Сколько прыжков с парашютом совершают десантники: Сколько прыжков с парашютом совершают десантники. Прыгают с кровати, а в вдв совершают прыжки с парашютом. Правила высадки из самолета

Разное

Ставропольские десантники рассказали о ритуалах, нераскрывшихся парашютах и казусах в небе

Десантники не любят, когда их называют «вдвшниками», так как это аббревиатура войск, а не специализация солдата как такового. Прыжки с парашютами для этих ребят — работа, хоть и довольно специфическая и опасная. Поэтому помимо строгих правил у них есть ритуалы, которым следуют в небе и на земле.

Например, бытует мнение, что перед прыжком нужно обязательно побриться. Нельзя фотографироваться с самолётом до вылета, иначе в воздухе будут трудности.

Десантники любят круглые числа: равное количество совершённых прыжков требуется «обмыть». Как уточнил дважды чемпион и рекордсмен СССР по прыжкам с парашютом Андрей Абрамов, речь необязательно о горячительных напитках, достаточно чаепития.

(фото из личного архива Андрея Абрамова)

«У меня 399, 400 и 401 прыжки были в один день. И вот я решил, что сначала прыгну 401, а потом уже посидим с ребятами за столом и попьём чаю», — рассказал Абрамов.

Во время 401 прыжка у мужчины не раскрылся парашют: приземляться пришлось на запасном.

«С тех пор я соблюдаю все традиции. Это был первый отказ парашюта, поэтому запомнился. Но сейчас в этом ничего страшного нет, у меня уже более 2,5 тысячи прыжков за плечами», — рассказал Андрей Абрамов.

Человека, который совершает каждый сотый прыжок, принято называть именинником.

«В юбилейный прыжок на высоту берут бутылочку безалкогольного шампанского и угощают всех, кто на борту. Мы желаем имениннику удачи, всего самого хорошего. И стараемся подниматься выше — на две-три тысячи метров, чтобы прыгать вместе с юбиляром. А когда приземляемся, то подбрасываем человека, шутя бьём запаской по ногам. Но бьют не все. Могут только те, у кого такое же количество прыжков или больше», — поделился десантник Алексей Бобров.

Казусы в воздухе

(фото из личного архива Андрея Абрамова)

Несмотря на ритуалы, в воздухе десантник должен неотступно следовать правилам. Их всегда предварительно репетируют на земле, чтобы не совершать ошибок. От этого зависит не только здоровье, но жизнь человека.

Как отметил Андрей Абрамов, большинство парашютистов разбиваются из-за того, что замешкались и не смогли вовремя среагировать. Чаще ломают ноги из-за неправильной позы или раскрытия на низкой высоте. В любом случае, главное — спокойствие, собранность и чёткий порядок действий.

«Я был в сборной войск ПВО по купольной акробатике — это когда парашютисты сидят один на одном. Купольщики отделяются очень плотно: практически за три секунды за борт выскакивают восемь человек. В составе сборной я был четвёртым, а за мной прыгнул пятый. При открытии его купол развернулся в мою сторону, а так как расстояние очень маленькое, то парашюты переплелись. Есть определенные правила отцепления, когда несколько парашютистов в завязке. В итоге все приземлились на запасных парашютах», — вспоминает Андрей Абрамов.

В воздухе случаются и весёлые истории, рассказал десантник Алексей Бобров.

«В 1996-м в Карелии нас попросили показательно прыгнуть в Петрозаводске, праздник какой-то был. Мы согласились, группой полетели на самолёте. Погода стояла сложная: низкая облачность. Летели на минимальной высоте в 400 метров, хотя по правилам для раскрытия парашюта должна быть 650. Решили прыгать. Вылетаем из облаков, смотрим, а населённый пункт находится километрах в пяти от нас. Вокруг поля, железная дорога. Получается, показуху для картошки устроили, а не для людей. За нами приехала машина,отвезла в город, там на нас посмотрели, уже прыгнувших, с распущенными парашютами. Накормили и отпустили восвояси», — рассказывает десантник.

(фото из личного архива пилота Виктора Крыпаева)

Как-то в День ВДВ Алексей Бобрышев решил не просто прыгнуть с парашютом, но и устроить небольшое представление для зрителей.

«Я как раз уже пересел на крыло и решил, грубо говоря, «повыпендриваться» — сальто покрутить, спирали. Докрутился, что раскрылся на высоте 400 метров. Это низко, поэтому улетел далеко от площадки приземления. На земле мне выписали на три лётных смены. После этого случая я больше низко не раскрывался», — смеётся парашютист.

(фото из личного архива пилота Виктора Крыпаева)

Десантник Антон Привязенцев всегда совершает прыжки с сотовым телефоном. Чтобы защитить технику от поломок при приземлении, хранит её в бронированном чехле.

«Купол раскрылся, я плавно приземляюсь, а в это время звонят из банка. Ничего особо не слышно, ветер свистит. На вопрос о том, удобно ли мне разговаривать, прокричал в трубку, что нахожусь на высоте в 400 метров от земли, конечно же нет!» — рассказал десантник.

Страсть к полётам и небу у десантников не пропадает даже после окончания службы. Часто они продолжают прыгать с парашютом в аэроклубах. Здесь работает принцип, что бывших не бывает, сошлись во мнении все герои публикации.

хочешь прыгай, а не хочешь — вытолкнут»

05 авг. 2016 г., 15:05

Во вторник во многих городах Россия звучал громкий возглас «За ВДВ!». И неудивительно, ведь это было 2 августа — День воздушно-десантных войск

Можно начать рассказ об этом празднике так: «Те, кто отслужил в ВДВ, по традиции отмечают свой праздник у фонтанов». Но я нашла место, где «крылатая гвардия» по-настоящему отмечает свой главный день в году: Волоколамский район, аэродром Алферьево.

Именно сюда много лет подряд приезжают из Волоколамского, Истринского и других районов Подмосковья те, кто служил в десанте. Приезжают, чтобы увидеть небо, услышать мотор самолёта, чтобы совершить очередной прыжок с парашютом или попереживать за тех, над кем в этот день раскроется купол.

Участники истринского военно-патриотического клуба «Рысь», десантники Андрей Межевых и Александр Каравашкин ежегодно занимаются на аэродроме с воспитанниками военно-спортивного лагеря «Крылатая гвардия», где дети привыкают к настоящей армейской жизни.

1-го августа они уже здесь, вместе со своими сыновьями, отслужившими, конечно же, в воздушно-десантных войсках.

2 августа, 9 утра. Тренировочная поляна засинела голубыми беретами: началось праздничное построение. В глаза бросаются береты зелёного цвета. Ничего странного, просто «погранцы» из истринского «Рубежа» решили разделить этот праздник со своими друзьями из «Рыси». И не просто поздравить, а совершить свой первый прыжок с парашютом.

Одно из знаменитых высказываний «отца ВДВ», Василия Маргелова, звучит так: «Тот, кто ни разу в жизни не покидал самолёт, откуда города и сёла кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймёт чести и гордости десантника…». Чтобы понять, что такое «струя ветра, бьющая в грудь», я тоже решаюсь на свой первый прыжок.

Самый главный человек на земле в этот день — командир звена парашютно-десантной подготовки Владимир Львович Титов, или просто Львович, как ласково называет его десант, коротко огласил программу дня.

— Товарищи десантники! Поздравляю вас с великим русским национальным праздником — Днём воздушно-десантных войск! А теперь о наших правилах. Первое: дедовщину в армии, слава Богу, никто не отменял. Возражения есть?

— Никак нет, — громыхнул строй.

— Второе. Пока парашютные прыжки не закончились, «дембель» здесь только один, и это — я. Возражения есть?

— Никак нет! — ещё громче проорали парни.

— А теперь главная тема. У нас с вами праздник всегда проходил по-правильному: сначала совершаем прыжки, а когда первая часть закончена, тогда приступаем ко второй части. Все понимают, о чём я?

— Так точно!

— Никто не имеет права совершить шаг вправо-шаг влево. Это измена Родине. Первыми совершают прыжки те, кто реально служил в воздушно-десантных войсках. Потом мы формируем оставшихся, но предупреждаю всех: наши технические возможности ограничены, поэтому ждать вы можете до вечера. И чтобы я не слышал: «А где? А я? А мы будем прыгать?». Прыгают только лягушки, а мы выполняем парашютные прыжки, точнее, отрабатываем поставленные задачи. Всё ясно?

— Так точно!

Дальше мы разделяемся на группы для предпрыжковой подготовки. Десант отделяется от новичков и уходит со своим командиром Мишей вспоминать азы подготовки. Даже если у тебя за плечами 50 прыжков, ты каждый раз будешь заново проходить всю предпрыжковую.

Мы — новички-первопроходцы, и для нас всё в новинку. Подготовку у нас проводит Андрей Межевых: друзья-друзьями, но у него не забалуешь. Наши глаза устремлены на него, и мы должны не только запоминать, но и понимать каждое показанное движение. От этого зависит наше здоровье, а может, и жизнь.

Мы прыгаем с железного основания в никуда: «Коленки сжаты, ноги вместе, мыски вместе, на землю не смотри, смотрим на горизонт!». Мы учимся заходить в фюзеляж старого самолёта и делать полтора шага из него. Выпрыгиваем из него, крича: «521, 522, 523, кольцо. 521, 522, 523 купол. Осмотреться в воздухе, найти глазами аэродром».

Нам показывают разобранный парашют и учат убирать его после прыжка. После изматывающей предпрыжковой подготовки нам выдают рюкзаки с парашютом и помогают их надеть.

На спине 20 килограмм, затянутые ремнями. Со шлемами в руках мы уселись в ожидании. С нами прыгает Дима, которому всего 12 лет. Рюкзак то и дело его перевешивает, и он валится с ног.

В это время небо почернело, поднялся ветер, стал накрапывать дождь. Но десант уже в небе. Даже опытные парашютисты не все справились с ветром, приземляясь на деревья и соседние поля. Нам стало не по себе — как справимся мы? Пошли долгие часы ожидания погоды и разрешения взлёта. Но наконец мы идём на поле. Двенадцать человек загружаются в самолёт. Рёв мотора, тряска, вибрация — и мы уже в небе. Делаем круг, набирая высоту, и заходим на поле.

— Ты, ты, ты и ты, — показывает рукой на пограничников наш командир на борту Михаил, — встали!

Он открывает люк, и я успеваю увидеть далеко внизу мелкие точки. Это дома, деревья. Вспоминаю слова Каравашкина: «Вот представь, что ты открываешь карту „Яндекса“ со спутника и шагаешь в неё. Это и есть выход из самолёта».

Теперь понимаю, что это сравнение очень удачное. Первая четвёрка пошла, падая в никуда. Делаем круг. Вторая четвёрка пошла. Делаем круг. Сейчас пойдём мы. Отказываться уже поздно. Есть у десанта такая поговорка: «Прыжок дело добровольное, хочешь прыгай, а не хочешь — вытолкнут». Всё, пошла в «Яндекс» карты…

Отсчитала все «521, 522, 523». Купол раскрылся, я осмотрелась, но разглядеть красоты не успела, прокручивая в голове все наставления при приземлении. Не успела испугаться, как оказываюсь уже на земле и собираю свой парашют. И это всё?

Нет, впереди было самое суровое испытание — те, для кого этот прыжок стал первым, проходят обряд посвящения. Тяжелым 20-ти килограммовым ранцем с уложенным парашютом, предварительно раскачав его, каждому новобранцу отвешивают пинок под… под вспышки фотоаппаратов. Но теперь на моей форме законно разместился нагрудный знак о прыжке с парашютом с цифрой «1». Пока ещё с цифрой «1»…

Ирина Артёмова

Источник: http://in-istra.ru/novosti/obschestvo/pryzhok-delo-dobrovolnoe-hochesh-prygay-a-ne-hochesh-vytolknut

Воздушно-десантная подготовка

 Прыгнуть с парашютом — это просто: шагнул из двери самолета и вся наука. А вот правильно уложить парашют, долететь на нем в нужное место и приземлиться, ничего не поломав — это немного сложнее. И именно этому учатся курсанты на занятиях ВДП.

  

Для того, чтобы совершить первый в своей жизни прыжок, курсанты долгое время изучают устройство парашютных систем, порядок их укладки, действия парашютиста во время совершения прыжка. Затем — практические занятия по укладке парашютов, наземная подготовка, прыжки с парашютной вышки и тренажеров, занятия на стапелях парашютных систем…

И только когда желание прыгать пропадет окончательно — только тогда курсант совершает свой Первый Парашютный Прыжок!!!

Занятия по воздушно-десантной подготовке могут посещать курсанты клуба старше 12 лет, а выполнять прыжки из самолетов и вертолетов — только с 14. 

Начинаются занятия с наземной подготовки — отработки действий парашютиста во время посадки в самолет, при отделении, в воздухе и при приземлении. Изучается порядок укладки людских десантных парашютов Д-6 и З-5, их составные части и тактико-технические характеристики. Затем — отработка действий парашютиста в особых случаях: при отказе основного парашюта, при схождениях в воздухе, при приземлении на различные препятствия.

Готовность курсанта к прыжку проверяется на парашютной вышке и на других снарядах воздушно-десантного комплекса.

Как правило, первые парашютные прыжки ребята совершают летом с парашютом Д-6 с самолета Ан-2. В программе — 6 прыжков за учебный год. Для более старших и опытных ребят предусмотрены прыжки с оружием и снаряжением, а также с грузовым контейнером ГК-30.

 С третьего года обучения курсанты начинают осваивать прыжки со свободным падением, а также с парашютной системой типа «крыло». Конечно, объем прыжков не позволяет стать спортсменом-парашютистом (а большее количество прыжков мы финансово обеспечить не можем, увы) Но почувствовать «вкус неба», проверить себя и научиться основам — запросто.

Да, массовые воздушно-десантные операции ушли в прошлое

Недавно внештатный научный сотрудник Института современной войны М.Л. Кавано написал для этого сайта статью под названием «Пятьдесят одна стратегическая дискуссия, которую стоит провести», в которой он перечисляет 51 тему для дебатов, которые, по его мнению, важны для тех, кто думает о национальной безопасности. Эти темы варьируются от «Кнопка, тупиковая война — это трусость» до «Ирак того стоил». Я полностью согласен с Кавано в том, что у нас должна быть оживленная дискуссия по многим темам, которые он предлагает.Имея это в виду, я хотел бы начать с рассмотрения одной из этих тем, что «больше никогда не будет необходимости в массовом десантировании». Хотя такая предпосылка, безусловно, вызовет сомнения у рядовых десантников, беглый взгляд на природу мира, в котором мы живем и сражаемся, ясно показывает, что она верна. услышать от тех из вас, кто хочет доказать, что я не прав.

В потенциальной среде Anti-Access/Area Denial (A2/AD), созданной Россией, Китаем или другим почти равным конкурентом, а также с распространением точных и эффективных систем зенитного вооружения, попытка массовой воздушно-десантной операции сегодня приведет к значительные потери жизней и самолетов, что значительно снижает его тактическое и стратегическое воздействие.Этот тип операции, который требует, чтобы C-17 с примерно 100 десантниками летал низко (планируемая высота около 800 футов над уровнем моря) и медленно (в идеале 130 узлов), играет на руку противнику, который ценит противовоздушную оборону. господство в воздухе.

Уязвимости воздушно-десантных операций

В армейском руководстве по воздушно-десантным и штурмовым операциям, FM 3-99 перечислены следующие уязвимые места, присущие воздушно-десантным операциям:

  • Атака авиацией и средствами ПВО на этапе движения и воздушного десанта.
  • Атака с применением химического, биологического, радиологического и ядерного оружия из-за ограниченных возможностей химической, биологической, радиологической и ядерной защиты и дезактивации.
  • Наземная, воздушная или артиллерийская атака на этапах штурма и высадки.
  • Нанесение авиаударов, если до воздушно-десантного десанта не было завоевано превосходство в воздухе.
  • Электронная атака, в том числе блокирование систем связи и навигации, а также нарушение работы оборудования, обеспечивающего живучесть самолета.
  • Огонь из стрелкового оружия, представляющий большую опасность для воздушного судна на этапах воздушного движения, десантирования и приземления.

Для этого обсуждения давайте сосредоточимся на первой уязвимости, атаке самолетов и ПВО, потому что вы не сможете провести эффективную операцию в воздухе, если все ваши самолеты будут сбиты до того, как десантники смогут выпрыгнуть. Со времен войны во Вьетнаме ВВС США не приходилось бороться с системой ПВО, которая эффективно сбивала самолеты.Вьетнамцы добились успеха, потому что использовали интегрированную систему ПВО, созданную Советским Союзом. Более 120 самолетов было потеряно во время войны во Вьетнаме из-за зенитных ракет (ЗРК). Ирак, с другой стороны, использовал систему ПВО во время вторжения 2003 года, которая была сравнительно старой и менее мощной, и в большей степени полагалась на артиллерийское вооружение. С учетом сказанного, я могу найти только упоминание об одном самолете, сбитом ЗРК во время недавней войны в Ираке.

Русские и другие извлекли уроки из нашего опыта.Они решили, что, хотя они, вероятно, не могут сравниться с нашими возможностями в воздухе, они могут компенсировать это мощной интегрированной системой противовоздушной обороны. В отличие от вооруженных сил США, русские и другие почти равные им вооруженные силы включают противовоздушную оборону от стратегического до уровня подразделения размером с роту.

Для целей этого аргумента давайте сосредоточимся на российских войсках. На стратегическом уровне Россия имеет в своем распоряжении С-300 и его модернизацию С-400. Как показано на рисунке ниже, эта система была развернута для создания оборонительного пузыря вдоль границы России с НАТО.

Кредит: Институт изучения войны. (Нажмите, чтобы увеличить)

Согласно открытым источникам, С-400 оснащен несколькими вариантами ракет, которые способны поражать самолеты или ракеты на дальности от 40 до 400 км. Вполне возможно, что если достаточное количество связанных с С-400 радиолокационных систем будет работать вместе, они смогут отслеживать самолеты-невидимки, такие как F-117, F-22 и F-35. В настоящее время развернуто более 150 систем, которые постепенно заменяют С-300, который способен отслеживать более 100 целей (по сравнению с 300 у С-400) на расстоянии до 150–200 км.

На оперативном и тактическом уровне российские войска имеют в своем распоряжении несколько различных систем, в том числе СА-17 с дальностью действия до 30 км. Эти системы можно найти на уровне корпуса и дивизии большинства боевых порядков. Обычно им поручают защищать штаб-квартиры высшего эшелона и другие важные цели. Другая система, 2С6, также может быть найдена на уровне дивизии и, возможно, распределена по задачам до бригад. Помимо 2С6, многие бригадные подразделения будут иметь более старые ЗСУ-23-4.Эти системы могут определять цели на расстоянии до 10 км и поражать цели на расстоянии до 2,5 км.

Недостатком всех вышеперечисленных систем является наша способность проводить эффективное подавление ПВО противника, известное как SEAD, с помощью электронных или кинетических огневых средств. Большинство крупных автомобильных систем ПВО уязвимы для операций SEAD. Успешный SEAD дает возможность воздушно-десантным войскам пройти через крупные системы ПВО противника, не разрушая полностью интегрированную сеть обороны.

Есть, однако, система ПВО, против которой SEAD малоэффективен — переносные зенитно-ракетные комплексы или ПЗРК. Одним из самых известных ПЗРК является ракета «Стингер». «Стингер» получил известность как оружие, которое помогло победить Советский Союз в Афганистане после того, как ЦРУ начало поставлять его моджахедам для защиты от советских боевых вертолетов.

Русские и другие вооруженные силы сегодня используют оружие, похожее на «Стингер», в SA-24, а Россия также использует более новый SA-25.Обе эти системы запускают ракету с тепловым наведением, способную поражать цели на расстоянии до 5–6,5 км. Эти системы используются на уровне роты и взвода, что делает эту систему, захламляющую поле боя, практически невозможной для проведения эффективных операций SEAD.

Это означает, что даже если бы эффективная SEAD позволила воздушно-десантным силам пройти через системы ПВО стратегического и оперативного уровня, им пришлось бы бороться с десятками ПЗРК, когда их самолеты были наиболее уязвимы, при налете. зона сброса.Эти ПЗРК нельзя будет обнаружить, пока они не будут запущены, поэтому для преодоления угрозы, которую они представляют, самолету потребуется уклониться, что невозможно во время сброса, или полагаться на меры противодействия с тепловым наведением, которые являются лишь полуэффективными.

Проблемы для ВДВ не прекращаются после преодоления ПВО. Поскольку многие самолеты, которые использовались для перевозки десантников, также будут использоваться для доставки припасов, планы логистики необходимо будет скорректировать с учетом потерянных самолетов и личного состава.Небольшие группы десантников, или LGOP, должны будут найти способы консолидации, неизбежно находясь под огнем значительно превосходящих систем вооружения. Без крупных систем вооружения, которые будут задействованы в миссиях по пополнению запасов, эти LGOP будут вооружены и легко побеждены.

Славные дни воздушно-десантных операций «День Д» и «Маркет Гарден» закончились. Резкое повышение точности систем противовоздушной обороны значительно снизило потенциальную живучесть самолетов, задействованных в таких задачах.Это особенно верно во время их пробега над зоной сброса, когда они должны лететь низко, медленно и устойчиво. Проще говоря, ограниченные тактические преимущества крупных современных воздушно-десантных операций затмеваются их потенциальными стратегическими потерями. Поэтому армия должна отложить массовые воздушно-десантные операции, вместо этого ограничивая их небольшими десантами солдат специального назначения.

 

*Чтобы опровергнуть это обвинение на перевале, я имею квалификацию для полетов и имею статус прыжка.Таким образом, мы можем пройти мимо комментариев «он, должно быть, грязный, неприятный, нога» и перейти к более оживленным дебатам.

 

Изображение предоставлено штаб-сержантом. Джейсон Робертсон, ВВС США

 

Майор Джеймс Кинг в настоящее время служит старшим офицером разведки бригады (S2) боевой группы бригады «Страйкер» на Аляске. Прослужив более 20 лет в Национальной гвардии, армейском резерве и действующей армии, MAJ King занимал несколько руководящих должностей в военной полиции, пехоте и разведке, а также трижды участвовал в операции «Иракская свобода».Майор Кинг имеет степень бакалавра социологии Вашингтонского университета, где он получил комиссию по программе ROTC, и степень магистра стратегической разведки Американского военного университета. Мнения здесь принадлежат автору и не отражают политику армии США, Министерства обороны или какого-либо государственного учреждения.

95-летний десантник времен Второй мировой войны совершает еще один прыжок — через Перрис — Press Enterprise

Это был не первый раз, когда Винсент Сперанца прыгал с парашютом.Но его прыжок через Перриса во вторник, 29 сентября, мог стать для него последним.

«Я снова буду наслаждаться великолепным событием, как если бы это был мой первый раз», — сказал он перед посадкой в ​​самолет.

  • Винсент Дж. Сперанца, 95-летний бывший десантник армии США, на переднем плане, совершает прыжок с парашютом в тандеме с армейским сержантом. Рич Слоан 1-го класса вместе с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise / SCNG)

  • Винсент Дж.Сперанце, 95-летнему ветерану Второй мировой войны (в центре), оказывают помощь после приземления в тандемном прыжке с парашютом с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press -Предприятие/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95 лет, совершает прыжок с армейским сержантом. Рич Слоан 1-го класса с бортовой командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise / SCNG)

  • Винсент Дж.Сперанца, бывший десантник армии США времен Второй мировой войны, приземляется с армейским сержантом. Рич Слоан 1-го класса после их тандемного прыжка с парашютом в Перрисе во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95-летний бывший десантник армии США, участвовавший во Второй мировой войне, ждет вторника, 29 сентября 2020 года, чтобы сесть на самолет в Перрисе для того, что, вероятно, станет его последним прыжком. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж.Сперанца, 95-летний ветеран Второй мировой войны, слева, реагирует на то, как он разговаривает с другим ветераном перед прыжком с парашютом в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press- Предприятие/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95 лет, в центре, улыбается фотографу перед посадкой в ​​самолет, чтобы совершить тандемный прыжок с парашютом с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara) Фомицинда, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж.Сперанца садится в самолет во вторник, 29 сентября 2020 г., прежде чем прыгнуть в тандемном парашюте с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95-летний бывший десантник армии США, показывает большой палец вверх во время взлета во вторник, 29 сентября 2020 г., для прыжка с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж.Сперанца получает помощь во вторник, 29 сентября 2020 г., от партнера по парашютному тандему, армейского сержанта. Рич Слоан из 1-го класса во время подготовки к посадке в самолет с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95 лет, слева, ему помогает армейский сержант. Рич Слоан, 1-й класс, готовится к посадке в самолет в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж.Сперанца, 95-летний ветеран Второй мировой войны (слева), получает помощь со своим снаряжением от армейского сержанта. Рич Слоан 1-го класса перед прыжком в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95-летний бывший десантник армии США времен Второй мировой войны, ждет посадки в самолет во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж.95-летний Сперанца реагирует на свой прыжок с парашютом в тандеме с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise / SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, бывший десантник армии США, улыбается во вторник, 29 сентября 2020 г., в ожидании посадки в самолет для своего последнего прыжка с парашютом. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise/SCNG)

  • Винсент Дж. Сперанца, 95-летний бывший гражданин США.Десантник армии С., участвовавший во Второй мировой войне (справа), готовится сесть в самолет вместе с армейским сержантом. Рич Слоан 1-го класса перед прыжком с парашютом в тандеме с воздушно-десантной командой Golden Knights в аэропорту Перрис-Вэлли во вторник, 29 сентября 2020 г. (Фото Watchara Phomicinda, The Press-Enterprise / SCNG)

Сперанца, 95-летняя жительница Иллинойса, совершила прыжок в тандеме с армейской воздушно-десантной командой «Золотые рыцари» над аэропортом Перрис-Вэлли.

— Для меня честь и удовольствие, — сказала Сперанца.«В возрасте 95 лет испытать еще одно волнение, которое я никогда не преодолею, для меня это очень, очень мощно».

Сперанца много лет не прыгал, но служил пулеметчиком в 501-м полку 101-й воздушно-десантной дивизии во время Второй мировой войны, сражаясь в Арденнском сражении в декабре 1944 года.

Сперанца ушел из армии после войны и преподавал в средней школе до выхода на пенсию и опубликовал мемуары о своем военном опыте в 2014 году.

«Примерно через 65 лет после войны я наконец решил, что должен совершить еще один прыжок, — сказал Сперанца.

Золотые Рыцари были в Южной Калифорнии на наборе в Армию.

Штатный сотрудник Ватчара Фомицинда внесла свой вклад в этот отчет.

Почему мы кричим «Джеронимо», когда выпрыгиваем из самолета?

Что приходит на ум, когда вы слышите слово «Джеронимо»? Может быть, вы помните, как выкрикивали его, когда в детстве прыгали с деревьев в соседский бассейн? Может быть, вы думаете о десантниках, кричащих за храбрость в 1940-х годах? Или, может быть, вы совершенно не представляете, что это значит, и изо всех сил пытались написать это, когда вводили в Google?

Здесь, в Skydive Geronimo, мы получаем так много вопросов о нашем имени, что решили, что пришло время внести ясность.

Skydive Geronimo была основана в 2010 году и тогда называлась Southern Skydivers. Мы были небольшой командой высококвалифицированных прыгунов с видением создания бутик-центра для прыжков с парашютом мирового класса в регионе Маргарет-Ривер и за его пределами. Название «Южные парашютисты» унаследовано от школы парашютистов, действовавшей на аэродроме с 1999 года.

Команда

Southern Skydivers росла от силы к силе, и вскоре мы поняли, что наше унаследованное имя не совсем подходит для продвижения наших замечательных прыжков с парашютом.Команда объединила свои усилия и искала имя, которое вдохновит наших клиентов на то, чтобы попробовать себя в прыжках с парашютом и отлично провести время!

В декабре 2015 года мы сменили название и запустили новый бренд Geronimo.

Те же владельцы, та же замечательная команда, только новое имя.

 

Так почему же мы называем себя Джеронимо?

 

Это имя представляет ХРАБРОСТЬ

Чтобы объяснить это, нам нужно вернуться в 1940-е годы. Армия США проверяла возможность обучения солдат прыжкам с парашютом в бою, и нет нужды говорить, что войска испытывали опасения.

Рассказывают, что в ночь перед первыми пробными прыжками один рядовой по имени Обри Эберхардт хвастался, что не боится прыгать. Другие солдаты пытались разоблачить его блеф, говоря: «Ты так испугаешься, что даже не вспомнишь свое имя!» на что он, как сообщается, ответил: «Хорошо, черт возьми! Я говорю вам, шутники, что я собираюсь сделать! Чтобы доказать вам, что я не боюсь до смерти, когда прыгаю, я буду чертовски громко кричать «Джеронимо», когда завтра выйду за эту дверь!»

Почему Джеронимо? Джеронимо был индейским апачем, умершим в 1909 году.Джеронимо был известен своей высочайшей храбростью, сражаясь как против Мексики, так и против Соединенных Штатов, чтобы защитить землю апачей.

Итак, на следующий день Эберхардт сдержал свое обещание и, выйдя из самолета во время своего первого прыжка, закричал «Джеронимо!» начало новой традиции среди парашютистов.

 

Это имя представляет FUN

В наши дни «Джеронимо» — это слово, которое любой может использовать в качестве общего восклицания возбуждения. Независимо от того, прыгаете ли вы с башни в Куала-Лумпуре или прыгаете с причала в реку Лебедь, если вы кричите «Джеронимо», значит, вы хорошо проводите время.

Мы лично не видим удовольствия в том, чтобы называть себя «XYZ Skydiving», насколько круче «Geronimo!?»

Визуализируйте, как вы балансируете на краю самолета Джеронимо над островом Роттнест, смотрите в камеру и кричите «Джеронимо!» и падаете в пропасть. Сделай это. Я улыбаюсь, просто думая об этом.

 

Это имя вызывает желание прыгнуть с парашютом

  Команда Geronimo понимает, что большинство прыгунов, входящих в нашу дверь, не являются адреналиновыми наркоманами.Мы все обычные люди, которые хотят выйти за пределы своей зоны комфорта и сделать что-то удивительное.

Так что, если вам нужна дополнительная смелость, используйте энергию своего внутреннего индейца-апача или десантника США и кричите «Джеронимо!» во время следующего тандемного прыжка с парашютом. Позвоните нам по телефону 1300 449 669 или свяжитесь с нами онлайн для получения более подробной информации.

Боль десантника — DAV

Мэтт Чимини делает перерыв в тренировках в Warner Kaserne, U.Учебный центр S. Army в Мюнхене, Западная Германия, 1956 год.

Будучи молодым десантником в 1950-х годах, Мэтту Чимини не привыкать к относительно безопасным, контролируемым падениям с большой высоты, но это было неожиданное падение в Западной Германии, которое принесло боль на всю жизнь.

Еще до своего зачисления Чимини был привлечен к определенной военной профессии гражданским начальником, который служил в знаменитой 82-й воздушно-десантной дивизии.

— Он прямо приказал мне подняться в воздух, — сказал Чимини. — Я сказал «ОК».

Чимини совершил 17 прыжков между прыжковой школой и 11-й воздушно-десантной дивизией. Вместе с бойцами своего подразделения он отправился из Форт-Кэмпбелл, штат Кентукки, на тренировки в Европу.

«Прыжок был в порядке, — сказал он, — но самая тяжелая травма, которую я получил, — это когда я возглавлял ночной патруль».

Солдаты ушли с дороги во время тренировочной миссии в лесу вокруг Мюнхена, обошли левый фланг и собирались имитировать открытый огонь по своей цели, когда Чимини неожиданно исчез.

— Я спустился в эту дыру и поклялся, что сломал лодыжку, поклялся, — сказал Чимини. Он был прав, так как врачи гораздо позже подтвердят перелом кости.

После падения он три дня пролежал в маленькой медицинской палатке для щенков и был переведен на ограниченное дежурство. После демобилизации в 1957 году Чимини вернулся к гражданской жизни и вернулся к своей старой работе водителем грузовика в мясоперерабатывающей компании в Провиденсе, штат Род-Айленд.

Год спустя он попытался лечить лодыжку через Департамент по делам ветеранов, но ему отказали.

— Более или менее, они сказали: «Забудь об этом», — сказал Чимини. «Если бы я знал, что такое DAV в то время, это, вероятно, было бы совсем другим».

Поврежденная лодыжка со временем только ухудшилась, и его годы бега, прыжков и полевых проблем в армии настигли его, когда боль иррадиировала вверх по обеим ногам через колени, бедра и поясницу.

Сотрудник национальной службы Кенни Андраде (справа) сидит с Мэттом Чимини в офисе DAV в Провиденсе, Род-Айленд.Андраде сыграл важную роль в раскрытии преимуществ для Чимини спустя десятилетия после его службы в качестве десантника.

Офицер национальной службы DAV Кенни Андраде, познакомившийся с Чимини в 2013 году, сразу понял, что на него повлияла служба взимания платы за проезд.

— Вы можете сказать, через что прошел этот парень, — сказал Андраде. «Его походка, то, как он предпочитает одну сторону другой. Его тело выглядело скрюченным; он все время наклоняется в одну сторону».

Чимини также рассказал Андраде о онемении обеих лодыжек и о пульсирующей боли каждый раз, когда он ходил.

Годы грызущей боли побудили Чимини — после некоторых уговоров — подать иск в Департамент по делам ветеранов при содействии DAV. Андраде подал иск в начале января 2020 года, но ему быстро отказали из-за отсутствия медицинских свидетельств в военных документах Чимини.

Вооружившись знаниями, переданными Андраде и Майком Зибрида, руководителем офиса DAV в Провиденсе, Чимини был осмотрен частным врачом, который показал, насколько серьезным было это ключевое падение более шести десятилетий назад.

С новым медицинским заключением, подкрепленным последними свидетельствами и документами, Андраде повторно подала иск в прошлом году. В июле 2020 года иск Чимини был одобрен VA, что значительно увеличило его пособия и компенсацию по инвалидности.

«Это был долгий путь, но мы, наконец, добрались до того места, где он получает лечение и признание, которых он заслуживает в отношении своих нижних конечностей», — сказал Андраде.

«Я жил с большим количеством боли — с большим количеством боли», — сказал Чимини. Но теперь, когда он может получить необходимую ему помощь, ему поставили бандаж на травмированную лодыжку, который, по его словам, очень помогает при этой боли.

84-летний ветеран армии высоко оценивает работу, которую Андраде и Зибрида проделали для него.

«DAV, для любого ветерана, особенно если у вас есть проблема, это абсолютный ответ», — сказал он. «Агентство по делам ветеранов — это хорошо, но они ограничены — они не пойдут за вас на слушания. Они не выдвигают претензии, как DAV».

97-летний бывший десантник совершает очередной прыжок через 75 лет после дня «Д»

Нормандия, Франция — 97-летний Том Райс уже бывал в Нормандии раньше, но тогда прием был гораздо менее радушным.Семьдесят пять лет назад он был в авангарде вторжения в день «Д» и был среди 18 000 десантников, которые должны были быть сброшены в тыл врага.

Их задачей было не допустить, чтобы немецкие подкрепления достигли фронта, когда основные силы вторжения штурмовали пляжи.

«Гнайте их, гоните их по полям, через кладбища, перепрыгивая через надгробия, преследуйте их до самой границы с Германией так быстро, как мы можем», — сказала Райс.

Он вернулся на поле, где приземлился той ночью.История, которую он теперь рассказывает нынешним солдатам, касается миссии, которая началась не очень хорошо.

«Было темно, темно, темно. Не считая всего этого урагана всего того огня, который поднимался очень плохо. Я рад, что они отошли от этого», — сказал он.

Райс могла просто принять здесь благодарность французского народа. Но у него были другие идеи. Он вернулся, чтобы снова прыгнуть.

«Мне заменили левое колено, а правое колено немного болит. Но мы проигнорируем это», — сказала Райс.«Я делаю это, потому что мне нравится, и это, возможно, расширенное измерение моей личности».

Том Райс был десантником во время Второй мировой войны. Новости Си-Би-Эс

План состоял в том, чтобы прыгнуть в тандеме с Артом Шаффером.

«За эти годы он участвовал во многих подобных мероприятиях, так что это не первое», — сказал Шаффер. «Это не его первое родео, верно».
 
Не так уж много 97-летних наездников родео.Но есть один 97-летний прыгун с парашютом, прибывший днем ​​и на этот раз размахивающий флагом, прыжок другого рода, требующий другой храбрости.

«Они стреляли не в меня, — сказала Райс.

Ветераны: в честь наших героев

Более Более Марк Филлипс

Марк Филлипс — старший иностранный корреспондент CBS News, базирующийся в Лондоне.

Первый парашютный десант армии США


Первый воздушно-десантный десант союзников во время Второй мировой войны планировался как часть операции «ФАКЕЛ» — вторжение в Северную Африку 8 ноября 1942 года. Силы вторжения численностью 107 000 человек возглавлял генерал-лейтенант Дуайт Д. Эйзенхауэр. Его миссия: нейтрализовать 105-тысячную французскую армию, технически союзную Германии, и подготовиться к уничтожению немецких войск в Северной Африке.

Члены 509-го полка пересаживаются на транспорты С-47 для подготовки к тренировочному прыжку в Англии в 1942 году.

Критическая часть плана атаки союзников требовала захвата аэродромов Ла-Сения и Тафарауи возле города Оран американским воздушно-десантным часть, 2-й батальон, 503-й парашютно-пехотный полк (позже обозначенный как 509-й). Миссия 509-го казалась невероятной: лететь с аэродромов в Корнуолле, Англия, пересекать Бискайский залив и нейтральную Испанию и прыгать в Северной Африке — перелет на 1100 миль!

Под агрессивным, «умным» руководством подполковника Эдсона Д.Рафф, 509-й полк, был тщательно подготовлен к этой миссии, но проблемы с расстоянием и навигацией притупили авангард десанта. Самолеты были потеряны или у них закончилось топливо. Другие самолеты приземлялись или сбрасывали своих десантников далеко от своих целей.

Подполковник Эдсон Рафф возглавил дерзкую миссию в Северной Африке в ноябре 1942 года. Требовательный инструктор, Рафф настаивал на том, чтобы каждый десантник был готов к агрессивному бою — в случае необходимости в одиночку — уже на земле в Африке. 509-й быстро завоевал репутацию бойца тяжелых боев, особенно с немецким африканским корпусом, который часто сталкивался с бесстрашными американскими десантниками.

французских истребителя обстреляли многих подошедших к цели. Рядовой Томми Макколл, смертельно раненный французским огнем, позже был увековечен, когда армия США назвала учебный центр воздушно-десантных войск недалеко от лагеря Макколл в Форт-Брэгге.

«Ночной вылет на СНАФУ» (обстановка нормальная, все запутано) — так охарактеризовал задание один десантник. Но 509-й сейчас находился в Северной Африке, и им предстоял бой в другой день. Хотя тактические результаты были неутешительными (по причинам, не зависящим от 509-го полка), эти первоначальные боевые прыжки продемонстрировали возможность использования воздушно-десантных подразделений для захвата важных целей на значительных расстояниях.

13 мая 1943 года капитулировали последние силы Оси в Северной Африке.

Хотите узнать больше о зарождении Воздушно-десантных войск? Посетите музей воздушно-десантных и специальных операций армии США! Наши часы: вторник-суббота с 10:00 до 16:00 и воскресенье с 12:00 до 16:00.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.