Переписка энгельса с каутским читать – О переписке Энгельса с Каутским.: klimentievich — LiveJournal

Разное

О переписке Энгельса с Каутским.: klimentievich — LiveJournal

Карл Каутский  ( 1854 – 1938 г.) теоретик классического марксизма, редактор четвёртого тома «Капитала» К.Маркса.

Молодому поколению и широкой публике известный по роману М.Булгакова « Собачье сердце» :  Шариков читал переписку Энгельса с Каутским и был не согласен… — С кем? С Энгельсом или с Каутским? —  — С обоими.

Старшему же поколению ( изучавшему научный коммунизм )   он также известный как    ренегат и политическая проститутка     ( смотрите статью В.И.Ленина  Пролетарская революция и ренегат Каутский и учитесь как надо смешивать с говном своих оппонентов, если  надо, конечно).

Сама же переписка  связана с его работой Экономическое учение Карла Маркса . Рукопись была просмотрена Энгельсом и очень высокого оценена :  Краткость изложения, хорошая систематизация материала, простота примеров делают эту книгу незаменимым учебником по марксистской политической экономии. Автор полностью сохраняет внутреннюю логику первого тома «Капитала».

 Вот что пишет Каутский в главе «Деньги», раздел « Продажа и Покупка» :

 Последуем за нашим старым знакомым, портным, на рынок. Он меняет изготовленный им сюртук на 30 марок. На эти деньги он покупает бочонок вина. 

Мы имеем здесь  два противоположных превращения: сначала превращение товара в деньги, а затем обратное превращение — денег в товар.  Из двух превращений: товар — деньги и деньги — товар, первое, как известно, более трудное. Купить, имея деньги, не стоит большого труда. Несравненно труднее продать, чтобы получить деньги.

Для того чтобы товару удалось его salto mortale, его превращение в деньги, необходимо прежде всего, чтобы он был потребительной стоимостью, удовлетворял какой-нибудь потребности.  

Если это условие имеется налицо и товару удаётся превратиться в деньги, то возникает вопрос: в какое количество денег он превратится? Но этот вопрос нас здесь не касается.  Ответ на него относится к исследованию законов цен.

Портной избавился от сюртука в получил за него деньги.   Продал он его, допустим,крестьянину.  Но откуда взялись деньги у крестьянина? Он получил их в обмен на зерно.

Превращение сюртук — деньги является, как мы видели, членом не одного, а двух рядов превращений. Один из них таков: сюртук-деньги-вино, другой же: — деньги — сюртук.

Предположим, что винодел на 30 марок, полученных им за вино, купил котёл и уголь. Тогда превращение деньги — вино является последним членом ряда: сюртук — деньги — вино, и первым членом двух других рядов: вино — деньги — котёл и вино — деньги — уголь.

Каждый из этих рядов образует кругооборот: товар — деньги — товар; он начинается и кончается формой товара. Но каждый кругооборот одного товара сплетается с кругооборотами других товаров. И всё движение всех этих бесчисленных, взаимно переплетающихся кругооборотов образует обращение товаров».

Вот и я думаю, может Шариков с Лениным правы ? Хотя с другой стороны все логично Каутский изложил.

 ******

 Здравствуй СК !

В связи с разразившемся финансовым кризисом очень возрос интерес к « Капиталу»  К.Маркса.  Как-то в одночасье  варранты, call option, фьючерсные , форвардные    контракты и прочие сделки РЕПО стали неинтересны. Всех как-то  потянуло на реальные, осязаемые активы.

Дальнейший анализ состояния дел в современном среднем и крупном бизнесе с позиций, так сказать,  научного коммунизма и учения Карла Маркса , я друзья,   не публикую,   в связи с неоднозначным толкованием анализа респондентами   и соображений самоцензуры ::::)))).  Так бывает. 

 С уважением,


klimentievich.livejournal.com

Переписка с товарищем Каутским — Блоги

Увы, некогда хрестоматийно известную переписку Энгельса с Каутским знает лишь поколение «рождённых в СССР». Любопытно, что кратчайшее (парадоксально, непонятое, но верное воспринятое) содержание этой марксистской святыни в известном шедевре Михаила Булгакова изложено, что называется, шершавым языком одного из главных героев. Вот она, эта блистательно описанная сцена русского гражданского междоусобия:

«В театр я не пойду, — неприязненно отозвался Шариков и перекрестил рот…

— Почему, собственно, вам не нравится театр? 

Шариков посмотрел в пустую рюмку, как в бинокль, подумал и оттопырил губы…

— Контрреволюция одна! 

Филипп Филиппович откинулся на готическую спинку и захохотал так, что во рту у него засверкал золотой частокол. Борменталь только повертел головой.

— Вы бы почитали что-нибудь, — предложил он, — а то, знаете ли… 

— Я уж и так читаю, читаю… — ответил Шариков и вдруг хищно и быстро налил себе полстакана водки. 

— Зина! — тревожно закричал Филипп Филиппович. — Убирай, детка, водку, больше не нужна! Что же вы читаете? 

— Эту… как её… переписку Энгельса с этим… как его, дьявола… с Каутским. 

Борменталь остановил на полдороге вилку с куском белого мяса, а Филипп Филиппович расплескал вино. Шариков в это время изловчился и проглотил водку. 

Филипп Филиппович локти положил на стол, вгляделся в Шарикова и спросил: — Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного? 

Шариков пожал плечами. 

— Да не согласен я. 

— С кем? С Энгельсом или с Каутским? 

— С обоими, — ответил Шариков»

.

Чтобы некоторые представители революционно-демократического авангарда «креативного» класса — большей частью столичные бездельники, ксенофобы и маргиналы (в провинции этих «врагов Отечества», слава Богу, мало) — поспешно не кривили презрительно губы по поводу ментального ничтожества соотечественников (какие-то полулюди с «Уралвагонзавода»), приведу цитату из продвинутого профессионального революционера, можно сказать, гуру мировой Революции. Ни кто-нибудь иной, сам Лев Давидович Троцкий пишет в одной своей книжонке: «Когда в апреле 1889 года Каутский пишет Энгельсу из Вены, во время стачки: «Мои мысли больше на улице, чем за письменным столом», то эта фраза, даже под пером молодого Каутского, кажется неожиданной и почти фальшивой. Его операционным полем оставался всю жизнь письменный стол. Уличные события он воспринимал как помеху. Популяризатор доктрины, истолкователь прошлого, защитник метода — да; но не человек действия, не революционер, не наследник духа Маркса и Энгельса. Переписка не только полностью вскрывает коренное различие двух фигур, но и обнаруживает совершенно неожиданно, по крайней мере, для позднейшего поколения, тот антагонизм, который существовал между Энгельсом и Каутским». 

Умри, лучше не скажешь! Учитесь, московские хомячки, идеалисты и нонконформисты — слушатели подрывной, как её бы прямо назвали в прежние, советские времена, радиостанции! Вот как надо мужественно бороться на улицах во имя революционной истины с проклятым режимом, безжалостно душащим свободу, и его подлыми сатрапами! А вы, озлобленные и непримиримые, в сущности, убогие, возомнившие о себе, в мрачном шествии толпитесь в виду ненавистных кремлевских башен с портретами «павшего вождя» (глупо, из-за бабы застреленного плейбоя, так любившего жизнь и славу), не способны кровь (свою, свою, не чужую людскую кровь!) пролить за дело майдана!

Что нам сегодня до этого антагонизма прославленных прирождённых борцов, профессиональных революционеров? Да, как сетовал ещё один всем известный литературный персонаж, забывать стали героев Революции! Кому они сегодня интересны?! Как это кому? Демократической аудитории самого свободного СМИ во всей России (конечно же, это — «Эхо Москвы»).

Слабонервных просим удалиться! Постоянных активных (если не сказать, буйных) посетителей сайта упомянутого СМИ — одного единственного на всю Россию светоча свободы слова убедительно прошу не читать, спорить с вами бесполезно, здоровья разом лишишься. То, что я сейчас буду описывать и интерпретировать, быть может, покажется интересным некоторым из остальных моих соотечественников (как и я, безнадёжных «ватников», то есть, по мнению подлинных негодяев, «негодяев»

, осмеливающихся Родину любить). Кто не знает ни Каутского, ни Явлинского (неужто есть такие счастливцы?!), по крайней мере, будет знать теперь, кто эти загадочные люди — «пятая колонна», каковы их нравы, чего они стоят на самом деле.

Вот несгибаемый «борец с режимом» Лев Шлоссберг, член федерального политического комитета несокрушимой твердыни либерализма, нерушимой и неподкупной партии истинных радетелей демократии «Яблоко» пишет принципиальное во всех отношениях письмо, явно рассчитанное на внимание благодарной публики. Обращено оно к потенциальному соратнику по борьбе и отчасти оппоненту в политических воззрениях на перспективы «России без Путина» Александру Плющеву, опубликовавшему на сайте всё того же «Эха Москвы» реплику с «недобрыми словами» в адрес образцовых революционеров. Как и полагается классическому высококультурному полемисту, он для начала скромно сообщает о себе: 

«я не в обиде, участь политика — терпеть». Какой слог! Прямо-таки Цицерон! Чтение книг выдает в нём приличного человека (если мы не ошибаемся в нём, так ли?!). Перечисляя славные имена в прославленной когорте нынешних российских профессиональных революционеров, он приходит к удивительному для законов жанра политического ораторского искусства силлогизму. Почти как у литературного классика: «и я здесь был!» (у классика имелась в виду счастливая Аркадия, мифическая мирная страна любителей искусств и всего изящного, а вовсе не торжище политической борьбы). Да-да, и он причислен к обитателям политического Олимпа! Есть кабинетные умы, по мере сил работающие на Революцию, а есть истинные борцы, всего себя отдающие борьбе. Он — уличный боец, он вожак масс, а не кабинетный сиделец.

Поговаривают, что на недавнем съезде партии именно он беззастенчиво претендовал на немыслимую роль нового вождя (партийного руководителя, в бюрократическом смысле, отнюдь не духовного отца — отец один: имя ему Явлинский).

 «Когда Политкомитет «Яблока» поручил мне вести переговоры с демократическими силами в связи с выборами депутатов Государственной Думы России, я  пригласил к переговорам моих политических друзей. Наши оценки политической ситуации в стране и приоритетных политических задач совпали. Переговоры, которые по существу подготовила сама жизнь, прошли быстро и успешно». Всё бы хорошо, но картину испортили конкуренты, добивающиеся не меньшей революционно-политической славы и не меньшего признания тёмных масс. Поскольку речь шла о деньгах (деньги, всё деньги — германского ли генштаба, еврейского ли финансового лобби Америки, ох, не зря в народе революционеров подозревают в предательстве отечества, которое в опасности!) на дело Революции, то алчные соратники поругались.

Чтобы приглушить скандал, вмешался главный нынешний распорядитель средств, щедро выделяемых на дело революционной борьбы: имя ему Ходорковский. Этот несчастный изгнанник из Отечества, вынужденный политический эмигрант и кукловод (скорее всего, сам кукла в руках истинных кукловодов), безо всякого сомнения приличный человек, читающий классиков, ответил ретивому искателю славы, да как ответил! Цицерон, нет, куда Цицерону! Герцен, нет, куда Герцену! Сам товарищ Плеханов не сказал бы лучше! 

«Я понимаю ревность со стороны части заслуженных оппозиционеров к политической молодёжи и желание сохранить над ней контроль, но мы же сами настаиваем на регулярной и честной сменяемости власти…». Короче, посоветовал кандидату в великие революционеры современной эпохи угомониться до поры до времени.

Невольно возникает ощущение дежавю. Как тут не вспомнить финальную реплику Шарикова: «Да не согласен я! С обоими»

. Чуден мир политики!

omskzdes.ru

Омск | Переписка с товарищем Каутским — БезФормата

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская

omsk.bezformata.com

ПЕРЕПИСКА ЭНГЕЛЬСА С КАУТСКИМ: gunter_spb — LiveJournal

Помните, я как-то давал беспроигрышный рецепт на тему как получить «Букера»? Схема между прочим очень действенная — Улицкая схватила своего «Букера» за «Переводчика» действуя точно по предложенному алгоритму, не отступая от него ни на шаг.

Но, похоже, старой кошелке хочется уже Нобелевку. Иначе какого рожна Улицкая пошла по стопам Акунина и решила уделить свое драгоценное внимание умученному от гэбни страдальцу номер один? Читая ЭТО, я лил слёзы рекой. Не поленитесь, зацените переписочку, пусть там и много букав:

Дорогой Михаил Борисович!

Ответ Ваш меня поразил. Отбросило в другую реальность: как будто мы в разных углах мироздания. Но есть одно существенное и общее — осознанное отношение к личному жизненному пути. Место, где это осознание столь плодотворно происходит в Вашем случае, — тюрьма в квадрате. Как еще можно назвать карцер в местах лишения свободы? Ниже не упасть. Одновременно — неожиданная высота духа несломленного и ума, напряженно работающего. Так сидит в ледяной пустыне тибетский монах, растапливая вокруг себя своей теплой задницей или иным нам неведомым способом полянку, на которой начинают расти травы и цветочки. И вырастают на этой поляне редкие плоды осознания себя и окружающего мира, сострадания, терпения.

Ходор в этом трогательном образце эпистолярного жанра выглядит более-менее вменяемо — «Мопед не мой!»/»Не виноватая я!» и точка. Улицкая же отжигает каленым глаголом — ледяная пустыня с тибетским монахом, «плоды осознания себя» и прочий лицензированный бред яркого представителя творческой интеллигенции.

Это вж-ж-ж-ж неспроста, зуб Ходорковского даю. Сюжетная линия «еврей+страдания+ГУЛАГ» в наличии — небось скоро придется ожидать выхода слезливого романа Улицкой «ОлигархЪ» и очередную премию. Сериал снимут, да.

Блядь, ну доколе же? Отчего все эти «властители дум» и Писатели С Большой Буквы липнут к шьющей варежки иконе либерализма так, словно Ходора говном медом вымазали? Ну пускай вор — все воруют, ничего особенного, — а ведь парень настоящий заговор учинил, за что и посажен…

А творческую интеллигенцию надо по назначению — железную дорогу до Якутска достраивать и тоннель до Сахалина копать. Чтоб не маялись всякой поебенью вроде «редких плодов осознания себя, сострадания и терпения».

Тьфубля.

gunter-spb.livejournal.com

Переписка Энгельса — Каутского. Архив Л.Д. Троцкого. Том 8




     В ϶ᴛᴏм  году  исполнилось сорок лет со дня  смерти  Фридриха  Энгельса,

одного из двух  авторов  «Коммунистического  Манифеста».  Другой  из авторов

назывался Карл  Маркс.  Годовщина  отмечена,  в  частности,  тем,  что  Карл

Каутский, перевалив за  81 год жизни, опубликовал, наконец, ϲʙᴏю переписку с

Энгельсом.  Письма  самого  Каутского  сохранились,  правда,   исключительно  в  виде

исключения; зато  письма Энгельса дошли до  нас почти все.  Новые  письма не

открывают  нам,  разумеется,  нового  Энгельса.  Его  огромная международная

переписка,  поскольку она  сохранилась, уже вся или  почти вся опубликована;

его жизнь достаточно исследована.  И тем  не менее для всякого, кто серьезно

интересуется  политической  историей  последних десятилетий  прошлого  века,

ходом  развития  марксистских идей,  судьбами  рабочего  движения,  наконец,

личностью Энгельса, книга представляет исключительно ценный подарок.

     При  жизни  Маркса  Энгельс,  по  собственному  выражению, играл вторую

скрипку. Но со времени последней болезни ϲʙᴏего соратника и  особенно  после

его смерти  он  в течение  12-ти лет непосредственно  и неоспоримо руководил

концертом мирового социализма. К ϶ᴛᴏму времени Энгельс давно уже оϲʙᴏбодился

от  ϲʙᴏих коммерческих дел, был в материальном смысле вполне независим и все

ϲʙᴏе время отдавал  приведению в порядок и изданию  литературного наследства

Маркса,  собственным  научным  исследованиям и  огромной  переписке с левыми

вождями  рабочего  движения  всех  стран.  На ϶ᴛᴏт  последний  период  жизни

Энгельса (1881-1895) и падает переписка его с Каутским.

     Единственная  в  ϲʙᴏем  роде  по  цельности и ясности  фигура  Энгельса

подвергалась   в   дальнейшем  —  такова   логика  борьбы  —  многочисленным

толкованиям:  достаточно  напомнить,  что  во  время  последней войны Эберт,

Шейдеман и пр. изображали Энгельса добрым  немецким патриотом,  а публицисты

Антанты —  пангерманистом. В ϶ᴛᴏм отношении, как и в других, письма помогают

очистить образ Энгельса от тенденциозных наслоений. Но не в  ϶ᴛᴏм  их  суть.

Письма  замечательны главным  образом для характеристики  человека. Не будет

преувеличением, если  мы скажем,  что  каждый  новый человеческий  документ,

касающийся Энгельса, дорисовывает его лучше, выше, обаятельнее, чем мы знали

его до того.

     Второй  из двух  корреспондентов также имеет права  на наш  интерес.  С

первой  половины  80-х  годов  Каутский  выдвигается  на  роль  официального

теоретика германской социал-демократии, кᴏᴛᴏᴩая, в ϲʙᴏю очередь,  становится

руководящей партией Второго Интернационала. Как Энгельс - при  жизни Маркса,

Каутский  при  жизни Энгельса играет  в  лучшем  случае  вторую  скрипку, на

большой дистанции от первой. После смерти Энгельса авторитет  ученика быстро

возрастает, и в эпоху первой русской революции (1905 г.) достигает апогея…

В ϲʙᴏих комментариях к переписке Каутский рассказывает, с каким волнением он

появился  впервые  в домах  Маркса и Энгельса. Такое же волнение  испытывали

четверть века спустя многие молодые марксисты — в частности, автор настоящей

статьи  — поднимаясь по лестнице скромного чистенького  дома во Фриденау под

Берлином,  где много  лет проживал Каутский.  Он полагался тогда,  по крайней

мере  в теоретических  вопросах,  самым  крупным  и  бесспорным  авторитетом

Интернационала. Противники величали его «папой» марксизма.

     Но  высокий  авторитет  Каутского  держался  недолго.  Важно знать, что большие  события

последней  четверти века  нанесли ему сокрушительный удар. Во время  войны и

после   нее   Каутский   олицетворял   собою   раздраженную   растерянность.

Окончательно подтвердилось  то, о чем немногие догадывались и ранее, именно,

что его  марксизм имел по существу академический,  созерцательный  характер.

Когда в апреле 1889 года Каутский  пишет Энгельсу из Вены, во  время стачки:

«Мои мысли больше на улице,  чем за письменным столом»  (стр.  242), то  эта

фраза,  даже  под  пером молодого  Каутского,  кажется неожиданной  и  почти

фальшивой.  Его операционным  полем  оставался  всю  жизнь  письменный стол.

Уличные   события   он  воспринимал  как   помеху.  Популяризатор  доктрины,

истолкователь прошлого, защитник  метода — да; но не  человек  действия,  не

революционер, не наследник духа Маркса и Энгельса.

     Переписка не только полностью вскрывает коренное  различие двух  фигур,

но  и  обнаруживает совершенно неожиданно, по  крайней мере, для позднейшего

поколения, тот антагонизм, кᴏᴛᴏᴩый существовал между Энгельсом  и Каутским и

привел в конце концов к разрыву личных отношений.

Пользовательское соглашение:
Интеллектуальные права на материал — Архив Л.Д. Троцкого. Том 8 принадлежат её автору. Данное пособие/книга размещена исключительно для ознакомительных целей без вовлечения в коммерческий оборот. Вся информация (в том числе и «Переписка Энгельса — Каутского») собрана из открытых источников, либо добавлена пользователями на безвозмездной основе.
Для полноценного использования размещённой информации Администрация проекта Зачётка.рф настоятельно рекомендует приобрести книгу / пособие Архив Л.Д. Троцкого. Том 8 в любом онлайн-магазине.

Тег-блок: Архив Л.Д. Троцкого. Том 8, 2015. Переписка Энгельса — Каутского.

xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai

Переписка Энгельса с Каутским — Haqqin

Не раз доводилось слышать о том, что эпистолярный жанр,  в век сотовой связи и интернета,  переживает декаданс. К счастью, эту  гипотезу, возводимую в ранг аксиомы,  опровергает плод  интеллектуального творчества двух наших современников, имеющих претензии на роль менторов.  Речь идет о переписке  главного редактора  газеты «Азадлыг» Ганимета Захида и правозащитника Видади Искендерли. Выскажу робкое предположение, что любой ознакомившийся с богатством словарного запаса и  философской составляющей этой полемики, равно как и глубиной тезисов и высотой антитезисов, коими изобилуют плоды мыслительной деятельности обоих фигурантов данной переписки,  испытает личный катаклизм локального масштаба. Слишком уж велико, я бы даже сказал эпохально,  ее возможное воздействие на ход мировой истории.

Иван Грозный и Андрей Курбский

Но я хотел бы совершить небольшой экскурс в историю. Начну с переписки русского царя Ивана Грозного и находившегося в эмиграции его подданного князя Андрея Курбского. Продолжавшаяся в течение 1564—1579 годов, эта переписка стала широко известной и  занимала значительное место в публицистике шестнадцатого века. В этой переписке был затронут широкий круг социально-политических проблем. Дело в том, что  Иван Грозный и Андрей Курбский расходились в оценке проблем и путей развития Российского государства. Так, считается, что Иван Грозный высказывался за неограниченную власть царя (самодержавия), а Андрей Курбский — за повышение роли знати в управлении государством («ограниченной монархии»). Значительное место в этой переписке занимали вопросы церковно-политического характера.

Энгельс и Каутский

Широкий круг вопросов затрагивался и в переписке немецкого философа, одного из из основоположников марксизма Фридриха Энгельса, с немецким экономистом, историком и публицистом, теоретиком классического марксизма Карлом Каутским. В этой переписке имеет место взаимное предъявление претензий. К примеру, Энгельс ставит Каутскому в упрек «аподиктические утверждения в таких областях, где ты сам не чувствуешь себя твердым» . Эта нота проходит через всю переписку. Упрекая Каутского в вульгарном осуждении «абстракции», — без абстрактного мышления нет мышления вообще, — Энгельс дает классическое определение животворной и мертвящей абстракции. Кроме того, в  последнем своем письме Каутскому Энгельс, отдавая должное его исследованию о «предтечах социализма», снова делает автору упрек в склонности к «общим местам там, где имелся пробел в изучении».

Белка и Стрелка

С момента указанных выше примеров использования эпистолярного жанра в качестве средства полемики прошли столетия. Человечество вначале запустило в космос Белку и Стрелку, а затем и само освоило его. Появились телевидение, интернет, сотовая связь. Одним словом,  человеческая мысль совершила огромный скачок вперед. И переписка Ганимета Захида с Видади Искендерли — ярчайшее доказательство тому. Это – «наш ответ» и на переписку  Ивана Грозного с Андреем Курбским, и на переписку Энгельса с Каутским.

Начнем с того, что актуален и жизненно важен сам повод для подобного рода полемики. Как известно, Видади Искендерли решил выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Азербайджана. И об этом чрезвычайном событии в жизни нашей страны и своем решении он поведал миру. Оказалось, что не все разделяли радость В.Искендерли по поводу его планов. Газета «Азадлыг» отказалась публиковать интервью с новым кандидатом. Пережив когнитивный диссонанс, В.Искендерли ринулся на поиски причин наложенной на него цензуры в одном, отдельно взятом СМИ, чаще иных требующим соблюдения свободы слова. Итогом расследований правозащитника стало обвинение против руководства ПНФА. После чего последовало прочтение эпитафии, суть которой сводилась к оплакиванию родной для него газеты «Азадлыг».

Ответом на эти душевные страдания правозащитника стало гневное заявление главреда «Азадлыг» Ганимета Захида, на долю которого выпала тяжкая жизнь политэмигранта. Философская составляющая этого заявления состояла в призыве  «не обезьянничать» и напоминание о тюремном прошлом.

Призыв не мог остаться неуслышанным. В.Искендерли ответил на мартовские тезисы Г.Захида своими анти-тезисами. Их фактологическая и философская составляющая состояла в угрозах «открыть рот» и намеках на то, что ему известно, как «мотал срок»  главред газеты «Азадлыг». Венцом же эпистолярного жанра от В.Искендерли стал девиз, лаконичности которого могли бы позавидовать средневековые европейские дворяне, любившие украшать ф

haqqin.az

9. Письмо энгельса к каутскому

В своей брошюре «Социализм и колониальная политика» (Берлин, 1907) Каутский, тогда еще бывший марксистом, опубликовал письмо к нему Энгельса от 12 сентября 1882 г., представляющее громадный интерес по интересующему нас вопросу; вот глав­ная часть этого письма:

«… По моему мнению, собственно колонии, т. е. земли, занятые европейским насе­лением, Канада, Кап, Австралия, все станут самостоятельными; напротив, только под­чиненные земли, занятые туземцами, Индия, Алжир, голландские, португальские, ис­панские владения пролетариату придется на время перенять и как можно быстрее при­вести к самостоятельности. Как именно развернется этот процесс, сказать трудно. Ин­дия, может быть, сделает революцию, даже вероятно, и так как освобождающийся про­летариат не может вести колониальных войн, то с этим придется помириться, причем, разумеется, дело не обойдется без всяческого разрушения. Но подобные вещи неотде­лимы от всех революций. То же самое может разыграться и в других еще местах, на­пример, в Алжире и в Египте, и для нас это было бы, несомненно, самое лучшее. У нас будет довольно работы у себя дома. Раз только реорганизована Европа и Северная Америка, это даст такую колоссальную силу и такой пример, что полуцивилизованные страны сами собой потянутся за нами; об этом позаботятся одни уже экономические потребности. Какие социальные и политические фазы придется тогда проделать этим странам, пока они дойдут тоже до социалистической организации, об этом, я думаю, мы могли бы выставить лишь довольно праздные ги-

ИТОГИ ДИСКУССИИ О САМООПРЕДЕЛЕНИИ 51

потезы. Одно лишь несомненно: победоносный пролетариат не может никакому чужо­му народу навязывать никакого осчастливления, не подрывая этим своей собственной победы. Разумеется, этим не исключаются никоим образом оборонительные войны раз­личного рода…»31

Энгельс вовсе не полагает, чтобы «экономическое» само собою и непосредственно уладило все трудности. Экономический переворот побудит все народы потянуться к социализму, но при этом возможны и революции — против социалистического госу­дарства — и войны. Приспособление политики к экономике произойдет неизбежно, но не сразу и не гладко, не просто, не непосредственно. Как «несомненное» Энгельс вы­ставляет лишь один, безусловно интернационалистский, принцип, который он приме­няет ко всем «чужим народам», т. е. не только к колониальным: навязывать им осчаст-ливление значило бы подрывать победу пролетариата.

Пролетариат не сделается святым и застрахованным от ошибок и слабостей только от того, что он совершит социальную революцию. Но возможные ошибки (и корыстные интересы — попытаться усесться на чужой спине) приведут его неизбежно к сознанию этой истины.

Мы все, циммервальдские левые, убеждены в том, в чем был убежден, например, и Каутский до своего поворота в 1914 г. от марксизма к защите шовинизма, именно, что социалистическая революция вполне возможна в самом близком будущем, «с сегодня на завтра», как однажды выразился тот же Каутский. Национальные антипатии так бы­стро не исчезнут; ненависть — и вполне законная — у нации угнетаемой к угнетающей останется на время; она испарится лишь после победы социализма и после оконча­тельного установления вполне демократического отношения между нациями. Если мы хотим быть верны социализму, мы должны уже теперь вести интернационалистское воспитание масс, невозможное в угнетающих нациях без проповеди свободы отделения для угнетенных наций.

52 В. И. ЛЕНИН

studfile.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *