном турнире, и на внешнеполитической конференции. Но вот предпочтут ли россияне, которые могут позволить себе выбирать, Сочи, скажем, Италии?

 

«Если есть выбор между Италией и Сочи, думаю, они все равно поедут в Италию, — полагает гостиничный управляющий. — Но Сочи сейчас тоже в хорошей форме. Отличный город для отдыха. Пока не на мировом уровне, но очень старается».

 

Не все перемены были к лучшему. Вкладываясь в новую инфраструктуру и в курортные комплексы, власти позволили прийти в упадок нескольким великолепным старым санаториям советских времен, расположенным на проспекте который ведет к Черному морю.

 

Кроме того на туризме неожиданным образом сказались новые российские политические реалии. По словам Пономаренко, раньше в Сочи в год заходили около 30 иностранных круизных лайнеров. Местные предприниматели вроде него, ориентирующиеся на иностранцев, ожидали, что после Олимпиады круизов станет больше. Однако большинство этих судов также останавливались в портах Крыма — черноморского полуострова, который Россия аннексировала у Украины.

 

Теперь, как отмечает Пономаренко, из-за санкций европейские суда в Крым не заходят, и это делает весь маршрут менее привлекательным для туристов. Поэтому ожидаемого бума не случилось, а в Сочи теперь заходят не больше пяти круизных судов в год.

 

«У меня на эти лайнеры были большие планы», — жалуется Пономаренко.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Почему Олимпийские игры обходятся дороже, чем

Организаторы Олимпийских игр в Пхенчхане планировали потратить на них 7 млрд долларов, однако уже в январе бюджет был увеличен до 13 млрд. То есть почти в два раза. И это далеко не рекорд: четыре года назад в Сочи было потрачено более 50 млрд при планиру­емых 10. Мы собрали несколько любопытных фактов о том, как менялся бюджет Олимпиад начиная с 1960-х годов.

До середины XX века проведение Олимпиад не ложилось тяжелым бременем на города-организаторы: соревнования устраивались в экономически развитых странах, а количество участников было небольшим. Однако в 1960-е годы число спортсменов, приезжавших на Игры, удвоилось, а количество дисциплин, в которых они соревновались, увеличилось примерно на треть. Это сразу увеличило расходы, в результате чего вот уже 60 лети бюджет всех Олимпийских игр неизменно оказывается больше изначально запланированного.

Монреаль против Лос-Анджелеса
Организаторы летних Игр в Монреале заявили бюджет в 124 млн долларов, однако реальная стоимость получилась во много раз выше. Только на постройку стадиона и другой инфраструктуры было потрачено 1,5 млрд. Для того чтобы покрыть убытки власти провинции Квебек ввели специальный налог на табак, но эта мера не дала ожидаемого эффекта: продажи значительно снизились. Монреаль смог расплатиться с «олимпийскими» долгами лишь в 2006 году.

После экономической неудачи Монреаля количество желающих принять Игры снизилось: в 1979 году Лос-Анджелес оказался единственным кандидатом на Игры-1984. Однако именно американский город сумел выйти в плюс, показав прибыль в 215 млн миллионов. Ключом к успеху стало отсутствие новой инфраструктуры: специально к Играм ничего не строилось, а соревнования проводились на уже существующих объектах. Сказался и значительный рост стоимости телевизионных прав: в 1980 году их продали за 88 млн долларов, четыре года спустя – уже за 286,9 млн.

Инфраструктура и операционные расходы
Самыми дорогими Олимпийскими играми считаются летние в Пекине и зимние в Сочи, и именно в этих двух случаях максимальной была доля затрат на строительство неспортивной инфраструктуры. В Сочи-2014 она доходит до 85%. В китайской столице на постройку железных и автомобильных дорог, а также аэропорта было потрачено свыше 25% бюджета. Еще около 25% ушло на решение экологических проблем.

До 2001 года затраты на обеспечение безопасности считались незначительными, однако после терактов 11 сентября 2001 года они существенно возросли. Так, в Сиднее-2000 на эти цели было потрачено 250 млн долларов, а в Афинах-2004 – уже 1,5 млрд. В среднем эта строка в бюджете Игр обходится в сумму от 1 до 2 млрд долларов.

Североамериканский рынок является ключевым для продажи телеправ на показ Олимпийских игр. В 2014 и 2016 годах компании из США и Канады потратили на эти цели 2 млрд 119 млн долларов, в то время как представители Европы – 941 млн, а Азии – 663 млн
В стоимость проведения Игр, как правило, не закладывают затраты на последующее обслуживание олимпийских объектов. А они достаточно велики, и почти никогда не окупаются ввиду значительных размеров сооружений и их узкопрофильности. На поддержание в рабочем состоянии олимпийского стадиона в Сиднее ежегодно тратится 30 млн долларов, а пекинского национального стадиона «Птичье гнездо» – около 10 млн. Из регионального бюджета южнокорейской провинции Канвондо на объекты Пхенчхана-2018 будет ежегодно выделяться сумма, эквивалентная, 8,5 млн долларов.

Дорогая заявка
Сама процедура подачи заявки на право проведения олимпийских игр обходится городам-кандидатам в сумму от 50 до 100 млн долларов. Средства идут на разработку бизнес-плана, оплату труда приглашенных консультантов, проведение презентационных мероприятий и оплату расходов на транспорт и проживание для экспертов, которые приезжают, чтобы удостовериться в том, что предлагаемые условия соответствуют необходимым требованиям. В частности, город-кандидат Токио потратил 150 млн долларов на подачу заявки на проведение Игр 2016 года и примерно половину этой суммы – на заявку на Игры 2020 года. В Торонто посчитали, что только на этапе подачи заявки придется выложить 60 млн долларов и отказались от идеи принять Олимпиаду-2024.

Россия вне игры

Сергей Медведев: Будущее пока что не наступило для российского спорта. После допинговых скандалов Олимпиады в Сочи, доклада Макларена, разоблачения Родченкова российской спорт переживает не лучшие времена: отстранение от олимпиад, запрет на исполнение национального гимна, на прием крупных международных соревнований в России. Как справляются с этим спортсмены? Каково будущее российского спорта? И каково вообще будущее спорта после карантина, пандемии и допинговых скандалов?

Корреспондент: Спортивный арбитражный суд огласил вердикт по слушаниям ВАДА И РУСАДА, которые должны были пройти еще весной, но были перенесены из-за пандемии. Результатом стал нейтральный статус российских спортсменов на срок до двух лет, хотя изначально приговор был – четыре года. Вся история началась из-за базы московской лаборатории: перед тем как Россия передала результаты в ВАДА, в них были внесены изменения. Ближайшие два года российские спортсмены будут выступать без гимна и под нейтральным флагом. Это коснется Олимпиады в Токио и чемпионатов мира. РУСАДА было наказано на 1,72 миллиона долларов, которые из-за лишения агентства статуса соответствия выплатит ВАДА.

Российским чиновникам, даже президенту страны запрещено посещать крупные спортивные мероприятия. Однако для спортивных болельщиков, в принципе, ничего не поменялось – спортивные события продолжатся с русскими спортсменами. Более того, российская сторона теоретически может обжаловать решение спортивного арбитражного суда.

Российским чиновником, даже президенту страны запрещено посещать крупные спортивные мероприятия


Как в России нарастали допинговые проблемы? Каким образом бан русского спорта повлияет на чемпионат мира 2022, Евро и финал Лиги чемпионов?

Сергей Медведев: Обсуждаем все это с нашим гостем, спортивным комментатором Всеволодом Соловьевым. Многое ли сейчас поменялось для российских спортсменов? Олимпиада заморожена, непонятно, состоится ли Токио. Проводятся кубки мира, хоккейные соревнования. Где сейчас допинговые скандалы?

Всеволод Соловьев: Для многих спортсменов с точки зрения тренировок, подготовки, соревнований и так далее, действительно мало что поменялось. Например, неделю назад на соревнованиях в Италии победил российский лыжник. Я с ним общался, спрашивал: «Можешь ли ты сравнить ощущения от этой гонки и от того, что было год назад?» Он говорит: «Нет, вообще никак не сравнить эмоции, потому что не было гимна, не было награждения». Но гимна в этот раз не было не потому, что отстранили российскую команду, а потому, что из-за пандемии сейчас сокращены церемонии. В целом, как показывает практика, некоторые спортсмены действительно испытывают очень сильный эмоциональный всплеск, когда слышат гимн.

Сергей Медведев: Это важно в символическом смысле. А что с олимпийскими циклами подготовки? Как я понимаю, вся российская (бывшая советская) спортивная машина заточена под олимпиады, олимпийское золото, медальные зачеты, и вдруг эту сердцевину вынимают из спорта!

Всеволод Соловьев: Тут все зависит от того, как к этому отнесутся чиновники и функционеры от российского спорта. Мы помним, как перед Олимпиадой в Пхенчхане ходили серьезные разговоры о том, что нет, нам такая Олимпиада не нужна, мы ни в коем случае не поедем, подготовимся к Токио или к Пекину 2022 года. Скорее всего, тут важно, какое решение примут непосредственно функционеры. Спортсмен в любом случае поедет, его главная задача, как ни крути, – это стремление доказать, что он лучший в мире. Да, постфактум эмоции будут не те, но во время гонки он в любом случае хочет стать лучшим в мире. Во многих видах спорта олимпийское золото – это вершина.

Сергей Медведев: А что с Олимпиадой в Токио? Доносятся разные слухи. Насколько реально ее проведение? Или мы еще на четыре года останемся без Олимпиады?

Всеволод Соловьев: Здесь японские функционеры высказывают разные мнения. Кто-то говорит, что Олимпиаду проведут в любом случае без каких-либо разговоров, потому что потрачено огромное количество средств, в том числе и бюджетных, и средств спонсоров, и так далее. Я думаю, это зависит от того, куда качнется маятник общественного мнения в Японии. В азиатских культурах сейчас довольно внимательно относятся к вопросу пандемии, ограничений. Какой будет общественно-политический консенсус, такое и будет решение.

Вся российская спортивная машина заточена под Олимпиады, медальные зачеты, и вдруг эту сердцевину вынимают из спорта!


Сергей Медведев: Что означает для России и вообще для мирового спорта «акт Родченкова»? В конце прошлого года уходящей администрацией Трампа был принят акт, по которому американцы, условно говоря, могут преследовать везде в мире людей, замешанных в допинговых схемах, накладывать штрафы до миллиона долларов, выдавать тюремные заключения до десяти лет. Как я помню, российские спортивные функционеры были резко против. Насколько это повышает риски?

Всеволод Соловьев: Не только российские функционеры были против, даже ВАДА выразило обеспокоенность по поводу того, что американские законодатели пытаются продвинуть экстерриториальность юрисдикции. Общий настрой и в мире спорта, и тем более в мире российских чиновников от спорта таков, что это странное самоуправство американских законодателей. Это действительно вызывает вопросы. В то же время под тот же «акт Родченкова» не подпадают американские национальные лиги, НХЛ, НБА и так далее.

Сергей Медведев: Они не следуют кодексу ВАДА? А у них есть какие-то собственные допинговые кодексы?

Всеволод Соловьев: Я внимательнейшим образом не изучал всю ситуацию с национальными лигами. Тем не менее основная задача – это шоу, и неважно, каким образом оно будет доставлено. Естественно, есть вопросы этического характера, поведения спортсменов, те же развлекательные наркотики тоже не поощряются. Хотя в 80–90-е годы был период, когда, наверное, каждый спортсмен из этих лиг чем-нибудь баловался. Сейчас там существуют ограничения, но во главе угла деньги, шоу. В этом есть небольшой двойной стандарт.

Сергей Медведев: По идее, любая страна может придумать свое антидопинговое законодательство и применять его помимо ВАДА. Это фактически распад всемирной антидопинговой системы.

Всеволод Соловьев: Да, именно так. Об этом и предупреждало ВАДА, оно тоже было против «акта Родченкова». Американцы не первые: в Италии довольно давно существует уголовное преследование за допинг, но это все, как правило, не распространялось за пределы страны. А сейчас по этому «акту Родченкова» американцы могут преследовать людей, даже если это происходило не на территории США.

Сергей Медведев: Скажем, условного Мутко.

Всеволод Соловьев: Теоретически под это можно подвести кого угодно.

Сергей Медведев: Есть риск, если человек оказался на территории Соединенных Штатов или имеет там собственность.

Вопрос в инфантильности российских спортсменов, в их необразованности в вопросах допинга


Всеволод Соловьев: В целом – да, любое посещение США будет грозить исками тем, у кого рыльце в пушку или кто попал в бумаги Григория Родченкова. Тут стоит отметить, что Родченков – фигура неоднозначная, одиозная, его еще давно называли «обезьяной с гранатой», это психологически неуравновешенный человек. Все, что было написано и рассказано в интервью, частенько надо делить на два, на три или на десять.

Сергей Медведев: Я смотрел «Икар», и, честно говоря, мне этот фильм кажется достаточно убедительным. При всей эксцентриаде Родченкова, все-таки очевидно, что он был во главе, в середине российской допинговой схемы: сам достаточно талантливый атлет, как говорят, гениальный биохимик. От доклада Макларена и от файлов Родченкова у меня остается субъективное ощущение того, что во всем сказанном там очень большая доля истины.

А насколько вообще очищается российский спорт от допинга? После всех этих разоблачений, после страшных исключений из Олимпиад признано на высшем уровне, что да, есть проблемы, и мы видим: когда допинг-комиссары приезжают на соревнования по биатлону, то 30 человек массово снимаются со старта, просто разбегаются от их вида.

Всеволод Соловьев: Конкретно в этой ситуации я не уверен, что здесь вопрос исключительно в допинговых комиссарах. Был подобный случай в легкой атлетике, когда действительно было понятно, что это связано именно с допингом.

Сергей Медведев: Год назад проходил чемпионат по легкой атлетике в Иркутске. Перед самыми стартами объявили, что пришли допинг-комиссары, и люди просто не вышли на старт. Я помню картинку: пустые беговые дорожки, в колодках стоят два человека, а шестеро просто убежали от допинг-комиссаров.

Всеволод Соловьев: Что касается биатлона, там все неоднозначно: это был последний день соревнований, до этого люди пробежали уже три гонки, команды снимались. В принципе, такое бывает и без приезда допинг-комиссаров, потому что в последний день соревнований многие спортсмены уже сидят в поезде: это зависит от расписания поездов, самолетов и так далее.

Всеволод Соловьев

Сергей Медведев: После всех этих историй ситуация с допингом улучшается?

Всеволод Соловьев: Вопрос скорее в инфантильности российских спортсменов, зачастую – в их необразованности в вопросах допинга. Часто бывает так, что тренер или врач говорит спортсмену: поешь витаминки. Хоть РУСАДА и пытается делать какие-то образовательные программы, объяснять, что спортсмен должен указывать свое местонахождение, все равно об этом постоянно забывают. Частенько наши спортсмены не от мира сего, они привыкли, что дядька за ними смотрит, вытирает сопли, и многие даже не пытаются вникнуть в эту систему. При федерациях всегда есть администратор, который в основном занимается бумажной работой. Люди, может быть, без злого умысла, но в итоге нарушают законы непосредственно от ВАДА. Тут комплекс проблем: инфантильность, слепая вера (они слушают, что говорят тренеры, врачи, какие-то физики, шаманы, которые появляются при командах) и неспособность самим критически осмысливать ситуацию.

Сергей Медведев: На выходе все равно получаются те истории, которые мы видели в Сочи и после Сочи на самом высшем уровне: подчистка баз данных московской антидопинговой лабораторией. К сожалению, вся эта история продолжается и по-прежнему остается пятном на российском спорте.

Всеволод Соловьев: Тут еще безалаберность. Казалось бы, Мария Шарапова, мировая звезда: каким образом она и ее огромный штат специалистов не знали, что мельдоний уже запрещен?

Сергей Медведев: Привычки советского спорта умирают с трудом.

Рассуждает спортивный журналист Иван Адаменко.

Получить кайф от спортивных соревнований, увидеть победы своих атлетов – вот это дорогого стоит


Иван Адаменко: Отделались, считай, малой кровью, потому что чемпионат Европы по футболу летом пройдет под всей атрибутикой. Любые более мелкие соревнования, будь то кубки мира или всякие этапы, это все будет как полагается. Если раньше от крупных соревнований отстраняли тех спортсменов, у которых за спиной была какая-то допинговая история, то сейчас они смогут принять участие в соревнованиях. То есть это небольшая, но победа по сравнению с тем, что изначально хотели нам впаять. Я думаю, мы еще полностью не оправились от Сочи: там то проблемы с РУСАДА, никак не могут сделать дорожную карту, руководство постоянно меняется, то любимая легкая атлетика погрязла во всем, в чем только можно.

Все это мы расхлебываем, работы еще море. Поэтому не знаю, сколько потребуется российскому спорту, чтобы очиститься от тех сочинских лет. Мне кажется, максимум того, что они могли сделать: сменить руководство, поставить новых независимых людей, – они сделали. Дальше имеет смысл следовать той карте, которая уже есть, ее же надо как-то выполнить, там остались какие-то несделанные пункты. Посмотрим, удастся это или нет. Это у нас как лотерея. Каждый раз они говорят, что «мы сможем, все будет хорошо», а по сути все выходит не так, как хотелось. Любой крупный представитель власти, нашего Олимпийского комитета не может получить официальную аккредитацию, но, по сути, тому же Путину никто не может запретить посетить финал игр в Токио. Если будет приглашение главы государства, то это личная ложа и обход всех запретов.

Я думаю, мы уже привыкли. Когда ты не первый раз сталкиваешься с тем, что у тебя отбирают принадлежность к стране, это уже не вызывает каких-то сильных эмоций, ты говоришь: хорошо, мы можем исполнить гимн а капелла или что-то еще. Получить кайф от спортивных соревнований, увидеть победы своих атлетов – вот это дорогого стоит. Если нас не отстранили полностью, то это круто, и мы сможем получить наслаждение от Олимпиады, от чемпионата мира и от других крупных мероприятий.

Сергей Медведев: Насколько вообще спорт способен оправиться после пандемии, если, будем надеяться, все вернется?

Всеволод Соловьев: На мой взгляд, если не говорить о месяцах, когда все напрочь отменялось, спорт в итоге особенно не пострадал. Были выработаны протоколы, как сделать это в пузыре: включили звук трибун, трансляции идут, рекламодатели платят деньги за трансляции, больших проблем нет. Да, нет зрелища, нет той атмосферы, но в целом как индустрия спорт не сильно пострадал. Находятся дополнительные эрзацы в тех же велогонках, проводили гонки на велотренажерах тоже с прямыми трансляциями по всему миру, с визуализацией. В основном спорт как индустрия высших достижений все равно заточен на телетрансляции, на рекламодателей. Не сказать, что ситуация как-то принципиально поменялась. Да, зрителям сложно туда попасть, у зрителей нет тех эмоций, но в основном для спортсменов исход примерно тот же самый.

Сергей Медведев: А могут быть введены какие-то новые форматы? Останутся виртуальные гонки?

Всеволод Соловьев: Думаю, будет виртуальные гонки в тех же велогонках, наверняка найдутся программистские решения и для других видов спорта, такой аналог киберспорта, который при этом включает в себя соревнования не только на ловкость рук или что-то еще, а непосредственно на пределы человеческого тела. Тут главное, чтобы не было технического допинга. Сейчас в этой всемирной сети виртуальных велогонок уже раз за разом случаются скандалы, когда кто-то что-то подкрутил, и сейчас опять возникают новые случаи дисквалификаций людей. Человек – такое существо, которое хочет где-нибудь да обмануть, нечестным путем добиться победы, даже если за это ничего не дается.

В самые пики пандемии все закупали кроссовки, трекинговое оборудование, палатки


Сергей Медведев: Насколько спорт в целом очищается от допинга, и возможно ли вообще это очищение? Неожиданно успешно прошел велосезон в отсутствие зрителей, главные гонки были проведены. Есть ощущение, что сейчас спортсмены едут практически чистые?

Всеволод Соловьев: Сложно судить с дивана, насколько все чистые.

Сергей Медведев: Больших скандалов не было.

Всеволод Соловьев: Например, в велоспорте только за 2020 год было 18 случаев, когда спортсменов поймали на допинге. Для сравнения, в легкой атлетике – 115.

Сергей Медведев: Основное сейчас – это манипуляции с кровью?

Всеволод Соловьев: Скорее да. Сейчас это уже сложно делать, потому что много лет существуют все эти паспорта, изучаются все показатели, и любое отклонение от нормы сразу вызывает вопросы. Опять-таки, на этот вопрос лучше ответят талантливые биохимики, как говорил Родченков, который в лаборатории с микроскопом придумывает какие-то новые варианты. Да, был момент, когда результаты велогонщиков просели, причем сильно. А в 2020 году результаты тех же велогонщиков на крупнейших перевалах были близки к абсолютным рекордам.

Сергей Медведев: Может быть, спортсмены застоялись в карантине. А нет ли такого, что люди больше обратились к индивидуальным занятиям спортом, вообще к физической стороне жизни, стали больше бегать, заниматься физкультурой?

Всеволод Соловьев: Это однозначно так. Я изучал отчеты спортивной индустрии: все велосипеды были просто напрочь сметены с полок магазинов практически во всем мире, везде их нехватка.

Сергей Медведев: В самые пики пандемии все закупали кроссовки, трекинговое оборудование, палатки и прочие товары для туризма.

Всеволод Соловьев: Сейчас в мире не хватает производственных мощностей существующих заводов для того, чтобы удовлетворить этот возросший в разы спрос.

Сергей Медведев: Это интересный тренд. Пандемия развернула нас не только к собственному телу как к некоему сосуду болезней и рисков в связи с заражением, но и к тому, что тело можно совершенствовать, им можно заниматься. Спорт – это далеко не только те ристалища, которые мы видим на экранах телевизоров. Это и ежедневная пробежка, или кто-то просто пешком заходит на свой этаж: это тоже спорт, который был вызван пандемией. Спорт – это гораздо больше, чем Олимпийские игры, которые неизвестно, состоятся ли, и где Россия, как известно, забанена. Спорт – это ежедневная радость собственного тела.

Провал операции «Сочи» | Colta.ru

Лишение российских спортсменов олимпийских медалей Сочи и запрет на участие национальной команды в Олимпиаде в Пхёнчхане стали крупнейшим фиаско российской внешней политики последних лет. Именно внешней политики — победа в Сочи была одним из главных внешнеполитических достижений, личным триумфом Владимира Путина, символическим призом, который оставался даже после того, как в 2014 году Россия порвала с современным миропорядком и превратилась в реваншистскую державу.

Теперь нет ни медалей, ни победы в общекомандном зачете. Это по-своему даже логично: медали Сочи были последним наследием той старой, докрымской, России, которая с гордостью показывала миру свою историю и шедевры русского авангарда на впечатляющей церемонии открытия, побеждала на снежных аренах, а не в закоулках гибридных войн, была частью глобального мира. Отныне все встало на свои места, порвалась последняя связь с минувшей эпохой. Оказалось, что и Олимпиада была допинговым фейком, спецоперацией ФСБ, частью гибридной войны с Западом.

Допинг как метафора

Самым банальным и тупиковым ответом было бы винить во всем Запад, чем сейчас и занимается государственная пропаганда, вынимая из рукава полный набор обывательских штампов об антирусском заговоре: «жрут все, а ловят русских», «это нам ответ за Крым» (или даже за 1945-й, как недавно предположили в Госдуме), «без допинга спорт высших достижений невозможен», «норвежцы все принимают препараты от астмы» и т.д. Можно сколько угодно утешаться мифами об антирусском заговоре в МОКе и ВАДА и слать проклятия «предателю» Родченкову, но все это не отменяет главного неудобного вопроса: имели ли место все те факты, о которых стало известно из доклада Макларена, фильмов ARD и дневников Родченкова. Ответом на него служат красноречивое молчание и примирительные заявления нашей обычно столь воинственной власти, которые де-факто означают признание изложенных фактов. Более того, доказательства столь убедительны, что Кремль предпочитает смириться с вынесенным сравнительно мягким вердиктом МОКа, чтобы не подвергать опасности чемпионат мира по футболу.

В самом факте применения допинга нет ничего нового. Допинг в России — системное явление, смазка в ресурсной машине советского и российского спорта, где сверху вниз спускаются медальные планы и нормативы, а снизу вверх поставляются медали и результаты. Каждый тренер ДЮСШ отвечает головой и зарплатой за бесперебойное выращивание кандидатов и мастеров спорта, каждая федерация по виду спорта — за подготовку олимпийских чемпионов, а Олимпийский комитет — за победу в медальном зачете. Вершиной этой пирамиды является раздача олимпийским чемпионам и призерам «Мерседесов» и «Ауди» на Васильевском спуске у Кремля, к которой добавляются квартиры и многомиллионные подачки от губернаторов и олигархов. В этой административно-бюрократической машине, заточенной только на демонстрацию превосходства отечественного спорта, тела спортсменов превращаются в биологический ресурс, а допинг — в необходимое условие для решения государственных стратегических задач. Эта машина работала десятилетиями, от детского спорта до олимпийского, в условиях дарвиновского отбора отбраковывая сотни тысяч человек, не прошедших селекцию, — так что человек, выполнивший к 16—17 годам норматив МС и не попавший в олимпийский резерв, как правило, отбрасывался на обочину с надорванным здоровьем и устойчивым отвращением к спорту.

И все бы работало в этой машине с регулярными вкраплениями отдельных допинговых скандалов, но тут случилась Олимпиада в Сочи как главная имиджевая кампания десятилетия и личный проект Владимира Путина — после провального выступления российской команды на предыдущей зимней Олимпиаде в Ванкувере на домашней территории нужна была только победа. И здесь, как представляется, к спортивно-медицинской машине подключилась ФСБ, превратившая Олимпиаду в спецоперацию с приемами, будто списанными из шпионских романов: дырка в стене антидопинговой лаборатории, замаскированная шкафом, сотрудники ФСБ под маской водопроводчиков, вскрытие и подмена проб и тому подобные шпионские страсти. Как теперь становится ясно, все было сделано топорно, с фирменным российским раздолбайством: чего стоят в дневниках Родченкова одни только переживания и проклятия по поводу перепутанных пробирок и проб — такое и нарочно не придумаешь!

В режиме спецоперации

В итоге бездарной и проваленной операции скандал вокруг российского допинга стал политическим фиаско, сопоставимым по негативному медийному фону (но, конечно, не по масштабу человеческой трагедии) со сбитым малайзийским «Боингом». И это обозначает пределы «гибридной войны» и спецопераций, которые в путинскую эпоху стали заменять в России дипломатию, спорт, массмедиа, административные процедуры и регламенты. Иными словами, проблема гораздо шире, чем допинг, — она в политической системе, где власть узурпировали спецслужбы, ввергшие государство и общество в состояние перманентной угрозы и гибридной войны: не только внутренняя политика (отъем ЮКОСа и дело Улюкаева, выборы президента и ротация губернаторов, репрессии против оппозиции), но и внешняя были переведены в режим спецоперации, при котором отменяются нормальные политические и бюрократические процедуры согласования, экспертизы и принятия решений, механизмы прозрачности, публичности и аудита. Силовики, в сущности, подменили все сложные механизмы публичной политики, да и вообще политики как таковой, режимом спецопераций.

Спецоперацией, в сущности, была вся Олимпиада, от лоббирования кандидатуры Сочи в МОКе до строительства олимпийских объектов, ради которых целые территории были переведены в режим чрезвычайного положения с ограничением конституционных прав граждан, таких, как право собственности и свободы передвижения. Спецоперацией была задолго готовившаяся аннексия Крыма с многослойной системой прикрытия и вранья; спецоперацией была война на Украине; кампания в Сирии также разворачивалась по законам спецоперации с дезинформацией по поводу масштабов и целей военного присутствия и замалчиванием российских жертв. Самой скандальной спецоперацией стало российское вмешательство в выборы и внутриполитическую дискуссию в странах Запада через создание разветвленной системы государственной пропаганды, фейковых новостей и троллинга в соцсетях, кульминацией которого стала попытка повлиять на выборы в США в 2016 году.

Со спецоперациями, заменившими нам политику, есть три проблемы. Прежде всего, они неэффективны. Сочинский допинговый триллер не только лишил Россию олимпийских медалей и командного участия в Пхёнчхане, но и подорвал ее позиции в мировом спорте на много лет вперед. Аннексия Крыма оставила Россию с токсичным активом в руках, за который она подвергается санкциям, но использовать толком не может — к известным проблемам с банками и энергоснабжением (скандал с турбинами «Сименс») добавляются провал туристической отрасли и криминализация всех уровней власти на полуострове. Точно так же итогом гибридной войны на востоке Украины стало окончательное отделение от России важнейшей части бывшей империи, точь-в-точь по заветам покойного Бжезинского, между тем как Россия осталась с еще одним токсичным активом — пиратскими республиками Донецка и Луганска, живущими исключительно за счет российских вливаний и экономики насилия.

И, наконец, все российские спецоперации по поддержке антисистемных сил в странах Запада — от правопопулистских и протофашистских партий типа «Национального фронта» во Франции и «Альтернативы для Германии» в ФРГ до бывшей надежды Кремля популиста Дональда Трампа — в итоге провалились: системные партии оказались устойчивее, чем предполагалось, а Трамп стал головной болью всего человечества, включая Россию. По большому счету, Кремль оказался с большим количеством токсичных активов на руках: допинговые медали, Крым, Донбасс, людоедский режим Асада в Сирии, леворадикалы, сепаратисты и протофашисты в Европе, а теперь еще и Трамп в Белом доме — все это плоды спецопераций и гибридных войн, в которых Россия в итоге сама себя высекла.

Токсичная Россия

И здесь вторая проблема политики спецопераций: они высокотоксичны. Даже там, где вмешательство России было незначительным и символическим, ее политика и ее представители теперь все «фонят»: Запад ищет след полония там, где его, может быть, и нет. Хороший пример — вмешательство России в американские выборы: по всей видимости, оно было не столь масштабным, чтобы оказать решающее влияние (на продвижение фейковых аккаунтов в Facebook было потрачено около 50 тысяч долларов, что в избирательной кампании ориентировочной стоимостью 2,5 млрд долларов — сущие пустяки), но сам факт вмешательства сторонней силы в святая святых американской политики — выборы — настолько взбесил американский истеблишмент, что там была открыта охота на ведьм в духе маккартизма, и руководители интернет-гигантов от Google до Twitter выстраиваются в очередь на слушания в конгрессе, чтобы засвидетельствовать свою лояльность и предъявить следы русских агентов. Что касается пропагандистских рупоров Russia Today и «Спутник», откровенно говоря, их влияние в Америке не настолько значительно, чтобы ограничивать их деятельность в США и тем ставить под ответный удар западные СМИ в России, — но канал заслуженно пожинает бурю, которую сам упорно сеял. Токсичность русского влияния так велика, что зачищается малейшее присутствие, любое упоминание даже невинных контактов с россиянами ведет к скандалу, и «российская зараза» может в итоге уничтожить и без того уже ослабленного и озлобленного, совершающего ошибку за ошибкой Дональда Трампа.

Тот же эффект токсичности ощущают на себе сейчас российские спортсмены, даже те, кто не назван в докладе Макларена и непричастен к сочинской допинговой афере: любой российский атлет теперь априори попадает под подозрение, возникла презумпция допинга в отношении российских спортсменов, на которых переложено бремя доказательства собственной чистоты. Это несправедливо и обидно, но это та самая радиоактивность спецопераций, тот чекистский полоний, который загрязнил одежду всех. Российские вклады, капиталы, инвестиции, бизнесмены, проекты, недвижимость — все теперь под подозрением, как видно из ареста Сулеймана Керимова и подготовки нового санкционного списка Вашингтона, который появится в феврале 2018 г. В мире царит паранойя по поводу российских хакеров, «читеров», троллей, агентов влияния, русских ищут под кроватью, и эту стигму, этот радиоактивный фон мы будем нести на себе еще долгие годы, даже когда Путина уже не будет у власти.

Что характерно, провалы спецопераций совпадают по времени: в одни и те же месяцы разворачиваются «рашагейт» в Вашингтоне, российский допинговый скандал в ВАДА и МОКе, а на подходе еще суд по делу «Боинга», в котором появляются все новые свидетельства причастности России — журналисты-расследователи только что назвали имя генерал-полковника Николая Ткачева под позывным «Дельфин», предположительно причастного к катастрофе малайзийского самолета. Возможно, что отстранение России от Олимпиады — лишь первый звонок и нас ждет обрушение всей системы российских гибридных завоеваний: от Крыма до Трампа, от Донбасса до Асада.

Прозрачный мир

И здесь проявляется третья фундаментальная слабость спецопераций: они неадекватны современному миру. Да, он сложен, взаимозависим и уязвим, это «общество риска» (по Ульриху Беку), на которое легко навести гибридный «туман войны». Но это также общество радикальной прозрачности, «паноптии» (по Мишелю Фуко), мир сетей, видеорегистраторов и анонимных активистов от WikiLeaks до Bellingcat, где отслеживается каждый шаг, телефонный звонок и банковский перевод, где не утаишь ни счета в офшоре, ни пробирки в сейфе, ни «Бука» на трейлере и где спецслужбы точно так же уязвимы, прозрачны и старомодны, как государства, которым они служат. Наши рыцари плаща и кинжала действуют по старинке: планирование, оперативная разработка, вербовка, запугивание, дезинформация — но в обществе сетей и гражданского контроля они мгновенно вычисляются по следам полония, допинговой мочи и ольгинских IP-адресов, по перехвату сеансов связи и селфи солдат «ВКонтакте», и глобальные институты, сколь бы несовершенны они ни были, накладывают санкции, как убеждаются сейчас наши спортсмены и бизнесмены.

Точно таким же образом — из-за вмешательства спецслужб — полвека назад, в конце 1960-х, Советский Союз потерял свое место в зарождающейся информационной революции. Именно тогда, при Брежневе, было принято фатальное решение передать от ученых силовикам советскую компьютерную отрасль, которая на тот момент была на равных с США или даже чуть впереди: у нас имелись и передовые языки программирования («Алгол»), и конкурентоспособные машины (БЭСМ-1). А силовики, стремясь минимизировать риски в стратегической индустрии, перевели ее в режим спецоперации: кража технологий на Западе, реверс-инжиниринг американских образцов (прежде всего, IBM) и воспроизводство их на советских предприятиях. Но то, что раньше удалось сделать с ракетными технологиями и ядерным оружием, частично заимствованными на Западе, не сработало с компьютерами, которые были на порядок сложнее и требовали не закрытых КБ, а открытого кода, собственных разработок, кооперации науки и промышленности, тестирования в производстве и на рынке. Известный социолог и по совместительству историк советской компьютерной отрасли Мануэль Кастельс приводит анекдотические примеры: поскольку в США размеры транзисторов и ширина линий на микросхеме измерялись в имперской системе мер (доли дюйма), а в СССР — в метрической, американские размеры у нас решили округлять до определенного знака, и в итоге контрабандно привезенные чипы не подходили под советские разъемы. В результате этой многолетней спецоперации, признает Кастельс, к моменту распада СССР советская компьютерная отрасль отставала от США примерно на двадцать лет.

Сегодня спецоперации «гибридных войн» опять отбрасывают нас на десятилетия назад в отношениях с внешним миром — то ли в начало 1980-х, то ли в начало 1950-х: Россию снова боятся и изолируют, но этот страх уже невозможно капитализировать, и его последствия все больнее бьют по нам самим — как сейчас они ударили по российским спортсменам и болельщикам. Урок из всего происшедшего прост и банален: спортсменов должны готовить тренеры, а не представители спецслужб, отношения с соседними странами должны выстраивать дипломаты и бизнесмены, а не «вежливые люди» и «отпускники», одетые из Военторга, «мягкую силу» России должны нести художники, артисты и атлеты, а не хакеры, тролли и пропагандисты, а представители спецслужб должны заниматься своим прямым делом — ловить террористов, а не подменять спецоперациями все существующие институты и процедуры.

Впрочем, в стране, готовящейся праздновать столетие ВЧК и в четвертый раз избрать президентом чекиста, об этом остается лишь только мечтать.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сочинская Олимпиада – год спустя

7 февраля исполнился год с момента открытия в Сочи XXII Зимних Олимпийских игр. Российские правительственные телеканалы выпустили в эфир подборку разных эпизодов семнадцати дней сочинских игр, включая накладку на церемонии открытия, когда одна из пяти гигантских снежинок не сумела превратиться в олимпийское кольцо.

А на следующий день после годовщины в Интернете появился видеоролик с песней Андрея Макаревича «Разговор с соотечественником». Там сочинская Олимпиада и последующие события описываются так:

«…планета нам рукоплескала,
Мы почти дотянулись рукою до звезд,
Тут нежданно шлея попадает под хвост,
Ну кому там чего не хватало?».

Корреспондент «Голоса Америки» расспросила нескольких российских экспертов о том, как они оценивают итоги XXII Зимних Олимпийских игр через год после их начала.

«Только время рассудит»

Российских биатлонист Дмитрий Васильев, чемпион олимпийских игр в Сараево и в Калгари в числе главных достижений Сочи отмечает победу российской сборной, на которую, по его словам, мало кто рассчитывал: «Эксперты делали самые оптимистичные прогнозы по поводу четвертого общекомандного места. В итоге – мы выиграли. Это, конечно – величайший успех, хотя и неожиданный», – подчеркивает Васильев.

Наибольшим олимпийским разочарованием он считает отсутствие российской сборной по хоккею в финале. Настоящими открытиями игр стали российские чемпионы иностранного происхождения – Виктор Ан и Виктор Уайлд: «Конечно, о таком можно только мечтать!», – считает биатлонист.

Дмитрий Васильев, который был на Сочинской олимпиаде с 7 по 23 февраля, считает, что игры были проведены на самом высоком уровне: «Получился самый настоящий праздник для людей. Мне, как человеку, которому есть с чем сравнивать, не приходится в этом сомневаться», – убежден двукратный чемпион.

Вместе с тем, он признает, что последующие события, которые, по словам Васильева «произошли по понятным причинам», «затмили фееричные победы российской сборной. И если бы не упоминания в последние дни о том, что она была, то наши успехи, и сама Олимпиада были бы отодвинуты на второй план, к сожалению», – согласен Дмитрий Васильев.

Говоря о больших финансовых затратах на сочинскую Олимпиаду (которые, по некоторым оценкам, составили $50 млрд), Васильев отмечает: «я думаю, только время скажет, стоило оно того, или нет. В любом случае, когда строятся новые объекты, инфраструктура и вообще поднимается весь регион в целом, мне кажется, это – во благо».

«Разрушение природы никого не волнует»

Между тем о том, что не пойдет во благо самому Сочи и всему региону в целом в результате строительства олимпийских объектов, еще задолго до начала игр предупреждали многие природозащитные организации.

То, что многие опасения оправдались в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» подтвердил заместитель координатора общественной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу» Дмитрий Шевченко.

«Тот ущерб, который был нанесен (природе региона – А.П.) никто и не думает никаким образом возмещать. Например, в отношении реки Мзымты, которая изуродована строительством дороги Адлер – Красная поляна. В результате долина реки просто была превращена в огромное месиво», – свидетельствует Шевченко.

По словам эколога, были вырублены уникальные самшитовые леса. Большие проблемы и в Имеретинской низменности, где расположился Олимпийский парк. «Там были самые лучшие пляжи на протяжении всего Большого Сочи, а сейчас они находятся под бетонными плитами, которые были положены с целью защиты от подтопления. Это было сделано без проектов, без должных изысканий и проработок, а сейчас эти береговые укрепления активно разрушаются, но решать эту проблему никто не хочет», – продолжает эксперт.

Кроме того, порт, построенный в устье реки Мзымты для перевалки олимпийских грузов, сейчас никак не используется, но его гидротехнические сооружения препятствуют выносу гальки из реки, что также создает дополнительные проблемы для черноморского побережья. Но о демонтаже порта речи также не идет.

Для озеленения олимпийской деревни из-за рубежа было ввезено большое количество декоративных растений. «Вместе с этим посадочным материалом в Сочи было завезено, по некоторым сведениям, около двадцати видов различных вредителей, из которых самой опасной оказалась привезенная из Испании так называемая “самшитовая огневка”, которая успела уничтожить самшит не только в черте самого Сочи, но и нанесла большой ущерб растениям на близлежащих территориях, – сетует эколог. – И теперь распространение этой огневки продолжается уже по всему черноморскому побережью, и даже в Краснодаре. То есть, это – очень серьезная проблема, решение которой также не ведется», – подчеркивает заместитель координатора «Экологической вахты по Северному Кавказу».

К этому можно добавить, что по данным Всемирного фонда дикой природы, в результате строительства олимпийских объектов было уничтожено около 3 тысяч гектаров леса редких для России пород, а также нарушены зимовья и миграционные пути нескольких видов животных, в числе которых кабаны, медведи и благородные олени.

«С точки зрения здравого смысла, это — ужасно»

Экономические итоги XXII Зимних Олимпийских игр год спустя после их открытия по просьбе корреспондента «Голоса Америки» оценил заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений Евгений Гонтмахер.

Прежде всего, он отметил, что данный проект никогда не рассматривался с точки зрения окупаемости. «С момента выдвижения идеи лично Путиным, она всегда была чисто идеологической, и предполагалось, что денег будет потрачено столько, сколько нужно», – отмечает Евгений Гонтмахер. И в этом плане сочинскую Олимпиаду уместно сравнивать только с пекинской.

Все остальные Олимпиады рассматривались с точки зрения окупаемости, причем не только сиюминутной, но и долгосрочной, то есть, с учетом дальнейшего активного использования построенных спортивных объектов. При этом Гонтмахер напоминает: «Были случаи, когда некоторые города под давлением собственного населения отказывались от проведения Олимпиады. А в случае Сочи была использована модель, цель которой – показать всему миру, что “Россия встает с колен”, а как программа-максимум – что “Россия побеждает!”. В результате Россия действительно победила в командном зачете, но говорить о какой-то экономической целесообразности с самого начала было невозможно», – убежден эксперт.

Комментируя выкладываемые в соцсетях жителями Сочи фотографии, на которых фигурируют безлюдные улицы и пустые олимпийские объекты, Евгений Гонтмахер продолжает: «С точки зрения здравого смысла, это – ужасно. Были вложены большие деньги, и значительная часть из них просто выброшена на ветер. Но замысел Путина был осуществлен, внимание всего мира было приковано к этой Олимпиаде. А сейчас то, что происходит в Сочи, мне кажется, никого не интересует, кроме местных жителей. Ну, и, может быть, еще каких-то отдельных людей, которые не безразличны к ситуации в стране».

По мнению собеседника «Голоса Америки», во многих государствах мира такая растрата средств из собственного бюджета стало бы предметом парламентского расследования, и, в конце концов – наказанием виновных. «Но у нас это практически невозможно, и у депутатов нашей Думы, по-моему, даже мысли такой нет», – разводит руками Евгений Гонтмахер.

В конце беседы эксперт упомянул о грядущем Чемпионате мира по футболу-2018. В данном случае, по мнению Евгения Гонтмахера, необходимо будет учесть изменившуюся экономическую ситуацию: «Когда нет денег, то их нет. А то, что предполагается к Мундиалю, это – огромные траты. Уже прозвучали заявления, что надо экономить, надо тщательно следить за эффективностью вложения денег. Конечно, какие-то попытки в этом плане будут сделаны, например, вместо одного надзирающего их будет пятеро», — иронизирует экономист.

Впрочем, по мнению замдиректора Института мировой экономики и международных отношений, этим все и ограничится: «Система принятия решений в России не подлежит никакой дискуссии или критике, и никакому пересмотру. Вообще страна, попавшая в такую экономическую ситуацию, как Россия, отказывается от такого рода больших и совершенно ненужных мероприятий. Но у нас этого не случится», – завершает свой комментарий Евгений Гонтмахер.

Как телекоммуникации выиграли Олимпиаду-2014. Обзор: Телеком 2014

Генеральными партнерами XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. выступили «Ростелеком» и «Мегафон». «Генералам» помогали несколько десятков отечественных и зарубежных компаний – производителей и поставщиков ПО и оборудования, а также системных интеграторов. Часть из них – официальные технологические партнеры МОК и Олимпийского комитета России: Microsoft, Panasonic, Samsung, Avaya, Atos, «Лаборатория Касперского»; другие принимали участие в роли субподрядчиков, например «Энвижн Груп» и «Астерос».

Инфраструктура: факты и цифры

Телеком-инфраструктура к Играм в Сочи строилась почти «с нуля», одновременно со строительством спортивных объектов. Порой это порождало различные накладки и инциденты: например, строители по недосмотру обрывали только что протянутые кабели. По утверждению представителей «Ростелекома», вопреки всем трудностям все запланированные работы были выполнены без заметных отставаний от графика. По оценке оргкомитета «Сочи 2014», всего в зоне Олимпийских игр было развернуто примерно 120 тыс. единиц различного оборудования, для питания которого понадобилось 100 ГВт электроэнергии.

Мегафон Ростелеком
Мобильная голосовая связь Фиксированная телефонная связь и услуги интеллектуальных сетей
Передача SMS и MMS Интернет-доступ
Мобильный интернет (3G, 4G*) Услуги передачи данных
Информационно-развлекательные услуги (мобильное приложение iSochi) Высокоскоростные каналы передачи данных для телетрансляций по всему миру
Проект «Безопасный город» с администрацией Сочи Услуги ЦОДа, аренда и обслуживание телекоммуникационного оборудования
Инфраструктура
685 базовых станций 2G/3G ВОЛС протяженностью 500 км с пропускной способностью 40 Гб/с
270 базовых станций 4G 40 базовых станций 4G
15 передвижных мобильных станций 13 базовых станций TETRA

Источник: Мегафон, Ростелеком, 2014

* Вне обязательств перед Олимпийским комитетом, инициатива компании

Значительную часть физической инфраструктуры реализовал «Ростелеком». Так, в Южном ФО оператор проложил около 1000 км ВОЛС: 500 км внутри олимпийских объектов и еще 500 км в прибрежном и горном кластерах, объединив 33 мультисервисных узла доступа. С учетом модернизации всей магистрали (основной олимпийский канал в Европу шел через Финляндию, два резервных – через Украину и Белоруссию) длина новой «оптики» составила почти 10 тыс. км. Пропускная способность магистральной сети на участке Сочи – Москва увеличилась до 140 Гб/с (почти в 7 раз больше, чем на Олимпиаде в Лондоне), а мультисервисной – до 40 Гбит/с.

В свою очередь, «Мегафон» протянул в Сочи и Адлере более 400 км ВОЛС для системы «Безопасный город». В рамках проекта, реализованного совместно с интегратором «Астерос», на улицах города установлено 1500 «интеллектуальных» камер высокого разрешения. Изображение с них со скоростью 100 Мбит/с поступает в мониторинговый центр на 40 рабочих мест. Аналитическая система от NICE Systems с помощью нескольких сотен эвристических алгоритмов отслеживает потенциально опасные события, позволяя пресекать и быстро раскрывать кражи, угоны и другие преступления. За месяц обрабатывается порядка 5000 ТБ информации, получаемые с камер данные хранятся на серверах от 10 до 90 дней.

Напомним, что программа «Безопасный город» действует сейчас во многих регионах России – от Москвы до Магадана. Один из наиболее успешных проектов в данном ряду – в Нижнем Новгороде. Здесь развернуто порядка 1200 камер, еще около 220 – в области. По оценкам правоохранительных органов, за четыре первых месяца 2014 г. с помощью систем наблюдения раскрыто почти 300 преступлений, а в 2013 г. пять месяцев использования камер на дорогах принесли городскому бюджету i76 млн благодаря фиксации нарушений ПДД.

В более привычном сегменте мобильной связи «Мегафон» проявил себя «на полную катушку»: в зоне Игр возведено 685 базовых станций стандарта 2G/3G и 270 – стандарта 4G, способных обеспечить одновременную работу более 280 тыс. абонентов в прибрежном и горном кластерах. Стоит отметить, что услуги LTE не входили в обязательства перед оргкомитетом – оператор предоставил их по собственной инициативе. Это позволило упрочить инновационный статус мероприятия: поддержка 4G была реализована на Олимпийских играх впервые в мире.

Позаботился «Мегафон» не только о своих абонентах, но и о пользователях других операторов – как российских, так и зарубежных. В декабре 2012 г. оператор запустил межсетевой роуминг для голосовой связи, а через год – и для передачи данных. Правда, если иностранные гости подключались к сети «Мегафона» автоматически, то отечественным абонентам приходилось выбирать сеть вручную или перезагружать телефон (роуминг был организован с помощью дополнительного кода, выделенного Минкомсвязью). При этом «Мегафон» не взимал дополнительную плату с «чужих» пользователей – для них действовали обычные расценки на роуминг. Для своих же оператор ввел ряд специальных опций, позволявших сэкономить на связи во время Олимпиады.

Тариф/ опция Стоимость 1 минуты связи Стоимость интернет-трафика
Обычный роуминг i9,00* i9,9/ 1 Мб
Тарифный план «Море» i3 первая минута, 50 коп. каждая следующая минута* i9,9/ 1 Мб
Опция «Интернет XS» (для ТП «Море») i7/ 100 Мб
Опция «Вся Россия» (i3,9/сутки) Входящие звонки – бесплатно, исходящие – i2,9 (по России)
Опция «Интернет по России» i5/сутки – без ограничений

Источник: Мегафон, 2014

* Входящие/ исходящие звонки в Московский регион

Хотя «Ростелеком» отвечал в основном за фиксированную связь и интернет-доступ, компания установила 40 базовых станций LTE, обеспечив покрытие 40 кв. км в горном кластере и 50 кв. км – в прибрежном. Также «Ростелеком» предоставил 4G-связь крупнейшим отелям и сочинскому аэропорту. Кроме того, совместно операторы организовали около 1500 точек Wi-Fi, из них 350 – в курортном комплексе «Роза Хутор».

Но сети мало протянуть – ими надо еще и управлять. В сентябре 2012 г. «Ростелеком» сдал в эксплуатацию Олимпийский центр информационных технологий (ЦИТ), созданный компанией «Энвижн Груп». Это самый крупный объект ИКТ-инфраструктуры сочинских Игр: его площадь составляет более 2 тыс. кв. м. В нем размещен основной дата-центр мощностью 2 МВт, включающий 329 серверов (3372 ядра), 6 СХД емкостью 620 ТБ и две ленточных библиотеки по 180 ТБ.

В ЦИТ функционируют свыше 50 информационно-технологических систем, для контроля которых развернуто 400 операторских АРМ. «Обычно комплексы такого масштаба строят 2,5 года, мы это сделали всего за 10 месяцев. Строительно-монтажные и пусконаладочные работы велись в режиме 24х7. Каждый день на объекте одновременно трудились до 100 человек. При этом комплекс соответствует всем требованиям МОК», – отмечает директор краснодарского филиала «Энвижн Груп» Александр Копылов.

Также в 2013 г. специалисты компании построили и запустили резервный олимпийский ЦОД по заказу «Мегафона». На создание комплекса мощностью 150 КВт понадобилось 3,5 месяца.

Говорит и показывает Сочи

Технологическая продвинутость Игр-2014 отразилась в информационном освещении соревнований и культурно-развлекательных мероприятий. За глобальным спортивным праздником следили 159 стран мира по 464 телеканалам, из которых около 70 работали непосредственно в Сочи. Услуги передачи изображения им предоставлял «Ростелеком», развернувший на территории Олимпийского комплекса около 1600 камер.

Для трансляций использовались в основном кабельные каналы – до сих пор олимпийские передачи шли преимущественно по спутниковым линиям. Здесь снова пригодилась повышенная пропускная способность магистрали «Ростелекома»: оператор предоставил Олимпийской вещательной службе (OBS), правообладателям и вещателям канал емкостью 110 Гб/с. При этом впервые в истории зимних Игр часть трансляций проводилась в формате Super Hi-Vision, который по четкости в 16 раз превышает HDTV, с многоканальным звуком 22.2.

Кроме того, «Ростелеком» совместно с оргкомитетом «Сочи 2014» организовал вещание в рамках проекта Live Sites Sochi 2014. В 8 городах России – Сочи, Краснодар, Красноярск, Омск, Екатеринбург, Тюмень, Ханты-Мансийск, Хабаровск – установили 12 площадок с большими экранами, звуковой и световой аппаратурой. Здесь болельщики могли следить за основными соревнованиями Игр, а между трансляциями на сценах выступали творческие коллективы из разных уголков страны. Узнать расписание проводимых мероприятий зрители могли на сайте проекта ls.rt.ru.

Образцом для последующих Олимпиад можно считать портал www.sochi2014.com, сделанный на платформе Microsoft Windows Azure и в октябре 2012 г. удостоенный номинации «Гран-при» ежегодной премии Рунета «Облака». Сайт далеко вышел за пределы информационного ресурса, знакомящего с расписанием и результатами соревнований, списком участников и расположением олимпийских объектов. Интерактивный интерфейс отправлял посетителей на виртуальную прогулку по объектам прибрежного и горного кластеров, показывал твиты спортсменов и именитых гостей Игр, помогал выбрать и купить товары с олимпийской символикой.

Также на сайте можно было скачать бесплатные мобильные приложения Sochi Guide и Sochi Results, созданные «Мегафоном». Они ориентированы на все популярные платформы – iOS, Android, Windows Phone и BlackBerry – и доступны на русском, английском и французском языках. «Мегафон» и «МегаЛабс» также разработали специальное мобильное приложение «Смотри+», с помощью которого пользователи могли в реальном времени наблюдать за любыми соревнованиями со всех спортивных арен олимпийского комплекса.

Цена вопроса

Суммарный взнос «Мегафона» и «Ростелекома» за партнерский статус составил $260 млн. Половину суммы, по $65 млн каждый, операторы внесли в натуральной форме – в виде готовой инфраструктуры и услуг связи для пользователей. Дополнительно за статус генерального партнера Паралимпийских игр «Ростелеком» заплатил $3,5 млн: $1 млн – в денежной форме, $2,5 млн – в натуральном виде. Собственные инвестиции «Ростелекома» в олимпийский проект превысили i3 млрд (для сравнения: годовая выручка макрорегионального филиала «Юг» составляет больше $1 млрд). «Мегафон» вложил в развитие технологической базы региона примерно столько же – около $100 млн, из них i1,2 млрд инвестировано в «Безопасный город» (для сравнения: в Нижнем Новгороде на аналогичный проект затрачено порядка i800 млн).

Компании рассматривают все эти инвестиции как долгосрочные, промежуточные показатели окупаемости планируется оценить в конце 2014 г. «Об эффективности олимпийских вложений можно будет говорить только через 6–10 месяцев. Обычно после этого периода операторы понимают, сколько новых клиентов они приобрели в связи с участием в грандиозном событии, подтвердив статус сильного игрока, способного реализовать крупные государственные проекты», – отмечает Тигран Погосян, заместитель генерального директора по стратегическим проектам «МегаФона».

По расчетам «Ростелекома», затраты на ИКТ-инфраструктуру в Сочи окупятся в течение трех лет. «Спортивные объекты, новое жилье, административные учреждения, учреждения культуры функционируют и после Олимпиады, все они – наши клиенты. Мы используем олимпийский центр управления сетями, обслуживая там информационные потоки всей компании, а новые ЦОДы используем для оказания облачных услуг», – говорит президент «Ростелекома» Сергей Калугин.

Операторы отмечают, что не выделяли дополнительных средств на продвижение своих брендов: само участие в Олимпиаде, оказание услуг высокого качества сыграли роль успешной маркетинговой кампании. Кроме того, определенные дивиденды принесло компаниям так называемое «визабилити» – использование олимпийской символики в различных рекламных акциях и размещение логотипов на территории олимпийских объектов.

Рекордные результаты

Подведение «технических» итогов Олимпиады показывает, что грандиозная инфраструктура построена не зря. Организаторы, участники и посетители активно пользовались всеми предоставленными хайтек-возможностями, и цифры по части телекома впечатляют не меньше спортивных рекордов.

Трансляции олимпийских соревнований смотрели около 3 млрд зрителей по всему миру, в том числе более трех четвертей населения России. В частности, с 7 по 23 февраля несколько сотен тысяч российских болельщиков посетили площадки Live Site Sochi 2014, общий хронометраж трансляций на которых составил свыше 900 часов. Оценить размах общедоступного вещания помогают более 10 тыс. фотографий, размещенных на портале ls.rt.ru. Общий объем трафика по сетям «Ростелекома» за время проведения Олимпийских Игр превысил 1 ПБ (около 1 млн ГБ).

Оператор/ показатель Интернет-трафик Голосовая связь SMS
Ростелеком 1 ПБ (1 млн ГБ) н/д
Мегафон 500 ТБ
10 ТБ
1 млн часов
20 млн минут
40 млн
15 млн
Свои абоненты
Гостевые абоненты

Источник: Мегафон, Ростелеком, 2014

Официальный сайт «Сочи 2014» во время Игр ежедневно посещали более 5 млн человек, число ежедневных просмотров страниц превысило 30 млн. Пиковые нагрузки составили более 175 тыс. одновременных посещений и 90 тыс. запросов в секунду. Всего за время работы сайта его посетили свыше 100 млн человек, зафиксировано более 500 млн просмотров страниц и 25 млрд запросов к виртуальным машинам Azure.

Канал вещания Суммарная аудитория, чел.
ТВ-трансляции 3 млрд
Сайт «Сочи 2014» 100 млн
Мобильные приложения Sochi Guide и Sochi Results 6 млн
Мобильное приложение «Смотри+» 600 тыс.

Источник: Мегафон, Ростелеком, 2014

Более 6 млн человек скачали мобильные приложения Sochi Guide и Sochi Results, а запускали их свыше 125 млн раз. Приложение «Смотри+» от «Мегафона» установили более 600 тыс. человек.

В сетях 2G/3G/4G «Мегафона» абоненты проговорили более 1 млн часов, отправили около 40 млн SMS, объем мобильного интернет-трафика превысил 500 ТБ. Роумингом воспользовались порядка 300 тыс. абонентов из 70 стран мира, их показатели составили соответственно 20 млн минут «голоса», 15 млн SMS и 10 ТБ трафика. Оператор отмечает, что болельщики интенсивно делились фотографиями и видеороликами в социальных сетях. Если раньше соотношение входящего и исходящего интернет-трафика составляло 90/10, то на Олимпиаде-2014 показатель составил 50/50. По сравнению с обычными месяцами доход компании от «постящих» абонентов в феврале 2014 г. вырос в 6 раз в целом по России.

По данным «Мегафона», 99% соединений были успешными. По обязательствам перед оргкомитетом оператор должен был предоставить скорость передачи данных не ниже 1 Мбит/с, по факту средняя скорость 3G-интернета составила 3 Мб/с, 4G – 20 Мб/с. Кроме того, на Олимпиаде оператор протестировал новую технологию LTE Advanced (4G+), которая позволяет передавать данные со скоростью до 300 Мб/с.

На инфраструктурных ИКТ-проектах работала целая армия технических специалистов: например, «Ростелеком» выставил более 800 дежурных, «Мегафон» – свыше 600, «Астерос» – 300.

Блестящие перспективы

Все участники олимпийского проекта отмечают, что важен не только основной результат – успешное проведение Игр, реализация всех задуманных оргкомитетом мероприятий и услуг. Мощная инфраструктура пригодится и Краснодарскому краю, и телеком-операторам для решения множества задач – от обеспечения стабильной связи в регионе до создания уникального инновационного центра.

Важнейшим аспектом являются полученные специалистами знания и навыки, которые позволят браться за следующие подобные проекты. «Опыт Олимпиады вывел нас на новый уровень проектного и ресурсного управления, что значительно усилило нашу экспертизу», – подчеркивает Михаил Морозов, директор филиала группы «Астерос» в ЮФО. Сейчас компания продолжает развитие гостиничных и рекреационных объектов, например «Сочи Парк» в Имеретинской низменности.

Очевидно, опыт всех строителей Сочи будет востребован при подготовке к грядущим спортивным мероприятиям международного класса, например Гран-при России по «Формуле-1». «Все использованные в Сочи решения отвечают разработанной нами концепции «Стадион будущего», которую можно применять для построения и модернизации любых спортивных сооружений. Отдельные ее компоненты задействованы при подготовке к Универсиаде-2013 в Казани, пригодятся они и для создания площадок Чемпионата по футболу-2018», – отмечает Александр Копылов.

«Мегафон» уверен, что участие в подготовке и проведении Олимпийских игр поможет компании существенно расширить клиентскую базу. «Мы доказали, что можем обеспечить качественной связью мероприятия любого уровня сложности. Частные пользователи приходят к нам в рамках MNP, а корпоративные просят построить им такие же надежные сети, как в Сочи», – говорит Тигран Погосян.

«Мегафон» видит множество возможностей и для использования созданных и опробованных на Олимпиаде решений. Приложение «Смотри+» остается для болельщиков «окном в спортивный мир»: в мае 2014 г. его применили для трансляции матчей Чемпионата мира по хоккею, задействуют и во время Чемпионата мира по футболу. Роутеры стандарта 4G+ сразу после Игр поступили в продажу, и теперь потребители смогут пользоваться беспроводным интернетом с максимальной скоростью – соответствующую инфраструктуру оператор развивает во многих крупных городах России.

Правоохранительные органы – ФСБ, ФСО, МВД и МЧС – продолжают использовать для контроля обстановки в Сочи систему «Безопасный город», с ее помощью пресечено и раскрыто несколько сотен преступлений. «Мегафон» выиграл государственный тендер на обслуживание решения в течение года, а также задействует развернутую сеть для продвижения услуг ШПД. Администрация Краснодарского края планирует с помощью оператора расширить географию проекта, а «Астерос» готовится к реализации аналогичных систем в других регионах. Стоимость поддержки «Безопасного города» в Сочи не раскрывается, но, для сравнения, в Нижнем Новгороде на поддержку проекта в год тратится около i100 млн.

«Ростелеком» рассматривает два ключевых направления, в которых опыт Олимпиады найдет наиболее яркое применение. В первую очередь компания использует его во внутреннем проекте «Системная трансформация», призванном повысить качество деятельности. Технологические и управленческие компетенции, полученные в Сочи, помогут перейти к лучшим практикам ведения бизнеса – это касается как предоставления клиентских сервисов (пересмотр SLA), так и общей организации работы.

Наконец, в воздухе витает идея национального масштаба, которую оператор полностью разделяет. Сергей Калугин формулирует ее так: «В Сочи создана колоссальная инфраструктура, здесь прекрасный климат, рядом – в Краснодаре и Ростове-на-Дону – находятся крупные университеты. Поэтому современный Сочи – идеальное пространство для создания универсального научно-технического кластера, русской Кремниевой долины».

Сибирский взгляд на Олимпиаду в Сочи

21 февраля 2014 14:44   Александра Филонова

Атмосфера Олимпийских игр в Сочи захватывает еще в аэропорту, когда после посадки самолета все включают интернет на телефонах и проверяют последние известия о сборной России. Здесь все постоянно онлайн. И неважно, находишься ли ты на «Роза Хутор» или в «Ледовом кубе» на соревнованиях по керлингу. Кто-то в толпе позади кричит: «у нас золото», а с другой стороны дополняют – в конькобежном спорте, бобслее или фигурном катании.

Те, кто бывал в Сочи до того, как этот курортный город избрали столицей зимних Олимпийских игр 2014 года, может сразу его и не узнать – так все переделали, перекроили и достроили. Еще из окна самолета при посадке открывается вид на олимпийские объекты прибрежного кластера, и даже не верится, что это все Сочи. Сколько бы ни было пересудов о том, куда и как потратили все выделенные на Олимпиаду деньги, то, что в итоге удалось сделать, выглядит вполне достойно – от масштабов перемен до яркого дизайна олимпийской символики, которая в Сочи на каждом шагу.

Конечно, удалось сделать не все, и болельщикам невольно пришлось столкнуться с некоторыми транспортными и логистическими проблемами – бывали за время Олимпиады и сбои в пригородном сообщении на железной дороге, а кое-где не совсем уместно приклеены указатели и различная поясняющая информация. На улицах довольно много волонтеров, и у них можно спросить все, что угодно. Однако не факт, что они подскажут верно. Каждый волонтер отвечает за что-то свое, за какой-то свой участок, и может случайно отправить не туда, куда нужно. Впрочем, бесплатных автобусов на олимпийских объектах много, а электрички ходят по новым олимпийским маршрутам достаточно часто. Добраться до нужного места все равно оказывается не так уж сложно, хотя и долго: в среднем от самого Сочи до олимпийского парка ехать около 40-50 минут, а до объектов горного кластера все полтора часа.

По Сочи расставлены сцены, на которых выступают музыканты, в кафе и ресторанах телевизоры настроены исключительно на каналы с олимпийским вещанием, а если вдруг пропустил важное соревнование, узнать счет можно в любом киоске. Когда хоккейная сборная России одолела в квалификации Норвегию, счет кричали из окон и уже даже обсуждали финал: мол, вот бы такой счет был в последней игре Олимпийских игр и принес в копилку сборной России еще одно золото.

Поражение от финнов восприняли как личную трагедию. После счет 3:1 в российских болельщиках что-то будто надломилось, исчезла радость от серебра в мужском лыжном спринте, биатлонные трибуны разнесли эту весть и притихли.

– Никому билет на полуфинал не нужен?

– А на финал? За тысячу отдам!

Продавать билеты или даже меняться ими, по идее, нельзя, но мало кого это останавливало. Конечно, полицейские дежурили у некоторых билетных касс и ловили всю эту незаконную торговлю с поличным, но внутри олимпийских объектов все по-другому. Люди ненавязчиво стоят у касс и обмениваются билетами, обсуждают неожиданные победы сноубордистов и пытаются найти билеты даже не на фигурное катание, а просто на что-нибудь, пусть даже с другими командами, чужими спортсменами.

– У вас на что билеты?

– Женский хоккей, финал.

– А кто играет?

– Я не смотрел, наших нет. Начало через два часа.

– За сколько отдадите?

Иностранцы отмечают, что в России не только сделали хорошую Олимпиаду, но и смогли достойно принимать свои победы и поражения. Англичанин Филлип был в Сочи еще до начала Игр. Чтобы оказаться здесь он потратил почти все сбережения, и за последние несколько недель уверился, что это было не зря. Он ждал победы России в фигурном катании, переживал за 15-летнюю фигуристку Юлию Липницкую, когда она падала, и громко восторгался выступлению второй девушки – Аделины Сотниковой, которая 20 февраля стала олимпийской чемпионкой.

«Я понимаю, что это важная для России победа, особенно сейчас, когда ваши хоккеисты вышли из борьбы. Я очень рад, что у вас есть эта медаль, почти как рад бронзе Великобритании в керлинге, – рассказал Филлип корреспонденту Сибкрай.ru. – У вас хорошие дружелюбные болельщики, вы умеете аплодировать победе другой команды, и вы действительно заслуживаете этих медалей».

Ехать на Олимпиаду в Сочи, кажется, опасались не только иностранцы. Многие по прилету смотрели на пальмы на улицах и полное отсутствие снега с недоумением. Но как оказалось, зима все же в Сочи кое-где есть. Конечно, не морозная и холодная, как в Сибири, но в горах здесь температуры значительно ближе к нолю, чем в городе. Там тоже тепло, снег мягкий и мокрый, из него можно лепить снежки и снеговиков, и его достаточно, чтобы кататься на лыжах и сноубордах на туристической части Красной Поляны. На солнце снег тает и падает с осветительных конструкций крупными мокрыми комьями, разгоняя устроившихся за пластиковыми столиками с шашлыком и пивом болельщиков.

Удобных заведений для обеда и ужина возле олимпийских объектов почти нет. Есть киоски и несколько столиков с зонтиками, где продаются шашлыки, пицца, салаты и блины. Пить в соревновательной зоне разрешено только пиво и безалкогольные напитки, все принесенное с собой отбирают при досмотре на входе. Туристы шутят, что на воду потратили больше денег, чем на всю Олимпиаду, потому что бутылки отбирают при входе в электрички, в автобусы, магазины, общественные зоны празднования и просмотра соревнований и около стадионов. Цены на воду, да и на все остальное, как в аэропорту – в два-два с половиной раза выше обычного.

Каким-то загадочным образом организаторам почти удалось избежать очередей. Можно постоять минут пять за едой, минут десять перед туалетными кабинками и совсем немного перед досмотром. Но учитывая количество туристов, это не так уж много и долго. В фирменные магазины с официальной олимпийской продукцией очереди гораздо больше и длиннее. Народ стоит в них по часу под жарким сочинским солнцем, и эти очереди выглядят так, как будто никогда не кончатся.

По-настоящему большие трудности – на выходе с соревнований и в вечерней поездке до дома. В горном кластере выстраиваются толпы на фуникулер, а на вокзалах приходится хорошо работать локтями, чтобы зайти в вагон поезда и занять место. Впрочем, даже полуторачасовая поездка стоя мало кого огорчает. Возможно, из-за адреналина соревнований или удачного окончания дня.

В вагонах шумно, даже если уже скоро полночь: кто-то смотрит трансляции и громко обсуждает происходящее с ранее незнакомыми соседями, кто-то уже мыслями в следующем олимпийском дне, с его провалами и победами. И все готовы встать рано утром, чтобы приехать к началу новых соревнований.


Неужели Зимняя Олимпиада в Сочи обошлась в 50 миллиардов долларов? Посмотрите на эту фигуру поближе.

Сколько стоили Зимние Олимпийские игры в Сочи, Россия? На этот вопрос нет простого ответа, хотя западные средства массовой информации пытались его упростить. Или, возможно, упростите это.

По общему мнению, 50 миллиардов долларов, плюс-минус несколько миллиардов, легко квалифицируют Сочи как самые дорогие Олимпийские игры в истории, что примерно на 25 процентов больше, чем 40 миллиардов долларов, потраченных на гораздо более крупные летние Олимпийские игры 2008 года в Пекине.

Согласно базе данных Nexis, с прошлого года это сногсшибательное число появилось почти в 2000 новостных статьях об Играх; более 1000 статей изменили эту цифру до более точного 51 миллиарда долларов.

Но как мы попали на эту сумму?

Оба числа более или менее превратились в «официальную» оценку, когда Игры открылись на прошлой неделе. Хотя об этом мало кто упоминает, источником этой оценки был Дмитрий Козак, заместитель премьер-министра России, возглавлявший подготовительную комиссию к Олимпийским играм в России, которой было поручено руководить работой в Сочи.В феврале прошлого года Козак заявил журналистам в Москве, что Россия готова инвестировать в Сочи 1,5 триллиона рублей, что эквивалентно 50 миллиардам долларов.

Но, как и большинство больших круглых чисел, здесь нужно сделать несколько замечаний и звездочек.

Во-первых, колебания валютных курсов за последний год изменили первоначальную стоимость оценки Козака. Судя по текущему обменному курсу, его 1,5 триллиона рублей сократились до 43,1 миллиарда долларов, когда в пятницу в Сочи проходила церемония открытия.

Вторая проблема в том, что фигуре Козака год. Учитывая, что смета расходов для Сочи увеличилась в четыре раза в период с 2007 года — года, когда Россия была выбрана для проведения Игр, — до 2013 года, есть основания сомневаться в цифрах годичной давности. Разве дополнительный год не добавит или, по крайней мере, не изменит цифру, которая сильно раздувалась в течение предыдущих шести лет?

Кроме того, оценка стоимости Игр зависит от того, как и что подсчитывается.

Козак сказал, что правительство России потратит 6 долларов.7 миллиардов на олимпийских объектах. Он сказал, что Россия инвестирует еще 16,7 миллиарда долларов в модернизацию рельсов, дорог и другой инфраструктуры вокруг Сочи. Это составляет 23,4 миллиарда долларов в деньгах 2013 года — огромная сумма, но даже не полпути к 50 миллиардам.

Остальная часть его прогнозов включала частные спекулятивные инвестиции олимпийских спонсоров, в том числе миллиардеров, друзей президента России Владимира Путина. Россия надеется, что олимпийский стимул превратит район Сочи в круглогодичный туристический магнит еще долгое время после окончания Олимпийских игр, и поощряет инвестиции в отели и другие объекты в регионе.

Но не все эти расходы были напрямую связаны с Олимпийскими играми, такими как строительство гоночной трассы Формулы-1 в Сочи, которая, как сообщается, обошлась в 350 миллионов долларов. И, как заметил Козак, часть этих денег была бы потрачена из государственных и частных источников без Олимпиады.

Поделитесь с нами своим любимым.

Затем следует рассмотреть обвинения в коррупции. Российские политики-диссиденты, такие как Борис Немцов и Алексей Навальный, заявляют, что путинские олигархи увеличили свои счета на олимпийское строительство на миллиарды, чтобы снять ссуды, обеспеченные государством.В этом трудно быть уверенным — правительственные чиновники оспаривают утверждения о широко распространенном мошенничестве, — но приводимые цифры так же фантастичны, как и официальные данные; Немцов говорит, что было украдено около 30 миллиардов долларов.

Все эти нюансы были сжаты или, возможно, упущены из виду, в широко известном ценнике в 50 (или 51) миллиард долларов. Само по себе большое число привлекает внимание, но кажется, что оно поддерживает более крупную тему в СМИ: Олимпийские игры в Сочи призваны продемонстрировать автократическое правление Путина и сделать громкое заявление о новой напористой России.«Для президента Путина [проведение Игр] — это шанс продемонстрировать Россию как возрождающуюся сверхдержаву», — писала лондонская Times.

Сомнительная цифра затрат, возможно, также получила признание в СМИ, потому что она «находится на пороге правдоподобия», что является ключевым фактором в распространении мифов СМИ на протяжении веков, сказал У. Джозеф Кэмпбелл, профессор Американского университета. Университет и автор книги «Все неправильно: десять из величайших искаженных историй в американской журналистике». Кроме того, по его словам, журналистам легче воспользоваться цифрой, которую повторяют другие новостные агентства, чем выполнить «очень тяжелую работу, необходимую для получения независимой оценки».

В самом деле, за отчетностью об олимпийском бюджете стоит много болтовни, как обезьяны, — сказал Крейг Сильверман, автор блога «Сожалею об ошибке» и книги об ошибках СМИ.

«Журналисты любят числа», — сказал он. «Дайте нам статистику, доллары, опросы, проценты, и мы съедим их и выплюнем, чтобы продвинуть утверждение, тенденцию или угол. Поэтому, когда хорошая, большая информация о важном событии попадает в истории, казалось бы, заслуживающие доверия средства массовой информации, эта цифра в основном становится правдой и может использоваться в глазах других средств массовой информации.

«Это немного страшно, когда вы думаете об этом», — добавил Сильверман. «Если вам удастся представить фальшивую или преувеличенную цифру в одном или двух отчетах, скорее всего, это обретет собственную жизнь и доверие. Это явление повторяется до тошноты ».

Возможно, никто за пределами самых сокровенных уголков Кремля никогда не узнает наверняка, во что обошлась Олимпиада в Сочи. Но можно с уверенностью поставить на 50 миллиардов долларов, что цена не будет 50 миллиардов долларов.

Почему Сочи — самая дорогая Олимпиада за всю историю

Зимние Олимпийские игры, которые начнутся в следующем месяце в Сочи, Россия, очень дороги.При прогнозируемой стоимости около 50 миллиардов долларов это не только безумно дорого, но и самые дорогие Олимпийские игры за всю историю.

Давайте посмотрим на это в перспективе. В прошлом году, используя доступные данные, собранные лондонской Times *, мы составили карту самых дорогих Олимпийских игр всех времен:

Адам Тейлор / Business Insider

(* Эта концепция — имеющиеся данные — здесь важна.Финансы олимпийских хозяев, как известно, расплывчаты и непрозрачны.)

Как видно из диаграммы, Сочи значительно опережает Пекин, ранее считавшиеся самыми дорогими играми. Это впечатляет само по себе, но еще более впечатляющим является то, что Сочи — это зимние Олимпийские игры, и, как правило, самые дешевые игры. Сочи почти в три раза дороже следующих самых дорогих зимних игр, которые проводились в 1998 году в Нагано, Япония. Одно конкретное автомобильное и железнодорожное сообщение между городом Сочи и близлежащим местом проведения лыжных соревнований, по оценкам, стоило больше, чем весь бюджет зимних Олимпийских игр 2010 года в Ванкувере.

Сочи сильно превысил свой первоначальный бюджет, который был установлен на уровне 12 миллиардов долларов, когда Россия выиграла свою заявку в 2007 году. Хотя это не так уж и необычно, чтобы перевыполнить олимпийский бюджет — в прошлом году в одном научном исследовании предложенные бюджеты для олимпийских заявок описывались как как фиктивный минимум, который постоянно перерасходуется »- уровень перерасхода по-прежнему впечатляет.

Так почему же Сочи такой дорогой? Что ж, есть несколько факторов:

  1. Сочи, пожалуй, не самое логичное место для зимних Олимпийских игр. Это один из самых известных пляжных курортов России, известный своим субтропическим климатом летом. Хотя зимой действительно холодно, были некоторые опасения, что это может быть недостаточно холодно, и были приняты некоторые радикальные меры, чтобы на земле было достаточно снега для событий.
  2. Отчасти из-за этого потребовался большой объем строительства. Пример: 31-мильная дорога между Сочи и Поляной, горным курортом, на котором проводятся соревнования по лыжам и сноуборду во время Игр, должна была быть построена, потому что в Сочи не было территорий, подходящих для снежных соревнований.
  3. Он находится на неспокойном юге России, поэтому у него большие проблемы с безопасностью. Россия, вероятно, тратит огромные деньги на то, чтобы планы террористов в отношении Сочи провалились. Вероятно, это деньги потрачены не зря — террористы, похоже, нацелены на близлежащие районы, потому что они не могут добраться до самого Сочи, отсюда взрывы в Волгограде, — но все же это большие деньги, а не расходы, о которых действительно нужно было беспокоиться Ванкуверу или Нагано.
  4. Коррупция. В прошлогоднем Индексе восприятия коррупции Transparency International Россия заняла первое место.127 из 175 стран с оценкой 28 из 100 возможных (100 означало бы, что люди вообще не воспринимают страну как коррумпированную, поэтому 28 — это очень плохо). Независимо от того, является ли это, как утверждают представители оппозиции, «чудовищной аферой» с украденными средствами на сумму до 30 миллиардов долларов, или нет, коррупция, вероятно, стала причиной некоторой инфляции бюджета.

Зачем стране вообще нужно проводить такое мероприятие, как Олимпийские игры, если оно будет стоить около 50 миллиардов долларов? Марк Уилсон, профессор городского и регионального планирования в Университете штата Мичиган, и Ева Кассенс-Нур, доцент кафедры городского и транспортного планирования в Университете штата Мичиган, провели некоторое время, изучая «мегасобытия», такие как Олимпийские игры, Мир Кубок и Всемирная выставка, и обнаружили, что они имеют множество эффектов как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Кассенс-Нур объясняет, что большинство принимающих стран ожидают «определенных выгод» от проведения мегасобытия, включая улучшенную инфраструктуру, престиж и мировое признание. Однако большой вопрос заключается в том, действительно ли вы можете получить эти льготы — и стоят ли они того.

«Эти мегасобытия связаны с высокими затратами, но вы также должны спросить, что вы получаете за свои деньги», — говорит Уилсон. «Если это деньги, которые улучшают город, дают наследие в долгосрочной перспективе, то это может быть хорошей инвестицией со стороны города, даже несмотря на высокую стоимость.Но главный вопрос в том, как это сделает наш город лучшим местом для жизни в будущем? И вы также можете спросить себя, как еще можно использовать эти деньги? »

Летние Олимпийские игры 1992 года в Барселоне часто называют играми, оказавшими наибольшее положительное влияние на страну, не только с использованием создания двух миль набережная и современная пристань для яхт, которые превратят город из промышленной заводи в жаркое средиземноморское туристическое направление, а также будут способствовать возрождению спорта в Испании.Хотя точная стоимость этих Олимпийских игр все еще неясна, в одном отчете было обнаружено, что в 2009 году стоимость мероприятия составила бы 11,4 миллиарда долларов (на 400% больше бюджета). Это большие деньги, но навсегда изменить город таким образом стоит.

Точно так же Россия особенно стремилась создать в стране горнолыжный курорт мирового класса, объясняет Кассенс-Нур, и большая часть того, будут ли игры считаться успешными или нет, будет зависеть от того, действительно ли игры подтвердят это как тот. Будет ли действительно использована инфраструктура, созданная для Олимпиады, через десятилетие? Или страну поразит так называемое «олимпийское проклятие», из-за которого объекты в Пекине и Афинах обветшали и не использовались всего через несколько лет после событий?

Это долгосрочные риски, но есть и потенциальные проблемы в краткосрочной перспективе.Владимир Путин явно сделал большую ставку на это событие с намерением спроектировать новую Россию — экономически стабильную и способную организовывать масштабные и сложные мероприятия — Россию, которая находится в миллионе миль от серого советского прошлого страны или жестокого, хаотичного «Дикий Восток» 1990-х.

Освободив диссидентов, таких как участники Pussy Riot и заключенного в тюрьму олигарха Михаила Ходорковского, перед началом Игр, президент России пытается контролировать повествование об Олимпийских играх в Сочи.Но внешние события вполне могут лишить его контроля — полемика по поводу прав геев в России может затмить хвастовство российского правительства, а угроза терроризма — серьезная проблема.

Олимпиад в Сочи обошлись России в 51 миллиард долларов

Несколько дней назад вице-премьер Дмитрий Козак подсчитал, что зимние Олимпийские игры в Сочи обойдутся в 51 миллиард долларов.

Это большие деньги — как отмечает AP, это намного больше, чем 6 миллиардов долларов, потраченных Ванкувером на последние Зимние игры в 2010 году.

На самом деле, согласно некоторым подсчетам, опубликованным сегодня лондонской Times в Твиттере, это самые дорогие Олимпийские игры за всю историю наблюдений.

Мы поместили расчеты Times в диаграмму, чтобы показать огромную разницу в расходах денег (щелкните, чтобы увеличить):

Адам Тейлор / Business Insider

Хотя стоит отметить, что всегда есть некоторые расхождения в том, как рассчитываются олимпийские затраты (возможно, из-за того, что число Times не совсем совпадает с AP), это, безусловно, помещает цифры в контекст — олимпийские расходы России превышают в два раза. столько же, сколько на следующих самых дорогих Зимних Играх, состоявшихся в Нагано в 1998 году .

Что стоит за этим огромным бюджетом? Что ж, Россия явно делает большую ставку на эти игры и надеется, что они смогут развеять постоянные разговоры о коррупции и неэффективности, которые распространяются по стране (также обратите внимание на миллионы, которые правительство платит Goldman Sachs для улучшения своего имиджа в этом году).

К сожалению, «коррупция» и «неэффективность» также могут быть причинами таких больших расходов.

Например, убийство московского мафиози Аслана Усояна, похоже, показало, насколько российские организованные преступные группировки вовлечены в строительство в Сочи — даже говорят о «войне за территорию».

На этой неделе Владимир Путин совершил широко разрекламированную поездку на объект, ругая чиновников за двухлетнюю задержку, и потребовал уволить Акмета Билалова, высокопоставленного члена Олимпийского комитета России, за особенно большой перерасход стоимости прыжка с трамплина. .

Ходят даже слухи, что относительно теплый климат Сочи заставляет Россию копить снег на следующий год.

Итак, сейчас Сочи может быть не лучшим вложением для России.Но Путину следует воодушевиться летними играми в Лондоне в 2012 году, которые — несмотря на широко распространенные слухи, что это будет катастрофа — в целом считаются положительным моментом для Великобритании.

Собираюсь на золото, тратя на красное

Зимние Олимпийские игры в Сочи, Россия, вероятно, возьмут золото как самые дорогие Игры в истории.

Первоначально оцениваемые примерно в 12 миллиардов долларов, окончательные затраты на проведение Игр в Сочи, как ожидается, превысят 50 миллиардов долларов, что намного превосходит рекордные 15 миллиардов долларов в Афинах в 2004 году.

Эти деньги, равные годовому ВВП Бирмы, вряд ли будут возвращены.

По словам Роберта Барни, директора-основателя Международного центра олимпийских исследований при Университете Западного Онтарио, Канада, ни одна из олимпийских игр в истории не достигла отрицательного результата.

«В большинстве игр не учитываются средства, используемые правительством и налогоплательщиками для их субсидирования. Когда вы делаете это, ни одна игра не приносит прибыли», — сказал он.

Но города и страны постоянно дают щедрые обещания и прилагают экстравагантные усилия для проведения Олимпийских игр в основном потому, что политики, лоббирующие Игры, обычно отличаются от политиков, которые должны наводить порядок.

«Проведение игр — это победа, а также сопровождающая их реклама и хорошее настроение», — сказал Скотт Минто, директор программы MBA в области спортивного бизнеса в Государственном университете Сан-Диего. «Все становятся патриотами и зажигают, чтобы принять их».

«Проблема в том, что они не видят проблем, которые возникают через восемь или десять лет после того, как они фактически размещают их», — сказал он. «Политики, которые настаивали на проведении игр, давно ушли, и им не приходится сталкиваться с проблемами перерасчета затрат и пустых стадионов, которые не используются после окончания игр.»

Сочи, где Игры открываются 7 февраля, расположен в отдаленной части России — на берегу Черного моря недалеко от границы с Грузией. Он имеет субтропический климат и считается летним курортом.

Откат и безопасность
Причины расходов на восхождение в Сочи включают откаты местным строительным компаниям, жесткие меры безопасности для предотвращения террористических атак и строительство зимних сооружений в местных горах.

Российские официальные лица заявили о своем желании превратить город с населением в 343 000 человек. людей в место назначения для зимних видов спорта после окончания Игр.

«Как и большинство принимающих сообществ, русские надеются расширить туризм и познакомить мир с русской культурой и прогрессом», — сказал Пэт Риш, профессор экономики Университета Вебстера.

Но сомнительно, может ли Сочи стать туристическим направлением, сказал Артур Флейшер, профессор экономики в Столичном государственном университете Денвера.

«Люди будут стекаться в Сочи после игр? Это маловероятно», — сказал он.

«Вы строите эти стадионы и места, куда можно пойти, но кто ходит на них постфактум? Посмотрите на Афины.Большинство объектов находятся в плохом состоянии и не используются, и их содержание обходится в сотни миллионов долларов », — сказал он.

В отчете лидера оппозиции в России утверждается, что строительство нового Олимпийского стадиона в Сочи обойдется в 19 000 долларов на сидящего болельщика. в отличие от средней стоимости фаната в предыдущих играх в 6000 долларов.

В отчете также говорится, что более 90 процентов денег, используемых в Сочи, поступает от государства, а не от частных предприятий.

«У правительства России есть в сочинские игры вложено невероятное количество денег », — сказал Кристофер Финли, профессор коммуникативных исследований в Университете Лойола Мэримаунт.

«Вопрос в том, могут ли они создать новый горнолыжный курорт, куда люди будут приезжать?» он сказал. «Это может привести к инвестиционной выгоде, но кто знает, будет ли».

Ничто из этого не означает, что хостинг игр не имеет преимуществ.

«Это мелочь для лидеров, ответственных за организацию игр», — сказал Рише. «Также есть идея, что Игры принесут развитие и что помещения будут использоваться после окончания Игр. По крайней мере, такое ощущение.«

Это зависит от города, — сказал Минто. — Улучшение высокоскоростного транспорта и другие инфраструктурные проекты могут помочь местным строителям и быть полезными для людей», — сказал он.

В одном исследовании говорится, что города, которые становятся хозяевами, и те, которые не делайте ставки, увеличивайте объем международной торговли на 30 процентов, поскольку они «показывают, что открыты для ведения бизнеса с мировым сообществом».

А другой говорит, что принимающие страны выигрывают на 54 процента больше медалей, чем когда они » ты не принимающая нация.

Но не каждый город чувствует тягу к хостингу. Денвер был награжден Зимними Играми 1976 года, но избиратели Колорадо отклонили выпуск облигаций на 5 миллионов долларов для финансирования Игр в 1972 году на фоне сообщений о резком росте расходов на их проведение.

Без государственных денег Международный олимпийский комитет перенес игры в Инсбрук, Австрия.

«Аргумент состоит в том, что люди будут тратить деньги на Игры, но эти деньги, скорее всего, будут потрачены в другом месте», — сказал Флейшер.«Местные жители могут даже не пойти на Игры из-за расходов и просто сказать, что здесь слишком много посетителей, чтобы оставаться там».

Монреалю потребовалось 30 лет, чтобы выплатить миллиардный долг, который он получил во время летних игр 1976 года.

Сокращение затрат
Некоторые говорят, что Игры должны проводиться в городах, которые готовы к их проведению, чтобы снизить затраты.

«Мне бы хотелось, чтобы Летние и Зимние Игры чередовались между пятью-шестью городами-организаторами», — сказал Риш.

«Это будет похоже на Суперкубок. Они будут в городах, где есть помещения и инфраструктура в основном для проведения Игр. Это сделало бы жизнь более рентабельной. Но я сомневаюсь, что МОК позволит этому случиться, » он сказал.

«Проблема в том, что развивающиеся страны почувствовали бы себя обделенными, если бы Игры продолжались только в определенных крупных городах», — сказал Минто.

«Это глобальный момент хорошего самочувствия — награждение игр, прославляющих спорт и мир. Но это стало настолько большим и настолько значительным капиталовложением, что развивающиеся страны могут быть на крючке в течение длительного времени.«

Другие альтернативы включают различные подходы к строительству. Чикаго, в котором проводятся международные мероприятия со времени Всемирной выставки 1893 года, предложило возможное строительное решение в недавнем предложении.

« Чикаго в своей неудачной попытке провести Игры 2016 года придумал демонтировать некоторые здания для Олимпийских игр и собрать материалы, чтобы сократить расходы на техническое обслуживание, — сказал Барни. — Это может быть подходящим вариантом в будущем ».

Нет сомнений в расходах. Число принимающих Олимпийские игры растет,

Летние Олимпийские игры 2016 года и Паралимпийские игры проводятся в Рио-де-Жанейро, где также пройдут некоторые игры чемпионата мира по футболу 2014 года в Бразилии, по заявленной стоимости 14 долларов.4 миллиарда. По крайней мере, такова была заявка Rio в то время, когда она была награждена Олимпиадой в 2009 году.

Бразильские официальные лица заявили, что большинство площадок для проведения Игр уже построено. Но больше расходов ожидается на текущие проекты, такие как расширение аэропорта и метро, ​​а также строительство дорог в Рио и за его пределами.

Эксперты ожидают, что деньги, потраченные в Рио, значительно превысят первоначальную ставку.

«Я не ожидаю, что Бразилия увидит чистую экономическую выгоду от игр», — сказал Флейшер.

«Конечно, есть краткосрочные льготы, но вы должны задаться вопросом, нельзя ли лучше потратить часть денег на здравоохранение или другие предметы, которые нужны людям», — сказал он.

В то время как города будут продолжать подавать заявки на проведение Олимпийских игр, изменения в экономике будут приветствоваться. — сказал Барни.

«Нет ничего лучше, чем побывать на олимпийском фестивале, а я был на многих», — сказал он. «Это отличный опыт на телевидении, и конкуренция такая хорошая. Просто нужно что-то делать с грандиозностью всего этого.»

— Автор CNBC Марк Коба. Следуйте за ним в Twitter @MarkKobaCNBC .

Кабельные сети NBC концентрируются на хоккее, вьются

Российское шпионское агентство стремится расширить слежку за Интернетом

По мере того, как Батиста империя захватывает чувствует хлыст

Олимпийские игры в Сочи будут самыми дорогостоящими в истории — Кварц

Этот пункт был исправлен.

По мере приближения к началу зимних Олимпийских игр в Сочи правительство Путина будет рада их скорой победе не нужно продолжать осушать свои банки.С учетом всех затрат, по оценкам, россияне потратят 51 миллиард долларов на проведение мероприятия. Это делает его самыми дорогими Олимпийскими играми из когда-либо проводившихся.

Что еще хуже, в Сочи проводится лишь треть мероприятий по сравнению с летней версией игр. Таким образом, в среднем каждое сочинское мероприятие будет стоить 520 миллионов долларов, что почти в четыре раза больше, чем Олимпийские игры 2008 года в Пекине, которые в целом обошлись в 43 миллиарда долларов.

Первоначальный бюджет, согласно первоначальной заявке, составлял около 12 миллиардов долларов.Растущие расходы привели к обвинениям Кремля в коррупции и расточительстве. Например, россияне потратили 8,7 миллиарда долларов только на строительство 31-мильного железнодорожного и автомобильного сообщения между Адлером и Красной поляной. По оценке журнала Russian Esquire, это была бы такая же цена, если бы дорогу покрыли 1-сантиметровым слоем икры белуги.

Согласно анализу, проведенному Бентом Фливбьергом, заведующим кафедрой управления крупными проектами в Оксфордском университете, и его коллегой Эллисон Стюарт, все Олимпийские игры с 1960 года имели перерасход средств.В среднем они стоят почти в три раза больше первоначального бюджета.

В своем анализе Флайвбьерг и Стюарт учитывали только прямые затраты, связанные со спортом, такие как строительство стадионов и оплата персонала за проведение мероприятий. Другие косвенные затраты, такие как новая инфраструктура в виде автомагистралей или отелей, не были включены из-за отсутствия надежных данных. Но эти расходы могут быть значительными, особенно в развивающихся странах или совершенно новых местах. И они отражены в ценах на игры в Сочи и Пекине.

По словам Уилла Дженнингса из Университета Саутгемптона, как он пишет в The Conversation, такие мегасобытия открывают большие возможности для развивающихся экономик с потенциальной многомиллиардной аудиторией. Однако их руководители часто не принимают во внимание связанные с ними растущие финансовые и человеческие затраты.

Или, альтернативно, возможно, их не волнуют эти расходы. Из 27 игр, проведенных в период с 1960 по 2012 год, только 16 смогли должным образом проанализировать Фливбьерг и Стюарт.Они пишут, что отсутствие данных означает, что «для 41% Олимпийских игр (мы проанализировали) никто не спрашивал, насколько хорошо держится бюджет, что мешает изучению того, как разработать более надежные».

Так что остается только догадываться, проводятся ли эти игры для того, чтобы дать стране столь необходимый экономический подъем, или просто для демонстрации своих глобальных амбиций, независимо от цены.

Исправление: В более ранней версии этого заголовка говорилось, что Олимпийские игры в Сочи будут стоить дороже, чем предыдущие 13 Олимпийских игр, однако в таблице не учитываются косвенные затраты на эти игры.

Изначально этот пост был опубликован на сайте The Conversation. Подпишитесь на @ConversationUK в Twitter.

Экономика проведения Олимпийских игр

Образование

Проблемы с получением визы и осенний набор иностранных студентов

Адам Джулиан, директор по работе с иностранными студентами и учеными Университета Мэриленда, округ Балтимор, и председатель комитета по регулированию практики иностранных студентов и ученых NAFSA до 2021 года, обсуждает визовые проблемы для иностранных студентов и набор иностранных студентов с возвращением в человек, обучающийся этой осенью. ИРИНА ФАСКИАНОС: Добрый день и добро пожаловать на веб-семинар CFR по высшему образованию. Я Ирина Фаскианос, вице-президент Национальной программы и связей с общественностью Совета по международным отношениям. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Адам Джулиан с нами поговорил о проблемах с визами для иностранных студентов и сокращении набора иностранных студентов.Мы поделились с вами его биографией, но я расскажу вам несколько основных моментов. Г-н Джулиан является директором по работе с иностранными студентами и учеными в Университете Мэриленда, округ Балтимор, и с 2021 по 2022 год возглавляет Комитет по нормативной практике международных студентов и ученых в NAFSA: Association of International Educators. С 2015 по 2020 год он был директором по работе с иностранными студентами и учеными и по связям с общественностью в Аппалачском государственном университете в Северной Каролине. Адам, большое спасибо за то, что были с нами сегодня.Очевидно, мы выходим из этой пандемии. Я подумал, что мы могли бы начать с рассмотрения основных проблем с визами, с которыми сейчас сталкиваются иностранные студенты, и того, что это означает для набора иностранных студентов, поскольку школы возвращаются к очному обучению этой осенью. АДАМ ДЖУЛИАН: Да, большое спасибо за то, что пригласили меня, Ирина. И я ценю приглашение и всю работу, которую Совет по международным отношениям делает в этой сфере. И для меня большая честь быть здесь сегодня. Итак, я хотел начать сегодня просто с обсуждения нескольких моментов.И я знаю, что многое из этого — информация, которая никому не будет новой, но, надеюсь, она спровоцирует хороший разговор и хороший диалог в группе. И поэтому сегодня я в основном коснусь некоторых проблем с визами для иностранных студентов, которые хотят учиться в США, не обязательно только в данный момент, вроде как в смысле COVID, но также и в целом некоторых проблемах для иностранных студентов. . Кроме того, я хочу немного рассказать о своем опыте в качестве председателя Комитета по нормативной практике международных студентов и ученых в NAFSA, а также о том, как взаимодействовать с федеральными агентствами и нашими партнерскими агентствами, как это действительно изменилось, в частности, при администрации Байдена. , за последние пару лет.И затем, наконец, я хочу немного поговорить о некоторых проблемах с международным зачислением и напряженности в осеннем семестре, действительно о текущих моментах. Итак, то, что я хочу сказать о проблемах с визами для иностранных студентов, и на самом деле, обо всех англоязычных странах назначения для получения высшего образования, так что подумайте о Великобритании, подумайте о Австралии, Новой Зеландии и других странах, о визе в США, я Можно утверждать, что это дороже и труднее получить, и дает меньше преимуществ с точки зрения возможностей работы после окончания учебы, с точки зрения путей к гражданству или постоянному месту жительства, чем любой из его конкурентов.Но, несмотря на это, я думаю, что США по-прежнему в значительной степени рассматриваются как одна из лучших систем высшего образования в мире, а образование в США по-прежнему пользуется большим спросом среди иностранных студентов. Итак, когда я говорю, что студентам сложно и сложно получить визу, когда вы думаете об этом только с точки зрения стоимости, правильно, если вы принимаете во внимание сбор SEVIS, который является иммиграционной базой данных Министерства внутренней безопасности и другие используют сбор за регистрацию самой визы.Только это стоит 510 долларов. И это не говоря уже о стоимости поездки в другой город. В большинстве случаев консульства США, в зависимости от страны, как вы все знаете, находятся либо в столице, либо в региональном городе, заявителю, возможно, придется предоставить или, возможно, придется путешествовать и оставаться на ночь, брать время вне работы, все эти разные вещи просто ради возможности подать заявку на собеседование. Это особенно усложняется при других геополитических осложнениях, например, об иранском студенте, у которого нет U.S. Посольство в своей стране, чтобы подать заявку, и должно идти в стороннюю страну, как правило, в консульство третьей стороны в Ереване или Анкаре, и это добавляет дополнительные расходы. Итак, есть та часть, которая представляет собой стоимость самой визы, даже для того, чтобы просто получить письмо-приглашение или так называемую форму I-20 от высшего учебного заведения или любого типа учреждения, уполномоченного выдавать визы в США, студенты должны предоставить доказательство финансовой платежеспособности в течение двенадцати календарных месяцев, чтобы иметь право на его получение.Таким образом, в дополнение к стоимости самого процесса подачи заявки и самой подачи, эта система установления финансовой платежеспособности в течение двенадцати месяцев или более на самом деле, я бы сказал, создает некоторую реальную несправедливость в отношении того, кто может получить доступ к высшему образованию в стране. США, и это в основном доступно только богатым, поскольку мобильность в США действительно, по большей части, доступна только тем, у кого есть средства. Итак, после того, как вы подали заявку на визу и явились в посольство, вы прошли все эти шаги, а затем путь U.S. иммиграционные законы и правила структурированы, это бремя доказательства, чтобы преодолеть эту идею о намерении иммигранта или идею о том, что вы, заявитель, намереваетесь иммигрировать в Соединенные Штаты, и сотрудники консульства обучены делать это предположение, бремя преодоления этого лежит на заявителе. И в большинстве случаев те из вас, кто, я уверен, был во многих посольствах США за границей, возможно, это не самые гостеприимные и дружелюбные места. Часто эти собеседования проходят в очень стрессовых условиях, в большинстве случаев они должны проводиться лично на языке, который не является родным языком заявителя.Итак, если заявитель ставит своей целью преодолеть неиммиграционные намерения, доказать сотруднику консульства, что он действительно планирует вернуться в свою страну, он должен установить так называемые связи с родной страной. Если вы 17-летний или 18-летний студент, который собирается учиться в США и подает заявление на визу, как вы владеете недвижимостью? Как вы сформулируете свой план на будущее, если вы даже не знаете, что собираетесь изучать в США? Еще один, я думаю, аспект этого, который очень затрудняет получение визы, особенно в части получения визы, это действительно просто, откровенно говоря, получить визу в «образцовом» государственном университете сложнее, чем в Гарварде, или в Институте Плюща, или в государственном университете. университет, имеющий международное признание, не так ли? Таким образом, преодоление предвзятости, которая может исходить от консульского должностного лица, также является серьезной проблемой.Итак, в целом, для процесса получения визы и некоторых проблем в целом, это действительно самый сложный процесс для любой, на мой взгляд, любой студенческой визы с наименее благоприятными результатами — нет пути к гражданству. , действительно строгие правила, действительно строгая проверка, очень ограниченные возможности работы для студентов в США Итак, теперь я хочу обратиться к моей роли в NAFSA и Международном комитете по нормативной практике для студентов и ученых, а также к тому, как все изменилось при администрации Байдена.И, как упомянула Ирина, я являюсь членом ISSRP в некотором качестве с 2016 года. Я возглавляю группу с 2020 года. И разница между последними шестью месяцами и предыдущими пятью годами действительно дневная и ночная, я вроде Я хотел бы описать это, поскольку эта администрация действительно менее преднамеренно упряма, или мы вернулись к тому, чтобы иметь партнера, а не противника. Жизнь более предсказуема, более стабильна для людей, у которых есть работа, такая как моя, работа с иностранными студентами и учеными и выполнение большой нормативной работы.И я приведу вам несколько примеров того, как это изменилось за первые пару месяцев этого администрирования. Многие люди, участвующие в звонке, могут знать, что Министерство внутренней безопасности выпустило временное облегчение или дополнительные инструкции или исключения для иностранных студентов во время пандемии COVID. И это был процесс, который продолжал обновляться и расширяться, как бы частичный, и это очень беспокоило администраторов, а в высшем образовании студентов и ученых, которые на него влияли, но в течение нескольких месяцев новый руководство выпускало руководство на протяжении всего учебного года.И я думаю, что многие из нас действительно рассматривают это как заявление солидарности и поддержки, что мы находимся в этом вместе, и мы не собираемся продолжать создавать ситуацию, которая постоянно меняется, нестабильна и ненадежна и может быстро меняться. Администрация также отменила план администрации Трампа по созданию подразделения по обеспечению соблюдения требований OPT. В рамках ICE — это был один из последних нескольких месяцев правления Трампа — было объявлено, что Министерство внутренней безопасности и ICE собираются создать OPT, факультативное практическое обучение, форму разрешения на работу для иностранных студентов, они собирались создать подразделение правоприменения.Это было отменено в течение первых нескольких недель после введения администрации. Кроме того, идея внесения некоторых значительных изменений, менее благоприятных для студентов OPT, факультативного практического обучения, продолжительности статуса или продолжительности, в течение которой студент или ученый может оставаться в США, мы всегда находимся на горизонте регулирования. , или повестку дня прошлой администрации. И эти вещи, так сказать, больше не на рубеже. И на самом деле, это было другое ощущение наличия партнера, противника в нашей работе по прямому взаимодействию, мы только что завершили нашу ежегодную конференцию в NAFSA.Моя группа отвечает за организацию сессий, на которые мы приглашаем представителей правительства прийти и обсудить тенденции, темы и вопросы, касающиеся иностранных студентов, ученых и нормативных актов. Честно говоря, последние четыре года организация этих мероприятий была очень сложной, потому что, я думаю, наши партнерские агентства боялись того, что они могут сказать или что им не разрешено говорить, что они не хотят, чтобы их видели. как говорят что-то в протоколе. Это был принципиально иной опыт, в этом году более коллегиальный, более позитивный по своему характеру.Впервые за много-много лет мы смогли наладить связь со Службой гражданства и иммиграции. И в целом это действительно помогло, я бы сказал, восприятию и общему чувству оптимизма среди международных преподавателей и иностранных студентов и ученых, которые хотят приехать и учиться в США. Итак, наконец, где сейчас дела с международной регистрацией? Какая напряженность? Я думаю, что чьи-либо предположения не хуже моих. Я думаю, что сейчас самая большая проблема, с которой сталкиваются многие из нас, — это просто влияние пандемии COVID-19 на консульские операции, очень, очень сложно, если не невозможно, записаться на прием, получить визу.Многие посты просто не работают. Это часто от случая к случаю, от страны к стране, от каждой отдельной почты в зависимости от ситуации в области общественного здравоохранения. Те, которые работают, имеют значительные отставания. Говоря немного об опыте студентов в UMBC, у нас было много студентов, которые изначально планировали прибыть в августе 2020 года, но из-за пандемии отложили до января и снова отложили до августа. Таким образом, это привело к значительному отставанию.И Государственный департамент США, я думаю, очень любезно объявил о своем намерении сделать действительно приоритетным мобильность студентов и ученых. Но мы можем сделать так много только с теми ресурсами, которые у нас есть. Я думаю, что другие проблемы, с которыми мы сталкиваемся, помимо простого отсутствия визы или простого обхода ограничений на поездки, в верхней части я упомянул случай с иранским студентом, которому, возможно, придется поехать в Армению или в Азербайджан, чтобы подать заявление на получение статуса США. студенческая виза, как этот студент или ученый преодолевает ограничения на поездки, введенные из-за COVID? Независимо от того, находятся ли они на национальном уровне, независимо от того, относятся ли они к конкретной авиакомпании, на конкретной консоли, это очень сложно отслеживать и ориентироваться, и это очень сложно и зависит от конкретного случая.Одна из вещей, которые, на мой взгляд, интересны, — это то, что вы скажете о том, как США справились с ситуацией с COVID, но в некотором смысле то, где мы сейчас находимся, превратилось в некое конкурентное преимущество, это проще чтобы приехать в США, чем во многие наши конкуренты англоязычных стран, получающих высшее образование. И я думаю, для конкретного примера, Великобритания требует обязательного десятидневного карантинного пребывания в отеле по прибытии, и это оплачивается путешественником.Австралия и Новая Зеландия приняли другие более строгие меры для предотвращения передвижения иностранных посетителей и путешественников. В каком-то смысле это превратилось в небольшое конкурентное преимущество. Но на самом деле все дело в том, смогут ли студенты и ученые получить визы? Прямо сейчас многие из нас сталкиваются с напряженностью и вопросами, связанными с вакцинацией. Это баланс между личной безопасностью. Мы хотим, чтобы у студентов был опыт работы в кампусе, мы осознаем важность экономики кампуса.И, честно говоря, я думаю, что это то, что держит на плаву многие высшие учебные заведения США. И поэтому для тех из нас, кому требуются вакцины в наших кампусах, и если вы студент из страны X, который может не иметь доступа к вакцине, одобренной ВОЗ или одобренной FDA, как с этим будут поступать, когда вы прибыть? Считаем ли мы вас вакцинированным, предоставим ли вам вакцину, рискуете ли вы своим личным здоровьем и безопасностью и не получите вакцину, возможно, вакцину Sputnik российского производства или вакцину, не одобренную ВОЗ, а затем придете U.S. и что университет требует от университета получить вакцину, одобренную FDA? Насколько мне известно, на самом деле нет научного понимания эффекта наслоения вакцины. Итак, студенты принимают эти трудные решения прямо сейчас. Получу ли я вакцину, к которой у меня есть доступ, а затем рискну снова пройти вакцинацию, когда приеду в США? Не так ли? Я думаю, что последнее, что я действительно хотел бы сказать, я думаю, два заключительных момента о напряженности и, возможно, о том, как мы должны думать об этом прямо сейчас.На мой взгляд, пандемия действительно подчеркнула важность наличия более стратегического международного плана приема учащихся. И под стратегическим я имею в виду диверсификацию источников приема. Для студентов, многие учебные заведения находятся на расстоянии одной геополитической проблемы, одной пандемии или одного стихийного бедствия от значительного сокращения набора. Я думаю, что недавний всплеск вакцины против COVID в Индии является хорошим примером этого. Конечно, в новейшей истории есть и другие случаи, отношения с Китаем, валютная ситуация в Южной Корее несколько лет назад, разные типы вещей, которые имели место.Итак, я думаю, второй момент в том, что мы, я думаю, в Соединенных Штатах, действительно, мы живем настоящим моментом, мы не думаем о будущем, верно? Насколько мне известно, мы единственные из наших конкурентов, у которых нет национальной политики в области международного образования. У нас нет общегосударственного подхода, у нас нет стратегического плана того, как мы будем поддерживать себя в качестве предпочтительного направления для получения высшего образования для студентов и ученых со всего мира. И я думаю, что это близорукость, и, на мой взгляд, для этого есть много причин.На этом я оставлю свои замечания и открою их для вопросов и, надеюсь, приятного разговора. ФАСКИАНОС: Отлично, спасибо, Адам, за это. Это так сложно, и, как вы описали, нужно так много ориентироваться. Мы собираемся обратиться ко всем с вашими вопросами, комментариями. Таким образом, вы можете поднять руку, щелкнув поднятую руку, или написать свой вопрос в поле «Вопросы и ответы», если вы предпочитаете это делать. Но, конечно, мы будем рады услышать от вас и услышать ваш голос.Итак, я собираюсь сначала обратиться к Кэтрин Мур, которая подняла руку. Сообщите нам, в каком учреждении вы работаете, это даст нам контекст. Не забудьте включить звук у себя. Кэтрин, ты все еще… вот так. Q: [неразборчиво]. ФАСКИАНОС: Адам, ты понял это или это было слишком сложно, чтобы получить это? ДЖУЛИАН: К сожалению, я не понял. ФАСКИАНОС: Хорошо. Кэтрин, не могли бы вы просто ввести свой вопрос в поле для вопросов и ответов? Поскольку у вас такое плохое соединение, мы не смогли его расшифровать.Если это нормально, отлично. Отлично. Я собираюсь перейти к написанному вопросу Моджубаолу Олуфунке Окоме, профессору политологии в Бруклинском колледже. У нее есть два вопроса: «Есть ли какие-либо оценки того, сколько США потеряли при зачислении из-за обременительных правил получения студенческих виз с точки зрения иностранных студентов, обучающихся здесь?» И затем ее второй вопрос: «Можно было ожидать, что COVID-19 увеличит барьеры для доступа иностранных студентов к U.С. образование. Но, судя по вашей презентации, США более доступны, чем другие англоязычные страны. Надеюсь, у нас не будет новой волны инфекций, поскольку большинство кампусов снова откроются, но если мы это сделаем, как это усложнит ситуацию? » Итак, это двоякое. ДЖУЛИАН: Я начну с первого вопроса. Мне не известно о каких-либо конкретных опросах или исследованиях, которые были проведены, чтобы действительно понять, как иммиграционная политика влияет на мобильность студентов. Я знаю, что Институт международного образования ежегодно публикует отчет Open Doors, и это, по сути, перепись или учет международной студенческой мобильности.Вы можете найти это легко доступным, и это покажет вам сравнение по годам. Я также знаю, что Государственный департамент США публикует их расценки на выдачу виз. Итак, они также общедоступны. И вторая часть вопроса — Ирина, помогите мне здесь — я думаю, мы могли бы предположить, что пандемия COVID-19 увеличит бремя, но это не обязательно так или увеличило препятствия для студентов. ФАСКИАНОС: Справа. ДЖУЛИАН: Я бы сказал, что препятствия действительно увеличились.Весь прошлый год большинство университетов США работали в принципиально разных условиях — лично или виртуально и т. Д., А консульства были в основном закрыты. И поэтому, я бы сказал, в то время, безусловно, проблем было существенно больше. Но я думаю, я думаю, что сейчас я пытаюсь подчеркнуть, что, поскольку мы в Соединенных Штатах, откровенно говоря, приняли гораздо более невмешательский подход к общественному здравоохранению, теперь нет никаких национальных ограничений на вход, как и для других конкурентов.Итак, если я, в частности, студент, который последние два года пытался думать о том, что я хочу приехать в Соединенные Штаты, я хочу учиться за границей для получения ученой степени, у вас есть отложенная потребность, и прямо сейчас, действительно, единственный источник, который легко и легко доступен, — это в некотором смысле Соединенные Штаты. Я имею в виду, что, безусловно, есть способы поехать в другие страны-конкуренты, но с меньшими ограничениями. Я надеюсь, что это касается вопроса. ФАСКИАНОС: Отлично. Давайте перейдем к Сьюзан Брициарелли, которая является помощником проректора по глобальным вопросам в Университете Адельфи: «Мы слышали о планах разрешить проведение собеседований на получение визы на консолях виртуально, это все еще возможно?» ДЖУЛИАН: Это отличный вопрос.Я видел много, много слухов, и я знаю, что AIEA и другие предпринимают попытки отстаивать это. Я не слышал ничего от Государственного департамента или кого-либо из моих коллег, что заставляет меня думать, что это произойдет в ближайшем будущем. Я просто — это мое, Адам Джулиан, мое личное мнение, а не тот университет Мэриленда, округа Балтимор или NAFSA, — что я просто не думаю, что это будет в картах в ближайшем будущем. Я знаю, что многие люди этого хотят. И я знаю, что это, казалось бы, избавило бы от многих проблем, скорее, устранило бы множество препятствий, с которыми мы сталкиваемся.Но я просто не думаю, что это происходит. Надеюсь, я ошибаюсь. ФАСКИАНОС: Следующий вопрос от Мартина Эдвардса, доцента Университета Сетон Холл: «Известно ли вам о каких-либо разговорах на более высоком уровне, чтобы лучше координировать взаимодействие между CBP DOS и USCIS?» ДЖУЛИАН: Еще один отличный вопрос. И я думаю об этом. И причина, по которой я говорю, что это отличный вопрос, заключается в том, что мы постоянно задаем его и постоянно получаем разные ответы, и это действительно важно.Вспомните первые дни администрации Трампа с запретом мусульман, если вы помните, когда этот указ был подписан и вступил в силу, в воздухе буквально были люди, которые, когда они были в воздухе, Служба таможенной охраны границы США не понимали, что это происходит, и получали эту информацию только по мере поступления. И поэтому я считаю, что такого рода межведомственное общение абсолютно необходимо, особенно в реальной ситуации, в которой мы оказались за последние четыре или пять лет, когда у вас такие быстро меняющиеся правила и тому подобное.Каждый раз, когда мы задаем этот вопрос, мы получаем разную степень, в частности, я думаю, что с CBP вы получаете гораздо больше общения между агентствами Министерства внутренней безопасности, и не обязательно между Консульскими отделами Государственного департамента или программой обмена посетителями, потому что Если вы помните, CBP является частью Министерства внутренней безопасности, а Государственный департамент — отдельным в этом смысле. Так что межведомственного сотрудничества гораздо больше. Я знаю, что пару раз мы задавали этот вопрос на последней ежегодной конференции NAFSA наших агентств-партнеров одному человеку, каждый из которых выражал важность этого и что они прилагают большие усилия для этого.Но я не знаю о каких-либо конкретных действиях или планах, которые предпринимаются для улучшения межведомственного взаимодействия, кроме того, чтобы просто думать прямо сейчас, в нынешней обстановке это легче осуществить естественным путем, особенно среди основных профессиональных дипломатов и карьерные бюрократы, которые являются администрацией для администрации, которые, возможно, больше не боятся выходить за рамки. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Хамди Эльнузахи, который поднял руку, помощником директора по спонсируемым студентам в Государственном университете Миннесоты, Манкато.Итак, если бы вы могли включить звук самостоятельно. Вопрос: Здравствуйте. Спасибо, Адам и вы, за то, что подняли это здесь. Я считаю, что сейчас это очень важная тема. И многие школы ищут, как стратегически решить эту проблему, чтобы осенью увеличить число учащихся. Это не вопрос, но я просто хочу поделиться кое-чем, что очень важно, что может уменьшить или уменьшить количество зачислений осенью, — это время ожидания визы во многих странах. Основываясь на имеющейся у меня информации, в более чем восьмидесяти шести странах время ожидания визы может превышать шестьдесят пять календарных дней, возможно, до двухсот с лишним дней, а в большинстве стран США.У посольств С. в этих странах может быть только один вариант — срочная встреча. Я думаю, что у заявителей из этих восьмидесяти шести стран нет надежды даже на получение визы, и они не смогут приехать, даже если их примут. Во-вторых, если они хотят записаться, им нужно просто выбрать один вариант — зарегистрироваться онлайн из стран, пока они не назначат встречу. Мистер Адам, не могли бы вы рассказать нам об этом и как мы можем помочь этим студентам в этих странах? ДЖУЛИАН: Спасибо, это несколько замечательных моментов, и я был бы очень рад затронуть их.Я думаю, что вопрос о значительных задержках и назначениях на визу, время между тем, когда вы действительно можете назначить встречу, это, я думаю, то, с чем большинство из нас имеет дело прямо сейчас, это наиболее важный момент. И я думаю, что все, что я бы сказал на это, было бы в положительном смысле, я знаю, что вернемся к этой идее ощущения, что у нас есть коллега, а не противник. Государственный департамент указал, что они будут отдавать приоритет студенческим визам, как только это позволят условия общественного здравоохранения.Итак, если оптимист во мне ищет и надеется, что это будет означать, что будет больше ресурсов, будет больше встреч, события будут приближаться, и мы сможем иметь некоторых студентов, которые получат больше виз и быстрее назначат больше встреч. Очевидно, это не факт. Но такова ситуация, как сейчас. Ваша точка зрения на регистрацию онлайн действительно интересна. И поэтому, по крайней мере, с моей точки зрения, здесь, в Университете Мэриленда, округ Балтимор, многие наши студенты — мы действительно предлагали нашим студентам возможность в течение прошлого года зарегистрироваться полностью онлайн, если они захотят, из-за пределов U.S. Но из-за этих ограниченных разрешений на работу существует программа, известная как Curricular Practical Training, которая, по сути, является разрешением на работу, работой вне кампуса или стажировкой или разрешением студенту получить практический опыт в своей области. И по большей части, по большому счету, вы должны физически присутствовать в Соединенных Штатах в течение года, прежде чем вы сможете иметь право на получение CPT. И поэтому мы обнаружили, что, я думаю, в прошлом году многие наши студенты просто не хотели этого, особенно наши магистранты или студенты-прикладники, для которых CPT является такой важной частью того, за чем они едут. , просто не хотели регистрироваться онлайн, просто хотели подождать, чтобы получить право на получение CPT, которое может начаться только тогда, когда они находятся в Соединенных Штатах.Так что это очень важный момент. И затем я также думаю — возвращаясь к онлайн-материалу — одна из вещей, с которыми, как я знаю, сталкиваются многие коллеги по всей стране, — это то, как мы открываемся и когда мы возвращаемся к большему количеству личного обучения в наших кампусах, возможно, те доступные онлайн-варианты могут исчезнуть, возможно, их станет меньше. Итак, что мы пытаемся сделать, так это найти золотую середину, в которой мы все еще можем предложить студенту полный набор онлайн или гибридных курсов, на которые они могут записаться из-за границы, если такая ситуация дойдет до это, но не ограничивающим образом.И я думаю, время покажет, я думаю, что в следующем месяце шесть недель будут действительно, очень важными для того, как будет выглядеть осенний набор с международной точки зрения. И я надеюсь на лучшее, думаю, как и все. ФАСКИАНОС: Да, большое спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Дженнифер Тишлер, заместителем директора Университета Висконсина в Мэдисоне. В нашем центре есть несколько иностранных докторантов, а также несколько постдокторантов из других стран.У постдока будет статус занятости в нашем университете, а не статус студента. Они будут поступать как студенты F-1 и / или стипендиаты J-1. Этим летом ситуация начинает открываться, знаете ли вы, будет ли одна визовая классификация приоритетнее другой? ДЖУЛИАН: Короткий ответ: нет. Я так много знаю о разговоре, когда мы проводили нашу конференцию с консульскими отделами, и NAFSA было вокруг студентов F-1, но я знаю, что они также уделяют приоритетное внимание — и, как мы видели в прошлом в этих исключениях для национальных интересов для «Академики», и поэтому я думаю, что было много манипуляций — это не слово, много переговоров, скорее, вокруг того, что означает академический.Означает ли это, что кто-то с визой J-1, означает ли это h2B, который приезжает преподавать и тому подобное. Итак, я не знаю ответа на этот вопрос, но я думаю, что я бы сказал в целом, я знаю, что консульские отделы понимают потребности высшего образования в этом отношении. И я думаю, есть понимание, что это касается не только студентов категории F-1. Так что да, не совсем хороший ответ, но, как говорится, это то, что есть. ФАСКИАНОС: Справа. Я имею в виду, что еще так много предстоит решить, поскольку штаты сейчас открываются снова и так много всего перемещается этим летом, что мы видим, как вещи разворачиваются в этой стране.Итак, следующий вопрос исходит от Деви Потлури, декана аспирантуры Чикагского государственного университета. Если бы вы могли включить звук самостоятельно, это было бы потрясающе. Q: Спасибо. Добрый день, Адам. Вы упомянули трудности с получением студенческой визы у тех из нас, кто учится в небольших государственных университетах. До COVID мы часто слышали новости о том, что, поскольку мы не требуем GRE, сотрудники консульства смотрели бы на это скорее как на негатив, чем на позитив. Считаете ли вы, что COVID изменил это, потому что большинство университетов теперь отказываются от требования GRE? У нас были несколько студентов, которые рассказывали нам, они задавали вопрос, есть ли в вашем университете GRE, в каком университете его нет, даже если мы государственный университет, точные данные и все остальное.Не знаю, слышали ли вы что-нибудь подобное или какие-то другие идеи. ДЖУЛИАН: В общем, эта идея — это то, что я случайно слышал от людей, коллег, таких как вы, со всей страны и коллег, с которыми я работал в своем качестве в NAFSA, которые годами говорили: «О, вы не можете «не требуется GRE» на «О, ваши [неразборчиво] требования очень низкие. Это те вопросы, которые мы задавали консульским работникам в прошлом, и я, конечно, признаю, что такая практика имела место.Я бы предположил, что они немного более изолированы, чем я думаю, это убеждение, я думаю, что мы, человеческая природа, просто как бы ухватились за эти идеи, что когда есть предполагаемая несправедливость или несправедливость, я думаю, что есть человеческая природа действительно думать об этом как о тенденции, а не о нескольких отдельных инцидентах. Но это не значит, что этого абсолютно не происходит, я, конечно, думаю, что это происходит. И, исходя из моего опыта работы в прошлом в государственном государственном университете без особого международного признания, я сам сталкивался с некоторыми из этих вещей.Я думаю, что есть кое-что, что вы можете сделать, чтобы улучшить эту ситуацию. Я думаю, что одна из вещей, на которых мы действительно сосредоточены в UMBC и в других местах, на протяжении всей моей карьеры, где я работал, действительно актуальна, я не хочу говорить о коучинге, это не коучинг студентов по визе. процесс подачи заявки, но помогает им понять, что они должны сформулировать. И часть этого процесса объясняет сотруднику консульства, почему штат Чикаго? Где находится штат Чикаго? Что вы изучаете, каковы ваши будущие цели, почему вы выбрали именно этот университет? Я думаю, вы поднимаете действительно интересный вопрос — особенно потому, что многие из нас собираются пройти тестирование по желанию, даже не только с GRE и для поступления в бакалавриат, SAT и ACT и тому подобного, но и в области тестирования по английскому языку.Думаю, Duolingo значительно продвинулась в английском языке. Итак, консульские работники сообщают: у них есть предвзятость в отношении TOEFL или Duolingo, или типа тестирования, будь то государственный университет, муниципальный колледж и тому подобное. Я не слышал ничего конкретного, но, как я полагаю, моя стратегия или то, что моя команда пытается сделать, — это действительно научить наших студентов и наших соискателей тому, как это бремя доказывания лежит на них. И не обязательно просто бремя доказательства того, что они не собираются иммигрировать, но бремя помощи в том, чтобы помочь сформулировать их планы на будущее, почему ваш конкретный университет, школа или учреждение вписывается в эти планы и что это такое.И я думаю, что это будет иметь большое значение. ФАСКИАНОС: Спасибо. У нас есть еще один вопрос от Мартина Эдвардса: «Многие университеты сократили свой штат и ресурсы для иностранных студентов в кампусах за последний год, чтобы компенсировать трудности пандемии и снижение набора иностранных студентов. Не могли бы вы предложить какие-либо ресурсы данных, на которые мы могли бы указать, чтобы обосновать необходимость увеличения штата и ресурсов для поддержки ожидаемого увеличения числа иностранных студентов? » ДЖУЛИАН: Итак, пытаясь ломать себе голову над любыми конкретными данными, я знаю о некоторых сравнительных исследованиях, которые некоторые из моих коллег, особенно люди в моей роли директора международных студенческих и научных служб, провели с NAFSA, чтобы действительно говорить о том, как выглядит идеальное укомплектование кадрами в зависимости от набора.В остальном, если бы вы могли отправить мне сообщение, я мог бы связаться с вами по этому поводу. Я мог бы поделиться этой информацией; Я должен его найти. Я не знаю, где это и насколько легко или легко доступно. Я бы сказал, один момент, который мы могли бы затронуть в этом разговоре, — как вы подойдете к созданию дополнительного персонала и поддержке увеличения числа студентов? Я знаю, что существует множество различных моделей, которые используют люди, будь то плата за обучение иностранных студентов за семестр или плата за услуги, которые вы взимаете за обрабатываемые вами заявки OPT, или заявки H-1B, которые вы обрабатываете.Очевидно, что у всех нас есть свой политический и культурный контекст, в котором мы можем работать в рамках возможностей наших университетских городков и учебных заведений. Но я бы сказал, что одно место, где я хотел бы как бы сосредоточить внимание, — это то, как мы можем творчески увеличить эти ресурсы. Но я был бы рад поделиться этим сравнительным опросом, если мы сможем каким-то образом подключиться к сети в автономном режиме. FASKIANOS: Конечно, мы можем в этом убедиться. Следующий вопрос от Даниэль МакМартин, директора по глобальному образованию Калифорнийского государственного университета в Сан-Маркосе.«Мы действительно ожидаем изменения в правилах F-1, касающихся допуска к онлайн-занятиям, поскольку многие учебные заведения и преподаватели стали более дружелюбными к онлайн при планировании своих учебных программ. Возможно, вы затронули это, но я хочу просто снова упомянуть об этом ». ДЖУЛИАН: Это отличный вопрос. И тем из вас, кто тесно сотрудничает с правилами для учащихся F-1, вы должны помнить, что большая часть формулировок, связанных с гибридным, дистанционным или виртуальным образованием, в лучшем случае устарела. Я думаю, что в правилах есть ссылка на замкнутое телевидение. мы должны использовать, чтобы ориентироваться в этом.Итак, я надеюсь, что есть некоторые изменения, я думаю, что в прошлом году произошло много вещей, которые никуда не денутся. Я думаю, что когда я слышу этот вопрос, я думаю о том, что именно означает гибрид? Как вы определяете гибрид? Правильно? Это было руководство, с которым нам приходилось работать на протяжении большей части пандемии с нашими студентами F-1. Как вы определяете гибрид? Это одна минута личного обучения? Это одно занятие? Это большинство? Нет, как и в большинстве наших работ, нет черного и белого, это то, что есть.И поэтому я думаю, что это своего рода виртуальное обучение, гибридное, онлайн или личное, я думаю, является одной из важнейших областей, требующих ясности в правилах для студентов F-1 в Своде федеральных правил США. Так что, надеюсь, с этим что-нибудь выйдет. Я надеюсь, что мы извлечем из этого урок и расставим приоритеты в дальнейшем. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий письменный вопрос Кэти Кроссли-Фролик, доцента Университета Денисон: «Вы обсуждали необходимость более долгосрочного стратегического мышления в отношении международного набора и мобильности.Чувствуете ли вы сдвиг в администрации Байдена с точки зрения поворота в этом направлении? И что нужно предпринять в первую очередь? » Если бы ты собирался дать им 1, 2, 3, что бы ты посоветовал, Адам? ДЖУЛИАН: О, да, мне это нравится, мне внезапно дали некоторую силу. Это здорово. Чувствую ли я его смену? Да, я думаю, в целом, я думаю, что это просто более дружелюбная администрация, вы видите это не только в международном образовании, но и в более дружественном к высшему образованию. Вы видели это в некоторых недавних действиях Title Nine, вы видели это в некоторых других вещах.Я знаю, что эту идею национальной политики выдвинули и отстаивали другие ассоциации и другие группы. Для меня это номер один — я не знаю, смогу ли я придумать три, — но номер один, который я бы исправил или решился бы в рамках этой политики, — это расширить возможности для работы для иностранных студентов и облегчить который иностранный студент имеет возможность получить ПМЖ или гражданство. Я знаю, что проповедую хору или, так сказать, здесь.Но ценность иностранных студентов для этой страны и мира поистине неизмерима. Верно, сколько из наших лауреатов Нобелевской премии и других, а также основателей и руководителей компаний из списка Fortune 500 являются бывшими иностранными студентами, верно. Сделать США более привлекательным местом для будущих лучших и ярких умов мира, облегчить им работу, получить практический опыт, инвестировать в эту страну в эту экономику, и если они в конечном итоге выберут путь к постоянному Я считаю, что резидентство должно быть элементом номер один любой стратегии.Иностранные студенты создают рабочие места, иностранные студенты вводят новшества, иностранные студенты, на мой взгляд, несут ответственность за некоторые из величайших достижений этой страны. Я также сосредоточился на возможностях учебы за границей или учебы за границей. Я думаю, что ценность взаимопонимания, особенно если вспомнить свой опыт, полученный в небольших государственных школах или когда я вырос в сельской местности на юго-западе Индианы, как и я, ценность взаимодействия с людьми с разными взглядами и опытом неизмерима, поэтому я бы попытался найти что-нибудь способ создать поддержку для учебы или поездки за границу для U.Студенты на базе С. Думаю, их всего два, но это первые два, которые приходят на ум. ФАСКИАНОС: Отлично, и Адам, говоря с вашего поста в UMBC, что вы сделали в ходе пандемии, чтобы укрепить чувство общности у ваших иностранных студентов? И какие стратегии вы применяете для возвращения этой осенью, особенно если некоторые из них не собираются попасть в университетский городок, если они пытаются пройти эти собеседования, и они не собираются там присутствовать? осенью или дожить до осени, вы предлагаете онлайн-вариант? Как ты обо всем этом думаешь? ДЖУЛИАН: Ну, я думаю, это вопрос номер один, над которым мы думаем каждый день.Итак, первая часть: что мы сделали за осень, мы фактически учредили новую программу — я уверен, что у большинства людей, участвующих в телефонных разговорах с университетами, есть аналогичные программы — наша программа Global Ambassadors Program. И он действительно предназначен для одновременного выполнения двух задач: обеспечения финансирования и поддержки иностранных студентов, у которых уже есть ограниченные возможности трудоустройства в США, которые, возможно, потеряли работу из-за того, что трудоустройство в кампусе недоступно из-за COVID. И поэтому мы нанимаем их, чтобы они действительно служили послами для новых студентов и принятых студентов, чтобы помочь им подключиться, создать чувство сообщества онлайн, виртуальные, различные типы платформ, различные виды деятельности, в которых они участвуют вместе.И действительно, это было своего рода заменой попытки во времена COVID создать чувство общности и попытаться воспроизвести эти узы и важность взаимопонимания и доверия, которые приходят с опытом работы в кампусе. Но опыт университетского городка, опыт учебы в американском университете с активной кампусной жизнью — это действительно в некотором смысле то, что отличает систему высшего образования США от других систем высшего образования в мире. И я думаю, что все мы были бы наивны, если бы сказали, что это не очень ценно.Итак, мы ищем способы сделать это безопасно, как, я уверен, и все остальные, это то, что, по нашему мнению, должно иметь решающее значение, это приоритет. И вдобавок у нас есть целая группа студентов, их немного, но они приехали осенью или весной во время COVID, но никогда не посещали кампус. Итак, в этом есть настоящая скрытая потребность. Итак, мы планируем кое-что на осенний семестр, мы проводим своего рода гибридную ориентацию, встречи и приветствия, а также своего рода приветственный прием с нашей старшей администрацией для иностранных студентов, чтобы они признали значительные препятствия, которые они преодолели, чтобы присоединиться к нам. .И мы действительно хотим отпраздновать это и признать это на самом высоком уровне, поэтому мы планируем такие вещи на осень. ФАСКИАНОС: Спасибо, а затем наденьте свою NAFSA или свою роль в NAFSA. Что вы делаете — очевидно, что это во многом зависит от нашей иммиграционной политики США и ее реформирования — что вы делаете, чтобы поговорить с Конгрессом, чтобы отстаивать некоторые из этих изменений, которые вы упомянули здесь и которые необходимо поставить на месте, чтобы уменьшить препятствия для приезда в эту страну для учебы? ДЖУЛИАН: Да, у NAFSA есть отличное правозащитное крыло, группа профессиональных сотрудников, которые действительно посвятили себя защите интересов Ассоциации и ее членов.Они делают несколько вещей, которые вы можете себе представить, от дня защиты интересов до конкретных призывов к действию. В частности, одна из вещей, которые группа регуляторной практики, с которой я работал в прошлом, — это когда предлагались эти предлагаемые изменения в иммиграционных правилах, способ работы процесса, как правило, есть период общественного обсуждения, когда любой может прокомментировать, как это правило повлияет на них или повлияет на их штат, их университет, их институт, их семью. И поэтому мы действительно работали с NAFSA, чтобы собрать энергию среди людей, чтобы написать эти письма с комментариями и чтобы наш голос был услышан.Я думаю, что благодаря этому, безусловно, были достигнуты успехи. Я вспоминаю [неразборчиво]. Я знаю, что в какой-то момент продолжительность статуса была на рубеже, так сказать, так сказать, было, это было для общественного обсуждения, и были получены тысячи и тысячи комментариев. И, в конце концов, это было отброшено следующей администрацией, это больше не в опасности. Итак, я бы сказал, в общем, два момента. Подразделение по защите интересов NAFSA действительно тесно сотрудничает с другими ассоциациями и действительно ежедневно работает на холме за наши средства.Кроме того, я думаю, что мы, как члены ассоциации, действительно должны активно участвовать в периодах общественного обсуждения и тому подобном. FASKIANOS: Потрясающе, я просто хочу посмотреть — наше время почти подошло к концу. Итак, я просто хочу посмотреть, есть ли что-нибудь — мы прошли большой путь. Итак, я думаю, что могу просто обратиться к вам за любыми заключительными замечаниями, которые вы хотите сделать, прежде чем мы закончим нашу сессию. ДЖУЛИАН: Спасибо. Что ж, я просто хочу сказать, я действительно ценю всех присутствующих, и я ценю множество замечательных вопросов и комментариев, которые, как я знаю, были — для тех из нас, кто, так сказать, в этой комнате прямо сейчас, в зарослях, это очень напряженное время.Но я вспоминаю прошлое лето, и тут мне напомнили, что это не так напряженно, как было тогда. Так что имейте надежду, сохраняйте веру, мы увидим, я думаю, что по мере улучшения ситуации откроются встречи, и мы вернемся к какому-то определению нашего нового чувства нормальности, и мы будем делать это, как делать все вместе. И я с нетерпением жду этого, если я когда-нибудь смогу чем-либо помочь, и кому-нибудь, кто звонит по телефону, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам. Я всегда рад рассказать о том, как вы можете принять участие в NAFSA, с иностранными студентами, позвонить в комитет по регулирующей практике или просто попытаться поделиться полезными ресурсами, с которыми я, возможно, столкнулся в своей работе с этой группой.И я думаю, это все, что я должен сказать. ФАСКИАНОС: Адам, у меня есть еще один последний вопрос, так же, как ваши люди ориентируются в течение лета, есть ли один источник или пара, горстка, которые, по вашему мнению, должны быть точкой соприкосновения: перейти к чтению или пойти проверить, как через день, или ежедневно, или раз в неделю, просто посмотреть, где что? ДЖУЛИАН: Да, я бы сказал так, если вы посмотрите на это с точки зрения того, что меняется с точки зрения регулирования, я думаю, что NAFSA, по крайней мере, для статей студентов и ученых, является окончательным источником.Итак, я бы добавил плагин для NAFSA.org/reginfo, это целевая страница, на которой происходят любые недавние изменения и обновления. Что касается консульства, это действительно зависит от должности. Итак, если вы работаете со студентом или у вас есть население, у которого много студентов из той или иной страны, я бы действительно порекомендовал вам это конкретное посольство или консульство и их каналы в социальных сетях. Они отлично справляются со своей работой с общественностью. И они отличный источник информации. FASKIANOS: Фантастика.И мы разошлем ссылку на этот веб-семинар, некоторые из упомянутых ресурсов, а также эталонное исследование, которое Адам собирается выкопать для нас. Так что цените это. Итак, Адам Джулиан, большое спасибо за то, что были с нами, и всем вам. Я надеюсь, что люди смогут немного отдохнуть. Это был изнурительный год для педагогов. Лето, вероятно, не даст вам особой передышки. Но, надеюсь, у вас будет несколько выходных, чтобы попытаться восстановить силы и позаботиться о себе, что так важно.Так что мы очень ценим это. Так что спасибо тебе. Вы можете следить за Адамом в Twitter @Adam_l_Julian. Так что я надеюсь, что вы последуете за ним туда. Мы ценим ваш опыт. И снова, подпишитесь на нас на @CFR_Academic, и вы можете посетить CFR.org и ForeignAffairs.com для получения дополнительных ресурсов. Мы с нетерпением ждем встречи с вами снова на наших следующих вебинарах, так что оставайтесь здоровыми, оставайтесь в безопасности и берегите себя. (КОНЕЦ)

Вебинар с Адамом Джулианом 22 июня 2021 г. Вебинары по академическим и высшим образованиям

Олимпийские игры

: наследие или денежная яма?

Олимпиада в Сочи завершится в воскресенье.Погас еще один олимпийский факел. Награждено еще одно банковское хранилище с золотыми медалями. Перейдем к следующему городу — Рио-де-Жанейро в 2016 году.

Хотя, возможно, еще рано подводить итоги сочинского эффекта, кроме отелей, построенных на время ожидания, «баров, похожих на кабинеты стоматологов» (в слова репортера New York Times), и опубликованные в Твиттере фотографии общественных туалетов, можно сделать вскрытие летних Игр 2012 года, проведенных в Лондоне и ранее.

Олимпийцы, возможно, помнят, что, когда Лондон вступил в бой с Парижем, чтобы побороться за право проведения Летних Игр 2012 года, решающим доводом стало следующее: Лондон не будет просто праздновать спорт.Он использовал бы игры, чтобы дать толчок обновлению Восточного Лондона, исторически заблудшей части города, которая по любым меркам — доходу, безработице, ожидаемой продолжительности жизни, здоровью — находится в самом низу рейтинга. социально-экономическая бочка.

Разрекламированные как «Олимпийские игры наследия» (и в 14,8 миллиарда долларов, выгодная сделка по сравнению с заявленной стоимостью Сочи в 51 миллиард долларов), эти игры будут, пообещал тогдашнему министру иностранных дел Джеку Строу, «силой для возрождения», шансом обратиться к Востоку. Лондонские болезни.

«Ставка, — сказал Джером Фрост, главный дизайнер Олимпийского агентства по поставкам (ODA), — была основана на том, что мы оставим позади. Олимпиада должна основываться на том, что происходит потом, а не во время».

После Олимпийских игр, по словам проектировщиков, здания обретут новую жизнь в качестве общественных спортивных центров, а деревня спортсменов станет частным жильем (половина будет предназначена для покупателей с низкими доходами). Экономический подъем поднимет все лодки.

Предостережение: Олимпиада нередко бывает долгой по обещанию и с задержкой в ​​доставке, не говоря уже о непредвиденных последствиях, таких как заброшенные остатки стадионов, оставленные как разлагающиеся туши китов.Игры в Монреале в 1976 году чуть не обанкротили город, оставив после себя впечатляюще уродливый стадион — «архитектурный нарост», как назвал его канадский журналист, который был склонен к обрушению крыши из-за слишком большого количества снега (да, в Монреале бывает снег). Тем временем краска облезает на пекинском стадионе «Птичье гнездо» стоимостью 423 миллиона долларов, который сейчас представляет собой посредственную туристическую достопримечательность с ежегодным содержанием в размере 11 миллионов долларов.

Он сказал, они сказали

Так как же дела в Лондоне? Давайте изучим табель успеваемости, а затем посмотрим на другие принимающие города после Олимпиады.

В 70-страничном отчете, опубликованном в июле прошлого года правительством и мэром Лондона, говорится, что игры оказались просто модными. «Они сказали, что мы не можем принимать ванну — и мы провели величайшие Олимпийские и Паралимпийские игры, которые когда-либо видел мир», — злорадствовал мэр Лондона Борис Джонсон. Далее в отчете провозглашается «ускоренный прогресс в возрождении городов в Восточном Лондоне», рост числа занятий спортом и рост экономики, среди других преимуществ.

В ноябре Палата лордов представила свой отчет, в котором предупредила, что олимпийское наследие «находится под угрозой спада» из-за ссор из-за крупных проектов и «незначительных доказательств» роста участия в спорте после игр.

Выбирайте.

«Отчет правительства был чем-то вроде затяжки», — говорит Джон Лок, директор центра Университета Восточного Лондона 2012 года, который координировал участие университета и исследования, связанные с играми.

Новый многоквартирный дом рядом с заброшенными зданиями недалеко от места проведения Олимпийских игр 2012 года в Лондоне. Игры должны были оживить местность, но пришлось сносить сотни предприятий, чтобы освободить место для новых площадок.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОКЗА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Лок все равно дает Лондону неплохие оценки. Во-первых, олимпийские постройки были успешно перепрофилированы. Стадион будет использован для проведения чемпионата мира по регби следующим летом, а затем будет сдан в аренду футбольной команде West Ham. Водный центр откроется следующим летом для общественного пользования по доступным ценам. Медиацентр расширяется до 1,2 миллиона квадратных футов (0,11 миллиона квадратных метров) офисных площадей, и в нем уже есть сеть BT Sport и ее крупнейшая в Великобритании телестудия в качестве арендатора.

Do Mention the War

Самое примечательное в играх произошло до того, как первый спринтер покинул стартовый блок. При разработке участка в Восточном Лондоне ODA взяло квадратную милю земли, загрязненной токсичным мусором промышленности и остатками обломков (и случайными боеприпасами) от Блица, очистило его, закопало линии электропередач и создало 200 акров (80 гектаров). ) новой парковой зоны. «Потребовалось пять лет, чтобы превратить землю из пустоши и канализации на заднем дворе в полностью пригодное для использования пространство.Если оставить частный сектор, это могло бы занять 50 лет », — сказал Тони Трэверс из Лондонской школы экономики.

Жилье, говорит Лок, — совсем другое дело. особенно для малообеспеченных слоев населения. «Это немного медленнее, но все же не то, чтобы Олимпиада могла когда-либо решить жилищную ситуацию в Лондоне», — отмечает он.

А обещание трудоустройства? Рушанара Али, Член парламента от Бетнал Грин и Боу, одного из районов, где проводились игры, говорит, что безработица в принимающих районах во время Олимпийских игр действительно выросла.Несмотря на обязательство обеспечить, чтобы 20 000 рабочих мест на Олимпийских играх достались местным жителям, на самом деле это сделали менее половины. «Это неутешительный краткосрочный взгляд», — говорит она. «В долгосрочной перспективе жюри отсутствует».

Folie de Grandeur

Олимпийские игры должны были «начать возрождение Восточного Лондона, но это была ошибка», — говорит Лок. «Возрождение Восточного Лондона началось 30 лет назад. Чтобы наследие работало, Олимпийский парк действительно должен стать полностью функционирующей частью городской ткани».

Через год после лондонских игр толпа наслаждается концертом в Олимпийском парке.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОКЗА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Чтобы оценить загробную жизнь других олимпийских объектов, мы обратились к Эллисон Стюарт, научному сотруднику бизнес-школы Саида Оксфордского университета. Стюарт, соавтор исследования перерасхода олимпийских средств, опубликованного перед лондонскими играми, объясняет, что по своей природе это финансово рискованно для любого города-организатора. Превышение бюджета — это норма. Каждый из 17 исследованных олимпийских городов столкнулся с сверхурочными фискальными выплатами.

«Нет никакого стимула делать все правильно», — говорит Стюарт. «Люди говорят: мы знаем, что это будет стоить дороже, и мы это принимаем». Город-организатор подписывает контракт с МОК, в котором говорится, что городу придется покрыть перерасход средств. «Это пустой чек. Это сюрприз?» она спрашивает. «Не совсем.»

Группа Стюарта не занималась анализом затрат и выгод, в отличие от других. «Исследования не нашли убедительных доказательств того, что проведение игр приносит чистую выгоду. Однако пока рано делать выводы об Играх в Лондоне.

Вот ее мысли о некоторых других бывших объектах.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сочи, 2014 Это были Зимние Олимпийские игры, которые обычно подразумеваются чтобы быть меньше, но Сочи было сделано в больших масштабах. Станет ли это новой нормой? Мы действительно не знаем, сколько стоит Сочи. Цифра в 51 миллиард долларов была объявлена ​​один раз, без каких-либо обновлений. Если стоимость составляет 51 миллиард долларов Как много наследия вы можете получить за это? Идея заключалась в том, чтобы сделать это зимним курортом (это уже летний курорт), но для того, чтобы это имело смысл, нужно привлечь много посетителей на лыжах.Мы, вероятно, никогда не сможем провести количественный анализ затрат и выгод по Сочи, потому что они не сообщили свои затраты.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОУКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пекин, 2008 г. Казалось, что цель заключалась в том, чтобы Китай хотел выйти на мировую арену: «Мы здесь!» было сообщение. Это было достигнуто, но другой вопрос — было ли это сделано с оптимальным вложением ресурсов.Строя стадионы, они немного очистили центральную часть города, сделав его более стерильным и менее душевным. Перерасход: 4 процента. Но отнеситесь к этому числу с недоверием.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОУКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Афины, 2004 В целом считается неудачным. Стадионы поднимались поздно; многие были пустыми годами. Есть некоторые предположения, что игры могли способствовать нынешней рецессии.Перерасход: 60 процентов.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОУКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сидней, 2000 Обычно рассматривается как положительный пример. Хотя довольно много объектов пустуют, Хомбуш-Бэй, олимпийский объект за пределами Сиднея, был восстановлен. И были значительные инвестиции в создание банка знаний о том, как управлять играми. Перерасход: 90 процентов.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОУКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Атланта, 1996 Взрывы были пятном на записи [этих Олимпийских игр]. Игры были довольно коммерческими — большое количество спонсоров. Так или иначе, не было особого воздействия. Но никакого ущерба это точно не нанесло. Перерасход: около 147 процентов.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОУКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Барселона, 1992 год Считается образцом успешной Олимпиады, даже несмотря на то, что бюджет был превышен.Была сильная цель городского развития. Они знали, чего хотят, и Олимпиада была способом добиться этого. Благодаря улучшениям в инфраструктуре — модернизации метро, ​​аэропорта, дорог — город, когда-то считавшийся упадком, вышел на сцену как город мирового класса. Перерасход: 417 процентов.

ФОТО ДЖЕЙСОНА ХОУКСА, GETTY IMAGES

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Монреаль, 1976 Известно, что мэр города Жан Драпо сказал, что Олимпийские игры могут иметь перерасход средств не больше, чем мужчина может иметь ребенка.Знаменитые последние слова. Олимпийские игры в Монреале превысили бюджет на 800 процентов. В настоящее время стадион не используется. Олимпийский парк превратился в туристическую достопримечательность, поэтому здесь кипит жизнь. Но стоило ли оно того? На то, чтобы окупить стоимость игр, ушло 30 лет, и это считается примером того, как этого не делать.

Слово «L»

Деньги, потраченные на Олимпийские игры, говорит Стюарт, — это деньги, не потраченные на другие вещи, которые могут понадобиться городу. Возьмем, к примеру, Игры Содружества в Дели в 2010 году, которые в 16 раз превысили бюджет.Можно ли было потратить деньги более разумно?

Бухгалтерия, к сожалению, не разбивается на аккуратные, аккуратные ряды. Существует, например, проблема определения числовой оценки «фактора хорошего самочувствия» Олимпийских игр, которую депутат Рушанара Али описал как «подъем духа Британии».

Наконец, есть скользкое слово «наследие», столь любимое официальными лицами, которое так часто используется в заголовках и отчетах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *