Южный тироль австрия: Южный Тироль — официальный сайт об отдыхе и проживании

Разное

Содержание

Тлеющий очаг сепаратизма в Европе / / Независимая газета

Южный Тироль осложняет межгосударственные отношения Италии и Австрии

В населенных пунктах Южного Тироля регулярно проходят акции с сепаратистским уклоном. Фото со страницы партии «Свобода Южного Тироля» в Flickr

Сепаратизм, как ядовитая опухоль, разъедает тело современной Европы. Шотландия желает отделиться от Великобритании, Каталония – от Испании. Фламандские сепаратисты мечтают о собственном, небельгийском государстве. Свои резоны у корсиканцев, полагающих себя особой территорией Франции. Часть североирландцев не исключает в случае неудачи брекзита поднять вопрос о воссоединении с Ирландской Республикой. Можно назвать еще несколько очагов сепаратизма на Балканах и в Восточноевропейском регионе.

Совсем не исключено, что в ближайшее время головной боли лидерам ЕС добавит и еще один регион Европы, где в латентном состоянии находится исторически не решенный вопрос существования немецкоязычного населения в едином итальянском государстве. Речь идет о Южном Тироле, который волею исторической судьбы оказался, согласно Сен-Жерменскому (1919) договору между державами – победительницами в Первой мировой войне, в составе Италии, хотя на протяжении веков был австрийской территорией.

Этим военным трофеем Италия распорядилась со свойственным победителям цинизмом. Часть населения была насильственно выдворена в Австрию, на их место переселили итальянцев – жителей южных регионов Италии. Положение немецкоязычного меньшинства еще сильнее ухудшилось после захвата власти фашистами Муссолини. По существу, в сфере образования и культуры немецкий язык был запрещен. Была упразднена и автономия немецкоязычных общин, а местная власть назначалась центральными итальянскими властями. После прихода к власти в Германии нацистов ситуация для коренного немецкого населения отнюдь не изменилась к лучшему, тем более после аншлюса 1938 года, когда речь уже не шла о независимости австрийского государства, исторической частью которого себя считали южные тирольцы. Гитлер, крайне заинтересованный в помощи со стороны Муссолини, поддержал требование последнего о репатриации южных тирольцев на территорию Третьего рейха. Как нацисты, так и итальянские фашисты полагали, что вопрос о нацменьшинстве Южного Тироля в период совместной борьбы сначала с демократическим Западом, а в 1941–1945 годы с Советским Союзом, не имеет никакого существенного значения. Вплоть до разгрома итальянского фашизма в 1944-м, а годом позже – германского нацизма процесс унижения достоинства и прав немецкоязычного меньшинства в Южном Тироле продолжался.

Ситуация не изменилась коренным образом и после 1945 года. Вопрос о возвращении Южного Тироля в состав Австрии не был актуальным, поскольку до 1955 года страна не обрела полную независимость и суверенитет. Но и когда Австрия посредством госдоговора восстановила свой суверенитет и добровольно стала нейтральным государством, ситуация осталась на уровне парижских соглашений 1946 года, которые заключили премьер-министр Италии Альчиде де Гаспери и министр иностранных дел Австрии Карл Грубер. В соответствии с этими соглашениями Южный Тироль сохранялся как часть Италии, но как автономное провинциальное образование с весьма незначительными правами для немецкоязычного меньшинства. Согласно итальянской Конституции 1948 года, была создана административная территориальная единица Трентино – Альто Адидже, в которой немецкоязычное население стало очевидным меньшинством, так как была искусственно увеличена численность италоязычных граждан.

По существу, было административно оформлено «яблоко раздора», которое на протяжении последующих десятилетий осложнило не только взаимоотношения двух лингвистических общин региона, но и межгосударственные отношения Италии и Австрии. Не смирившиеся со своей участью южные тирольцы постоянно вступали в столкновения как с итальянской полицией, так и с местными националистами. В 1960–1970 годы дело доходило и до террористических актов, с помощью которых радикал-сепаратисты пытались привлечь внимание международной общественности к очевидной для них несправедливости.

В решение вопроса вмешались и международные организации. В 1960–1961 годы министр иностранных дел Австрии Бруно Крайский внес от имени своей страны вопрос о Южном Тироле на XV сессию Генеральной Ассамблеи ООН. В своем выступлении он отметил, что «только создание автономной области Южный Тироль может привести к подлинному выполнению Парижского договора 1946 года». Австрийские требования предполагали выполнение договора о равном праве использования в автономии как итальянского, так и немецкого языка, о выполнении положения о равном для итальянцев и австрийцев доступе к государственным должностям. Важным было и требование восстановления автономии Южный Тироль, то есть ликвидации области Трентино – Альто Адидже. В результате подключения к решению вопроса европейских структур в Женеве в 1962 году состоялась конференция, на которой Австрия при поддержке извне добилась более широких прав самоуправления для немецкоязычных жителей Южного Тироля.

Новый этап постепенного решения южнотирольского вопроса начался в период оформления Европейского союза. Поскольку, согласно уставу этой организации, ее членами не могут быть государства, имеющие взаимные территориальные претензии, Италии и Австрии предстояло перезаключить свои прежние соглашения, касавшиеся Южного Тироля. Была и еще одна причина, мешавшая оформлению этих отношений в рамках ЕС, – жалоба Австрии в ООН (1962) на неполную реализацию Италией соглашений по Южному Тиролю. Лишь в апреле 1992-го Австрия отозвала свою жалобу. При этом правительство Италии признало не только правомерность всех ранее заключенных соглашений по Южному Тиролю, но и право Австрии на дальнейший контроль за ситуацией в этой административной единице Италии.

В последующие четверть века существование южнотирольской проблемы как части проблем Европейского союза сохраняло свой латентный конфликтный характер. С одной стороны, власти Италии не всегда выполняли на практике ранее достигнутые договоренности об автономии, что в целом ряде случаев приводило к конфликтам с местным немецкоязычным населением. С другой стороны, в самой автономии шла довольно острая борьба между умеренными автономистами, представленными Народной партией Южного Тироля, и сепаратистами из Партии свободы Южного Тироля.

Если первые, как это следовало из их программы, «стоят на позиции защиты немцев и ладинов Южного Тироля… а также подтверждают право на самоопределение Южного Тироля», то «свободники» расставляли акценты иначе. В их программных документах говорилось о праве Южного Тироля «на самоопределение посредством референдума о его политическом будущем, о праве на неограниченное использование родного языка, о прекращении итальянизации школьного воспитания.

В начале XXI века в южнотирольский конфликт добавился важный внешний фактор. Если в прошлые годы австрийские политические партии весьма умеренно освещали ситуацию в Южном Тироле, полагая ее решенной в рамках правовой системы ЕС, то с выходом на политическую арену Австрии националистов из Австрийской партии свободы (АПС) ситуация значительно обострилась. Ее соучастие в австрийском правительстве вместе с Народной партией (2000– 2006) и начиная с декабря 2017 года показывает, что АПС готова открыть новый фронт борьбы под националистическими лозунгами. Хотя главным объектом нападок АПС являются иммигранты, однако, как следует из программы этой партии 2011 года, южнотирольский вопрос также был четко обозначен: «Австрия является защитником интересов немцев и ладинов Южного Тироля, представляет интересы всех бывших подданных монархии Габсбургов, чьим родным языком является немецкий. Мы стремимся к единству Тироля, привержены праву самоопределения Южного Тироля и поддерживаем союзы соотечественников».

Вступив в коалицию с Народной партией, АПС добилась акцентирования южнотирольской проблемы в правительственном заявлении (декабрь 2017 года). Было отмечено, что немецкоязычные граждане Южного Тироля имеют право на получение наряду с итальянским и австрийского гражданства. С учетом того что власти Австрии считают референдум реальным путем решения многих, в том числе международных проблем, этот путь не заказан и для темы самоопределения Южного Тироля. В условиях крайней нестабильности внутриполитической ситуации Италии не исключено, что в ближайшем будущем вопрос о территориальных претензиях Австрии к Италии вновь встанет на повестку дня крайне расшатанной благодаря сепаратизму ситуации и в других регионах Европы.

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой — Дикий, дикий запад — Блоги

Минута истории перед плей-офф.

Легендарная австрийская Вундертим и Италия Витторио Поццо (30 матчей без поражений) расцвели почти в одно время – в 30-х. В 1934-м они встретились в полуфинале второго чемпионата мира, где итальянцы, уже изучавшие оборонительные принципы, засушили игру чудо-команды. 

С этого начался закат великой сборной Австрии – через четыре года страну аннексировала нацистская Германия, а игроков забрали в сборную. Но лучший футболист в истории Австрии Маттиас Синделар отказался – и через год его нашли мертвым (по официальной версии – отравился угарным газом).

Так Австрия потеряла лучшую сборную в своей истории – и дальше пробивалась только вспышками раз в 20-30 лет. Италия же и дальше всегда была в топе. 

А ведь у этих стран намного больше общего в историческом и географическом планах, чем может показаться на первый взгляд.

Тренером Вундертим был Хуго Майсль, который в Первой мировой воевал еще за Австро-Венгерскую империю. Причем воевал на итальянском фронте – после того как Итальянское королевство выскочило из Тройственного союза прямо в компанию Антанты с желанием взять себе кусочек разваливающейся империи. 

Дело в том, что граница стран шла по Альпам, за исключением Южного Тироля (часть его называется Трентино) – района, который вдавался на территорию Италии через горы, но принадлежал Австрии. Именно на этот кусок итальянцы и претендовали.

Исторически в XVIII-XIX веках этот район переходил от одной стороны к другой – Наполеон забирал его у Габсбургов и отдавал вассальной Италии, затем Южный Тироль снова возвращался к австрийскому государству – но по итогам Первой мировой страны заключили Сен-Жерменский договор – и немецкоговорящий регион стал итальянским.

Территория перешла итальянцам с согласия Антанты, и потом президент США Вудро Вильсон сожалел, что согласился на требования Италии: по его словам, на переговорах ему показали карту, на которой вообще не отразили присутствие немецкоговорящего населения. Поэтому он так легко согласился.

Сейчас немного географии. Все очень запутано, поэтому попробуем объяснить максимально коротко и понятно.

Существует исторический регион Тироль (бывшее герцогство) – он разделен Альпами на южную и северную части. В начале XX века весь Тироль принадлежал австрийскому государству, однако после Первой мировой то, что южнее гор, отошло Италии.

Северная часть Тироля – федеральная земля Австрии, которая называется просто Тироль. Южная часть, которая отошла Италии, называется Трентино-Альто-Адидже на итальянском и Зюдтироль (Южный Тироль) на немецком. Итальянское название – калька с названия этой территории, которое ей дали французы, когда забрали у Габсбургов и передали вассальному Итальянскому королевству – О-Адидже (Высокий Адидже). Французы сделали это специально, чтобы максимально дистанцироваться от исторических названий и исключить ревизионизм. Не помогло.

Когда Южный Тироль вошел в состав Италии, предполагалось, что у немецкоговорящего населения, которое неожиданно для себя стало меньшинством в чужой стране (а родным немецкий в Тироле считали 90% населения), все будет нормально – и правительство во главе с королем Виктором Эммануилом III (так он известен в русской историографии) гарантировало немцам и другим меньшинствам (например, истрийским славянам) те же права, что и итальянцам.

Но спустя три года после подписания Сен-Жерменского договора в Италии к власти пришел Бенито Муссолини – диктатор и руководитель Национальной фашистской партии. Еще во время избирательной кампании он резко критиковал политику правительства по отношению к меньшинствам. Он был сторонником идеи ирредентизма, согласно которой местное население – всего лишь германизированные потомки римлян. И их нужно вернуть в родную гавань.

Поэтому Муссолини, как только пришел к власти в 1922-м, начал резкую итальянизацию Южного Тироля:

•‎ Слово «Тироль» вообще запретили употреблять в отношении региона – только Альто-Адидже. Все немецкоязычные топонимы переименовали на итальянский манер, аналогичные меры коснулись дорожных знаков, объявлений и прочего.

•‎ Запретили немецкоязычные газеты – их либо закрыли, либо переименовали и стали полностью выпускать на итальянском. Чуть позже, правда, фашистские власти запустили свою газету на немецком и разрешили работать другим – правда, со строжайшей цензурой.

•‎ Немецкий язык полностью убрали из делопроизводства – оставили только итальянский. Открыли многочисленные итальянские школы и прочие объекты образования, а вот немецкие закрыли. Разумеется, дело было не только в языке, но и в преподавании предметов – история в глазах Италии категорически отличалась от прежних трактовок.

К 1928 году обучение велось только на итальянском. Это привело к появлению подпольных школ, где образование велось на немецком языке (так называемые Катакомбные школы). Учебники переправляли через границу контрабандой.

•‎ Тем, кто не успел за три года получить итальянское гражданство или вид на жительство, предложили уехать в Австрию. Тем немцам и австрийцам, кто уже обосновался в Италии, итальянизировали имена и фамилии.

•‎ Предоставили льготы итальянцам при переселении в Южный Тироль (простите, Альто-Адидже). 

•‎ Разумеется, всех местных полицейских разогнали и развели по разным регионам страны, это же коснулось и чиновников. А на их место пришли итальянцы со всей Италии.

Когда в Германии к власти пришли нацисты во главе с Адольфом Гитлером, началось сближение двух диктаторов. А после того как Третий рейх аннексировал Австрию и границы стран стали соприкасаться, Муссолини немного занервничал, что коллега может его не так понять. Поэтому диктаторы заключили соглашение по Южному Тиролю (правда, для Италии это оставалось соглашением по Альто-Адидже). 

 

Согласно этому договору ориентировочно 1939 года, коренному населению Южного Тироля и нескольких районов по соседству порекомендовали переехать в нацистскую Германию. Пропаганда активно помогала принимать решение: говорили про немецкое единство и распространяли слухи, что тех, кто не уедет самостоятельно, итальянское правительство просто депортирует.

К 1943 году уехали около 75 тысяч южнотирольцев. 25 тысяч из них вернулись в родные места после Второй мировой войны. В 1943-м, когда Италия перешла на сторону союзников, Третий рейх аннексировал и Южный Тироль, прервав итальянизацию региона.

Впрочем, уже в 1945-м Тироль снова вернулся Италии. Во время послевоенных обсуждений переустройства мира на него пытались претендовать австрийцы, однако их не поддержал Советский Союз, один из ключевых участников переговоров (США не уделили этому вопросу много внимания).

Все закончилось соглашением Грубера-Де Гаспери (по фамилиям премьер-министров Австрии и Италии): после войны Южный Тироль (или Альто-Адидже, как его называют на итальянском и по сей день) стал одним из итальянских регионов, но с автономией. По крайней мере, так предполагали австрийцы: в соглашении были пункты об уравнении в правах немецкоговорящих граждан с итальянцами, разрешение занимать им государственные посты, а также признание немецкого вторым официальным языком автономии.

На деле возвращение выдалось довольно тяжелым. От всех немецкоговорящих жителей Тироля итальянцы потребовали свидетельство о рождении итальянского образца, в противном случае им отказывали в переезде. Значительную часть политики итальянизации, которую проводил Муссолини, свернули, однако, например, названия немецкого происхождения, которые были до фашизма, вернуть не разрешили – но, по крайней мере, разрешили дублировать их на дорожных знаках по-немецки.

Италия, впрочем, поступила довольно хитро. К территории Южного Тироля во время создания конституции 1948 года подключили еще одну область – Трентино. Там доминировали итальянцы, и населена она была достаточно, поэтому простой административный шаг фактически размазал число немцев относительно населения всей провинции.

Впрочем, тирольцев такая автономия не устраивала, как и Австрию. В 50-х в регионе активизировался Комитет за свободу Южного Тироля (он существовал еще с 20-х, но тогда находился в подполье, а теперь стал действовать открыто). Эта организация по методам вполне сравнима с баскской ЭТА.

Южнотирольцы стали уничтожать памятники времен Муссолини (первым взорвали именно памятник дуче на коне – его там вообще ненавидят) и заниматься локальным терроризмом – взрывали линии электропередач, рушили опоры. Один особенно яркий акт вошел в историю как Огненная ночь, когда без электричества осталась вся провинция.

Итальянцы не торопились давать более широкие права автономии, и это возмущало Австрию. Сначала австрийский министр иностранных дел Бруно Крайский внес вопрос о несоблюдении Италией договора по автономии на генассамблею ООН. «Только создание автономной области Южный Тироль может привести к подлинному выполнению Парижского договора 1946 года», – говорил он во время выступления в 1961-м.

Через год, когда появилась перспектива создания Евросоюза, стало понятно, что странам с территориальными претензиями нужно договориться как можно скорее. Австрийцы выбили более широкие права для региона, и провинцию Трентино-Альто-Адидже признали автономной. 

Но непосредственно Южный Тироль автономии не получил, хотя Италия разрешила немецкое название – Зюдтироль. Правда, она продолжала жестко вести себя по отношению к Комитету освобождения Южного Тироля: политические сроки, пытки и отсутствие наказания для тех, кто применял силу к активистам. 

Австрия отозвала жалобу из ООН только в 1992-м, а Италия признала ее право следить за ситуацией в Альто-Адидже. Непосредственно Южный Тироль получил автономию только в 2001 году, когда бывшую австрийскую территорию в составе области Трентино-Альто-Адидже выделили в автономную область Больцано-Боцен (до этого она была неавтономной). Пожалуй, только с этого периода немецкоязычное население (которого и сейчас там более 70%) стало чувствовать себя спокойнее.

Но возникла другая проблема – правые популистские партии. Например, австрийская «Партия свободы», которая формирует коалицию в парламенте, явно показывает, что считает Тироль своим. Так, жителям Южного Тироля предлагают выдавать паспорта Австрии (и это делает целый вице-канцлер Кристиан Штрахе, он приезжал в провинцию с агитацией). Итальянские националисты (а там у власти тоже правая партия) – резко против. 

Не всем нравится идея (гражданство хотят давать только тем, кто говорит на немецком), а в самой Австрии запрещено двойное гражданство. «Австрия как правило не признает двойное гражданство, поэтому либо этот закон должен быть изменен полностью, либо ей придется всякий раз искать разумное оправдание тому, что для жителей Южного Тироля сделали исключение», – говорил BBC профессор Франческо Палермо, эксперт в области сравнительного законодательства.

Среди жителей Южного Тироля есть разные мнения. Кто-то за Италию, кто-то – за Австрию, кто-то – за независимость Тироля. Агрессивные действия сторон поутихли, все перетекло в мягкую силу. 

80% населения, согласно опросам 2014 года, идентифицируют себя не с Австрией и Италией, а с Южным Тиролем – и считают себя южнотирольцами. А губернатор Арно Компатшер считает это место идеальным примером сожительствования разных культур. 

«Весь мир смотрит на нас, потому что в других местах так не получилось, – говорил он BBC. – Нам удалось с этим справиться, создать среду, где вместе живут несколько этно-лингвистических групп там, где до этого была только война и этнические конфликты. Сегодня нам удается жить вместе, не теряя при этом яркой самобытности. У нас есть спагетти и кнедели. Мы стараемся брать лучшее от каждой культуры и не боимся за национальную идентичность».

Другие исторические материалы Евро-2020:

Фото: globallookpress.com/Michael Rucker, Fotostand / Wagner, Scherl; commons.wikimedia.org

Путешествие по Доломитовым Альпам, Южный Тироль, Италия


Пару дней назад вернулись с очередного небольшого путешествия — подзарядки. С октября никуда не ездили из-за увеличевшегося состава семьи. Но вот, немного повзрослели (сыну уже 5 месяцев) и рванули. Мы долго сомневались, ехать или не ехать, и куда ехать. Переживали за маленького. Но решили приучать сына к нашему образу жизни. О подготовке путешествия с малышом и как все прошло, напишу отдельно. А сейчас только пару тезисов: сын выспался, надышался горного воздуха, подрос буквально за эту неделю и научился некоторым новым навыкам. Вот что значит вытащить ребенка из обычного двора.

Наш маршрут на неделю выглядел вот так:
1180 км за 6 дней, 3 страны (Германия, Австрия и Италия), огромное множество горных перевалов (около 6) и 250 км по горным серпанти нам. Общий перепад высот составил с 1300 до 2950 метров.

Для аренды машины загляните сюда: Прокат автомобилей в Мюнхене Я сама пользуюсь данным сервисом часто — позволяет выбрать из предложений разных компаний.

1. Прилетели в Мюнхен. Странно, но теперь самые дешевые прямые рейсы именно в Мюнхен, а не в Милан, как было раньше. Взяли машину и рванули на юг в Южный Тироль. Проживали в малюсенькой деревушке Валентин недалеко от Бользано. По пути в эту деревушку посетили Музей Сваровских в Инсбруке. Как раз в мае сменилась экспозиция, так что мы чуть ли не первые посетители.

2. 4 дня жили в Валентине и оттуда посещали все перевалы, серпантины, горные вершины:

Вид из окна отеля:

Петухи в 5 утра и запах навоза ничуть не омрачали отдых.

3. Проехали перевалы: Passo Carezza, Passo Gardena, Passo Pordoi, Passo Nigra. Виды там потрясающие, горы невероятно красивые.

4. Горное озеро Карезза:

4. Забрались на гору Мармалада (на фуникулере 2430 метров) и на гору Пордой (2950 метров), откуда открывается вид на знаменитый Пиц Боэ (Piz Boe).

5. Потом поехали в Сесто — оттуда открывается вид на знаменитые 3 пика Tre Cime.

6. Через Австрию уехали в Германию, национальный парк Berchtesgaden National Park и королевское озеро.

7. Вернулись в Мюнхен. В Мюнхене обязательная программа — Музей BMW. Немного огорчтло, что за 3 года (была там) экспозиция совсем не изменилась. Точнее убрал 2 интересных объекта, а нового ничего не добавили. Грустно. И стоимость билета выросла на 2 евро:

На сим можно сказать, что мы проехали практически всю Италию. Остались только острова Сардиния и Сицилия. Они в моей программе на ближайшие 2 года. Невероятно красивая страна, точнее с невероятно красивыми уголками. Хотя изначально Италия мне очень не понравилась и я бы никогда не подумала, что буду возвращаться туда вновь и вновь. Как говорится, нужно выбирать места и сезхон тщательнее, чтоб ничто не омрачило отпуск и впечатления.
А за подсказки по маршруту этому огромное спасибо marionella и morseanen


Дополнительно почитать:

1. Наше путешествие по Доломитовым Альпам:

2. Горы Франции (Шамони)
3. Горы Швейцарии
4. Горы Испании
5. Горы Греции:
Греческие монастыри Святой Троицы и Святого Стефана — известные метеоры
Монастыри Великий Метеор и Варлаама
Монастыри Рузану и Святого Николая Анапавсаса
Как проехать в метеоры

В итальянской провинции Больцано у школьников пытаются разжигать сепаратизм

Очередная попытка разжечь сепаратистские настроения предпринята накануне начала учебного года в автономной провинции Больцано, являющейся частью граничащей с Австрией итальянской автономной области Трентино — Альто-Адидже.

Как сообщает La Stampa, активисты Южнотирольской партии свободы ( Süd-Tiroler Freiheit), выступающие за отделение провинции от Италии и её присоединение к Австрии, объявили о намерении бесплатно распространить среди  учащихся, проживающих по обе стороны границы, 2 тысячи «Тирольских школьных дневников» с картой «Австрии и ее земель, включая Альто-Адидже». Кроме этого, при написании в нём названий дней недели использован исключительно австро-баварский диалект немецкого языка.

«Ошибка? Нет. Провокация? Похоже, что да»,- пишет туринская газета. Смысл подобного «послания» очевиден, замечает она, что «упорно и демонстрировали представители Süd-Tiroler Freiheit во время презентации «дневника», утверждая, что Южный Тироль — не Италия и этой темой должна интересоваться молодёжь, обсуждать её, учитывая, что школа не предоставляет по ней никакой информации».

То, что «Тирольский дневника школьника», переживающий уже восьмое издание, призван вызвать политическую полемику, руководители Южнотирольской партии свободы даже не пытаются скрыть. Так, отмечает La Stampa, они считают, что «полемика только лишь повысить популярность нашего школьного дневника».


Часть австрийского Тироля стала итальянской по одному из мирных договоров, завершивших Первую Мировую войну, который был подписан 10 сентября 1919 года в городе Сен-Жермен-ан-Ле близ Парижа. Мирный договор 1947 года подтвердил границу Италии с Австрией по состоянию на 1919 год и был создана автономная область Трентино — Альто-Адидже. Южный Тироль стал её северной провинцией с названием Больцано (Боцен).

В конце 1969 года Италия и Австрия достигли соглашения, по которому область получала права расширенной автономии, однако окончательно урегулировать вопрос Южного Тироля удалось только в 1992 году. В 2001 году он получил статус отдельной немецкоговорящей провинции, расположенной на севере Италии.

Культура. История — Южный Тироль  =  Италия  или  Австрия?

5 Июня  2009,  Пятница

Ольга Борн
(Германия, Мюнхен)

Предыдущий рассказ Ольги Борн на тему Культуры:

Тироль – очень красивый регион Европы: высокие скалистые Альпы, старые крепости и церквушки, чистые реки, горные озёра и изумрудные долины. Здесь царит спокойствие и достоинство, присущее жителям гор. Но эта красота поделена на две части: одна часть Тироля уже веками (правда, с перерывами) лежит в Австрии, другая – почти 100 лет находится в Италии и носит название Южный Тироль.

 

 

 

Сейчас Южный Тироль – немецкоговорящая провинция, расположенная на самом севере Италии. Путешествующие в эту страну на машине через перевал Бреннер, могут заметить у пограничного столба между Италий и Австрией (с австрийской стороны) вот такую надпись, которая означает «Южный Тироль – это не Италия!»

У Южного Тироля, как у очень красивой, но невезучей в любви женщины судьба сложная, а история длинная и запутанная. На протяжении веков Тироль был яблоком раздора между австрийскими Габсбургами и баварскими Виттельсбахами, но в начале XIX века Тироль окончательно вошёл в состав Австрийской империи.

После Первой мировой войны по условиям Сен-Жерменского мирного договора этот лакомый и красивый кусочек земли от Австрии отошёл к Италии. Владение этой территорией позволяет контролировать стратегически важный перевал Бреннер, расположенный на пути из Италии в Германию.

К моменту присоединения Южного Тироля 86% местных жителей говорили на немецком, 4% – на ладинском (вариант ретороманского), 3% – на итальянском, а остальные были иностранцами.

 

В составе Италии немецкоязычные тирольцы стали национальным меньшинством. Более того, в скором времени обещания итальянского правительства уважать их права были нарушены. А после прихода к власти в 1922 году Бенито Муссолини началась кампания по ассимиляции тирольцев.

Им запрещалось пользоваться немецким языком, подавлялась национальная культура. Было запрещено печатание газет на родном для тирольцев языке и преподавание его в школе. Исконно тирольские названия городов и деревень заменялись итальянскими.

Проводилось принуждение местного населения к массовой иммиграции. Пожилые тирольцы часто рассказывают, что родители обучали их чтению и письменной форме родного языка ночью под одеялом, в тайне от итальянцев.

 

В то время большинство местных жителей проживали на фермах и не имели никакого доступа к управлению и промышленному производству. Им обладали итальянцы, обеспеченные жильём в городах.

Союз фашистской Италии и нацистской Германии поставил тирольцев на грань исчезновения. Им предлагалось либо переселиться в Третий рейх и покинуть родину, либо остаться и подвергнуться полной итальянизации. В такой ситуации немецкоязычная культура региона ушла в подполье.

 

 

После окончания Второй мировой войны на Парижской мирной конференции перевал Бреннер, находящийся на территории Тироля, официально был признан границей между Австрией и Италией. Южные тирольцы требовали у победивших союзников возвращения их края Австрии.

Однако мирный договор 1947 года установил итальянскую границу по состоянию на 1919 год. Согласно этому документу, немецкоязычному меньшинству Южного Тироля гарантировалось полное равенство прав с италоязычным населением. Ему предоставлялось право обучения на родном языке, который мог наравне с итальянским использоваться в общественных учреждениях.

 Но спустя лишь год после заключения соглашений, Рим принял Автономный Статут для региона Трентино-Альто-Адидже, объединив провинции Больцано (так итальянцы называют Южный Тироль) и Тренто. При таком объединении итальянское население существенно преобладало над немецкоговорящим.

 

 

Несколько десятилетий Австрия делала попытки вернуть себе потерянный регион, но тщетно. В 1992 году австрийские власти объявили ООН о прекращении противоречий с Италией по вопросу Южного Тироля. В 2001 году он стал отдельным регионом Италии.

Местным жителям позволили официально употреблять истинное название их родины – Южный Тироль. Этот регион, насильно присоединенный к Италии в начале XX века, сумел сохранить свою австрийскую идентичность и превратиться в самый развитый регион страны. На сегодняшний день безработица в регионе составляет менее 2%, везде чистота и немецкий порядок.

 

 

 

 

В настоящее время численность населения Южного Тироля достигает 500 тысяч жителей. Для 70% населения родной язык – немецкий, для 25% – итальянский, ещё 5% составляют ладинцы.

В Южном Тироле языковым группам гарантированы равные права. В 70-местном парламенте употребляются два языка. Да и не только в местном парламенте – даже вывески и названия улиц всегда на двух языках, хотя на улице слышится исключительно немецкая речь.

 

Несмотря на все договорённости, в Южном Тироле время от времени слышится и читается утверждение на немецком : «Südtirol ist nicht Italien!»

 

Ольга Борн
(Германия, Мюнхен)

Предыдущий рассказ Ольги Борн на тему Культуры:

 

Все произведения Ольги Борн

 

 

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com —  5 Июня 2009

Рубрика:  Культура

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма,  отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
[email protected]

Восточный Тироль – самая южная провинция Австрии

Австрия / регион Тироль /

Самая южная провинция федеральной земли и граничит с Италией.

С севера в Восточный Тироль можно попасть через окрестности Кицбюэля, Фельбертауерн и долину Изельталь. Из Южного Тироля, который отошёл к Италии после первой мировой войны, вы проедете в Восточный Тироль через долину Пустерталь. Въезжая в Восточный Тироль с восточной стороны, вам придётся пересечь долину Кертнер Мёлльталь и дальше через Изелсберг или через долины Драуталь или Лезахталь.

Климат здесь мягче, и Лиенц, называемый „Городом Доломитов» (12.000 нас.), сочетает в себе атмосферу южного города и северных Альп. Уютные кафе с солнечными террасами в пешеходной зоне приглашают выпить чашечку кофе и насладиться неторопливой жизнью городка.

Недалеко от Лиенца в 13 веке графы Гёрцер из Фриауля воздвигли замок Брук. В замке находятся краеведческий музей и художественная галерея, где можно увидеть картины выдающихся художников Восточного Тироля: например, Альбина Еггер-Лиенца (1868-1926гг.), родившегося в Дёльзах. Еггер-Лиенц писал горные пейзажи, сцены из крестьянской жизни, а также исторические полотна.

Одной из интереснейших достопримечательностей Восточного Тироля является город Агунтум под Дёльзахом. В городе, основанном иллирийцами, жили кельты, а позже и римляне. Раскопки велись на протяжении двух веков и сегодня город можно увидеть в его первозданном виде: городская стена с воротами, дома патриций, термы, часовня и гробница.

Доломиты Лиенца притягивают альпинистов и любителей турпоходов.

Поклонники велосипедного спорта встречаются здесь дважды для проведения велосипедных туров: в июне — „Доломитенрадрундфарт», а в сентябре — „Доломитенман». Страстные велосипедисты отправляются в путь по маршруту „Драурадвег» в направлении Каринтии. Путешествовать по Восточному Тиролю зимой одно удовольствие. Ежегодно в январе здесь проводятся международные соревнования по беговым лыжам „Интернационале Доломитенлауф» (60 км).

Восточный Тироль, федеральные земли Зальцбургланд и Каринтия поделили между собой не только высочайшую гору Гросглокнер, но и национальный парк „Хоэ Тауерн». Общая площадь заповедника составляет 1782 км, а 610 км относятся к Тиролю. Этот высокогорный ландшафт — нетронутый уголок природы в сердце Европы.

Те, кто отдыхает в Восточном Тироле, ценят прежде всего покой и традиционный уклад жизни. В Оберлиенце в течении последней недели карнавала делают особый шнапс из слив, груш и яблок. Бражку для „Перглер» заготавливают обычно поздней осенью. Гостиные дворы, украшенные ветками можжевельника и яблоками, приглашают гостей испробовать свежеприготовленный шнапс и национальные блюда — пышки и домашнюю лапшу „Нидей».

Зима приходит в Матрей в Восточный Тироль с появлением „Крампусев». Тщательно подготовленная лыжня ждёт вас в Лиенцер Беккен, у подножья Гросглокнер у Кальса, в долинах Пустерталь и Лезахталь, Виргенталь и Деферегенталь. Поклонники горных лыж встречаются в Санкт-Якобе в долине Деферегенталь.

По вторникам, четвергам и субботам в деревушке Обертиллиах раздаётся звук трубы и тогда каждый знает, «по наступило время идти спать. Этот старинный обычай сохранился до сегодняшнего дня только в Восточном Тироле.

Каким транспортом лучше добраться до Тироля? Открыть левое меню южный тироль.

), граничащую с Италией, Швейцарией и Германией, часто называют «сердцем Альп». Здесь насчитывается более 600 вершин «трехтысячников», 5 крупных ледников и бессчетное количество мелких, находятся тысячи и тысячи живописных зеленых пастбищ и сотни старых горных городков, чистейшие горные реки и зеленые долины. В сочетании с отличной экологией и прекрасно развитой инфраструктурой лыжного отдыха это позволяет региону считаться одним из лучших курортных районов мира — здесь самый длинный лыжный сезон в Австрии и самое теплое лето среди всех горных районов страны.

Объединенная транспортная система из железных дорог и автобусных маршрутов Тирольской транспортной компании Verkehrsverbund Tirol (VVT) www.vvt.at представляет хорошие возможности для знакомства с этим самобытным регионом.

Западный Тироль

К западу от Инсбрука очарование старых городов постепенно уступает место красотам дикой природы. Несмотря на то, что эти места населены людьми по меньшей мере 15 тысяч лет, они мало подверглись разрушительному воздействию человека и по-прежнему считаются одними из самых диких и красивых в Европе. И это при том, что добраться до самых интересных мест можно буквально за 2-3 часа от одного из самых современных аэропортов Австрии (автострада A12 и главная железнодорожная линия пронизывают весь регион насквозь, уходя в Форарльберг), а современные горнолыжные центры встречаются здесь буквально в каждой долине. Даже северо-западные долины, отрезанные от главных магистралей долины Инна барьером Лехтальских Альп, и те вполне доступны по железнодорожной линии, которая уходит на север из Инсбрука, проходит по территории Германии и затем снова возвращается в Тироль.

Один из самых известных центров региона — , расположенный всего в 18 километрах северо-западнее Инсбрука.

Путешествуя на запад по долине Инна из Инсбрука, вряд ли удастся проехать мимо приятных городков Цирль (Zirl) и Тельфс (Telfs), но главным украшением этих мест служит городок (40 км от Инсбрука).

Северо-западный Тироль

Северо-западные области Тироля, отрезанные от долины Инна труднопроходимой цепью Лехтальских Альп, заметно отличаются от основной части области как по своей природе, так и по культуре. Пышные широкие долины реки Лех вокруг старого города Ройтте (Рёйтте) подчеркиваются зеленью пастбищ Эрвальда — и над всем этим доминируют зубчатые серые стены хребтов Лехтальских Альп с массивом Муттекопф (2774 м) и гор Веттерштейн-Гебирге с пиком Цугшпитце (2963 м, самая высокая точка Германии). Добраться сюда зачастую проще из Германии, чем с территории самой Австрии, да и общественный транспорт в этой области развит заметно слабее, чем в курортных областях юга, но красоты, открывающиеся по дороге из Инсбрука или Имста, с лихвой оправдывают это небольшое неудобство.

Лежащий в тени Цугшпитце в окружении череды гор чуть меньшей высоты, городок (Ehrwald) считается воротами северо-западного Тироля. Сохранивший простоватую и неторопливую атмосферу, он служит превосходной основой для посещения многочисленных горных курортов окрестностей — Эрвальдер-Альм (Ehrwalder Alm), Мариенберг (Marienberg), Грубигштайн (Grubigstein), Лермос (Lermoos) и Цугшпитцплатт (Zugspitzplatt). Да и сам массив Цугшпитце, юридически расположенный на территории Германии, доступен отсюда совершенно беспроблемно по канатке Tiroler Zugspitzbahn, начинающейся в поселке Обермос (Obermoos, 5 км к северо-востоку от города).

В 25 км к северо-западу лежит достаточно приятный город Ройтте (Reutte), который разбогател в Средневековье на торговле солью между долиной Инна и Баварией. На его главной улице, ведущей от площади Untermarkt в северном конце города до Obermarkt на юге, можно увидеть все городские памятники — особняк Цайлерхаус (родной дом династии местных живописцев Пауля и Йохан-Якоба Цайлеров), отличный Краеведческий музей в близлежащем особняке Грюнес-Хаус, а также множество колоритных купеческих вилл XVI-XVIII вв.

Тироль это очень красивая местность, которая принадлежит Австрии, но одновременно граничит с тремя европейскими государствами: Германией, Швейцарией и Францией. Эти земли часто называют не иначе как «сердцем Альп».

Нужно отметить, что Тироль занимает приличную площадь, и за одну поездку вы сможете охватить лишь небольшой минимум из того, что есть в этом месте. Если ваш муж фанат катания на лыжах, то вряд ли у вас получится много времени выделить на экскурсии по региону.

Если все же у вас получится вырваться, то можете посетить такое интересное место как альпинариум Гатлюра, который расположен в Тирольских Альпах на небольшом, уютном курорте Гальтюр, где можно покататься на лыжах, отправиться в пешие походы и просто любоваться красивыми природными пейзажами.

Альпинариум это уникальное место, которые вы вряд ли где-то еще сможете увидеть. Это место дает возможность туристам побольше узнать о горах, о снеге, посмотреть интересный фильм в местном кинотеатре, посетить различные выставки. Самостоятельно знакомиться с этим музейным комплексом можно, но лучше это делать с профессиональным гидом, от которого вы можете узнать массу интересной информации.

В долине Циллерталь есть прекрасный термальный комплекс Erlebnistherme Zillertal, который предлагает различные термальные и водные процедуры. В этом месте созданы прекрасные условия для посетителей разных возрастов, здесь есть разные бассейны (в том числе и с волнами), с мая по сентябрь функционирует огромный бассейн под открытым небом. Для посетителей есть водяной батут, циркулярный душ, сауна и другие возможности для расслабления и отдыха.

Недалеко от города Швац находится замок Трацберг, построенный в 1500 году с защитной целью. Есть архивные данные, что замок в этом месте существовал еще в 1296 году, но впоследствии был уничтожен пожаром. Кроме своего величественного и мощного вида замок может порадовать внушительной коллекцией оружия, разными портретами, отлично сохранилась королевская комната. Туристов впечатляет резной потолок, элегантная обшивка и другие предметы интерьера, которые дошли до наших дней практически в первозданном виде. Во время Наполеоновских войн замок был разграблен и пришел в упадок, но со временем его восстановили и сейчас он открыт для посетителей.

В Тироле, а именно в столице этой федеральной земли – Инсбруке на высоте 727 метров над уровнем моря расположен самый высокогорный зоопарк в Европе. В зоопарке обитает около 150 видов животных, общим количеством более двух тысяч. Чтобы в полной мере познакомиться с зоопарком и его обитателями желательно выделить не менее трех-четырех часов, а в летнее время посетители проводят здесь целый день. Главный акцент зоопарка делается на животных, которые характерны именно для альпийского региона. Популярности зоопарка способствует тот факт, что здесь практикуется принцип содержания животных без клеток. Благодаря этому ежегодно его посещает более 300 тысяч человек и этой цифрой может похвастаться далеко не каждый европейский зоопарк. Зимой зоопарк открыт с 9 до 17 часов, а летом на час дольше. Входной билет стоит 10 евро.

Полюбоваться красотой Инсбрука, что называется с высоты птичьего полета можно с вершины горы Хафелекар, которая возвышается на 2334 метра над уровнем моря. Большой интерес у туристов вызывает тот факт, что добраться туда можно при помощи канатной дороги Нордкетте, причем всего за несколько минут. Самый потрясающий вид открывается с верхней станции фуникулера. Вообще на пути следования есть три станции, на каждой из которых обустроены смотровые площадки, где у туристов есть возможность полюбоваться красивыми видами и посидеть в местных кафе за чашечкой кофе.

Первая станция на пути следования называется Хунгербург и она расположена на высоте 300 метров и именно отсюда открывается самый лучший панорамный вид на Инсбрук. В отличие от двух других станций, преимущество этой станции заключается в том, что она практически никогда не бывает закрыта облаками и именно с этого места получаются самые красивые фотографии города.

Вторая станция называет Зеегрюбе и она находится на более приличной высоте – 1900 метров. С этой высоты красивые виды открываются на горные пики региона Циллерталь, долины Инталь и Аипталь, а также ледник Штубай.

На первые две станции можно подняться на фуникулере, а обратно спуститься пешком. От каждой из этих станций проложено достаточное количество пешеходных маршрутов разной сложности.

Ну и последняя третья станции канатной дороги это непосредственно вершина горы – 2334 метра. В хорошую ясную погоду от открывающихся с этой станции видов захватывает дух, а в плохую туда даже подниматься не стоит, так как ничего увидеть не удастся. При подъеме нужно позаботиться о теплых вещах (даже если внизу тепло и солнечно).

У каждой станции есть свой график работы, но если будет желание посетить все станции, то лучше приходить с 8.30 до 16 часов. В зависимости от станции цены на подъем колеблются от 8 до 32 евро. Это довольно дорого, но открывающаяся с вершины панорама того стоит.

Историческая область Тироль расположена среди величественных Альпийских гор в самом центре Европы. Живописная местность с насыщенной многовековой историей поделена между Австрией и Италией. На территории Италии Тироль разделен на провинции – Южный Тироль, или Больцано-Боцен с одноименной столицей, и Трентино (столица — ).

Европейский регион Трентино – Альто-Адидже, который образуют эти провинции, находится в живописной местности на севере Италии и является раем для любителей горнолыжного отдыха.

Расположение Южного Тироля на карте Италии

Некоторые отдыхающие отмечают, что здесь скорее царит атмосфера Австрии, чем Италии. Ведь совсем небольшая часть населения провинции разговаривает на итальянском языке.

История Южного Тироля начинается за несколько тысячелетий лет до н.э. Согласно исследованиям ученых, первые селения на тирольской территории появились еще во времена палеолита. Подтверждением этому является найденный в альпийском леднике «снежный человек», которому, по мнению исследователей, около 5 тыс. лет.

В эпоху Римской империи Тироль принадлежал древним римлянам.

С XIV по XIX в. – историческая область находилась под властью австрийских Габсбургов.
Непродолжительное время в ходе наполеоновских войн власть над территорией принадлежала Франции (1809 г.).
В 1922 г. находившийся у власти Бенито Муссолини ввел запрет на использование немецкого языка, которым владела большая часть населения региона. Табу на употребление языка касалось всех сфер общественной жизни тирольцев. Основной целью Муссолини стало вынужденное переселение местного населения. Угнетение жителей Южного Тироля происходило до окончания Второй мировой войны.

В 1946 г. Австрия и Италия заключили договоренность о свободном использовании немецкого языка, хотя тирольская территория оставалась частью Италии.

После объединения Южного Тироля с областями Италии власти создали регион Трентино-Альто-Адидже, после чего начались гонения немецкоязычного населения. После некоторого давлении Австрии, заинтересованной в объединении тирольских земель, в 1972 году Италия изменила состояние языкового вопроса Южного Тироля в положительную сторону – немецкий язык в провинции, наравне с итальянским, признали официальным.

Этот факт обязывал, и обязывает до сегодняшнего дня, местных чиновников владеть двумя языками.

Также это касается и других сфер общественной жизни тирольцев – начиная от названий улиц и заканчивая законодательством.
В 2001 году создана автономная немецкоязычная провинция с особыми полномочиями — Больцано-Боцен – Южный Тироль с двумя официальными языками – немецким и итальянским.

Достопримечательности Южного Тироля

Тирольская местность буквально усыпана множеством непревзойденных мест, которые достойны восхищения. Среди них — старинные крепости, уникальные музеи, великолепные парки и водоемы.

Горнолыжные курорты

Особое место в Тироле занимают горнолыжные курорты, которых в альпийской местности около тридцати!
Более 1000 километров горнолыжных трасс ждут поклонников лыж и сноубордов.

Общая протяженность лыжных трасс в Южном Тироле более 1000км

Большая часть курортов принадлежат объединению Dolomiti Superski и принимают посетителей с декабря по апрель.

Вот некоторые из них:

  • горнолыжный курорт , координаты которого — Str. Dursan 80/c,S. Cristina 39047. Подробнее: http://www.valgardena.it/;
  • горнолыжный курорт Плозе, координаты: Via Funivia 17, Bressanone 39042. Подробнее: http://www.plose.org/;
  • горнолыжный курорт Альти Бадия находится на Str. Col Alt 36, Corvara 39033. Подробнее: http://www.altabadia.org/.

Музеи

Среди музеев Южного Тироля стоит посетить:


Замки

Замки Южного Тироля:


Храмы

На территории Южного Тироля находится около 250 старинных храмов, которые находятся в открытом доступе и ежегодно привлекают огромное количество туристов и паломников всего мира.
Самые посещаемые из них:


Насладиться великолепными видами и достопримечательностями Южного Тироля вы можете, посмотрев видео:

Развлекательные мероприятия в Южном Тироле

Южный Тироль – это удивительное сплетение традиций нескольких культур, которое является олицетворением не только архитектурных шедевров, но и современной жизни тирольцев.

Разнообразные фестивали, которые проводят жители Тироля, сочетают в себе обычаи и итальянцев, и австрийцев.

Вот некоторые из них:


Где остановиться

Если в планы туриста входит посещение исторических мест, то лучше бронировать жилье неподалеку от исторических частей городов, таких как:


Горнолыжникам, как начинающим, так и продвинутым, лучше искать жилье вблизи подъемников.


На курорте Кронплац к услугам гостей отели с высоким уровнем обслуживания:

  • 4-х звездочный отель Kronplatz;
  • комфортабельный отель Tirolerhof. 3*;
  • Гостевой дом Hofer.

Места проживания на курорте Альта-Бадия:


Как добраться

Самолет. Больцано и Тренто – главные города региона, которые имеют свои аэропорты и принимают небольшие самолеты.
Но все равно, путешественникам следует ориентироваться на аэропорты Вероны, Венеции, Милана, Мюнхена.

Автобус. На все курорты Тироля можно добраться автобусом. Подробная информация: https://www.busradar.com/, https://www.flixbus.com/bus-schedule-bus-stop/merano

Поезд. Железнодорожное сообщение до Тренто или Больцано существует из Вероны, Милана, Венеции, Мюнхена, Болоньи, Брешии. Подробнее о ж/д транспорте: http://www.ferroviavalvenosta.it/en/default.asp
Полезный сайт о транспорте в регионе Трентино-Альта-Адидже: http://www.sii.bz.it/en/siipdfOldtimetables

Автомобиль. Чтобы добраться до Южного Тироля на автомобиле через Австрию – к услугам туристов платная автострада «виньетка». Для этого необходимо приобрести 10-дневный талон, стоимостью около 9 евро. Добираясь из Праги, следует воспользоваться трассой, которая проходит через Мюнхен и Бреннерский туннель.
Путешествие на автомобиле – отличный вариант, чтобы составить собственный туристический маршрут и быть независимым от общественного транспорта.

Исторически насыщенная, многокультурная и колоритная местность Южного Тироля в сочетании с уникальной альпийской природой является элитным местом отдыха для настоящих ценителей комфорта, высокоуровневого сервиса и идеальных природных условий!

Но, как не крути – лучше, все-таки, один раз увидеть великолепие Тироля, чем сто раз о нем услышать!

Привет! Начну с того, что мы с мужем просто хотели на машине доехать в Италию, посетить Верону, Падую, отдохнуть у озера Гарда. Наш маршрут с Украины лежал через Австрию, мы, конечно, планировали заехать в Вену, но когда начали думать над маршрутом, количество наших хотелок сильно выросло. Ну что я могу сказать? Ребята, по пути в Тироль, а именно в Инсбрук можно легко «потеряться» и если бы не работа и ограниченный бюджет, мы бы до сих пор колесили по европейским автострадам. 🙂

На машине

Если вы решились ехать в Инсбрук на машине, как и мы, в первую очередь подумайте сколько у вас времени. Когда мы смотрели карту и планировали поездку, наши глаза просто разбегались, тут по пути можно заехать в , на озеро Кимзе или в Целль-ам-Зе. «А давай хоть одним глазком взглянем на Мюнхен» — умоляла я мужа, хотя сама понимала — это уже слишком. В общем, ребята, поездка из Вены в Тироль может стать увлекательным недельным путешествием, все в ваших руках!


Дороги в Австрии платные, сразу на въезде в страну мы купили виньетку на 10 дней, стоила она 8,9 евро. Есть на более продолжительный срок, но больше недели в Австрии мы не планировали оставаться. Также есть участки, где взимается дополнительная оплата (туннели, горные дороги), по пути в Инсбрук таких не будет.

Самая короткая дорога идет через и территорию Германии, так мы и поехали. В Германии дороги бесплатные, пограничного контроля нет, так что вы и не заметите, что в ней были, если не собираетесь заезжать на озеро Кимзе.

Мне очень понравились панорамные дороги вблизи Инсбрука, одновременно и страшно, и страшно красиво. 🙂 Адреналин и восторг обеспечен, но если вы не собирались в Австрию ехать на своей машине, ее можно взять на прокат в Вене. В этом поможет подобный .

На автобусе

На самолете

В Инсбрук летают и самолеты, перелет занимает менее часа, но билеты такие дорогие! Расписание есть на сайте авиакомпании Austrian Airlines, вот оно:


Покупка билетов

Приобрести билеты можно на сайте авиакомпании или через подобный сервис.

Сразу хочется сказать, что поездка в Южный Тироль должна быть хорошо спланированной (хотя бы за несколько месяцев), чтобы избежать лишней траты денег. Особенно актуально это для горячих сезонов (зимой: с декабря по март; летом с конца июня по сентябрь). В тексте ниже вы найдете информацию, как сэкономить приличную сумму.)

Один из самых удобных вариантов добраться до Южного Тироля — на поездах до Больцано/Мерано или на автобусе Flixbus , (если вы конечно не едете на своей машине). В какой бы вы город не прилетели (на Севере Италии или в Австрии) вы сможете добраться до Южного Тироля на автобусе.

Мы прилетели в Бергамо и оттуда с пересадкой в Вероне (можно и без нее) доехали до Больцано. До Вероны можно купить билеты от 5 €, с Вероны до Больцано также от 5 €.

Цены на прямой автобус до Больцано от 10 €, если бронировать за месяц, то добраться до Больцано с аэропорта Бергамо (Orio al Serio aeroporto) можно за минимальную стоимость 10-15 € (часто бывают акции, по которой билеты можно купить за 5 €), но как правило меньше 14 € бывает редко.

Если бронировать за неделю-две, то цены вырастут примерно в 1,5-2 раза (около 30-40 €) + в разное время отправления — цены разные (самое удобное конечно стоит дороже всего). Но это не всегда, бывает и за день до поездки можно вырвать копеечные билеты.

Ехать до Больцано на автобусе 3,5 часа. Автобус в этом направлении ездит около 8-9 раз в день. Подобрать нужно время будет не очень сложно, особенно если учесть что напротив аэропорта есть шикарный торговый центр, где вы точно не соскучитесь.

Про поезд . Тут все очень просто. Есть сайт trenitalia.com , на котором можно купить билет, но я обычно покупаю на вокзале, с этим проблем нет. Только пожалуйста, не забывайте компостировать билет. Для тех, кто об этом не знал и информация о поездах новая — расскажу. Это правило действует во всей Италии.

При покупке билета в кассе (или автомате), билет будет действительным только в том случае, если вы его прокомпостируете на вокзале в специальном автомате (их везде очень много), в самом поезде этого сделать уже нельзя. Не прокомпостированный билет будет недействительным и в случае проверки — вы заплатите штраф. Проверки здесь практически в каждом поезде (в 9 из 10). Если вы покупаете билет в интернете на определенную дату — его компостировать не нужно, так как там уже стоит число. Не забывайте об этом. Так как контролеры поблажек туристам не делают. Максимум, вам может повезти, в случае не прокомпостированного билета — вам предложат купить новый билет в поезде с комиссией (не очень большой), а не прокомпостированный билет вы можете сдать (вам вернут 80% от стоимости билета) или вы можете проехать на нем снова (уже не забыв прокомпостировать). Но на это рассчитывать не стоит, гораздо проще сделать все сделать правильно и наслаждаться отдыхом.

Из Бергамо в можно доехать за 18 €, но едет 4,5 часа и 2 пересадками. Поэтому я советую передвигаться на автобусах.

Дальше уже в самом Южном Тироле можно передвигаться на пригородных автобусах и поездах (опять же, только до Мерано), ну и конечно на машине, но этот вариант я рассматривать не буду, так как я с ним мало знакома)

Пожалуй один из самых главных городов в Южном Тироле. Это потрясающее место, в котором непременно стоит побывать, прогуляться по живописной набережной, а потом разложить плед и насладиться вкуснейшим сыром, купленным пару часов назад на местном рыночке в центре старого города и наблюдать за жизнерадостными Тирольцами. Но это конечно если вы приехали в теплое время года.


В мае уже достаточно тепло и солнце припекает так, что если вы забыли взять солнцезащитный крем — то ваш нос непременно покраснее и облезет)) Поэтому совет — не забывайте брать в горы солнцезащитные спреи и крема!


Обязательно посетите подъемники. Самые красивые виды открываются с , но об этом я сделаю отдельный пост. Фото выше оттуда!

Второй обязательный пункт: Альпийский курорт — Мерано, с его знаменитыми термальными источниками!


Средиземноморский городок , в сердце Тирольских Альп, никого не сможет оставить равнодушным. Он безумно зеленый и живописный. Вычеркнуть его из своего маршрута просто нельзя. Чего только стоит маленькая высокогорная деревушка с многовековой историей и замками.


Город славится своими термальными источниками. Я считаю, что посещение терм — важный (хотя и не главный) пункт при планировании поездки. Вы расслабитесь и отдохнете на все 100%, особенно после насыщенной прогулки по этому удивительно зеленому городу. Про термы я еще обязательно расскажу подробнее и дам советы в посте о Мерано, ведь там есть о чем поговорить)

Кастельротто, Сьюзи, Фие-алло-Шилиар, Ортизеи, Санта Маддалена, Кортина-д’Ампеццо… Перечислять города можно бесконечно.


Главное что вам нужно знать, что здесь прекрасно развито транспортное сообщение между всеми городами. Единственный минус — добраться в город (на озеро), которые находятся кажется в 20 км, бывает сложнее чем в город который находится в 50 км. Конечно все дело в горах, не все дороги оснащены тоннелями, многие горы конечно приходится объезжать. По это причине мы не смогли добраться до знаменитых озер Брайес (Lago di Braies) и Добиакко (Lago Di Dobbiaco) из деревни в который мы жили 5 дней. Ехать в одну сторону 4 часа, так жалко было терять целый день. что мы решили оставить их на потом. Поэтому имейте «дальность» ввиду и не забывайте о времени.


Но в природном парке (который находится достаточно близко к главной трассе Южного Тироля) есть еще одно чудесное озеро — , в которое приезжают туристы намного реже. А если быть точнее, то здесь два озеро, на фото озеро для рыбалки . Чудесное место и чудесный городок.


Автобусы в Южном Тироле ходят очень часто и по расписанию. Не забывайте, что Южный Тироль — это скорее Австрия, чем Италия. Поэтому об опозданиях общественного транспорта вы можете забыть. В любом туристическом центре вы можете найти книжечку с расписанием всех автобусов вашего региона. Она вам пригодится.

Как сэкономить приличную сумму денег? Вы можете купить проездной на транспорт, с ним передвигаться будет проще и дешевле. Его можно купить в любом инфоцентре, называется Mobilecard. Дает право передвигаться по всему региону бесплатно на автобусах и поездах (некоторые направления уточняйте) например Больцано-Мерано-Больцано, так же посещение музеев или пользование велосипедом (на выбор) на 1,3 и 7 дней. На 7 дней стоит около 35 €. Подробности читайте на сайте Mobilecard !

Автобусы прекращают ходить после 8 (в крупных городах позже), и потом только попутки вам в помощь, что конечно весьма рискованно. Хотя скажу что люди здесь дружелюбные (в не туристический сезон), и если что-то у вас случится или вы заблудитесь, вы всегда сможете к ним обратиться и они с радостью вам помогут.

Теперь хочу вам рассказать немного подробнее об отелях.

Южный Тироль весьма дорогой — и найти что-то дешевле 50 € практически невозможно, а найти что-то хорошее меньше 50 € — вообще невозможно. Если поднять планку до 100 €, то тут уже можно расслабиться. Варианты будут, хотя и не так много как хочется. От 100 до 200 € уже интереснее, ну и соответственно выше 200 € — шикарные отели 4* и 5*.

Южный Тироль как большая деревня — люксовых отелей здесь не очень много (хотя они есть, и очень шикарные), в основном это отели с уютной домашней обстановкой и с хозяином, которому этот дом достался по наследству)

Например отель, в котором жили мы в Больцано. Прекрасная Вилла — Villa Anita Rooms . Villa Anita расположен в тихом районе города Больцано, в 600 метрах от исторического центра города и станций канатной дороги Renon и San Genesio. Есть еще масса прекрасных вариантов, но этот хорош тем, что близко как к городу, так и к природе. Этот отель мы очень советуем)

Parkhotel Laurin — очень приятный отель в самом сердце Больцано в 200 метрах от собора, окруженный прекрасным парком, где можно пообедать теплым летним вечером.

А может вы хотите пожить в замке XV века? Отель Schloss Englar находится в готическом замке, окруженном виноградниками и фруктовыми садами, на склоне холма в городке Аппьяно-сулла-Страда-дель-Вино, в 23 км от города Мерано. В отеле даже имеется общий зал Rittersaal с открытым камином, а на территории разбит сад с открытым бассейном и террасой. Потрясающее место.

А уютный отель Hotel Rosalpina Dolomites в горнолыжном курорте Планциос, в 20 км от города Брессаноне. Из окон открывается панорамный вид на Доломитовые Альпы, а на территории работают оздоровительный центр и ресторан.

А может вы поклонник гольфа? Хотя нет, это неважно, что бы жить в таком удивительном отеле — совсем не обязательно его любить. Отель Golfhotel Sonne расположен в 1 км от деревни Сюзи-алло-Шильяр, в самом центре Доломитовых Альп. О которой я расскажу совсем скоро! Кстати цены на номера в этом отеле весьма маленькие — для этого региона.

А Hotel Valentinerhof окруженный Доломитовыми Альпами, очень уютное место в Сьюзи.

Я предпочитаю бронировать все отели на Booking.com это удобно и практически всегда есть возможность отменить — в непредвиденном слкучае. Второй вариант — на Airbnb.com. И если вы еще не зарегистрированы на нем, то ловите скидку на первое бронирование. Там так же есть возможность отмены, но как правило не всегда удобная.

Очень надеюсь что мой пост вам понравился и вы воспользуетесь хотя бы частью моих советов. Если вам понравилось, не забывайте поставить лайк. Если у вас останутся вопросы, вы всегда смело можете оставить комментарий)

Хорошего дня и до скорого))!

«Проблема Южного Тироля» | БАС | Фон дер Feueernacht zur Autonomie

Гельмут Голович

ноябрь 1918 г.

Австро-Венгерская империя – голодная и истощенная – рухнула и распалась на части. Большинство негерманских войск ушли с фронта и вернулись на свои родные земли – новорождённые народы. В соответствии с условиями прекращения огня, навязанными Италией, австро-венгерские войска отступили за так называемую «линию Бреннера».Итальянские войска тогда без боя заняли Южный Тироль. 10 октября 1920 года Италия аннексировала регион — ситуация, которую сегодня до сих пор описывают и отмечают как «славную» победу итальянского государства. Приблизительно 230 000 тирольцев внезапно оказались в Италии. На территории Австрии осталось около 300 000 их соотечественников.

 

24 апреля 1921 г. «Кровавое воскресенье» в Бозене

Итальянские фашисты напали на шествие в традиционных местных костюмах, проходившее во время весенней ярмарки Bozen.Они открыли огонь и забросали толпу ручными гранатами. Около 50 жителей Южного Тироля были ранены, а учитель Франц Иннерхофер был убит.

 

28 октября 1922 г. Марш на Бозен

Фашисты захватывают власть в Италии.

 

1923–1939 «Меры» по итальянизации Южного Тироля

Этторе Толомей, фашист, организовавший этническую трансформацию Южного Тироля и создатель итальянских названий южнотирольских городов и географических объектов, сделал заявление 15 июля 1923 года от имени «дуче» Бенито Муссолини в муниципальном театре. Бозен.Он провозгласил итальянизацию Южного Тироля — процесс, который вскоре был быстро реализован.

 

1939 «Опция»

В соответствии с «вариантом», согласованным Гитлером и Муссолини, жители Южного Тироля должны были выбрать между немецким или итальянским гражданством. Страшная альтернатива заключалась в том, чтобы либо потерять свою родину, либо потерять свою национальную идентичность. С тяжелым сердцем, ок. 74 500 жителей Южного Тироля покинули свои дома и фермы. Ходили слухи, что тех, кто решил остаться, «переведут» на юг Италии.

 

1943 «Оперативная зона в альпийской полосе»

Переход Италии на другую сторону и установление немецкого господства над Южным Тиролем в контексте «Оперативной зоны альпийских предгорий» означали конец эмиграции. Поначалу немецкоязычные жители Южного Тироля радовались приходу немецкой армии. Казалось, что теперь они освобождены от фашистского гнета и что переселение жителей Южного Тироля с их родины подошло к концу.Но надежда на лучшее будущее вскоре угасла.

 

1945 Возвращение фашизма в демократическом обличье

Опять же, Италия вовремя перешла на сторону победителей и, таким образом, получила от союзников Южный Тироль в качестве последней «военной добычи» и «утешительного приза» за потерю своих африканских колоний, побережья Далмации и большую часть Истрии. 1945 год не ознаменовал подлинно демократического нового начала в Южном Тироле. Христианско-демократическая администрация под руководством Альсиде де Гаспери объявила о своей цели любой ценой сохранить Южный Тироль под властью Италии.

Де Гаспери был членом христианско-демократической партии. В 1923 году он лично поддержал захват власти фашистами. После окончания Второй мировой войны многие видные деятели, скомпрометировавшие себя в фашистскую эпоху, теперь представились миру как «демократы» и «христианские демократы» (т.е. они присоединились к партии «Democrazia Cristiana» или «DC»). ). Среди них были такие известные политики, как Джованни Леоне, Аминторе Фанфани, Фернандо Тамброни, Джулио Андреотти, Паоло Тавиани и Джачинто Боско.

Министр внутренних дел округа Колумбия Марио Шелба сыграл особую роль в послевоенной Италии, санкционировав кровавое подавление движения за независимость на Сицилии и коммунистических волнений. При этом он использовал проверенных фашистских головорезов и опирался на вассалов Рима в провинциях — префектов. В 1960 году 62 из 64 итальянских старших префектов и все 241 вице-префекты были бывшими фашистами. Все 135 квесторов (председателей губернской полиции) и их 139 заместителей также были бывшими фашистами. [1]

 

Восстановление фашистского Южного Тироля и дальнейшие меры по подрыву демократии

В Южном Тироле так называемая «epurazione» или «чистка» (= «чистка») от фашистских элементов государственной службы, проведенная в 1945 и 1946 годах, превратилась в фарс. Большинство фашистских функционеров и государственных служащих были реабилитированы «Комиссией по очистке» и в основном им было разрешено оставаться на своих должностях, особенно в судебной власти.Южный Тироль превратился в безопасный порт для фашистов, которым приходилось жить в страхе перед разоблачением в других провинциях. В дополнение к этому были многочисленные беженцы из Далмации и Истрии и направляемое государством переселение людей с обедневшего юга Италии. Мигрантам немедленно были предоставлены субсидируемые государством жилища, из которых были построены тысячи, но только около шести процентов из которых были закреплены за жителями Южного Тироля. Мигрантам быстро давали работу в государственном секторе или, через бюро по трудоустройству, иным образом назначали должности в частном секторе — рабочие места, в которых коренным жителям Южного Тироля было отказано.Как следствие этого, тысячи молодых южных тирольцев ежегодно покидали родину — только в 1959 году их было 7000 человек. Кроме того, Рим также подорвал или предотвратил возвращение (согласованное в Парижском договоре 1946 г.) ок. 75 000 жителей Южного Тироля, эмигрировавших в контексте принудительного «варианта» 1939 года. Из-за тактики проволочек итальянского государства только от 20 000 до 25 000 позже вернулись на родину. Целью этой «политики 51%» было как можно быстрее добиться итальянского большинства на земле и, таким образом, навсегда помешать усилиям Южного Тироля по самоопределению.

 

Фальсифицированный договор

Во время митинга 22 апреля 1946 года в Инсбруке федеральному канцлеру Австрии Леопольду Фиглю была передана резолюция со 155 тысячами тайно собранных подписей немецкоязычных и ладинских жителей Южного Тироля — практически всего взрослого населения Южного Тироля. Жители Южного Тироля подписали резолюцию, в которой говорилось: «Наше непоколебимое желание и желание, чтобы наша родина Южный Тироль от перевала Бреннер до Салурн Клоуз воссоединилась с северным Тиролем и Австрией!» Митинги прошли во всех городах.30 апреля 1946 г. державы-победительницы отклонили петицию Австрии о самоопределении и возвращении Южного Тироля, но 5 сентября 1946 г. по настоянию союзников был подписан австро-итальянский договор: Парижский договор – также известный как «Договор Грубера-де Гаспери» (по имени двух «главных переговорщиков»). Этот договор предусматривал автономный законодательный орган и администрацию «провинции Бозен» и «соседних двуязычных общин провинции Триент» (т. Фашистское правление).Однако в Статуте Первой автономии 1948 года это «право на самоуправление» было передано региону Трентино — Южный Тироль, в котором провинции Бозен и Трентино были насильственно объединены воедино и в котором внезапно оказались южнотирольцы. в меньшинстве по отношению к основному итальянскому населению и в чьем объединенном региональном парламенте для «Трентино — Южный Тироль» они по сей день сталкиваются с большинством в две трети итальянских делегатов.

 

«Это марш смерти…»

Тем временем «демократическая» Италия продолжала свою фашистскую иммиграционную политику.В 1910 году 2,92% населения Южного Тироля составляли итальянцы. К 1953 году этот показатель вырос до 33,55%. «Народные жилые дома» были построены для размещения выходцев из Южной Италии, привезенных сюда на государственные субсидии. В период с 1946 по 1956 год только в Бозене было построено 4100 «народных жилых домов», из которых 3854 были выданы итальянцам и только 246 южнотирольцам. 28 октября 1953 года духовный лидер немецкоязычного этноса, священник и публицист каноник Михаэль Гампер писал в издании «Доломиты»: «» «Намеренное проникновение в наш народ продолжается.После 1945 года и после подписания Парижского договора сюда иммигрировали многие десятки тысяч человек из южных провинций. В то же время было предотвращено возвращение нескольких десятков тысяч наших переселенных соотечественников… Мы, жители Южного Тироля, идем маршем смерти, если, наконец, не придет спасение». [2]

 

Первоначальные атаки Stieler Group

В период с сентября 1956 г. по январь 1957 г. группа молодых людей, собранная печатником Гансом Штилером и двумя его братьями, провела первые «демонстрационные атаки» с целью привлечь внимание европейцев к событиям в Южном Тироле.Ганс Штилер и его коллеги были арестованы в январе 1957 года и подверглись жестокому обращению (использовались методы пыток, разработанные во времена фашизма).

 

Создание «Комитета освобождения Южного Тироля» (BAS)

Вместе с другими патриотами бизнесмен Зепп Кершбаумер (из Франгарта) тайно основал «Комитет освобождения Южного Тироля» («Befreiungsausschuss Südtirol» = BAS). Первоначально для протеста использовались только ненасильственные методы (включая листовки, циркуляры и петиции).Когда 1 октября 1957 года министр труда Италии Джузеппе Тони объявил о строительстве нового жилого района на 5000 квартир в Бозене для итальянских иммигрантов, «Доломиты» опубликовали на титульном листе страстный протест под заголовком: «Немецкая культура Задушены в Бозене — Рим не жалеет средств на переселение новых итальянцев». 17 ноября 1957 года около 35 000 жителей Южного Тироля собрались у замка Зигмундскрон, чтобы организовать огромную демонстрацию протеста. В то время как глава Народной партии Южного Тироля (СВП) Др.Сильвиус Магнаго выступил с речью под девизом «Разлука с Триентом!» С требованием выполнения Парижского договора и предоставления подлинной автономии Южному Тиролю в толпе были распространены листовки BAS, автором которых является Зепп Кершбаумер. Листовка гласила:

.

«Соотечественники! За почти 40 лет итальянского правления наш народ никогда не оказывался в таком опасном положении, как сегодня. То, чего не удалось добиться фашизму с его насильственными методами подавления почти за 20 лет, демократическая Италия почти достигла почти за десять лет.Несмотря на Парижский договор! Еще десять лет «христианско-демократического» правления в Южном Тироле, и они достигнут того, к чему стремились с самого начала: сделать южных тирольцев меньшинством на своей земле… Соотечественники! Без пяти двенадцать… Южный Тироль, Пробудитесь! Вооружитесь для борьбы! Борьба за наше существование. На карту поставлена ​​жизнь или смерть нас как народа! Наши дети и внуки в опасности! Мы хотим снова жить свободными людьми на нашей земле – свободными, как наши предки, уже более тысячи лет в немецком Южном Тироле!»

Собравшиеся люди принесли с собой многочисленные транспаранты и плакаты, на которых было написано их требование самоопределения и свободы.В пресс-релизе, выпущенном на следующий день после митинга, сам Магнаго обратился напрямую к Риму: «Но тем, кто до сих пор отказывается понимать, не стоит удивляться, когда терпение народа, наконец, подходит к концу!»

 

Фашистские методы угнетения

В Южном Тироле коренное население постоянно подвергалось спровоцированным государством репрессиям, пренебрежительному обращению, провокациям и диффамации. Фашистские головорезы мешали собраниям немецкоязычного населения.И итальянские органы юстиции также неукоснительно использовали фашистские законы («Кодекс Рокко»), которые все еще действовали, позволяя государству ограничивать право на свободное политическое выражение. Покраска оконных ставней в тирольский национальный цвет преследовалась по закону, как и поднятие тирольского национального флага. Было бесчисленное количество судебных процессов «vilipendio», в которых южнотирольцы были признаны виновными в якобы клеветническом отношении к государству или «итальянской нации». Людям нужно было заткнуть намордники, что и поспешили обеспечить государственные «правоохранители».

 

Дубина Воскресенье

21 февраля 1960 года, после мессы в приходской церкви Божен, перед памятником, посвященным памяти Петера Майра, прославленного борца за свободу 1809 года, возложили венок и спели «Песнь Андреаса Хофера». Сразу же полицейские из отряда «целере» (быстрого развертывания) напали на прихожан с деревянными дубинками. Некоторые прихожане были арестованы, брошены в цепи, преданы суду и приговорены к многомесячному заключению как «агитаторы».

 

Весна 1961 года Пламенные слова на стене

После того, как Австрия, считавшая себя опекуном и гарантом Южного Тироля, обратилась в ООН и ООН приняла резолюцию ООН № 1497 от 31 октября 1960 г., призывавшую Италию и Австрию вступить в переговоры, Рим все еще считал что она сможет избежать уступок и позволить переговорам заглохнуть. Затем «Комитет освобождения Южного Тироля» («Befreiungsausschuss Südtirol» = BAS) под руководством Зеппа Кершбаумера пришел к выводу, что необходимо предпринять впечатляющие меры, чтобы мир узнал о нерешенной проблеме Южного Тироля.С помощью своих австрийских друзей люди из БАС, большинство из которых были простыми фермерами, рабочими и мелкими торговцами, тщательно подготовились. Тем временем BAS создала организацию и в Австрии. Австрийские друзья и соратники закупили средства, взрывчатку, а также оружие для самообороны. В австрийской части Тироля были проведены тайные тренировки для обучения участников использованию взрывчатых веществ. Одним из самых активных сторонников был инсбрукский бизнесмен Курт Вельзер, выдающийся альпинист и страстный тирольский патриот.Кроме того, австрийские политики, такие как министр иностранных дел Бруно Крайски (SPÖ) и депутаты государственного парламента Тироля Алоис Оберхаммер (ÖVP) и Руперт Зехтль (SPÖ), а также ряд других видных деятелей были более или менее «в курсе». Они одобрили и поддержали планы активистов БАС, целью которых было только нанесение ущерба имуществу. Люди должны были быть специально ограждены от вреда. В Южном Тироле заместитель главы партии старшего вице-президента и член парламента от штата Ханс Дитль, депутаты от штата старший вице-президент Фридл Фольггер и Петер Брюггер, а также многие другие функционеры старшего вице-президента были доверены BAS.Позже, когда активистов арестовали, имена этих сторонников держали в секрете, несмотря на пытки. Руководителю партии и премьер-министру провинции Сильвиусу Магнаго доверили общий план действий, поскольку активисты BAS Зепп Кершбаумер и Георг Клотц ясно дали ему понять, что собираются совершить акты сопротивления. Магнаго не оспаривал это и спустя десятилетия, хотя и заявил, что советовал Кершбаумеру и Клотцу воздерживаться от незаконной деятельности.Как бы то ни было: Магнаго действительно не был проинформирован о специфике готовящихся действий. BAS не хотел скомпрометировать его или поставить под угрозу партию. В ночь с 29 на 30 января борцы за свободу из северной и южной частей Тироля взорвали заряд взрывчатого вещества, прикрепленный к так называемому «Алюминиевому дуче» — гигантскому памятнику Муссолини, расположенному перед электростанцией в Вайдбрюке. . В эпоху фашизма на этом памятнике все еще была надпись «Al Genio del Fascismo» («Гению фашизма»).

1 февраля 1961 года активист БАС Йозеф Фонтана (из Ноймаркта в «Унтерланде») пробил дыру в стене виллы покойного фашистского сенатора Этторе Толомея, изобретателя итальянизации и мер подавления немецко- языковое население Южного Тироля. Дом Толомея был превращен в место паломничества фашистов. Дополнительные взрывы были произведены против других строящихся зданий, в которых должны были разместиться итальянские мигранты.

 

Закон о планируемой эмиграции

25 ноября 1959 г. в «Л’Адидже», официальном партийном издании «Христианской демократии» (ДК), была опубликована статья, в которой южные тирольцы обвинялись в нарушении Парижского договора из-за их требований провинциальной автономии.Поскольку большинству жителей Южного Тироля, ранее выбравших немецкое гражданство, было возвращено итальянское гражданство в силу этого договора, итальянское государство имело право (согласно публикации партии DC) наложить на них санкции. 6 февраля 1961 г. некоторые итальянские сенаторы представили в римский сенат проект закона об экспатриации под названием «Об экспатриации итальянских граждан, проявивших нелояльность по отношению к Республике». Этот закон сделал бы возможным произвольное лишение гражданства Южного Тироля чисто административными средствами.Ежедневная римская газета «Il Tempo», имеющая тесные связи с правительством, писала, что простая депортация всего 10 000 «нацистских агитаторов» восстановит мир и порядок в Южном Тироле. Согласно газете, таким образом, вовсе не было бы необходимости проводить массовую депортацию 200 000 немецкоязычных жителей Южного Тироля. 27 апреля 1961 года предложенный законопроект был принят сенаторами от «Христианской демократии». Нижней палате оставалось только утвердить законопроект, чтобы он стал законом.

 

Последние переговоры в Южном Тироле перед «Ночью пламени» заканчиваются безрезультатно

25 мая 1961 г. во время переговоров по «проблеме Южного Тироля» в Клагенфурте министр иностранных дел Австрии Крайский говорил о планируемом законе об экспатриации и прямо сказал министру иностранных дел Италии: «Население Австрии и Южного Тироля станет невообразимо взволнован, если этот законопроект действительно станет законом. Это означало бы, что жители Южного Тироля могут быть лишены итальянского гражданства на основании простого административного акта.Я могу сказать вам, что это будет иметь трагические последствия… Если этот законопроект станет законом, это приведет к очень серьезной ситуации… Я говорю вам со всей серьезностью, что, если этот законопроект станет законом, дальнейших переговоров не будет». Тогда Сеньи дал уклончивый ответ, заявив, что этот вопрос не входит в его компетенцию как министра иностранных дел, а скорее находится в компетенции итальянского министра внутренних дел. Далее он сказал, что не верит , «что законопроект задуман как репрессия против жителей Южного Тироля. Однако он «будет следить за этим вопросом с предельным вниманием». Сам Сеньи отказался изложить свою позицию по этому вопросу.

Переговоры сорвались в тот же день, потому что итальянская сторона не пожелала обсуждать изменение существующего, неадекватного статута автономии. Итальянцы утверждали, что расширение полномочий «провинции Южный Тироль» на основании федерального закона или даже конституционного постановления было бы немыслимо, потому что итальянский парламент никогда не согласится на такое решение.

Таким образом, был проложен путь, ведущий в «Ночь Пламени». И «Ночь огней» также привела бы к тому, что законопроект об аннулировании итальянского гражданства был бы выброшен на свалку истории — он так и не был утвержден нижней палатой Рима.

Ночь Пламени

11/12 июня 1961

В воскресенье «Ночи Сердца Иисуса» (также известной как «Ночь Пламени») с 11 по 12 июня более 40 высоковольтных сил столбы были разрушены или серьезно повреждены взрывами взрывчатых веществ.

One 22 июня 1961 года министр внутренних дел Шелба представил римскому парламенту доклад об ущербе: 37 высоковольтных опор были разрушены, одна электростанция серьезно повреждена, восемь электростанций остановлены. Из девяти наземных линий электропередач нетронутыми остались только две. Несколько промышленных предприятий в промышленной зоне Бозена были вынуждены полностью закрыться, а другие были вынуждены сократить производство. Все вокзалы были вынуждены временно закрыться.

Франц Видманн, член руководства СВП, описал свои переживания в «Ночь пламени»: В ночь с 11 на 12 июня 1961 года непрерывно гремел гром.Вскоре после полуночи территория вокруг бассейна
долины Бозен сотрясалась от сильных взрывов в течение почти двух часов. Взрывы происходили с короткими промежутками, каждый раз на мгновение освещая небо, после чего город снова погружался еще глубже во тьму. Окна лопнули, многие горожане в панике выбежали на улицу. То же самое было и в регионе — особенно в Виншгау, в районе Мерана и в Бургграфенамте, в долине Ультен и в Унтерланде. «Борцы за свободу Южного Тироля», как они называли себя в своих письмах, выполнили обещанное и устроили впечатляющую демонстрацию.” 
[3]

Помимо южнотирольских активистов, в терактах также участвовали активисты BAS из австрийской земли Тироль. Борцы за свободу выбирали свои цели таким образом, чтобы, насколько это в человеческих силах, ни один человек не подвергался опасности. Именно этого Зепп Кершбаумер требовал от своих товарищей, и все были согласны: борьба за свободу не должна заканчиваться кровопролитием.

Тем не менее, на следующий день произошло трагическое происшествие: уличный рабочий Джованни Постал обнаружил неразорвавшийся заряд взрывчатого вещества, прикрепленный к столбу в Салурн Клоуз.Его таймер дал сбой. Постал попытался самостоятельно снять заряд со столба, что вызвало взрыв и, как следствие, смерть.

 

ЧП, приказы о стрельбе на поражение и награды за стрельбу

С «Ночью пламени» BAS достигла главной политической цели: внимание всего мира было обращено на Южный Тироль, центр конфликта в самом сердце Европы. Рим быстро направил множество карабинеров, полицейских и армейских частей в Южный Тироль, который вскоре стал напоминать военный лагерь.Одновременно там находилось около 40 000 человек. На каждого пятого жителя Южного Тироля приходилось почти один вооруженный чиновник в военной форме.

Секретный приказ требовал, чтобы чиновники немедленно открывали огонь, если гражданские приближались к общественным строениям. Этот приказ стал достоянием общественности только после того, как были застрелены два молодых южнотирольца Йозеф Лохер (недалеко от Сарнтейна) и Хуберт Шпренгер (в Мальсе). 28 июня 1961 года госсекретарь Австрии Франц Гшницер объявил, что итальянским солдатам обещана награда в размере 20 000 лир и 14 дней специального отпуска за каждого «террориста», которого они застрелят.

 

Пытки и смерть

Тем временем итальянское правительство готовилось к «решению» проблемы: сразу после «Ночи пламени» христианско-демократический министр внутренних дел Марио Шелба приказал перевести отборное подразделение карабинеров в уединенное убежище. казармы в Монте Бондоне. Там было около 200 человек в 80 машинах с 20 собаками, которых, очевидно, всех отправили туда для участия в специальном курсе дрессировки.Через месяц таинственные войска исчезли, поскольку их разделили и распределили по разным казармам карабинеров Южного Тироля.

Ровно через месяц после «Ночи огней» майор стрелкового клуба Франц Мутер был арестован в Лаасе и подвергнут двухдневному «особому обращению» в казармах карабинеров Мерана, пока под пытками не раскроет имена своих сообщники. Последовали новые аресты с пытками, в том числе майор стрелкового клуба Йорг Пирхер из Ланы, а также сам Зепп Кершбаумер.Местные жители и даже отдыхающие с ужасом слышали крики заключенных, которых пытали в казармах карабинеров.

Последовала волна арестов, охватившая Южный Тироль. До конца сентября 1961 года было арестовано более 140 человек. Пытки бессовестно применялись и во время допросов. Истязатели с насмешкой объясняли своим жертвам, что они получили «карт-бланш» от самого министра внутренних дел и поэтому вольны делать с арестованными все, что им заблагорассудится.

Используемые методы, в том числе пресловутый метод «кассетты», используемый для допросов мафии, были ужасны и хорошо задокументированы в многочисленных отчетах жертв пыток. В те дни премьер-министр провинции Сильвиус Маньяго получил сообщения от многих арестованных о пытках, но (по политическим причинам) ничего не предпринял, чтобы предотвратить их, и поэтому пытки не прекращались. Южнотирольцы Франц Хёфлер, Антон Гостнер, а также основатель BAS Зепп Кершбаумер скончались от травм, полученных под пытками.Другие жертвы пыток страдали пожизненными нарушениями здоровья, а некоторые умерли преждевременно.

 

Унижение жертв пыток

Поскольку политические власти ничего не сделали для прекращения пыток, несмотря на десятки сообщений, 44 южнотирольских арестованных предъявили обвинения в пытках 21 карабинеру, имена которых были известны. Только семь обвинений были переданы в суд, а десять «карабинеров-мучителей» предстали перед судьей — в 1963 году в Триенте. Всем остальным была дана амнистия.В ходе сомнительных с юридической точки зрения судебных процессов двое карабинеров были признаны виновными и немедленно амнистированы; остальные мучители были признаны невиновными. Затем их принял в Риме верховный главнокомандующий карабинерами, генерал, а затем член неофашистского парламента Джованни де Лоренцо, и похвалил, процитировал и отчасти даже поощрил за их «образцовую преданность делу».

 

Большая тропа Южного Тироля в Милане

9 декабря 1963 года во Дворце правосудия в Милане начался суд над 94 южнотирольцами.Это переросло в беспощадную расплату с итальянской политикой, поскольку обвиняемые свободно признались в своих действиях и поставили Италию — политически, морально и в отношении прав человека — на скамью подсудимых. Зепп Кершбаумер спросил председателя суда доктора Симонетти: «Я хотел бы спросить, имеет ли право Италия, которая потребовала самоопределения Триеста, наказать жителей Южного Тироля за то же требование?» В течение двух дней Кершбаумер рисовал четкую картину политических преступлений итальянского государства и законных прав и притязаний жителей Южного Тироля: «Если бы итальянское государство предоставило нам, жителям Южного Тироля, те права, которых мы заслуживаем, вся трагедия не состоялась бы. этого не произошло, и сейчас мы были бы дома со своими семьями.Обвиняемые жители Южного Тироля дали откровенный отчет о жестоком обращении, которому они подверглись. Ход процесса изменил общественное мнение Германии, Австрии и отчасти Италии. В Европе осознание проблемы в Южном Тироле росло. 16 июля 1964 года вынесенные после почти восьмимесячного судебного разбирательства отчасти драконовские приговоры показали, что обвиняемые глубоко опозорили итальянское государство.

Было проведено больше судебных процессов, в которых итальянское государство также сидело на скамье подсудимых.

Борьба за свободу вынудила принять политическое решение

Несмотря на массовые аресты, проведенные после «Ночи пламени», некоторые из борцов за свободу остались неизвестными.Другим удалось бежать в последнюю минуту – обычно через границу в Австрию. Среди них были майор стрелкового клуба Георг Клотц (1919–1976) из Вальтена в долине Пассейер, лейтенант стрелкового клуба Луис Амплатц из Бозен-Гриса (1926–1964) и «Пустерер Буибм» Зигфрид Штегер, Зепп Форер, Генрих Оберлехнер. и Генрих Оберлейтер. Они бежали в Австрию и, когда того требовал случай, возвращались либо в одиночку, либо с австрийскими друзьями обратно через границу, чтобы продолжить свою борьбу.После того, как об ужасных пытках стало известно, они теперь вооружались, когда сражались. Это потому, что они твердо решили скорее умереть в перестрелке, чем попасть в руки мучителей. Далее произошли вооруженные действия, есть жертвы со стороны итальянских военных.

В самой провинции вскоре после более или менее полного роспуска БАС осенью возникли новые группы сопротивления. Композитор из Инсбрука и профессор музыки Гюнтер Андергассен, который продолжил дело австрийских активистов BAS, которые были идентифицированы, и который сам совершал нападения, пока не был предан и не попал в руки карабинеров весной 1964 года — организовал поставку взрывчатых веществ из Австрии.

Итальянское государство было беспринципным в выборе своих методов. Было произведено все больше и больше арестов, задержанных пытали, проводились масштабные судебные процессы, людей приговаривали к длительным срокам заключения. Власти без колебаний продолжали пытки, потому что важные политические деятели в Австрии и Южном Тироле хранили молчание — как по причинам внутренней, так и международной политики. Заметки с описанием проступков контрабандой вывозили из тюрем, но держали при себе, чтобы не отравлять атмосферу для обсуждения в Риме.

Итальянская разведка, которая очень уважала юридические тонкости, играла особенно неприятную роль в этих делах. В ночь перед 7 сентября 1964 года на сеновале в «Бруннер Махдерн» в долине Пассейер Луис Амплатц был застрелен во сне убийцей, нанятым итальянской разведкой (позже SID, SISDE, SISMI). При этом Георг Клотц был тяжело ранен, но чудом смог своим ходом бежать через границу в Австрию. Убийца, Кристиан Керблер, если он еще жив, все еще скрывается.

24 сентября 1966 года ни в чем не повинный молодой человек по имени Питер Виланд из Оланга был остановлен по пути домой с музыкального прослушивания военным патрулем и, по свидетельствам очевидцев, которые были даже перепечатаны в «Доломитах», практически « казнен» с близкого расстояния — без последствий для злодеев в форме.

Предполагаемые несчастные случаи, в ходе которых были ранены или погибли итальянские солдаты, объяснялись «изощренными убийствами» – иногда с использованием самой абсурдной логики.Затем были проведены зрелищные судебные процессы, и борцов за свободу заочно приговорили к длительным срокам заключения. В данном случае карабинер фактически стал жертвой частной вражды. По словам бывшего товарища, Витторио Тиралонго, получивший ранение в спину 3 сентября 1964 года в Ауссермюлене, был застрелен своим начальником, с которым у него был спор.

Итальянское государство не могло сломить сопротивление БАС, пока путем переговоров не было найдено предварительное политическое решение для Южного Тироля.

 

Политическое решение стало неизбежным

Запад ожидал, что Италия, наконец, примет разумные меры, чтобы умиротворить эту зону конфликта в самом сердце НАТО. 4 июля 1961 года Австрия выпустила устную ноту, в которой говорилось, что из-за упрямства Рима утомительные и бесплодные переговоры об автономии между Австрией и Италией подошли к концу. Давление, которое нарастало из-за нападений, затем активизировало проблему. Министр внутренних дел Италии Шелба начал прямые переговоры с Народной партией Южного Тироля (СВП) и учредил переговорную комиссию — так называемую «Комиссию 19», членом которой также был глава партии СВП Сильвиус Маньяго — для поиска для автономного решения.В меморандуме под грифом «секретно», направленном провинциальному правительству австрийской земли Тироль, а также федеральному правительству Австрии, глава «Департамента Южного Тироля» при провинциальном правительстве Тироля доктор Виктория Штадльмайер заявил 18 августа 1961 г., сразу после нападений в июне и июле 1961 г.: Итальянские партнеры по переговорам «видимо готовы вести переговоры с южнотирольцами не только ad hoc по отдельным пунктам их требований, но и оставаться в постоянном контакте с ними для устранения спорных моментов.Это свидетельствует […] о том, что Рим относится к недавним инцидентам в Южном Тироле значительно серьезнее, чем об этом сообщает итальянская пресса, и что Рим ясно понимает, что массовые аресты никоим образом не сломят сопротивление, а скорее усугубят проблему и заставят ее распространиться на разделы, которые ранее отвергли его». [4]

 

Сопротивление было
причиной международного давления на Рим

В Соединенных Штатах акты сопротивления, совершенные жителями Южного Тироля, также вызвали тревогу и способствовали дипломатическому давлению на Рим с целью найти политическое решение проблемы Южного Тироля и умиротворить этот деликатный вопрос НАТО.«Холодная война» была тогда на пике своего развития и в любой момент могла перерасти в «горячую войну». В 1961 году лояльный Москве режим в Восточной Германии построил Берлинскую стену. В 1962 году Кубинский кризис едва не спровоцировал Третью мировую войну и возможное применение ядерного оружия. В случае конфликта с Варшавским договором НАТО считало регион северной Италии незаменимым. Местные волнения здесь недопустимы. 29 августа 1961 года постоянный представитель Австрии при ООН в Нью-Йорке Франц Матш сообщил, что американский посол в США.N., Адлай Юинг Стивенсон-младший, объяснил ему: «В Риме он пытался разъяснить мистеру Фанфани [премьер-министру Италии; примечание автора] и г-н Сеньи [министр иностранных дел Италии; прим. авт.], что, по его личному мнению, решение этой проблемы, стоящей на пути европейской концепции, может быть достигнуто только радикально-примирительными мерами, а не полумерами, как он рекомендовал французы в отношении тунисского вопроса эвакуации Бизерты. [5]

В 1960 году Австрия добилась резолюции ООН, призывающей стороны в споре начать переговоры, что еще больше усилило международное давление на Италию. В пояснительном меморандуме в ООН от 15 сентября 1961 года Австрия прямо упомянула о нападениях, совершенных активистами БАС, и о том, как они сделают необходимым политическое решение. «К сожалению, — продолжал австрийский меморандум, — переговоры еще не «принесли конкретные результаты… Между тем положение на местах стало критическим… Ввиду отсутствия положительных результатов в решении проблемы на двустороннем уровне, и ввиду напряженной ситуации в Южном Тироле, федеральное правительство Австрии, как сторона, подписавшая неоднократно упоминаемый договор [Парижский договор; прим. авт.], считает себя обязанным и вынужденным подать просьбу о рассмотрении этого вопроса на Генеральной Ассамблее этого года. [6]

Всякий раз, когда переговоры и консультации в комиссии по автономии «Комиссии 19-ти» сталкивались с трудностями, нападения со стороны БАС заставляли Рим отказываться от своего обструкционизма.

Между тем, в середине 1960-х годов сложилась следующая ситуация: теперь, всякий раз, когда можно было ожидать результатов переговоров, в частности, по настоянию главы итальянского правительства Альдо Моро, происходили все более и более странные нападения, вовлекавшие все новые и новые человеческие жертвы. .И хотя официальные итальянские источники всегда обвиняли в этих атаках активистов BAS, все улики вместо этого указывали на агентов итальянской разведки и особенно на членов организации «Оставайся позади» «Гладио».

В конце концов, все это привело к решению об автономии «Южно-тирольского пакета», которое было принято провинциальным собранием Народной партии Южного Тироля (СВП) в 1969 году узким большинством голосов. Италия была вынуждена предоставить автономию: хотя регион «Трентино —
Южный Тироль» был сохранен, Южный Тироль как «автономная провинция Бозен» действительно получил очень широкую степень провинциальной автономии.В 1972 году вступил в силу новый статут об автономии. Немецкие и ладинские этнические группы могли постепенно использовать мирные методы для укрепления своих позиций. Таким образом, говорящие на немецком и ладинском языках пережили фашизм и неофашистскую политику денационализации в послевоенную эпоху, хотя и дорогой ценой — в конечном счете, со всех сторон. Теперь молодому поколению предстоит продолжить путь свободы и достичь цели демократического самоопределения.

 

Борьба за свободу положила конец проникновению

2 января 1965 г. газета «Зальцбургер Нахрихтен» сообщила: «В настоящее время иммиграция практически полностью остановлена.Никто не хочет иммигрировать в район, где взрываются бомбы и совершаются коварные нападения». Число итальянцев в Южном Тироле постоянно увеличивалось за счет поддерживаемой государством иммиграции с примерно трех процентов во время аннексии в 1920 году до примерно 36% в 1960 году. Все усилия, основанные на политических средствах, чтобы остановить поддерживаемую государством иммиграцию, не удалось до тех пор. Жители Южного Тироля смогли легко понять, что относительно линейная иммиграция, с которой они столкнулись, в среднем приведет к итальянскому большинству.Вспыхнувшее затем ожесточенное сопротивление изменило все. Демографические изменения показали, что иммиграция практически прекратилась. В 1971 году итальянцы составляли 33,3% населения. В 1981 г. он составлял 28,7%, а в 2011 г. упал до 26,5%.

 

Неумолимое государство

По сей день Рим так и не признал, что его политика, направленная на проникновение и денационализацию Южного Тироля, была сорвана борьбой активистов BAS и что их жертвы помогли предотвратить запланированный закон об экспатриации.Кроме того, Рим ни на мгновение не собирался публично признавать, что государство использовало «грязные методы», включая пытки, для достижения своих целей. До сих пор ни один итальянский политик не дистанцировался от чудовищных преступлений 1960-х годов, не говоря уже о том, чтобы призвать к выплате замученным активистам БАС финансовых репараций. В то время как некоторые южнотирольские активисты были «помилованы» несколько лет назад, «Пустерер Буибм» и другие бывшие активисты БАС, живущие в Австрии или Германии, все еще тщетно ждут, пока итальянский президент реабилитирует их — даже за предполагаемую деятельность, которая на основании документальных свидетельств, доступных сейчас, они не могли нести ответственность!

Ретроспектива: Оклеветанная борьба за свободу

Итальянские политики и большинство итальянских СМИ, особенно с неофашистским прошлым, отреагировали на «Ночь пламени», оклеветав борцов за свободу как «пангерманцев» и «нацистов».Некоторые австрийские и немецкие СМИ восприняли этот выбор слов некритически.

Когда в 1964 году южнотирольские активисты BAS во главе с Зеппом Кершбаумером предстали перед судом во время «Первого миланского процесса в Южном Тироле» и сумели поставить палеофашистскую политику Рима на скамью подсудимых, а также дать повод всему европейскому пресс-корпусу Урок истории, вся «нацистская клеветническая кампания» против жителей Южного Тироля должна была развалиться. Для всего мира стало очевидным, что диверсанты были не идейными безумцами и экстремистами, а скорее честными, законопослушными людьми католического происхождения, большинство из которых отождествляло себя с более или менее консервативным мировоззрением «Южно-тирольской народной партии» ( СВП), действовали буквально в отчаянии, чтобы защитить свою этническую группу, и которые выступали против продолжения фашистской политики так называемой «демократической Италии».

По этой причине большинство итальянских и некоторые австрийские СМИ продолжили кампанию против австрийских членов BAS. В этом контексте венская «Arbeiterzeitung» («Рабочая газета» — партийное издание SPÖ) отличилась примитивным обзыванием и оскорблениями. Он признал, что «люди первого часа» усердно соблюдали запрет на лишение жизни. Но затем утверждалось, что после «Ночи пламени» совсем другие силы — особенно из «правых» группировок — вскочили на подножку и совершили действия, преднамеренно подвергающие опасности человеческую жизнь.Это утверждение было выдвинуто даже несмотря на то, что практически все лица, очерненные средствами массовой информации таким образом, либо уже были причастны к «Ночи пламени» 1961 года, либо вместе с южнотирольскими друзьями, такими как Луис Амплатц и Георг Клотц, уехали на Юг. Тироль присоединиться к борьбе. К чести активистов БАС, подвергшихся этой идеологической атаке, они не проинформировали общественность о том, что политики-социалисты доктор Бруно Крайски и Руперт Зехтль были среди «осведомленных» и что они в определенном смысле со- заговорщики БАС.Если бы хотя бы один из них был настолько недисциплинирован, чтобы упустить такой важный факт, правительство в Риме, несомненно, набросилось бы на него с ликованием. На самом деле австрийские члены БАС представляли все стороны политического спектра, за исключением крайне левых.

Были члены католических студенческих братств, таких как Cartell-Verband, и братств с более консервативными политическими взглядами, таких как Burschenschaftler. Были функционеры в фермерских организациях, таких как ÖVP, а также рабочие социал-демократы.И все они работали вместе. Некоторые из членов BAS, такие как публицист и этнолог Вольфганг Пфаундлер, профессор университета доктор Гельмут Хойбергер или фермер Ганс Дзуган, участвовали в антинацистском сопротивлении в фашистскую эпоху. Ведущий член BAS из Тироля и бывший борец сопротивления нацистскому режиму Гельмут Хойбергер осудил проводимое некоторыми СМИ различие между «хорошими» и «плохими» активистами: «Особенно при подготовке событий 1961 года все заинтересованные стороны важнее действовать сообща, чем обсуждать различные политические взгляды, которые, безусловно, существовали внутри групп.Цель — помочь южнотирольцам и предпринять совместные действия с ними и таким образом привлечь внимание к их ухудшающемуся положению — никогда не ставилась под сомнение… Какая польза делу, если те, чью помощь южнотирольцы приветствовали, вместо этого препирались между собой и пытались изгонять друг друга из-за политических разногласий? Любой, кто когда-либо был вовлечен в подобное предприятие, в котором часто речь идет о жизни или смерти, понимает, насколько это маловероятно.   [7]

А те в Южном Тироле, кто уже был заключен в тюрьму, конечно, очень поддерживали продолжение сопротивления. В 1966 году активист из Южного Тироля Йорг Пирхер из Ланы написал секретное письмо. В этом письме, тайно вывезенном из тюрьмы, Пирхер обращался к тем своим товарищам, которые еще находились на свободе: «Нет другого пути, кроме как продолжать борьбу за свободу, которая будет долгой и изнурительной. Это единственное средство сбросить ярмо угнетения, положить конец колониальному правлению, предотвратить ассимиляцию в последнюю минуту и ​​сохранить немецкую культуру на Юге… Если мы потерпим неудачу на этот раз, то Южный Тироль будет потерян навсегда.И только те, кого замучили эти жестокие головорезы, смогут представить, что с нами будет». [8]

Товарищи, к которым Йорг Пирхер адресовал это обращение, продолжали борьбу до тех пор, пока не было достигнуто предварительное «Пакетное решение» 1969 года. Принимая во внимание смертельную опасность, в которой они находились, угрозу их карьере и вполне реальную возможность ареста и пыток, они меньше всего беспокоились о том, что некоторые журналисты могут оклеветать их или что некоторые более поздние историки могут принять и распространить итальянскую точка зрения: что их борьба была бесполезной или даже контрпродуктивной; что активисты БАС, так сказать, «разбомбили» самоопределение Южного Тироля (первоначальное требование БАС).

Более внимательное изучение и более ясная интерпретация имеющейся литературы по «проблеме Южного Тироля» приводит к совершенно противоположному выводу: без работы активистов БАС и вытекающих из этого политических «запутанностей» на внутреннем и международном фронтах – лидировать на всем пути вплоть до так называемой «Стратегии напряженности» — Италия вряд ли согласилась бы предоставить Южному Тиролю автономию, обещанную ей договором 1946 года (договором, который, в конце концов, официально поощрял миграцию итальянцев в искусственный регион « Трентино – Южный Тироль» в любом случае был спорным)!

Современные свидетели и их взгляды

Большинство современных свидетелей, люди, которые в то время были в центре внимания общественности, а также современные тирольские политики пришли к аналогичным выводам.

 

Энтони Эвелин Алкок
Историк, эксперт по Южному Тиролю, профессор Нового университета Ольстера

«По общему признанию, политика Южного Тироля, проводившаяся различными итальянскими правительствами в 1950-х годах, была ясной и стабильной, а именно: ограничение южнотирольского меньшинства с целью устранения опасности, которую оно представляло для итальянского населения провинции и государства. безопасность. Но бомбы «Herz-Jesu-Nacht» разрушили эту политику.”  [9]

 

Герд Бахер (1925-2015)

Журналист, генеральный суперинтендант Австрийской радиовещательной корпорации (ORF), австрийский активист BAS первого часа

«Взрывы бомб, проведенные к югу от перевала Бреннер, всего за несколько недель привели к тому, чего не удалось добиться более чем четырем десятилетиям умеренной политики Южного Тироля: мировое общественное мнение осознало проблему. Аргументы не в счет.Совершенные несправедливости не привлекают внимания. «Доброе дело» не привлекает сторонников. Голоса, призывающие к умеренности, терпению и здравому смыслу, заглушаются повседневными политическими проблемами, пока всех не разбудит грохот. Внезапно все в изумлении протирают глаза, потому что наконец-то произошло то событие, которое готовилось годами». [10]

 

«Почти без сомнения, так называемый «Пакет» и, следовательно, положение жителей Южного Тироля не возникли бы без резкой фазы тех лет. [11]

 

Луис Дюрнвальдер

Многолетний губернатор Южного Тироля

«Мы должны ежедневно бороться… за сохранение нашей родины, — увещевал губернатор провинции. Нет ничего бесплатного. Скорее, нужно жить этими мыслями и действовать в соответствии с ними… В 1960-х тоже были люди, которые следовали этим идеям [прим. ред.: концепция свободы, сформулированная Андреасом Хофером]. Мы должны благодарить их за нынешнее положение нашей родины, — подчеркнул губернатор области.”  [12]

«[…] ‘поддержка Австрии и работа борцов за свободу’ способствовали тому, что переговоры о самоуправлении, автономии дали результаты ‘в столь короткие сроки’».   [13] 

После того, как в апреле 2009 года «Народная партия Южного Тироля» (SVP) одобрила предложение в парламенте провинции Южный Тироль о «Свободе для Южного Тироля», которое требовало помилования бывших борцов за свободу Южного Тироля, — губернатор провинции Дюрнвальдер и депутат от провинции Бергер (оба от СВП) защищали свои действия на пресс-конференции:

«Губернатор провинции Дюрнвальдер и член парламента провинции Бергер отрицали, что в апреле неправильно использовали выражение «борцы за свободу».’Я ни о чем не жалею. Для одних Гарибальди — герой, для других — нет: каждый имеет право на собственное мнение, — сказал Дарнвальдер. Бергер выразился еще яснее: «Что касается наших южнотирольцев, мне не стыдно использовать выражение «борцы за свободу»». [14]

 

Феликс Эрмакора (1923-1995)

Бывший профессор конституционного и административного права Венского университета, эксперт по международному праву, член Европейской комиссии по правам человека и Совета Европы.N. Комиссия по правам человека, член Национального собрания Австрии, директор Института прав человека Людвига Больцмана, автор многих стандартных трудов по правам человека, конституционному праву и истории

«Летом 1961 года в вопрос Южного Тироля вошел новый элемент: организованное и систематическое сопротивление власти итальянского государства с целью достижения самоопределения». [15]

Только благодаря этому сопротивлению мировое общественное мнение вообще обратило внимание на вопрос о Южном Тироле.

 

Бруно Хосп
Бывший провинциальный секретарь СВП при Магнаго, в течение многих лет член парламента от культуры… бывший федеральный майор и провинциальный комендант южнотирольских стрелков, бывший мэр общины Риттен

«Те, кто своими глазами пережил трудные, а порой и бурные времена, запечатленные на этой выставке, не сомневаются в том, что смелые действия и большие жертвы, принесенные активистами 1960-х годов, внесли решающий вклад в достижение новая и несравненно лучшая автономия Южного Тироля.” [16]

 

Петер Янкович
Австрийский дипломат, руководитель аппарата Федерального канцлера д-р Бруно Крайски и министр иностранных дел Австрии

«Если бы не было терактов, не было бы и Комиссии 19!» [17]

 

Рудольф Лилль

Немецкий историк, профессор и руководитель «Исследовательского центра сопротивления нацизму на юго-западе Германии» Университета Карлсруэ, также бывший генеральный секретарь немецко-итальянского центра «Вилла Вигони»

«Но мы также обязаны этим решением [вопроса Южного Тироля; прим. авт.] особенно терактам, совершенным в 1960-х гг.Теракты оказали положительное влияние на весь процесс демократизации. Атаки дали понять правящему классу Италии, что проблема Южного Тироля не может быть решена с помощью фашистских принципов и принудительной итальянизации. Атаки внесли решающий вклад в процесс переоценки и демократизации».   [18] 

 

Сильвиус Магнаго (1914-2010)
Много лет Губернатор провинции Южный Тироль и глава Народной партии Южного Тироля (СВП)

«Акты саботажа той эпохи и последующие процессы являются неотъемлемой частью послевоенной истории Южного Тироля и представляют собой значительный вклад в эту историю и в достижение улучшенной автономии Южного Тироля: это следует признать что до этого Италия практически всегда оспаривала существование Южно-тирольского вопроса и утверждала, что Парижский договор уже выполнен.Кроме того, он отказался вступать в конкретные переговоры с Австрией (за исключением различных непродуктивных переговоров).

«Учреждение Комиссии 19-ти, безусловно, является результатом событий того времени; Печально только осознавать, как — как это часто бывает в нашем мире — государства предпринимают конкретные шаги только после применения насилия, вместо того, чтобы своевременно добиваться справедливости и в соответствии со своими демократическими полномочиями и обязанностями. [20]

FF-Magazin: «Значит, атаки были полезными?»
Магнаго: «Я не буду давать интерпретацию. Каждый волен составить собственное мнение после того, как я объявлю, как и в какой момент времени была создана Комиссия 19».
FF-Magazin: «Значит ли это, что пришло время поблагодарить активистов?»
Magnago: «На основании разговора между Magnago и Scelba можно поблагодарить их. В любом случае, скорее «Спасибо!», чем «Нет, спасибо».’” [21]

 

Эннио Манига (1904-1977)
Заместитель генерального прокурора Италии

«На международном уровне также в связи с резолюциями ООН Италия подвергается постоянному давлению, которое может привести к потере решимости государством. Мы могли бы дойти до точки, когда Италия говорит: хватит потерянных жизней, денег, материалов, крови и слез. Верните Южный Тироль и оставьте нас в покое!»    [22] 

 

Харальд Офнер
Адвокат, депутат Национального собрания Австрии, бывший федеральный министр юстиции

«Мученичество жителей Южного Тироля, уходящее в прошлое на десятилетия, было не только героическим, но и успешным.Мы не должны позволить никому отнять это у нас. Если посмотреть на статистику, то можно увидеть, что после «Ночи пламени» исчез страх быть отправленным на марш смерти. Я знаю, что еще многое предстоит сделать, но «Ночь пламени» стала поворотным моментом и привела ко всему тому, что произошло позже». [23]

 

Франц Пал

Провинциальный секретарь по делам молодежи и заместитель председателя Молодежного поколения Народной партии Южного Тироля (SVP), провинциальный депутат, член регионального совета, региональный оценщик и председатель регионального совета Трентино – Южный Тироль

«С большой долей вероятности, если бы не было этой борьбы за свободу, итальянская сторона не была бы так готова и желала бы участвовать в переговорах, ведущих к пакету…»  [24]

«Даже высшие представители Народной партии не прочь отметить, что наша автономия была обусловлена ​​не только переговорными усилиями, но и в значительной мере давлением динамита.Историки когда-нибудь напишут об этом в учебниках истории…» [25]

 

Эльмар Пихлер-Ролле

СВП Начальник партии

— «Я считаю правильным оказывать этим людям должное уважение, — сказал Пихлер-Ролле. По словам Пихлер-Ролле, люди, собравшиеся вокруг Зеппа Кершбаумера, «внесли решающий вклад в то, чтобы наша родина стала такой, какая она есть сегодня».  [26] 

 

Эрнст Трост (1933-2015)
Историк, обозреватель и редактор австрийской газеты «Кронен-Цайтунг»

«…пока не были снесены первые высоковольтные опоры, итальянцы не признавали существование проблемы Южного Тироля.И поэтому они отказались вести серьезные переговоры о судьбе «самого счастливого меньшинства Европы», как они это называли. Тем временем в Южном Тироле многое изменилось. От итальянцев были получены значительные уступки, и положение южных тирольцев значительно улучшилось. Но люди, собравшиеся вокруг Кершбаумера, Амплаца и Клотца, стояли у истоков этого развития. Без терактов итальянцы никогда бы не соизволили пойти на уступки».   [27] 

 

Карл Целлер
Юрист, сенатор СВП, бывший член Национального конгресса в Риме

«Конгрессмен Целлер тоже рассматривал акты саботажа, совершенные «крутыми парнями», как основу для новой готовности итальянского государства к переговорам.” [28]

Луис Зингерле
Старший вице-президент Депутат, бывший председатель Регионального совета Трентино – Южный Тироль и заместитель коменданта провинции Южного Тироля Стрелки

«Франц Хёфлер и все борцы за свободу 1950-х и 1960-х годов проложили путь, чтобы мир увидел несправедливость, от которой пострадал Тироль», — сказал Цингерле. Борцы за свободу оказали «хорошую, уместную, крупную и абсолютно необходимую услугу». «Их самоотверженность и служение внесли решающий вклад в прокладывание пути ко второму Статуту автономии и, таким образом, в прекращение марша смерти тирольцев к югу от перевала Бреннер.” [29]

 

Фридл Фольгер (1914-1997)
Боец сопротивления Южного Тироля, журналист и член парламента от СВП, ключевая фигура в достижении провинциальной автономии.

«По моему личному мнению, «Ночь огней» в праздник Сердца Иисуса в воскресенье 1961 года ознаменовала новый этап в вопросе Южного Тироля. Наконец Рим решил уделить этому вопросу должное внимание. Если бы не было нападений, у правительства никогда не хватило бы сообразительности создать комиссию, которой затем было поручено изучить все аспекты Южно-тирольского вопроса и представить свои рекомендации правительству.Работа этой комиссии, названной «Комиссией 19» из-за количества ее членов, стала стартовым сигналом для нового Устава автономии. Зепп Кершбаумер, умерший в тюрьме в 1964 году, и его товарищи внесли значительный вклад в достижение новой автономии». [30]

 

Правительство провинции Южный Тироль

«Комиссию 19 следует также рассматривать в контексте «Ночи пламени» в Южном Тироле — когда были взорваны десятки и десятки электрических столбов.Эти акты саботажа, при совершении которых прилагались большие усилия, чтобы не причинить вреда человеческой жизни, внезапно привлекли внимание общественности к Южному Тиролю, и Италии пришлось с этим столкнуться».   [31]

  1. Джанни Чиприани, Lo Stato Invisibile, Милан, 2002, с. 168 ф.
  2. «Доломиты» от 28 октября 1953 г.
  3. Франц Видманн, Es stand nicht gut um Südtirol. Бозен 1998. стр. 561.
  4. Меморандум Виктории Штадльмайер от 18 августа 1961 г., Тирольский провинциальный архив, отдел S, 1961 г.
  5. Франц Мач (Нью-Йорк) Бруно Крайски (Вена), Австрийский государственный архив, Архив Республики (ÖStA/AdR), Федеральное министерство иностранных дел (BMfAA), II-pol, Южный Тироль 2 B/A Zl 30.548- Пол/61.
  6. Пояснительный меморандум Австрии от ООН от15, 1961, ÖStA/AdR, BMfAA II-pol, Южный Тироль 2 B/A Zl 34.057-Pol/61.
  7. Гельмут Хойбергер, Цур Саше. В: Отто Скринци (издатель), Chronik Südtirol 1959–1969. Von der Kolonie Alto Adige zur autonomen Provinz Bozen. Грац-Штутгарт 1996, стр. 16.
  8. Зепп Миттерхофер/Гюнтер Обвегс (издатель), «… Es blieb kein anderer Weg…» Zeitzeugenberichte und Dokumente aus dem Südtiroler Freiheitskampf («Современные свидетели и документы о борьбе за свободу Южного Тироля»). Меран. Ауэр 2000, стр.237ф.
  9. Энтони Эвелин Олкок, История вопроса Южного Тироля. Южный Тироль после пакета, 1970–1980 гг. Вена, 1982 г., стр. 200.
  10. «Die Presse», 18 июля 1961 г.
  11. «Die Zeit» от 18 мая 1984 г.
  12. «Доломиты» от 18 февраля 2002 г. Репортаж о выступлении Луиса Дюрнвальдера на торжестве памяти Андреаса Хофера 17 февраля 2002 г. в Меране.
  13. «Tiroler Anzeiger», 2 апреля 2005 г. Луис Дюрнвальдер по случаю празднования юбилея «60 лет SVP.
  14. «Доломиты», 21 мая 2009 г.
  15. «Berichte und Informationen des österreichischen Forschungsinstituts für Wirtschaft und Politik», № 1172, 7 февраля 1969 г.
  16. Бруно Хосп, «50 Jahre Feuernacht — Wendepunkt für Südtirol». В: «Tiroler Schützenkalender» 2011.
  17. Доктор Петер Янкович во время презентации публикации Хуберта Шпекнера, Фон дер «Фейернахт» цур «Порцешарте» …. Das «Südtirolproblem» в den österreichischen sicherheitsdienstlichen Akten.Вена 2016 28 ноября 2016 года в кафе Landtmann в Вене.
  18. Унив.-проф. Доктор Лилль во время интервью о своей новой книге «Geschichte Südtirols 1918 bis 1948. Nationalismus, Faschismus, Demokratie» южнотирольскому журналу «Z – Zeitung am Sonntag» 27 января 2002 г.
  19. «Фольксбот», партийное издание СВП от 8 апреля 1976 г.
  20. Доктор Сильвиус Магнаго 24 марта 1976 г. на провинциальном партийном съезде СВП в Меране
  21. Д-р Сильвиус Магнаго в июньском 2001 г. выпуске южно-тирольского журнала «FF» по случаю
    40-й -й годовщины «Ночи пламени».
  22. Доктор Манига в своем обвинении во время апелляционного производства по Первому миланскому судебному процессу в Южном Тироле 23 мая 1966 года.
  23. Доктор Харальд Офнер 6 марта 1999 г. по случаю приема делегации бывших южнотирольских борцов за свободу в парламенте в Вене.
  24. «Schicksal Südtirol 1945 – 1979». Брошюра, опубликованная в 1979 году Молодым поколением Народной партии Южного Тироля (СВП).
  25. Доктор Франц Паль, председатель Регионального совета Трентино – Южный Тироль, в статье под названием «Werden nur Tote gefeiert?» («Только мертвых чествуют?») в журнале «Тиролер», изданном в 1984 году в Лане.
  26. Эльмар Пихлер-Ролле на праздновании памяти Зеппа Кершбаумера в Сент-Поле. Об этом сообщает «Доломити» 10 декабря 2005 года.
  27. «Kronen-Zeitung», январь 1976 г. Цитируется по: Роберт. Х. Дрекслер, Георг Клотц. Der Schicksalsweg des Südtiroler Schützenmajors 1919–1976. Wels 1976, стр. 247ф.
  28. Репортаж Петера Зеебахера о панельной дискуссии в Куртаче 16 сентября 1999 г. в ежедневной газете Южного Тироля «Tageszeitung» от 18 сентября 1999 г.
  29. Доктор Луис Зингерле 18 ноября 2001 г. в Лане в своей памятной речи в честь стрелка Франца Хёфлера из стрелкового клуба Ланы. Хёфлер умер 22 ноября 1961 года в результате пыток, которым он подвергся в заключении. Статья в «Der Tiroler», № 53, выпуск 1/2001. стр. 19.
  30. Friedl Volgger, Mit Südtirol am Scheideweg. Инсбрук 1984, стр. 250.
  31. Правительство провинции Южный Тироль (издатель). Südtirol-Handbuch 1997. Bozen 1997

Выборы в Южном Тироле – это испытание для крайне правых в Европе

Выборы в автономном альпийском регионе станут важным испытанием для идеалов интеграции Европейского Союза (ЕС).

Задача состоит из двух частей. Во-первых, это продвижение антииммигрантских и антиевропейских популистов в правительстве Рима. Во-вторых, есть предложение от правого и крайне правого коалиционного правительства Австрии – выдать немецкоязычным гражданам Южного Тироля, большинство которых говорит по-немецки, австрийские паспорта.

Одной из самых известных личностей в регионе является Райнхольд Месснер, первый человек, поднявшийся на Эверест в одиночку в 1980 году.»

«Большинству людей все равно. Дешевле разделять людей только по этой причине», — сказал он CNN по телефону. он обычно известен на английском языке

Региональный парламент десятилетиями находился под контролем левоцентристской коалиции региональных националистов, христианских демократов и социалистов

Традиционно бедный сельский район, сегодня он является одним из самых богатых и развитых в как в Италии, так и по всей Европе.

Теперь итальянская ксенофобная партия Лига, второстепенный партнер национального правительства, угрожает опрокинуть телегу в этом сельскохозяйственном районе, известном своими яблоками и вином.

Южный Тироль был частью Австро-Венгерской империи, затем стал частью Италии в 1926 году. Он был оккупирован нацистской Германией, затем долгое время находился под самоуправлением.

Но через пару гор австрийская правящая коалиция удивила всех и расстроила Рим после прошлогодних выборов, когда она предложила австрийское гражданство жителям Южного Тироля, но только тем, кто говорит по-немецки или на родном лиденском диалекте.В правительство Вены входит крайне правая Партия свободы.

Это взбесило римских политиков. В прошлом месяце министр иностранных дел Италии Энцо Моаверо Миланези отменил встречу со своим австрийским коллегой по этому вопросу.

«После войны это было самое бедное место в Италии, теперь мы самые богатые, потому что много работаем, придерживаемся правил и заботимся о своей автономии», — сказал Месснер.

«Я очень надеюсь, что никто из Рима, Берлина или Вены не приедет нарушить наш покой», — добавил он.

Возможно, более серьезной проблемой является беспокойство по поводу иммиграции. Регион, в который входят города Больцано и Трентино, является популярным местом для мигрантов и беженцев, а также местом остановки для тех, кто хочет попасть в Австрию и Германию.

За последние пару недель крайне правый министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини провел там агитацию, в том числе в пятницу, когда предвыборная кампания закончилась.

«Вы не можете отдавать паспорта без нашего согласия», — сказал он недавно. «О двойном паспорте не может быть и речи.

Похоже, что Альпийский горный хребет находится между любовным романом Лиги в Италии с ультраправой Партией свободы в Австрии.

Связанный: Австрийские выборы должны напугать европейцев Во время Второй мировой войны произошел процесс «итальянизации» с введением позитивной политики для поощрения итальянцев из других стран к переезду в регион.

После войны многие носители немецкого языка поддержали воссоединение с Австрией, а некоторые даже дошло до совершения терактов с серией взрывов бомб.

Хотя австрийскому правительству пока не удалось разработать конкретную схему, есть опасения, что старые раны могут вновь открыться.

Николь Виндеггер, 26 лет, ее отец говорит по-немецки, а мать говорит по-итальянски.

«Мой отец получил бы австрийский паспорт, и я бы, но не моя мать», сказала она CNN. «Я бы предпочел оставить все как есть».

Идеал полной независимости прописан в уставе правящей Народной партии Южного Тироля, но ее ведущий кандидат Арно Компачер заявил AFP, что большинство людей довольны существующим положением вещей.

«Согласно опросам, проведенным всеми партиями, главный вопрос кампании — иммиграция. Двойное гражданство — это очень низко», — сказал он.

Свен Нолл, кандидат от партии Sued-Tiroler Freiheit (Свобода Южного Тироля), выступающей за независимость, заявил информационному агентству, что «уже есть политическое большинство за двойное гражданство, независимо от партийной принадлежности».

Продвижение Сальвини в Южном Тироле также может вызвать тревогу в Риме, по сообщению итальянской газеты IlSole24, где лидер Лиги теснит популистское Движение пяти звезд заместителя премьер-министра Луиджи Ди Майо.

Южный Тироль обсуждает двойное итало-австрийское гражданство

Выдано:

Австрийское правительство возмутило Италию планами предложить двойное гражданство большинству немецкоязычного населения провинции Южный Тироль.

Поскольку в эти выходные избиратели избирают парламент провинции, а двойное гражданство является острым вопросом во время избирательной кампании, вот несколько фактов о регионе, где многие все еще чувствуют глубокую близость к Австрии.

— Каков статус Южного Тироля?

Южный Тироль, или Альто-Адидже по-итальянски, занимает площадь около 7 400 квадратных километров (29 000 квадратных миль) и имеет население около 500 000 человек.

Он входил в состав Австро-Венгерской империи в течение 550 лет, пока не был передан Италии в 1919 году сразу после Первой мировой войны.

После Второй мировой войны Южный Тироль и соседняя провинция Трентино образовали автономный регион Трентино- Альто Адидже.

Права меньшинств, говорящих на немецком и ладинском языках, были официально защищены Статутом об автономии 1948 года.

Но Народная партия Южного Тироля начала настаивать на большей провинциальной автономии в середине 1950-х, а в 1960-х немецкоязычные боевики даже осуществили серию взрывов бомб, иногда смертельных, против символов итальянской государственной власти.

В 1972 г. вступил в силу пересмотренный статут, в соответствии с которым большая часть полномочий была передана провинциям, а власть разделена между языковыми группами Южного Тироля.

Около 65 процентов жителей Южного Тироля идентифицируют себя как говорящие на немецком языке, 27 процентов — на итальянском и четыре процента — на ладинском, романском языке.

— Довольны ли люди нынешним положением дел?

Большинство людей.

Веб-сайт Open Democracy сообщает, что доля жителей Южного Тироля, которым комфортно «социально-политическое сожительство» между языковыми группами, выросла с восьми процентов в 1991 году до 53 процентов к 2014 году. имеют статуты, выступающие за независимость, провинция гордится тем, что ее часто называют образцом мирного сожительства.

— Что предлагает Австрия?

Идея австрийского канцлера Себастьяна Курца состоит в том, чтобы предложить австрийские паспорта немецко- и ладиноязычному населению Южного Тироля, но не италоязычному населению.

Но Вена не уточняет подробно, кто будет иметь право.

Гюнтер Паллавер, профессор политологии Инсбрукского университета, видит две возможности.

«Первым будет исторический или генеалогический, когда заявитель должен доказать, что его родители или дедушки и бабушки были гражданами бывшей Австрийской империи», — сказал Паллавер.

«Но по мере того, как сменяют друг друга поколения, доказать такую ​​родословную становится все труднее.»

Второй вариант — этнический и языковой.

«Жители Южного Тироля должны официально выбрать, к какой языковой группе они принадлежат. Но языковые тесты для проверки беглости речи не проводятся», — сказал Паллавер.

Другая сложность заключается в том, что Австрия не разрешает двойное гражданство.

— Кто за и против?

Большинство партий, говорящих на немецком и ладинском языках, выступают за, в то время как большинство итальянских партий выступают против, что повторяет позицию Рима.

Партия зеленых Южного Тироля заявляет, что исключение говорящих на итальянском языке будет проблематичным и может вызвать неприязнь между различными языковыми группами.

Некоторые противники также утверждают, что схема может быть использована в качестве черного хода для мигрантов, чтобы получить австрийское гражданство.

— Возможно ли решение в ближайшее время?

При отсутствии конкретного предложения из Вены и ожесточенном сопротивлении в Риме решения в ближайшее время не предвидится, говорит Марк Роэгла, исследователь прав меньшинств в институте EURAC в Больцано.

«Очень, очень трудно сказать. Я могу сказать, что это произойдет в ближайшие несколько лет.» Но все зависит от того, какие решения предложит Австрия, говорит он.

© 2018 AFP

19 невероятных занятий в Южном Тироле летом

ЧТО ДЕЛАТЬ В ЮЖНОМ ТИРОЛЕ | ЖИВОПИСНЫЕ ГОРОДА И ГОРОДА

Причудливые, очаровательные средневековые деревни и города Южного Тироля, расположенные в предгорьях вездесущих горных хребтов, представляют собой гораздо больше, чем просто базы для зимнего катания на лыжах или летних походов.

От мощеных тысячелетних улиц до сказочных площадей, идеально подходящих для наблюдения за людьми с брызгами в руках, города Южного Тироля представляют собой уникальное и заманчивое представление о сельской альпийской жизни.

Если у вас есть больше времени в рукаве, мы также рекомендуем посетить красивые небольшие города и деревни, такие как Сан-Кандидо, Кьюза, Ортизеи и Брунико, которые стоит прогуляться! Вот несколько городов Южного Тироля, которые обязательно нужно посетить:

#9 УЗНАЙТЕ О СТОЛИЦЕ РЕГИОНА БОЛЬЦАНО

Региональная столица Южного Тироля Больцано — одна из тех неизведанных европейских жемчужин, в которую вы влюбитесь. и никогда не хочу уходить.

Центр торговли между Италией и Европой в Средние века, Больцано в настоящее время является местом слияния итальянской и немецко-австрийской культур, что очевидно повсюду в городе.

Сердце Больцано — живописный средневековый старый город с древними соборами и широкими открытыми площадями, узкими проходами, домами пастельных тонов, шумными рыночными прилавками и ресторанами на свежем воздухе. Зеленые холмы и скалистые вершины за пределами города представляют собой идеальные возможности для пеших прогулок.

Кроме того, есть еда, которая предлагает лучшие блюда итальянской и немецкой кухни (включая великолепное мороженое), в то время как культура аперитива жива и процветает — после обеда в Больцано лучше всего проводить людей, наблюдая за Aperol Spritz или двумя.

Для маленького города есть чем заняться, лучшие из которых мы перечислили ниже;

Пьяцца Вальтер | Главная площадь Больцано — идеальное место, чтобы насладиться послеобеденным аперитивом, наблюдая за людьми и любуясь красивыми окрестностями.

Via Argentieri | Самая красивая улица в Больцано, историческая улица Виа Арджентьери место для покупок и наслаждения традиционной южно-тирольской архитектурой

Кафедральный собор Больцано | Дуомо Больцано, являющийся образцом средневекового Старого города и потрясающим образцом романской и готической архитектуры, обязателен к посещению.Следите за горгульями, напоминающими Нотр-Дам в Париже

Рынки на площади Пьяцца делле Эрбе | Старый город Больцано также известен своими знаменитыми рынками, на которых продается все: от свежих продуктов и местного мяса до трав, специй и домашних конфет. Хотя рынки в крупных европейских городах, как правило, являются ловушками для туристов, эти рынки кажутся им более аутентичными 

ЗАБРОНИРОВАТЬ | Если вы хотите больше узнать о городе, отправляйтесь на пешеходную экскурсию с гидом по историческому центру.

ДЕТАЛИ

Книга | Пешеходная экскурсия по Больцано

Где Австрия встречается с Италией Рик Стивс

Доломитовые Альпы — впечатляющие горы вдоль северо-восточной границы Италии — предлагают не только одни из самых живописных альпийских впечатлений в Европе, но и возможность познакомиться с интригующим смешением культур. Эти Альпы принадлежат бывшему австрийскому, ныне итальянскому региону Южный Тироль, области, которая на протяжении веков была одним из главных перекрестков Европы и местом смешения германской и итальянской культур.Центр долины региона, Больцано (или «Боцен» для его немецкоязычных жителей), является забавными воротами в этот очаровательный уголок Европы.

Сочетая австрийскую аккуратность с итальянским жизнелюбием, Больцано чувствует себя счастливым потерпевшим кораблекрушение между двумя мирами. Если бы не было так солнечно, можно было бы подумать, что вы в Инсбруке. Люди теплые и дружелюбные, но организованные. Один человек приветствует вас по-итальянски, другой по-немецки. У города есть особое воодушевление, с оживленными торговыми улочками, рынком продуктов и цветов, более шумным, чем что-либо, что вы найдете к северу от границы в Австрии, и аккуратной главной площадью на фоне красочных церквей и лесистых предгорий.

Piazza Walther (Waltherplatz на немецком языке) — это городская гостиная. Его статуя посвящена тезке площади, Вальтеру фон дер Фогельвейде, политически некорректному немецкому поэту XII века, который выступил против папы в пользу (немецкого) императора Священной Римской империи. Дерзость Вальтера против гораздо большей силы представляет собой свободомыслящую гордость этого региона. Возможно, неудивительно, что в 1990-х годах «Макдональдс», который когда-то стоял здесь — первый в Италии, — был также первым «Макдональдсом», закрытым местными жителями, протестовавшими против американского фаст-фуда.

Неподалеку, на площади Пьяцца Эрбе (Обстплатц), находится древний и до сих пор процветающий продуктовый рынок под открытым небом. Послушайте дружелюбное жужжание местных жителей, просматривающих свежие фрукты, хлеб, штрудель и ветчину; это хорошее место, чтобы купить обед для пикника. В то время как почти в каждом ресторане местной кухни подают блюда немецкой, тирольской и итальянской кухни, я предпочитаю здесь отдохнуть от пиццы и пасты, чтобы попробовать традиционные блюда региональной кухни… с ярко выраженным австрийским колоритом.

Главной достопримечательностью Больцано является 5300-летний труп по имени Эци, который находится в отличном Археологическом музее Южного Тироля.Этот замороженный «Ледяной человек» провел более пяти тысячелетий, застряв в леднике, прежде чем был обнаружен высоко в горах на итальянско-австрийской границе в 1991 году. Полиция сначала полагала, что труп был заблудшим путешественником, но, обнаружив его топорик с медным лезвием, официальные лица поняли, что нашли почти идеально сохранившегося охотника до бронзового века.

Музей наглядно рассказывает о новейшей эволюции европейцев — от эпохи палеолита к римскому периоду и, наконец, к Средневековью.На трехэтажной выставке представлены хорошо сохранившиеся одежда и снаряжение Эци, в том числе тонко сшитое двухцветное пальто, его набедренная повязка из козьей кожи и оружие (топорик, стрелы, длинный лук и кинжал). В сильно укрепленной комнате находится сам Эци, все еще тщательно замороженный. Интерактивные дисплеи позволяют посетителям увеличивать различные части его тела, чтобы увидеть слои кожи, мышц и костей.

Прямо через реку от музея находится кусочек недавней истории Больцано: застройка Муссолини Нуова Больцано (Новый Больцано).Здесь памятник Победы в фашистском стиле блестит белым мрамором. Это знаменует собой начало «нового» города, построенного фашистским правительством в 1920-х годах, чтобы итальянизировать город, в остальном германский. Хотя грандиозные планы так и не были реализованы полностью, несколько блоков зданий были построены в повторяющемся модернистском стиле, следуя идее имперского монументализма, возвещающего рассвет новой эры в Италии. В здешних магазинах и барах вы не услышите много разговоров по-немецки — кажется, что это целый мир вдали от старого города.

Из Больцано вы можете быстро окунуться в альпийскую страну чудес, раскинувшуюся над дном долины, поднявшись по канатной дороге из центра города в курортную деревню Обербозен («Верхний Больцано»). Во время 12-минутной поездки открывается вид на город, фермы, созданные для игры в йодль, и далекие Доломитовые Альпы. В самом городе Обербозен особо не на что посмотреть, но отсюда можно легко добраться до некоторых «земных пирамид» — вершин, похожих на Брайс-Каньон, которые поднимаются из крутого каньона на склоне холма.Из Обербозена узкоколейный поезд совершает 16-минутную поездку через высокое плато в Клобенштейн, немного менее туристическую деревню с потрясающими видами.

Чтобы получить настоящее альпийское предложение, проведите день в Alpe di Siusi (Seiser Alm), моем любимом месте в Доломитовых Альпах. Этот высокогорный луг служит базой для всего: от легких прогулок на природе до умеренных дневных походов и активного альпинизма. Ухоженные хижины, тропы и подъемники превращают походы сюда в удовольствие, а одни только виды стоят затраченных усилий.Из Больцано можно легко добраться за час до Альпе-ди-Сьюзи на живописном автобусе, а затем по канатной дороге.

Горы являются главной достопримечательностью этого региона, и перед ними трудно устоять, но независимо от того, остановитесь ли вы в Больцано или просто проедете мимо, обязательно выкроите время, чтобы ощутить очарование двухкультурного города.

История Тироля — Тироль

История Тироля насчитывает тысячи лет и состоит из множества разных глав.

Тироль был заселен уже тысячи лет, а первые поселенцы датируются примерно 10 000 годом до нашей эры.Однако около 4000 г. до н.э. эти поселенцы были заменены людьми, занимавшимися обработкой земли. Свидетельством тех времен являются раскопки во всех частях Тироля, а также знаменитый Ледяной Человек «Этци». Римляне не считали Тироль важной территорией поселения. На самом деле, единственный крупный римский город — это Агунтум недалеко от Лиенца в Восточном Тироле.

Тем не менее, римляне признали стратегическое положение этого участка земли и использовали Пассо-дель-Бреннеро в качестве основного маршрута движения на север. Раньше римляне извлекали выгоду из своей торговли на дальние расстояния, и были построены важные римские дороги, например.грамм. Виа Клаудиа Августа.

С распадом Римской империи началась христианизация Тироля, о чем до сих пор свидетельствуют многочисленные церкви и часовни по всему Тиролю. Говоря об истории Тироля, нельзя не упомянуть и добычу полезных ископаемых, так как эта отрасль велась уже за 4000 лет до н.э. Золотым веком добычи полезных ископаемых были 15 и 16 века, когда Швац представлял австрийскую метрополию горнодобывающей промышленности, а также второй по величине город империи Габсбургов. Однако Брикслегг был известен добычей меди.За этим золотым веком последовал период крестьянских восстаний и борьбы за свободу, составивший важную главу в истории Тироля.

Казнью Андреаса Хофера, которого до сих пор считают национальным героем, эта глава была кроваво закрыта. С 1814 по 1919 год Тироль входил в состав империи Габсбургов. Тироль был разделен на северную и южную части в 1919 году, после Первой мировой войны. Северный и Восточный Тироль были переданы Австрийской Республике, которая была захвачена вермахтом в 1938 году.Южный Тироль стал частью Италии и остается им до сих пор. В последующие годы большое количество тирольских граждан погибло в боях. Однако период времени после окончания Второй мировой войны характеризовался реконструкцией и перепланировкой, а также экономическим возрождением.

место, где Италия встречается с Австрией – Lonely Planet

Исторический регион Тироль, отличающийся высокими пиками, бурными горными ручьями и зелеными альпийскими лугами, простирается на границе между северной Италией и западной Австрией.Это идеальное место для любителей активного отдыха, так как здесь предлагается широкий спектр развлечений: от пеших и велосипедных прогулок до рафтинга, верховой езды и скалолазания.

Исторически часть Священной Римской империи и Австрийской империи, в настоящее время Тироль разделен между двумя странами и тремя регионами. Самая северная часть — это австрийский регион Тироль, центральная часть — это Южный Тироль в Италии (где большинство людей говорят на немецком диалекте), а самая южная часть — регион Трентино, где большинство говорит по-итальянски.В 1998 году вся территория была объявлена ​​еврорегионом, чтобы способствовать развитию трансграничного сотрудничества. Когда-то этот регион состоял из бедных и изолированных горных общин, а теперь он заработал свое состояние как место для активного отдыха, особенно зимой, когда лыжники стекаются на его престижные курорты.

Инсбрук стоит на берегу реки Инн, а позади возвышаются горы Нордкетте © Adisa / Getty Images

Инсбрук

Инсбрук является столицей австрийского региона Тироль, а его международный аэропорт является важным пунктом въезда в этот район.В городе есть что предложить посетителям, с привлекательной архитектурой в его старом городе и оживленной ночной жизнью благодаря большому количеству студентов; однако настоящей выдающейся особенностью является его расположение в долине реки Инн, с высокими горными хребтами, обрамляющими горизонт с севера на юг.

К северу от города зубчатые пики Нордкетте поднимаются на высоту более 2000 м, до них легко добраться по канатной дороге за полчаса от центра. От Конгресс-центра до Хунгербурга ходит фуникулер, затем первая канатная дорога идет до Зеегрубе (1905 м), где можно сесть на вторую прямо на вершину хребта в Хафелекаре (2300 м).От обеих верхних станций проходят многочисленные пешеходные тропы, а зимой здесь есть лыжная зона, в том числе знаменитый крутой черный спуск от Хафелекара. От Хафелекара вдоль вершины хребта проходит захватывающая виа феррата (защищенный альпинистский маршрут), а от Зеегрубе чрезвычайно сложный маршрут для горных велосипедов Nordkette Singletrail тянется на 3,2 км вниз к Хунгербургу.

Восхождение на Штуйбенфаль виа феррата © Elias Holzknecht / Ötztal Tourismus

Долина Эцталь и район 47

К западу от Инсбрука долина Эцталь является самой длинной боковой долиной, идущей прямо к границе с Италией на перевале Тиммельсйох.Это фантастическое место для активного отдыха, с сотнями вершин, на которые можно подняться, множеством живописных маршрутов для катания на горных и электронных велосипедах, а также отличным катанием на леднике в Зельдене и катанием вне трасс в Обергургле. Это также отличное место для альпинистов, с десятками скал и сотнями маршрутов для скалолазания, некоторые из которых являются мультипитчами. В этом районе также есть несколько впечатляющих маршрутов виа-феррата, в том числе довольно пугающий, который включает в себя передвижение по единственному тросу, который охватывает вершину 159-метрового Штуйбенфаль, самого высокого водопада Тироля.

Идеальным местом для любителей водных видов спорта является Зона 47, расположенная в нижней части долины, где река Эцталер-Ахе впадает в реку Инн. Изюминкой здесь является рафтинг с двумя вариантами: более сложный и технически сложный маршрут идет от Эца по реке Эцталер-Ахе, а поездка по реке Инн из Имста подходит для семей, но все же очень увлекательна. Зона 47 также предлагает каньонинг-туры, скольжение и спуск по близлежащим ущельям, а также увлекательный спелеологический тур по туннелям, вырытым нацистами во время Второй мировой войны.Зона 47 также является огромным парком приключений с водными горками, вейкбордингом, стенами для скалолазания и веревочными курсами.

Впечатляющие вершины Доломитовых Альп, возвышающиеся над зелеными альпийскими пастбищами © Creativaimage / Getty Images

Доломитовые Альпы

За границей в итальянском регионе Южный Тироль главной достопримечательностью для любителей активного отдыха является горный массив Доломитовых Альп, включенный в список ЮНЕСКО. Ландшафт здесь поразительно красив, характеризуется бледными вертикальными скалистыми вершинами и обнажениями, которые светятся красным в утреннем и вечернем свете.В изолированных долинах, таких как Валь Гардена и Валь Бадия, местные жители живут в красивых горных деревнях и до сих пор говорят на ладинском, древнем языке, родственном латыни.

Район славится отличными пешеходными и велосипедными маршрутами и скалолазанием, а также некоторыми из лучших в мире маршрутов виа феррата, такими как захватывающая дух, но относительно простая с технической точки зрения Виа Феррата Тридентина. Чтобы сменить темп и пейзаж, отправляйтесь в Альпе-ди-Сьюзи, крупнейший высокогорный альпийский луг в Европе, где десятки семейных пешеходных и велосипедных дорожек пересекают слегка волнистое травянистое плато.Зимой вся территория становится огромной игровой площадкой для лыжников и сноубордистов, соединенных обширным перевалом Dolomiti Superski, который дает доступ к 450 подъемникам и 1200 км лыжных трасс. Квинтэссенцией опыта является катание на лыжах Селла Ронда, серия взаимосвязанных подъемников и трасс, которые позволяют вам объехать массив Селла за день по часовой стрелке или против часовой стрелки.

Райнхольд Месснер, один из величайших ныне живущих альпинистов, родом из этого региона, и в последние годы посвятил себя созданию Горного музея Месснера, серии из шести музеев, которые исследуют отношения человечества с горами.Каждый музей фокусируется на разных аспектах жизни в горах, и все они расположены в живописных местах, от замков на вершине холма до строения, спроектированного Захой Хадид, торчащего из вершины горы.

Параплан взлетает над озером Мольвено © Apostoli Rossella / Getty Images

Озеро Гарда и Доломитовые Альпы Брента

Итальянский регион Трентино также претендует на часть основного хребта Доломитовых Альп в дополнение к своему собственному эксклюзивному хребту Доломитовых Альп Брента, расположенному к западу от реки Адидже.Это также фантастическое место для катания на лыжах, пеших прогулок, катания на горных велосипедах, скалолазания и виа феррата. Этот район особенно богат горными озерами, которые идеально подходят для охлаждения в летнюю жару. Одним из самых красивых является озеро Мольвено, которое окаймлено аудиенцией вершин Брента Доломитовых Альп. Отличный способ познакомиться с озером и его возвышающимися окрестностями — это тандемный полет на параплане, где вы можете парить, как птица, мимо скалистых скал и над яркими бирюзовыми водами озера.

Но настоящей жемчужиной в короне Трентино является озеро Гарда, самое большое озеро Италии. Благодаря расположению у подножия глубокой долины мощные и постоянные ветры притягивают к себе внимание любителей парусного спорта и виндсерфинга. Всего в нескольких километрах к северу от озера находится город Арко — место для спортивного скалолазания мирового уровня. В пределах легкой досягаемости от города находится дюжина отличных известняковых утесов, с некоторых из которых открывается впечатляющий вид на озеро Гарда. Город, в котором каждый год проходит фестиваль скалолазания Rockmaster, чрезвычайно радушно принимает альпинистов, а местные власти следят за тем, чтобы стандарты безопасности на скалах были исключительными, а защита регулярно улучшалась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.