Фрирайд на лыжах: Безопасный экстрим: горные лыжи (фрирайд)

Разное

Содержание

Фрирайд на горных лыжах и сноуборде

Друзья, несмотря на приближающееся завершение горнолыжного сезона в средней полосе, в горах еще – самый разгар. Снега выпало очень много, а это значит, что многие райдеры отправятся покорять неподготовленные склоны. Катание вне трасс – самое сложное и требующее очень хорошей подготовки. Об этом сегодня и поговорим.

Запомни несколько важных вещей:

1. НИКОГДА не катай в одиночку, даже если недалеко от трасс. Если случайно упадешь в глубокий снег вниз головой (а так бывает нередко), то самому выбраться будет крайне затруднительно. И искать тебя никто не будет просто потому, что никто не знает где ты, а вероятность, что кто-то заметит с трасс — стремится к нулю. Найди компанию, либо по факту пристройся к какой-либо. Это будет точно лучше. Темп выбирается по уровню самого слабого участника.

Если так выходит, что команду найти не получилось – смело бери сертифицированного гида (у него должен иметься официальный сертификат). Это очень важно, особенно в том случае, если на кону твоя безопасность и жизнь.

2. Лучше пробовать себя во фрирайде тогда, когда ты уже отлично чувствуешь себя на любых склонах и душа жаждет приключений.

3. Бери с собой рюкзак с хотя бы с минимальным набором (если отправляешься даже в «легкий» фрирайд): лопату, термос, запасные перчатки, маску (визор), карабины, трос, аптечку. Лучше иметь специальный лавинный рюкзак, который при активации увеличивается в объеме и выталкивает райдера вверх при сходе лавины, а также щуп, бипер и рацию. Ну про то, что шлем нужен везде, даже на трассах и даже на учебном склоне, думаю речи не может быть.

4. Крайне необходимо пройти тренировку по умению пользоваться лавинным снаряжением и по спасению человека, попавшего в лавину. В экстренной ситуации просто не будет времени на панику и ошибки. Каждая секунда может стоить жизни.

5. Не переоценивай свои возможности. Если не уверен – выбирай склон под свой уровень катания. Впечатлять более опытных райдеров – плохая затея. Как минимум наделаешь ошибок и выйдет только хуже. Поэтому в идеале, если вся компания имеет одинаковый уровень подготовки.

6. Никогда не паникуй. Паника приводит к плачевным последствиям. Даже в ситуации, если вы просто упали головой вниз и не можете выбраться. Важно «успокоить» дыхание. Таким образом вы дольше сможете находиться под снегом пока вас ищут.

Это была краткая справка. Желаем пухлого снега и катания без травм!

Бурятия. Фрирайд. Интервью с Григорием Корнеевым — Risk.ru


Григорий Корнеев – один из сильнейших российских спортсменов-фрирайдеров, постоянный участник путешествий RideThePlanet в последние годы, лыжный тренер и гид. По итогам прошлого сезона занял 12-е место среди более 600 спортсменов в Мировом Туре по фрирайду – Freeride World Qualifier.

RTP: Основные впечатления от этой поездки в Сибирь?

— Традиционно каждый год я начинаю катание с поездки в горы Сибири, для раскатки перед предстоящим соревновательным сезоном, а также для проведения лыжных мастер-классов и школ. У скитура в Сибири есть свои особенности. В отличие от Альп или Кавказа, здесь можно ходить и кататься на своих любимых райдовых лыжах вместо сверхлёгких скитур-фанерок, ведь их не надо таскать на себе, не надо брать с собой специального снаряжения (кошки, ледорубы, веревки). Здесь отличный, если не сказать идеальный, снег и относительно простые рельефы.

С другой стороны, и этим сибирский скитур сильно похож на катание в Абхазии, ты буквально за несколько часов можешь оказаться в полном отрыве от цивилизации, где рассчитывать приходится только на самого себя. В таких условиях очень важно доверять команде, от надежности, слаженной работы и опыта которой зависят жизнь и здоровье каждого участника.

В этой экспедиции Сибирь открылась для меня с совершенно новой стороны – таких гор, таких рельефов она мне ещё не показывала. Проверка моральной выносливости и силы духа случилась уже на первой заброске в Баргузинских Альпах. Вдоль русла горной речки, по каньону и каменным россыпям курумника, в темноте с огромными рюкзаками мы продирались сквозь заросли к нашему первому зимовью в ущелье Уулзыха. После бессонной ночи в самолете и длинного дневного переезда на машине из Улан-Уде эти шесть часов пешего похода в неизвестность стали настоящим испытанием. Но уже утром, когда вышло солнце, и свет оживил окружающую нас красоту, стало ясно, что все усилия были не напрасны. Взгляду открылись невероятные по масштабу горы Баргузина. К подобным картинкам ты готов на Кавказе или в Альпах, но абсолютно не ожидаешь увидеть недалеко от Байкала.

Мощь скальных бастионов, стоящих высоко над лесом, огромные кулуары, вертикальные стенки – настоящий альпийский рельеф, от которого трудно было оторвать взгляд. Открывающаяся перспектива завораживала, однако, у погоды были свои планы. Буквально к обеду свет выключили, и начавшаяся буря подвергла нас очередному нелегкому испытанию.

За годы подобных вылазок я привык к погодным неурядицам, связанным с суровым сибирским климатом, но к подобной несправедливости, признаться, я не был готов. Сильный ветер и мороз в сочетании с довольно высокой влажностью вблизи Байкала стали настоящим испытанием для нашей экипировки и съемочного оборудования. Мгновенная разрядка аккумуляторов стала настоящей ахиллесовой пятой в давно отлаженном в RTP съёмочном процессе. Чтобы поднять дрон и управлять им нашему оператору-сибиряку Саше приходилось каждый раз отогревать оборудование – поджигать компактную газовую горелку, накрывшись мини-тентом. Экшн-камеры, прежде безотказно работавшие в высокогорье на Кавказе, в заполярной Норвегии или Альпах вдруг тоже начинали «глючить» и мгновенно разряжаться.

Но одна вещь неизменно поддерживала нас каждое утро и помогала выбраться из протопленной избы на мороз и ветер – это окружающая красота неизведанных и диких районов. За две недели нашего путешествия в горах Бурятии мы пережили три обильных снегопада, полетали на вертолете на Хамар-Дабане, покатались с невероятными видами на Байкал в районе Мамая. Надеюсь, у нас получится передать хотя бы частичку этой красоты в фильме!

RTP: Расскажи о формате скитура и бэккантри для тебя?

— Начинать сезон в формате скитур лично мне доставляет огромное удовольствие. Сочетание общей физической нагрузки на подъёме и средней технической сложности на спуске идеально подходит для первых дней катания. При этом ты постоянно находишься в движении, а отдых и перерывы в течение дня случаются довольно редко – в начале зимы солнце короткое, надо успевать.

Да, когда поднимаешься в гору своим ходом, вряд ли удастся сделать какое-то безумное количество спусков за день. Но во время подъёма успеваешь хорошо изучить рельеф, каждая линия получается очень продуманной, вместо количества получаем качество. И подобный способ взгляда на гору затем отлично работает на соревнованиях. Парадоксальная вещь – ведь вроде бы, чтобы хорошо выступать, нужно как можно больше кататься. На Чемпионате Мира слабых участников просто нет, все и сильные и техничные – и здесь на первый план выходит умение прочитать склон и выбрать линию спуска, а именно эти качества при скитуре прокачиваются в первую очередь.

Не секрет, что популярность фрирайда в последнее время взрывообразно выросла. Если катаешься на курорте, то шанс выхватить «мягкого» есть только в первый, максимум второй день после снегопада. И еще скитур для меня – это об одиночестве. Не том одиночестве, когда никто не звонит, а когда стоишь наверху горы, на которую пришел своими ножками и предвкушаешь сочнейший спуск по нетронутому склону и не видишь вокруг себя толпу снегожорок, готовую под музыку из переносных колонок с гиканьем и улюлюканьем уничтожить всю эту красоту.

RTP: Ты уже не в первые раз летаешь с нами на вертолете – Архыз, Италия, Байкал – в чем фишка и в чем сложности этого формата катания и съемок для тебя?

— В отличие от скитура, заброски на вертолётах для меня являются постоянным стрессом. Может быть, это связано с общим недоверием к полетам – на самолете мне тоже не очень-то комфортно летать, а может просто с небольшим опытом катания в подобном формате. Но одно могу сказать точно – когда ты оказываешься на вершине со скоростью телепорта, не успев как следует изучить склон и сопоставить масштабы рельефа, то начать спуск по сложной, объективно опасной линии психологически гораздо труднее.

RTP: Расскажи о своем соревновательном опыте в FWQ. Насколько это тебе потом помогает в жизни, в профессии?

— В прошлом году я выступал на нескольких этапах Freeride World Qualifier – это что-то вроде Кубка Мира во фрирайде, квалификационный тур. Победил на одном из этапов, был в призах на другом, а также занял первое место на российских соревнованиях в Красной Поляне.

Сезон закончил на двенадцатом месте в мировом квалификационном рейтинге, это в списке из более чем шестиста участников. Для выхода в основной тур – Freeride World Tour, где соревнуется только двадцатка сильнейших фрирайд-лыжников планеты, нужно участвовать во многих этапах и занять минимум третье место в квалификационном туре FWQ. Этой задаче я постараюсь посвятить себя в предстоящий сезон.

Для меня соревнования – это способ получить бесценный опыт во фрирайде, покататься с сильнейшими лыжниками и сноубордистами на их домашних спотах, ну и, конечно, провести время в компании людей, которые близки мне по духу и также сильно любят горы.

RTP: Вместе со спортивными результатами появляются спонсоры, но и спонсорские обязательства. Раскажи об этой стороне профессии прорайдера?

— В настоящий момент я работаю со многими компаниями, которые обеспечивают меня всем спектром необходимой экипировки. Качественный экип – это особенная часть фрирайда, ведь без него приятное времяпровождение в горах в какой-то момент может превратиться в выживание. Казалось бы, технические навыки райдера сильно важнее того, в какие шмотки он одет, но, поверьте, нет ничего приятного в том, чтобы промокнуть насквозь в первый же час катания по краснополянскому свежему пуху – это, как минимум, испорченные впечатления от дня, а как максимум, к вечеру полный нос соплей и никакого катания на завтра. И уж не дай бог оказаться на открытом кресле вставшей канатки в Шерегеше в бодрящие минус восемнадцать с ветром, в одежде, которая не защищает вас должным образом. А если взять скитур, экспедиционный формат – то там каждая деталь, каждый элемент вашей экипировки должен работать наилучшим образом и быть максимально неприхотливым и надёжным, ведь в случае чего, до магазина бежать далековато.

Безусловно, в комплекте с «плюшками» идут и обязательства перед спонсорами, но тут важно понимать, что рассказывать о снаряжении, которое ты сам выбираешь и которое действительно тебе подходит – это, во-первых, интересно, а во-вторых, честные и подробные отзывы об экипе – это в том числе то, чего ожидают мои подписчики в соцсетях. Благодаря постоянному участию в съёмочных проектах, взаимодействию с фото- и видео-операторами, я стал замечать, что меня и самого потянуло к творчеству. Увлекся фотографией и даже, вопреки царящей эпохе «фоточек на мобилу», купил новый большой фотоаппарат, который теперь почти всегда со мной. Экшн-камера на шлеме также стала неотъемлемой частью процесса. Фотографиями я пытаюсь показать, насколько красивый и интересный мир вокруг нас – особенно, когда ты в горах. Завел канал на YouTube, с помощью видео рассказываю истории про своё катание и путешествия, делюсь опытом, а также разной другой полезной информацией, связанной с горными лыжами.

К сожалению, пока всё, что связано с творчеством, двигается со скрипом, и особенно тяжело заниматься видео, ведь монтаж и постпродакшн отнимает кучу времени, которого мало. Но я постоянно стараюсь найти хоть какую-то свободную минутку для обработки фото и видео, чтобы радовать свою аудиторию новым интересным материалом. Ведь не для того-же все эти отличные ребята и девчонки подписались на меня, чтобы получать что-то новенькое не чаще раза в месяц.

RTP: Что для тебя работа инструктором и гидом сейчас?

— Фактически, уровень моего инструкторского образования (сертифицированная категория), позволяет мне обучать всех – от начинающих, делающих свои первые шаги в лыжах, до продвинутых райдеров, желающих поработать над тонкими нюансами техники. Но сейчас я мало работаю инструктором в привычном понимании этого вида деятельности.

Моя основная деятельность в настоящее время – это школы фрирайда, на которые собираются люди из самых разных уголков страны и ближнего зарубежья. Сейчас опытных лыжников набирается в группы значительно больше, чем начинающих, и скажу честно, для меня, как преподавателя, это намного интереснее. Во-первых, я полностью могу применить все свои знания и методики как инструктор с более чем десятилетним стажем, а во-вторых, привношу в обучение определённые практики на основе опыта соревновательного фрирайда – и это сложно найти на каких-то иных лыжных курсах.

Каждая школа – это общение с интересными людьми, близкий по духу коллектив, желающий получать знания и приобщаться к культуре фрирайда и правильного поведения в горах. Могу сказать без всякого преувеличения, что люблю свою работу.

С недавним рождением дочки, мне кажется, я не стал кататься как-то иначе – безопасность и до этого была на первом месте – но вот времени совершенно точно стало ещё меньше (думаю, на этом месте утрут скупую слезу все молодые родители). Плюс, сейчас я активно занялся физподготовкой в межсезонье, да и график соревнований в этом году у меня еще более плотный. Конечно, хочется проводить время с семьей, а по факту – папа на соревнованиях, папа на съёмках, короче говоря, опять уехал.

RTP: Как для тебя выглядит твой идеальный сезон?

Считаю, что мой сезон и сейчас вполне близок к идеалу, не хватает только свободного времени на тренировки и катание с друзьями – звучит странно и неочевидно, но для прорайдера просто покататься с друзьями, увы, является редкой роскошью.

Классическое начало сезона – это Шерегеш. Самый ранний снег, причём его может быть по-настоящему много уже в ноябре. Велика Россия, а другого такого места, где лучше всего начать сезон, нет. И хоть сегодняшний Геш, как мы с друзьями его ласково называем, уже и отличается довольно значительно от того места, где я когда-то «заболел» фрирайдом – он по-прежнему самобытен и прекрасен.

И даже если это вдруг не Геш, то в любом случае сезон начнётся в Сибири. Конечно же, на скитуре и по возможности на двух-трёх разных локациях. Нет, даже не пытайтесь узнать, на каких именно – всё равно не скажу, в наше время рыбные места уже приходится беречь.

Затем Сочи, Красная Поляна – отличный субтропический снег уже в начале зимы (равно как и в середине, и в конце – полянский горшочек варит без устали). Да, подложки не всегда достаточно, зато количество выпадающего сверху порой превосходит даже самые нескромные ожидания. В марте внизу у моря уже вовсю цветёт мимоза, и начинают потихоньку выходить из зимнего анабиоза продавцы фотографий с обезьянкой, а наверху при этом легко может зарядить парочка мощнейших снегопадов. Раскатать их – это дело чести, и вот после этого с лёгкой душой можно двигать дальше.

В роли вишенки на торте – весеннее Приэльбрусье: самые высокие горы, самые длинные спуски, самый твёрдый «бетон» в узких чегетских кулуарах и шикарные ледниковые поля на Эльбрусе, самые вкусные хичины – короче, true big mountain freeride.

Для полного счастья я бы добавил немного катания в хороших сноупарках европейского типа, в ледниковой зоне – как в начале сезона, так и весной. В последнее время всё сильнее ощущаю нехватку паркового катания, ведь чем больше времени я уделяю фрирайду, тем меньше его остается на остальные виды лыж, а это обедняет стиль.

Ещё душа просит не просто катания, а каких-нибудь приключений, например, пару экспедиционных вылазок в суровую дичь или проектов в формате Ski-extreme – когда к точке старта выбранной линии необходимо совершить альпинистское восхождение.

RTP: Твои любимые районы катания, например 3 места?

— Можно сказать, что мне повезло, потому что весь сезон я катаюсь на своих любимых спотах, о которых уже рассказал выше. Шерегеш и потаённые уголки Сибири, Красная Поляна, Приэльбрусье – вот уже много лет я не устаю от этих мест, и открываю там для себя всё новые грани и линии.

А что касается точек на карте мира, где я не бывал, но хотел бы посетить – очень интересно было бы покататься в Японии в горах Хоккайдо и в Гульмарге в Кашмире, поскольку эти места знамениты своим бездонным паудером. Конечно, с удовольствием бы оказался на легендарных склонах Северной Америки – Аляска, Британская Колумбия. Это что-то вроде детской мечты – превратить в реальность кадры из засмотренных до дыр старых ски-муви, c Шейном Макконки и Сетом Моррисоном. Также, в прошлом году серьезно рассматривал необходимость, именно необходимость, поездки в Новую Зеландию на этап FWQ – как хорошую возможность добрать соревновательного рейтинга, когда все европейские этапы тура уже завершились, но не сложилось, видимо это в перспективе.

Партнеры проекта: Subaru, энергетический напиток GORILLA, облачный интегратор КРОК, фото и видеотехника Panasonic, экшн-камеры GoPro, телеканал «МАТЧ! Страна», социальная сеть Одноклассники и сервис OK Live, журнал «Полный Привод 4×4», кинохостинг ivi.ru.

Информационные партнеры в интернете: ведущий экстремальный портал Рунета risk.ru, горнолыжный портал ski.ru, внедорожный журнал www.offroadclub.ru

Фрирайд, Базовый

Цель программы — научить лыжника/сноубордиста приемам спуска вне трасс в различных условиях, с учетом особенностей рельефа, состояния снежного покрова, возможной лавинной опасности. Курс рассчитан на подготовленных лыжников/бордеров (уверенно спускающихся по трассам). В основном занятия проводятся непосредственно на склонах, занятия по лавинной безопасности включают небольшую лекцию (2 часа).

Краткое содержание программы:
1. Тактика катания райдеров в группе. Выбор линии спуска и места сбора. Учимся правильно оценивать склон и контролировать спуск.
2. Особенности спуска по различным формам рельефа. Техника спуска по крутым склонам, кулуарам, по буграм, лесу, глубокому снегу.

3. Техника выполнения прыжков. Правильная оценка возможностей для прыжков, безопасное приземление. По желанию — отработка техники на подготовленном кикере.

4. Занятия по лавинной безопасности:

  • теоретическое занятие по лавиноведению: факторы образования лавин, виды лавин, оценка лавинной опасности, оснащение группы лавинным снаряжением;
  • полевые тесты на стабильность снежной толщи, выявление лавинообразующих горизонтов в шурфе;
  • тактика прохождения лавиноопасных склонов, определение относительно безопасных участков склона;
  • действия группы при попадании одного или нескольких райдеров в лавину (алгоритм), поиск при помощи бипера и зонда, спасработы, первая помощь, эвакуация.

Ведущий программы Виталий Инге-Вечтомов (Rusalka), гид и прорайдер, именно ОН на фотографиях, опубликованных на этой странице, которые более чем красноречиво говорят о его уровне фрирайдера!

«Для меня фрирайд – это больше, чем стиль катания. Это образ жизни. Образ мыслей. Религия»

  • Сертификат МЧС России — лавинная подготовка
  • Сертификат члена лыжного патруля России
  • На лыжах 35 лет, участник этапов Кубка России по фрирайду с 2004 года. 
  • Золотой призер I Кубка Хибин по фрирайду 2005 года.
  • Российский прорайдер бренда горных лыж Movement 2008-2011 гг.
  • Гид, преподаватель «Академии Фрирайда Snow-How»
  • Автор ряда статей об отечественном фрирайде
  • Один из основателей движения «Старые Херцы»

 

На слайд-шоу ведущий Базового курса, гид Виталий Инге-Вечтомов

Фото 2012-2014гг >> | Фотосессия 2009.04 часть 1 >>> | Фотосессия 2009.04 часть 2 >>>

 

Читайте также — какие объективные физические характеристики нужно учесть при выборе лыж для фрирайда?

 

Принять участие в чате по формированию графика наших выездных курсов можно через администратора. Любые места и даты по наличию свободного инструктора.

Москва, С-Петербург, Н.Новгород — индивидуальные занятия по мере присутствия инструкторов

Нечкино — группы формируются по записи участников. Если в форме нужная дата недоступна для выбора, указывайте её в комментарии. Однако нужно иметь в виду, в этом сезоне по причине лавинного роста внутреннего туризма Нечкино принимает нас при численности группы от 20 человек. Группа в дополнительные даты будет, если за месяц до курса набрано ~10 человек. Локация рекомендована для поездок с нуля, для освоения любых новых технических блоков независимо от уровня.

Принцип «по мере формирования» будет действовать и для групп в Новинках с января 2022. Численность от 6 человек.

С ~10 января 2022 до окончания сезона будут действовать клубные группы для совершенствующихся в Крыталском, Москва.

ноябрь

  • Нечкино — с 28 ноября по 3 декабря, есть детская и сноуборда

декабрь

январь

февраль

  • Нечкино — с 13 по 18 февраля, есть сноуборд
  • Каракол — с 20 по 25 февраля, есть детская группа
  • Шерегеш — c 27 февраля по 4 марта

март

апрель

  • Хибины — c 10 по 15 апреля, есть детская
  • Хибины — с 17 по 22 апреля, есть сноуборд; далее по кворуму возможно — с 24 апреля

май

 

 

Шерегеш, декабрь 2021, курс техники горных лыж для продолжающих

Самый лучший снег в России, а возможно и в мире. Настолько пушистый, что не оседает многие дни. И склоны горы Зелёная уникальны — во время снегопада этой пушистости может выпасть метры в буквальном смысле. Именно за пухляком в Шерегеш в первую очередь и едут. Но теперь здесь около 50-ти километров подготовленных трасс.

Даты: с 12 по 17 декабря

Место | Карта склонов | Как добираться | Даты | Бюджет | Обучение и Сенсеи | Отзывы | Контакты | Вопросы и обсуждение | Записаться


 

Жыргалан, январь 2022, скитур на Новый год

Неспешный горный трекинг + сытная азиатская кухня = альтернатива новогоднему кегельбану российских курортов. Основное требование к участникам — способность при падении встать на лыжи без помощи рук. Высокий технический уровень не обязателен.

Достаточно внутреннего российского паспорта и сертификата о вакцинации или отрицательного ПЦР теста на ковид.

Даты: с 4 по 9 января.

Место | Как добираться | Даты | Бюджет | Обучение и Сенсеи | Отзывы | Контакты | Вопросы и обсуждение | Записаться

Эту форму необязательно заполнять. Просто добавьте нас в адресную книгу и отправьте ту же информацию мессенжером или почтой .

Все далее перечисленные поездки доступны для записи. Любые возможные изменения делаются по желанию учеников. Календарь уточняется по мере приближения к дате поездки. Уже оплаченные поездки изменены быть не могут.

Отправка письма о регистрации на ваш mail отключена, если всё прошло успешно, откроется страница с комментарием «Спасибо!». Спамерские боты прорываются через капчу, но настоящие люди иногда не справляются. Если вы столкнулись с такой ситуацией, просто отправьте ту же информацию почтой или мессенжером. При необходимости звоните.

Выберите 1 или больше вариантов участия Хочу с ProSki куда-нибудьРолики для лыжебордеровТехника горных лыж на роликахПредсезонная физ подготовкаШкола ИнструкторовКлубные группы в Крылатском, МоскваМосква, индивидуальныеСанкт-Петербург, индивидуальныеНижний Новгород, индивидуальныеНечкино с 13 февраля 2022Каракол с 20 февраля 2022Шерегеш с 28 февраля 2022Новинки с 28 февраля 2022Хибины с 10 апреля 2022Хибины с 17 апреля 2022Хибины с 24 апреля 2022Закрывающий май 2022Горный трекинг, Дагестан, 2022ИсландияКанада, Вистлер + остров ВанкуверЯпония, катание + культурная программаАргентина, летняя катально-культурная программаНужно выбрать одно или более из предлагаемых мероприятий

Снаряд для обучения, текущий уровень владения им, как давно катаемся?

Цель

Комментарий

Источник информации о нас

Send Form by ChronoForms — ChronoEngine.com

Короткий адрес этой статьи — www.ProSki.pro/freeride_program

Фрирайдеры покоряют Красную Поляну

В Красной Поляне начался российский тур всемирного чемпионата по одному из самых зрелищных видов спорта. Фрирайд – это горные лыжи и сноуборд, но без подготовленных заранее трасс. Наоборот, здесь ценятся неизведанные маршруты. Каждый раз, когда спортсмен резко уходит вниз, у зрителей замирает сердце.

Французский лыжник, начиная спуск с самой высокой точки Западного Кавказа, своего восторга скрыть не смог. Это одна из лучших трасс в мире для фрирайда. Впереди, точнее внизу, снежная целина, да еще камни, уступы. Это путь, которым решится пройти не каждый.

«Чтобы проводить чемпионат мира по такому виду спорта, как фрирайд, нам нужны самые сложные трассы. А еще нужно, чтобы участник мог выбирать, каким способом эту трассу пройти. Кто-то выберет легкий, кто-то сложный путь. В Красной Поляне это есть», – говорит французский спортсмен.

Этот этап фрирайд-чемпионата в переводе с английского звучит как «Русское приключение». Когда даже опытный спортсмен движется по непредсказуемой траектории, никто не знает, чем оно, это приключение, закончится: возможны и падения, и травмы. Ведь участникам до соревнований запрещено даже смотреть на склон.

Неудивительно, что среди зрителей чемпионата по фрирайду почти все экстремалы со стажем. Потому что, чтобы добраться до точки, откуда хорошо видно трассу, нужно или уметь хорошо кататься на лыжах или сноуборде, или придется преодолевать вброд снежные препятствия. Но именно это горное бездорожье и привлекает фрирайдеров со всего мира. Не так уж много зимних курортов, где возможно, как они говорят, «взорвать пухляк». Это значит – проехать по никем не тронутому снегу. Адреналина на соревнованиях так много, что даже при минусовой температуре жарко.

«Главное, погода хорошая. Нам повезло. Второй день погода супер. Это специально сделали для фрирайда», – смеется фрирайдер Святослав Морозов.

Вероника Сорокина – надежда русской команды, одна из лучших фрирайдеров России, в очередной раз получила высокие оценки. Судьи поощряют за скорость, за сложность выбранного пути и за риск. Но риск должен быть оправдан.

«Профессионалы в первую очередь думают о своей безопасности. В первую очередь. Потому уже об удовольствии от общения с друзьями и природой. Потому что мы хотим жить долго и счастливо. И кататься как можно дольше. Поэтому опасность не привлекает никого. А вот что привлекает, так это преодоление себя», – говорит Вероника Сорокина.

Российский тур – только часть мирового чемпионата, и имена победителей будут названы лишь весной. Но у российских спортсменов есть все шансы как минимум войти в список сильнейших. В чемпионате участвуют шведы, финны, американцы, швейцарцы, и все они говорят: у русских на Красной Поляне условия для тренировок по фрирайду лучше, чем в других странах.

ФРИРАЙД + ТЕХНИКА КАТАНИЯ 2020/2021

Эта программа для тех, кто только входит во фрирайд или совершенствует свои навыки катания вне трасс. Наш партнер в мероприятии – школа катания на сноуборде и лыжах «Доска». Совместно с инструкторами международной категории (Андрей Романьков — лыжи кат. «B», Егор Петров — сноуборд кат. «B», Анна Оськина — сноуборд кат. «B») мы будем ставить правильную технику, постепенно совершенствуя свои навыки и знания.

Для тех, кто только планирует к нам присоединиться: это будет уже 4 сезон школ техники катания. Это тот же кэтскиинг с 2 гидами, забросками на ратраке и дикими склонами, однако с вами будут верные наставники и поддержка в лице профессиональных инструкторов.
Что дает школа? Мы обучим вас правильным техникам катания, которые позволят вам чувствовать себя уверенно на неподготовленных склонах. Ведь именно техника дает возможность кататься безопасно и получать максимум удовольствия. Это будет фрирайд в условиях различной сложности с применением подходящих техник, чтение склона, выбор линии и ее правильное прохождение.


Что в программе:

❄ взаимодействие со снежным покровом
❄ управление скоростью
❄ взаимодействие с рельефом
❄ лекция по биомеханике (это такая наука о ваших движениях)
❄ разбор проездов всех участников
❄ знакомство с типами рельефа
❄ катание по снегу разной кондиции
❄ комбинирование техник для успешного прохождения своей линии
❄ мастер-класс по поиску пострадавшего в лавине от старшего гида SnowlabPRI

Требования к участнику: уверенное катание по подготовленным склонам, а также консультация инструктора.

Что в программе? Февральская 5-дневная школа прошла отлично, и мы продолжаем этот формат с его оптимальной продолжительность для фрирайд-курса. В нем можно охватить все возможные техники, условия и типы рельефа. Хорошо подойдет для тех, кто едет (летит) к нам издалека. Нет необходимости проделывать долгий путь ради 2 дней школы!

📅 Продолжительность программ – 2 дня (выходные) и 5 дней (будни). Расписание на сезон 2020/2021:
30-31 января 2021 – 2 дня
1-5 февраля 2021 – 5 дней
6-7 февраля 2021 – 2 дня

В программу включено:
👜 проживание в уютной гостинице SnowlabPRI Catskiing Lodge 
🍴 3-разовое питание 
🏂 катание вне трасс (подъемы на ратраке), 2 гида, разные локации, все как обычно! 
💨 базовое лавинное снаряжение
🎿 обучение с инструкторами школы «Доска», работа над техникой катания
📖 вечерние лекции, разборы полетов проездов
📷 эмоции и фотографии – само собой! 
💶 Стоимость программ: 2-дневная — 19000/20000, 5-дневная — 50000/52500 в зависимости от типа проживания.

 

Отчет об одной из прошедших программ можно прочитать здесь.

Подробности программы можно уточнить:

Егор (инструктор по сноуборду)

☎ +7 953 588 6988

💬 https://vk.com/egoraih

💬 https://www.facebook.com/egoraih


Андрей (инструктор по лыжам) 

☎ +7 908 212 5093
💬 https://vk.com/id12804560 


Дмитрий (старший гид) 

☎ +7 902 940 9718
💬 https://vk.com/splitboarder

💬 https://www.facebook.com/dmitriy.metelya 

 

Записаться на программу:
☎ 8 950 424 9973
✉ [email protected] 

 

 

Идеальные лыжи для фрирайда | Информационные

Фрирайд идеальный вид спорта и отдыха. С фрирайдом ты отдыхаешь и душой и телом. Если ты собираешься им заняться, то не забывай что впереди крутые склоны. Свеженький снег, в который ты уходишь по развилку при каждой остановке. А в утрамбованном снеге, без скорости повернуть можно только прыжком. Это же идеально.Мокрая каша на склоне кулуара и так на каждом повороте. На подготовленных трассах лыжи все достойно выглядят. А вот если у вас мало опыта, то будет сложно ими управлять. Обычные лыжи тонут в снегу, а под снегом их и не повернешь. Нужно сильно разогнаться, и они всплывут. На скорости если разогнаться и немного ошибиться и все, тут же под снегом. А еще забавно смотреть, как после падения люди пытаются найти свои лыжи под снегом. Поэтому кататься вне трасы, даже еще без опыта не стоит.

Так чем же отличаются лыжи для фрирайда от обычных? Они держат максимальную скорость и очень жесткие. Мягкие лыжи могут согнуться на большой скорости, и тогда будет беда. Рейдовые лыжи жесткие и больше по размеру, чем обычные. Чем шире и длиннее лыжа, тем легче она всплывает в целине. Очень хорошо сейчас отдыхать на Кавказе. Стоит посмотреть http://kzn.tv/.

С маленькими лыжами можно оставаться на обычных склонах, где длинные лыжи не нужны. На укатанных трассах с большими лыжами трудно. Для поворота лыж нужна большая скорость, а на таких трассах много народу и сильно не разгонишься.

Чтобы кататься на настоящих рейдовых лыжах, нужен опыт. Без него никак. И начинать стоит с лыж попроще. Лыжи для фрирайда тяжелые, мощные. Поэтому для новичка такие лыжи не подойдут, хоть они и очень хорошие для езды на скорости. Радиус поворота у них за 20 метров. И вывод сам напрашивается, что на маленьких склонах на таких лыжах делать нечего. И поэтому для начала возьмите лыжи полегче и более короткие. А если уж очень хочется для себя классные лыжи, то можно приобрести ньюскульный вариант типа фрирайд-бэккантри, они короче и мягче. Они немного широковаты, но зато почти как лыжи для фрирайда и намного проще в управлении.

Горные лыжи для фрирайда в разделе справочник на сайте ПоискПути

Горные лыжи для фрирайда. Выбор лыж. Обзор необходимого снаряжения для горнолыжного спорта.

Фрирайд – спортивное направление, которое подходит для любителей адреналина и экстрима. В переводе с английского языка «фрирайд» означает «свободное катание». Фрирайд предполагает катание на лыжах по неподготовленной для этого местности или трассе, отсутствии какой-либо лыжни. В ходе лыжной прогулки в стиле фрирайд спортсмены ощущают свободу действий, простор и силу духа воли.

При выборе лыж для фрирайда лучше всего обратить внимание на горные. Важно правильно определить маршрут, уровень сложности трассы и физической подготовки спортсмена, чтобы выбрать более подходящий инвентарь для катания. Выделяют следующие категории горных лыж: для начинающих спортсменов, продвинутых лыжников, профессионалов.  Горные лыжи подразделяются в зависимости от возраста спортсмена: взрослые, подростковые, детские. Также можно подобрать снаряжение в зависимости от пола лыжника. Между собой горные лыжи могут отличаться жесткостью, длиной, покрытием.

Горные лыжи для фрирайда обладают рядом особенностей. Средняя часть лыж более широкая (может достигать 11 см), а общая длина лыж невысока по сравнению с ростом спортсмена. Профессионалы в стиле фрирайда рекомендуют подбирать снаряжение в зависимости от роста: лучше всего, чтобы они превышали рост человека на 3-5 см.

При подборе спортивного инвентаря важно обратить внимание на комфорт, чтобы повысить уровень маневренности при катании. Выбирая горные лыжи для фрирайда, нужно определиться, по какой местности будет пролегать маршрут, какая поверхность для катания будет преобладать (рыхлый снег или жесткая ледяная поверхность). Эксперты отмечают, что профессиональные лыжи для фрирайда более жесткие и идеально подходят для человека с определенным весом. Лучше всего выбирать лыжи для фрирайда под чутким контролем или по рекомендациям тренера.

В настоящее время в магазинах можно найти универсальные лыжи, которые подойдут начинающим лыжникам и спортсменам-любителям. Этот спортивный инвентарь позволит покататься как на подготовленной трассе, так и по крутым склонам и возвышенностям. Лыжи для фрирайда могут отличаться между собой шириной полотна.  Универсальные горные лыжи в ширину варьируются от 6 до 8 см, а по длине они ниже спортсмена на 5-8 см. Опытные фрирайдеры отмечают, что указанные параметры обладают более высокой маневренностью и помогут освоить спортивное направление начинающим лыжникам в короткие сроки.

Не менее интересным видом лыжного спорта является фристайл, который характеризуется преодолением различных преград, совершением трюков, прыжков на лыжах. Фристайл сопровождается высокой скоростью катания, выработкой адреналина. Для того чтобы катание было в удовольствие, не доставляло неудобств, важно правильно подойти к выбору горных лыж. Существует множество подвидов фристайла: могул, ски-кросс, акробатика и пр. Каждый из подвидов фристайла имеет свои особенности, влияющие на выбор горных лыж.

  • При выборе горных лыж для фристайла, в первую очередь, необходимо обратить внимание на рост спортсмена и длину лыж. Новичкам не следует приобретать слишком длинные лыжи, так как они более сложны в управлении. В то же время на длинных лыжах вероятность получения травм и ссадин гораздо ниже, ведь они более устойчивые и способны смягчить приземления.
  • Универсальным вариантом лыж для фристайла считается, когда их длина ниже спортсмена на 5-10 см. Если лыжник обладает хорошей физической подготовкой, то можно выбрать инвентарь более длинный.
  • Немаловажную роль играет жесткость горных лыж. Опытные спортсмены рекомендуют новичкам присмотреться к горным лыжам с мягкой поверхностью, чтобы смягчить нагрузку на ноги при приземлениях. Мягкие лыжи за счет амортизации смягчают приземление на ноги.

Таким образом, при выборе горных лыж для фрирайда и фристайла нужно определиться с маршрутом катания, техникой, а также обратить внимание на рост, вес спортсмена. Подробнее о других видах горнолыжного спорта читайте в нашей статье.

Что такое фрирайд? (Основные вещи, которые вы должны знать)

Лыжный спорт прошел долгий путь с тех пор, как он впервые появился тысячи лет назад. За это время спорт разветвился на множество различных стилей.

Хотя многие стили, такие как парк или трасса, четко определены и хорошо известны, другие нет. Фрирайд – один из самых малоизвестных видов спорта.

Фрирайд, то есть катание на лыжах вне трасс вдали от курорта, может доставить немало удовольствия. Хотя это немного более рискованно, чем другие стили, отсутствие правил дает большую свободу, которой нет в подобных дисциплинах.Вот почему так много людей выбирают фрирайд по всему миру.

Внетрассовое катание

Фрирайд впервые появился в мире сноуборда, где он сохраняется и по сей день. Однако в последние годы он становится все более популярным среди лыжников.

По своей сути фрирайд – это форма катания вне трасс. Таким образом, чтобы полностью понять это, мы должны сначала разобрать, что означает внетрассовое катание.

Большая часть катания на лыжах на курорте по подготовленным трассам или в четко определенных зонах известна как катание по трассам, в то время как немаркированные участки на природе известны как внетрассовые катания.

Piste — это французское слово, означающее подготовленную тропу или склон. Трассы на трассе, как правило, четко обозначены и имеют заданный маршрут. Каждый раз, когда вы спускаетесь по неухоженной тропе или пустынному склону горы, вы уходите за пределы трассы.

Существует множество видов внетрассового катания, в том числе катание на лыжах по пересеченной местности, катание на лыжах по пересеченной местности, сплитбординг и скитуринг.

Лыжный фрирайд

вписывается в эту семью, потому что он проходит в немаркированных местах, где вам нужно прокладывать свой собственный путь.

Хотя это не приведет вас так далеко в сельскую местность, как тур или альпинизм, вы хотите подготовиться к совершенно новой среде. На самом деле, это часть удовольствия.

Хорошее место для начала

Фрирайд – это стиль катания на естественной, неухоженной местности. Здесь нет маркеров, искусственных препятствий (например, трамплинов) или правил. Есть только ты и гора.

Фрирайд обычно начинается на горнолыжном курорте или в подобном месте.Однако это не конкретное правило. На самом деле, есть много отличных зон для фрирайда в отдаленных местах, где вы никогда не ожидаете, например, прямо на обочине дороги.

Нет ничего плохого в том, чтобы припарковаться в хорошем месте и просто выехать. Помните, что дисциплина — это свобода.

Некоторые фрирайдеры могут использовать подъемники, чтобы подняться на гору, а затем пройти оставшуюся часть пути пешком, в то время как другие могут просто пройти всю поездку пешком.

Это во многом зависит от того, насколько далеко находится точка, в которую вы хотите попасть, а также от того, сколько энергии вы хотите приложить, поднимаясь в гору.

Помните, что даже короткая прогулка со всем снаряжением может оказаться сложной задачей. Никогда не тратьте слишком много энергии на восхождение на гору, иначе у вас не останется ее на спуск.

Создан для свободы

Как следует из названия, фрирайд — это свобода. Ваша цель — выбраться на немаркированные трассы и проложить любой путь, который вы сможете найти.

Это невероятно волнующий опыт, но не для всех. На самом деле, есть несколько вещей, о которых нужно помнить, прежде чем отправиться вне трассы.

Во-первых, оцените свои способности катания на лыжах. Чтобы заниматься фрирайдом, вам нужно быть опытным лыжником, имеющим опыт катания по неизведанным трассам.

Дисциплина часто приводит вас в непатрулируемые и нерегулируемые районы. Если вы не знаете, что делаете, это может привести к серьезным проблемам. Никогда не становитесь слишком дерзким.

На этой ноте никогда не пытайтесь заниматься фрирайдом в одиночку. Независимо от того, насколько вы опытны или как долго катаетесь на лыжах, вы никогда не знаете, что произойдет.

Начинающие фрирайдеры могут нанять гида, а даже самым продвинутым лыжникам-фрирайдерам следует по крайней мере отправиться на прогулку с другом.

Это гарантирует, что кто-то еще поможет вам в случае аварии. Они также могут остерегаться потенциальных опасностей.

Предупреждение о лавинах

Фрирайдеры должны быть предельно осведомлены о лавинах, как советует основатель Skigulmarg.com Яник Тургеон, который много лет катается на лыжах в Гималаях.

На долю лыжников-фрирайдеров и фрирайдеров приходится почти все смерти, связанные с лавинами каждый год.Никогда не ослабляйте бдительность и не попадайтесь врасплох.

При путешествии в отдаленные районы невероятно важно иметь подходящее снаряжение на случай наихудшего сценария.

Значит, вам нужен приемопередатчик, который позволит вас найти в случае схода лавины, а также щуп и лопата. Все эти три элемента помогают защитить вас и всех, с кем вы находитесь.

Если вам нужна дополнительная защита, вы должны приобрести рюкзак со встроенной лавинной подушкой безопасности, а также комплект надежной подушки безопасности.Хороший сотовый телефон может пригодиться, и вам нужно купить себе прочный, крепкий шлем.

Довольно легко избегать таких предметов или думать, что вы слишком хороши для мер предосторожности. Однако, как сказано выше, вы никогда не должны вести себя слишком хорошо для горы. Такие предметы вполне могут быть разницей между жизнью и смертью.

Заключительные слова

Фрирайд — это чрезвычайно полезный опыт, если вы должным образом подготовлены. Это не один из самых распространенных стилей катания на лыжах, но это не значит, что это довольно весело.

Да, это много работы, но результат этой работы — один из лучших скоростных спусков, которые вы когда-либо получали.

Если вам интересно покататься вне трасс, но вы не хотите путешествовать или заниматься альпинизмом, фрирайд вполне может подойти. Это хорошая золотая середина, которая может привести вас к одним из самых красивых и отдаленных мест на горе.

Пока вы знаете, что делаете, и с вами есть кто-то еще, вы прекрасно проведете время.

Вы занимаетесь фрирайдом? Если да, то куда вы чаще всего ходите? Дайте нам знать в комментариях ниже!

Что такое фрирайд? Что вам нужно знать – MTBS&F

Этот жанр катания на лыжах так же стар, как и сами лыжи.Но благодаря современным средствам массовой информации популярность этой смеси бэккантри и фристайла стремительно растет. Итак, вот все, что вам нужно знать о фрирайде и о том, как вы можете этим заниматься.

Что такое фрирайд на лыжах?

Согласно Freeride World Tour, фрирайд — это стиль катания вне трасс, на неестественной, неухоженной местности в бэккантри или сельской местности.

Что делает этот стиль катания уникальным, так это то, что оно происходит на немаркированных трассах, на склоне горы.Лыжники путешествуют, пересекают, едут на ратраке, снегоходе или вертолете, чтобы получить доступ к этой немаркированной местности. Затем лыжник и его изобретательность должны найти маршрут по непроторенной местности.

Он популярен, потому что это отличный способ покататься на лыжах по снегу и пересеченной местности, которая недоступна на горнолыжном курорте. На самом деле, это стало настолько популярным, что сейчас проводится

соревнований.

Соревнования по фрирайду

Теперь есть несколько способов участвовать в лыжных соревнованиях по фрирайду.

Мировой тур по фрирайду — это высший уровень катания на лыжах для фрирайда. Каждый год спортсмены-лыжники и сноубордисты мужского и женского пола путешествуют по миру на пяти разных остановках для участия в соревнованиях. На соревнованиях гонщики катаются на лыжах с заранее определенным лицом. У них есть один заезд, и они оцениваются по их линии, воздуху и стилю, плавности, контролю и технике.

На этих трассах обычно можно увидеть, как лыжники прыгают со скал, обманывают природные объекты и делают как можно меньше поворотов.

Проветривание со скал — обычное дело на этих соревнованиях.

Но не обязательно быть профессионалом, чтобы участвовать в соревнованиях по фрирайду. Есть несколько уровней конкуренции идеально подходит для всех. Существуют клубы мирового фрирайда, которые подготовят вас к соревнованиям, Freeride Junior Tour и Freeride World Tour Qualifiers. Кроме того, в рамках этой структуры мероприятия предусмотрены различные уровни соревнований, что означает, что независимо от уровня вашего мастерства вы сможете найти соревнование, подходящее именно вам.

Как начать

Навыки, которые вам нужны

Если вы читаете эту статью, скорее всего, вы уже катаетесь на лыжах для фрирайда.Просто катание вне трасс и творческий подход к трассе — это катание на лыжах для фрирайда.

Но вот навыки, которые вам понадобятся, если вы хотите кататься на лыжах для отдыха или работать на соревновательном уровне.

(Любите кататься на лыжах? Узнайте, как стать успешным лыжником здесь. )

Навыки, необходимые для любительского фрирайда

  • Лавинное образование 
  • Способность уверенно кататься на лыжах по местности, соответствующей вашему уровню способностей
  • Уметь кататься на лыжах (рекомендуется)
  • Хорошие навыки навигации в горах

Навыки, необходимые для соревновательного фрирайда на лыжах

  • Лавинное обучение
  • Умение уверенно кататься на лыжах
  • Хорошие навыки навигации в горах
  • Сильные навыки катания на лыжах
  • Фристайл Снаряжение, которое вам нужно Стандартное лавинное снаряжение.

    К счастью, независимо от того, на каком уровне катания вы хотите кататься, большая часть снаряжения для фрирайда универсальна. Опять же, часть снаряжения будет меняться в зависимости от местности, в которой вы находитесь.

    • Лавинное снаряжение
      • Маяк: передает ваше местоположение в случае схода лавины.
      • Лопата: дает возможность откопать напарника в лавине.
      • Зонд: помогает найти партнера, если он закопан, и проверить снежный покров.
      • Сильное понимание того, как их использовать
      • подушка безопасности (рекомендую)
    • лыжи фрирайда
    • Skins
    • полюса
    • сапоги
    • шлем
    • очки
    • солнцезащитные очки (на пути вверх)
    • BaseLayers
    • Водонепроницаемая верхняя одежда
    • Дополнительные перчатки и верхняя одежда на случай простуды
    • Базовый медицинский набор
    Лучшее место для фрирайда

    Лучшее место для фрирайда — места с большим количеством снега и доступом к прекрасной местности, такие как Альпы, Северная Америка и Япония.Лыжники-фрирайдеры обычно приезжают из районов с очень крутыми горнолыжными курортами, где выпадает много снега.

    Вертолеты обычно используются для доступа к удаленной местности.

    Вы можете получить доступ к этой местности несколькими способами. Проще всего отправиться на горнолыжный курорт с отличным рельефом, бэккантри и боковым доступом. Второй вариант — покататься на лыжах в бэккантри. Хотя этот вариант более опасен и имеет больше переменных, но местность может быть лучше. Чтобы получить к нему доступ, вы можете отправиться на лыжную прогулку, покататься на снегоходе, взять ратрак или вертолет.

    В конце концов, лучшее место для катания на лыжах зависит от вас и стиля катания, которым вы хотите заниматься.

    Начните веселиться в горах уже сегодня

    Кататься на лыжах для фрирайда невероятно весело. Это творческий подход к катанию на лыжах, который сочетает в себе фристайл, бэккантри-тур и большие горные лыжи. Итак, получите лавинное образование, подготовьтесь, возьмите друзей и отправляйтесь в путь. Этот стиль катания откроет двери для новых приключений, о которых вы, возможно, и не подозревали.

    Лыжный фильм о фрирайде, полностью снятый с помощью дронов в Шамони

    В Северном полушарии зима ассоциируется со снегом и катанием на лыжах, и каждый год лыжникам не терпится попасть на склоны, насладиться свежим воздухом и получить удовольствие от созерцания красивые пейзажи вокруг них. Пандемия COVID-19 изменила все это. Зимой 2020/21 года многие горнолыжные курорты были закрыты для широкой публики, а склоны остались нетронутыми.

     

    Однако трудности могут превратиться в возможности.Вот пример творческой группы, которая создала уникальный фильм, снятый на свежевыпавшем снегу во время самоизоляции с помощью оборудования DJI и дронов.

     

    Видео Хенсли Сейдж

     

    Адрес: Шамони-Монблан.

    Команда: Сэм Фавре (фрирайд-лыжник) | Максим Мулен (режиссер) | Хенсли Сейдж (пилот дрона)

    Оборудование: Цифровая система FPV DJI, DJI Inspire 2 с Zenmuse X7, DJI Mavic 2 Pro

    Результат: Умопомрачительный фильм, FLOW и создание фильма

     

    Смотрите FLOW прямо сейчас, нажав на постер выше.

     

    ViewPoints взяли интервью у команды, чтобы узнать, откуда взялся этот проект, что их мотивировало, как они поняли, что беспилотные технологии будут важным инструментом во время съемки, и как они преодолели трудности во время создания этого уникального фильма. прижизненный фильм.

     

    Команда FLOW

    Сэм Фаврет — один из лучших лыжников-фрирайдеров на международной арене. По словам Максима, у Сэма есть свой собственный стиль и подход к линиям, взятые из его духовной и подлинной личности.Он лыжник, который отражает свои действия не только через образы, которые показывают, что он делает.  

    Максим Мулен уже давно очарован фильмами об экстремальных видах спорта, и он работает с замечательными спортсменами и техниками, которые сыграли важную роль в создании его фильмов. «Лыжные фильмы — моя специальность, моя лаборатория, — говорит Максим. «Мне нравится грубая сторона действия, тот факт, что мы не жульничаем, мы должны говорить правду, мы видим спортсменов, которые не могут притворяться, а просто должны выступать.”

    Hensli Sage влюбился в дроны, когда DJI Phantom стали популярными. Он тренировался в чрезвычайно сложных ситуациях и гордится тем, что снимает окружающую среду с максимальным кинематографическим эффектом. «Я увлекся дронами в 2014 году, не имея опыта создания видеороликов, — говорит Хенсли. «Меня поразили возможности, которые предлагают дроны; аэрофотосъемка стала доступна каждому. Мы начали видеть аэрофотоснимки отовсюду, революция была в самом разгаре».

     

    Фото Фабиана Боде

     

    Возможность и вызов

    В начале зимы 2020/2021 команда реализовала уникальную возможность исследовать склоны Шамони-Монблан во время карантина.Поскольку все подъемники не работали, горы впервые за много поколений опустели. Команда столкнулась с вершинами, покрытыми безупречным свежим снегом.

     «Пейзаж был чистым, почти нетронутым. Было ощущение свободы в том, что мы могли делать. Было спокойнее, чем обычно, раскованно», — вспоминает Максим. Команда была уверена, что это исторический момент.

     

    Видео Хенсли Сейдж

     

    Без подъемников на борт команда шла от долины к пику, поднимаясь по глубокому снегу до пяти часов, снова и снова.«Я знал, что это будет физический вызов, — говорит Максим, — но не представлял, насколько».

    Тем не менее, дроны предоставили команде максимальную гибкость в отношении времени пребывания в горах и позволили избежать ограниченной логистики стационарных камер, которые могли снимать только очень короткие последовательности за раз. Это потребовало бы больше съемочного времени и более утомительных усилий всех участников. Кроме того, дроны также обеспечивали уровень безопасности, которого нельзя было бы достичь, отправив оператора камеры с традиционным оборудованием в гору.

     

     

    Фото Максима Мулена

     

    Логистика съемки

    FLOW на 100% состоит из кадров с дронов, и команда чередовала дроны FPV, DJI Inspire 2 с Zenmuse X7 и DJI Mavic 2 Pro, чтобы получить наилучшие возможные результаты. Дроны Hensli FPV интегрировали цифровую систему DJI FPV. «Эта цифровая HD-система обеспечивает непревзойденное качество обратной связи, — говорит Хенсли. «Возможность видеть среду, в которой вы работаете, необходима для того, чтобы чувствовать себя уверенно и летать на высокой скорости близко к земле.

     

    Видео Хенсли Сейдж

     

    Но как команда общалась, пока Сэм несся вниз с горы на головокружительной скорости?

    Требовалась тщательная подготовка с использованием радио и телефонов до и во время спуска Сэма.

    Как описывает это Максим: «Снимая с наземной камеры, мы можем общаться напрямую и визуально. При съемке с дрона расстояние требует детального обсуждения перед съемкой и связи по рации или телефону во время действия для корректировки кадров.Сначала Хенсли совершил разведывательный полет, а затем команда спланировала съемку. Поднявшись и приготовившись кататься на лыжах, Сэм позвонил Максиму и Хенсли по радио или телефону. Они проверили еще раз и договорились о том, как лучше кататься на лыжах и летать вместе. Действие!

     

     

    Фото Фабиана Боде

     

    Награда

    В конце концов, стойкий дух, вдохновение, навыки и усилия команды окупились: FLOW был удостоен награды за лучший международный короткометражный фильм о лыжах на кинофестивале High Five Ski Film 2021 года в Анси, Франция.«Эта награда является важным признанием для нас. Это делает нашу работу более заметной и мотивирует нас к новым проектам», — говорит Максим.

     

    Хотя признание и похвала этому фильму были вполне заслуженными, настоящим подарком остается сам проект. По своей сути, FLOW — это торжество неоспоримого таланта, сосредоточенного на общей вере в единое видение. И если это вдохновляет других воплощать свои самые смелые мечты в реальность, то для этой команды нет большей награды.

     

    Фото Фабиана Боде

    Часы ПОТОК | Часы ПОТОК — История

     

    Как один человек из Ньюфаундленда навсегда изменил лыжный фрирайд

    ГОД БЫЛ 1990. Беговые лыжи были, по крайней мере, для среднего лыжника-любителя, предметом мечты. Если вы были молодым человеком на уроках катания на лыжах, вы либо мчались в ворота, либо разбивали кочки. Скорее всего, вы боготворили Глена Плейка, Дуга Кумбса и Скотта Шмидта, которые сделали катание на лыжах «экстремальным».Возможно, вы даже представляли, что участвуете в знаменитой лыжной гонке Saudan Couloir Extreme в Уистлере, Британская Колумбия. Но программы, группы или ассоциации, которые могли бы разжечь пламя вашей страсти к внетрассовому катанию, просто не существовало. Только после того, как 31-летний мужчина из Ньюфаундленда создал фрирайдеров Скалистых гор.

    Вверху: Канмор, уроженец Альберты Эрик «Ходжи» Хьорлейфсон транслирует все это возле Норт-Карнис на горнолыжном курорте Лейк-Луиз. На фото Дэн Хадсон. Вверху: Ходжи набрасывается на членов команды Rocky Mountain Freeriders 2002 года, район Бумеранг, Лейк-Луиз.Фото: Кристиан Богнер.

    Фрирайд — плавный, стремительный стиль катания на лыжах и сноуборде по естественной местности вдали от подготовленных трасс и искусственных сооружений. Он был вдохновлен золотой эрой экстремального катания на лыжах в 80-х и 90-х годах, но усовершенствовался сноубордистами, такими как Крейг Келли, который применил свой, казалось бы, легкий стиль в хафпайпе и больших горах. Клубы фрирайда в настоящее время являются одним из основных продуктов на многих крупных лыжных трассах в Северной Америке и Европе, и зрители по всему миру развлекаются такими мероприятиями, как ежегодный Мировой тур фрирайда, где участники делают стремительные повороты на бэккантри-трассах, взлетают с высоких скал и бросают вниз на 360 или два для хорошей меры.Короче говоря, фрирайд стал определять горные виды спорта в 21 веке.

    Гай Моубрей

    Принятие фрирайда, или фриски, движения молодых лыжников в значительной степени можно проследить до одного тренера по имени Гай Моубрей. Выросший на склонах курорта Мраморная гора недалеко от небольшого городка Корнер-Брук, Ньюфаундленд, Моубрей переехал в канадские Скалистые горы в начале 90-х из-за таких культовых фильмов Грега Стампа, как Blizzard of Aahhh’s и Dr. Strange Glove. Он устроился тренировать молодых лыжников на горнолыжный курорт Лейк-Луиз в Альберте, и ему повезло, что в его классах были такие молодые феномены, как Эрик «Ходжи» Хьорлейфсон и Крис Рубенс.Однако через некоторое время он почувствовал, что их вытесняют из спорта, отчасти из-за жесткости и правил гоночной сцены. «Лыжный спорт — это страсть на всю жизнь, и я видел детей, которые не собирались заниматься этим», — говорит он. «Мы хотели создать группу или банду, где вы гуляете со своими друзьями и толкаете друг друга». Поэтому он заручился помощью своего коллеги-тренера Кевина Йертааса и основал некоммерческую организацию Rocky Mountain Freeriders (RMF), первый клуб такого рода в Северной Америке.

    «Программа была направлена ​​на то, чтобы весело провести время и воспитать лыжников на всю жизнь», — говорит Рубенс, который сейчас является спонсируемым лыжником, проживающим в Ревелстоке, Британская Колумбия.«В последние годы фристайл стал намного серьезнее, но когда мы были моложе, об этом никогда не было. Мы просто хотели хорошо провести время, и это то, что я думаю, было таким особенным в Rocky Mountain Freeriders».

    Крис Рубенс переворачивает товарищей по команде Rocky Mountain Freeriders 2002 года.

    Именно в RMF Рубенс и его одноклассники прошли первые курсы лавинной подготовки, научились изучать снежный покров, строили трамплины и начали расширять границы курорта.«Это было определенно первое место, где я начал узнавать об этих вещах и даже начал думать о строительстве прыжков в бэккантри», — говорит Хьорлейфсон. «RMF полностью опередил индустрию… [Моубрей] просто так любил кататься на лыжах и так любил кататься на лыжах с нами. Для кого-то, кто собрал это для этих детей — это большая часть причины, по которой мы нашли свой путь в лыжной индустрии».

    Веселая, дружеская атмосфера в сочетании с технической подготовкой, которую Моубрей и Хьертаас привнесли в программу на изменчивом ландшафте канадских Скалистых гор, превратили Рубенса и Хьорлейфсона в «Рубенсов» и «Ходжи».Последний проводит часть года в Европе, занимаясь исследованиями и разработками для Dynafit, и в его честь названы ботинки для бэккантри и фильм о фрирайде. Рубенс работает с Salomon Freeski TV и снялся в таких классических фильмах о фрирайде, как All.I.Can и Into the Mind. Но RMF — это не только место, где они стали профессиональными лыжниками, но и то, где они поделились своей страстью с молодым поколением, которое продолжает развивать спорт сегодня.

    Когда RMF был запущен в 1999 году, в нем приняли участие 12 лыжников.В то время, по словам Моубрея, ежедневный режим включал в себя разминку на грумерах, за которой следовали технические инструкции, а затем группа искала возможности для игры. «Моя цель состояла в том, чтобы они были истощены к концу дня», — говорит он. «Пробег — одна из самых фундаментальных вещей, но я также должен был вывести их за пределы их зоны комфорта. Заставьте их подтолкнуть его. Заставьте их сильнее сжимать ягодицы». Хьорлейфсон присоединился к команде на второй год, а Рубенс — через год, и вместе они «действительно задали темп клубу», — говорит Моубрей.Дуэт стал тренерами RMF и использовал подход, который Моубрей описывает как «форум» с точки зрения дискуссий и наставничества. На протяжении многих лет они тренировались или работали с настоящими звездами фрирайда, включая Меган Сайм, Иззи Линч, Дрю Уиттсток, Джемму Кейпел, Киган Кейпел и Ноа Мезонет. Они также обучали молодого лыжника из Калгари по имени Картер Макмиллан. Моубрей говорит, что часто видел, как Макмиллан катается на лыжах со своим отцом на озере Луиз, и в конце концов спросил, не хочет ли он присоединиться к программе.Эта встреча и опека Хьорлейфсона и Рубенса помогли Макмиллану стать влиятельным фрирайдером, которым он является сегодня, со спонсорами, включая Blizzard, Tecnica и Marker.

    Крис Рубенс отправляется в полет в районе Лейк-Луиз, известном как Мегладаун, в 2003 году.

    Моубрей до сих пор видит Макмиллана примерно раз в год, когда он катается на подъемниках со своими друзьями на горнолыжном курорте Ревелстоук, и ему интересно, что случилось бы, если бы он не подошел к нему в тот день. Будет ли он по-прежнему кататься на лыжах? Он также думает о решениях, которые он принял на этом пути, например, о том, чтобы покинуть Скалистые горы и устроиться на работу надзирателем на спорной строительной площадке Зоны C Dam, откуда, по его словам, ему пришлось уйти, потому что это была такая ужасная сцена.Теперь он владеет компанией по ландшафтному дизайну в Ревелстоке и катается на лыжах как можно больше. Он признается, что ему было грустно, когда он услышал о роспуске RMF в 2019 году. На пике своего развития в клубе было 135 детей, но когда программы гонок в Лейк-Луизе начали включать фрирайд, необходимость в отдельном клубе отпала. Затем голос Моубрея дрожит, когда он говорит, что создание RMF и наблюдение за тем, как его ученики смеются, играют и становятся на всю жизнь лыжниками в горах, было лучшим, что он когда-либо делал.

    Джейк Шерман — бывший лыжный гонщик, ставший фрирайдером.В промежутках между аспирантурой и собраниями по безопасности он мог или не мог вращать лифт вокруг бычьего колеса.

    Катание на лыжах для фрирайда — принятие риска, признание и моральные границы

    Abstract

    Катание на лыжах для фрирайда — занятие, которое является или, по крайней мере, может быть весьма опасным. Принятие риска в видах спорта с высоким риском обычно понимается в рамках психологии. Опираясь на социологию Пьера Бурдье, эта статья выдвигает на первый план социальный аспект принятия рисков во фрирайд-лыжном спорте путем тщательного изучения ценностей в культуре фрирайда.Центральный вопрос этой статьи: какие действия получают признание и доверие во фрирайде? Результаты показывают, что существует четкая связь между принятием риска и доверием и что принятие риска можно рассматривать как форму капитала. Однако связь риска с признанием не является прямой — она ограничивается уровнем навыков лыжников. Для дальнейшего развития нашего понимания социальных аспектов принятия риска мы используем теорию символических границ Мишель Ламонт. Расширяя понимание социальной практики Бурдье с помощью работ Ламонта, мы получаем представление о том, как принятие риска социально регулируется социальными соглашениями внутри субкультуры.Это означает, что в этой статье мы описываем три социальных аспекта принятия риска: (1) связь между принятием риска и признанием, (2) пределы связи риск-признание и (3) моральные границы риска. брать.

    Ключевые слова: риск, фрирайд, модель кредитной зоны, экстремальные виды спорта, общественное признание, Пьер Бурдье, моральные границы, Мишель Ламон

    Введение

    Солнечная и хорошая погода, нетронутая местность, свежий снег. Может быть, какие-то скалы, чтобы спрыгнуть.Это мечта каждого лыжника-фрирайдера. Но с этой мечтой приходит риск. Опасность схода лавин, падения со скал, неконтролируемого скольжения по крутому склону горы. Несмотря на риск, фрирайд — катание на лыжах за пределами курортов и в горах — становится все более популярным как на международном уровне (Frühauf et al., 2020), так и в Норвегии, в центре внимания данного исследования (Bischoff and Odden, 2000; Odden). , 2008; Эвью, 2014). Рост участия в лыжном фрирайде можно рассматривать как часть общего повышения интереса к экстремальным видам спорта / видам спорта с высоким риском.Лангсет (2011) предполагает, что увеличение числа занятий спортом с высоким риском можно понимать двояко: либо как адаптацию к культурным нормам позднего модерна, таким как индивидуальность и творчество, либо как форму компенсации в обществе, где жизненный опыт как скучные и унылые, и где человек имеет мало влияния на свою собственную жизнь. Вторя последнему, с психологической точки зрения, Frühauf et al. (2019) заявляют, что участникам спорта с высоким риском не хватает чувства свободы действий в повседневной жизни, но это можно найти в таких видах спорта.В сравнении лыжников-фрирайдеров и «лыжников на склоне» Frühauf et al. обнаружили, что лыжники-фрирайдеры испытывали более высокий уровень активности, чем горнолыжники на склонах, до и после катания. Они также набрали более высокие баллы за поиск сенсаций. Это, возможно, неудивительно, поскольку катание на лыжах для фрирайда сопряжено с большей объективной опасностью, чем катание на лыжах по склонам курорта (Haegeli et al., 2012; Frühauf et al., 2019, 2020; Niedermeier et al., 2020). Было бы однобоко рассматривать риск и погоню за сенсациями как единственные факторы, которые заставляют людей заниматься фрирайдом.Тем не менее, эта статья будет посвящена риску. Не обязательно говорить, что это самое важное объяснение того, почему люди занимаются фрирайдом и другими видами спорта с высоким риском, но потому, что механизмы, лежащие в основе рискованного поведения, до сих пор мало изучены.

    Риск, спорт и общество. Несколько кратких заметок

    Риск — это многогранное понятие. Мы можем, например, говорить об экономическом риске, социальном риске и физическом риске (Donnelly, 2004). Несмотря на то, что как экономический, так и социальный риск может быть частью активного участия в спортивной субкультуре, наиболее заметной формой риска, когда речь идет о спорте, является физический риск.Добровольный риск, связанный с физическим риском, изучался с различных точек зрения. В психологии склонность к риску рассматривается как зависящая от врожденного типа личности (например, Zuckerman, 1979, 2007; Farley, 1986; Breivik, 1996). Тип личности просто делает одних людей ищущими высоких ощущений, а других — низкими. Таким образом, в этих рамках лыжники-фрирайдеры, скорее всего, искатели острых ощущений. Другие теоретики, прежде всего Чиксентмихайи, сосредотачиваются на «острых ощущениях» и «потоке» — хороших ощущениях, которые влечет за собой фрирайд на лыжах и другие виды спорта с высоким риском (Чиксентмихайи, 1991; Джексон и Чиксентмихайи, 1999).

    Однако эти индивидуалистические подходы к принятию риска мало объясняют общий рост интереса к рискованным видам спорта. С другой стороны, макроориентированные социологи пытались объяснить риск, указывая на изменения в современности. Вагнер (1994) утверждает, что ключевой чертой возникновения государств всеобщего благосостояния в конце девятнадцатого века была рационализация и коллективизация риска. Тем не менее, как утверждал Бек (1992), современность начала создавать свои собственные риски.Распространение науки и техники создало непредвиденные риски и движение к тому, что Бек называет «обществом риска» (Beck, 1992). Отличительной чертой общества риска является экстенсивная рефлексивность по отношению к рискам и « потенциально катастрофическим последствиям модернизации » (Giulianotti, 2009, стр. 550). Stranger (2007) считает, что добровольный риск может быть способом для участников рискованных видов спорта показать себя, что они могут справиться с жизнью в обществе риска. В метасоциологическом обзоре того, как социологи, фокусирующиеся на макроэкономике, пытаются объяснить рост рискованных видов спорта, Лангсет (2011) обнаружил два основных направления: точку зрения компенсации и точку зрения адаптации.Компенсационная точка зрения утверждает, что мы живем в слишком безопасном и регулируемом обществе. Участие в рискованных видах спорта можно рассматривать как способ компенсации социальных ограничений, в которые встроен индивидуальный агент. Quest for Excitement Элиаса и Даннинга (Elias and Dunning, 1986), хотя речь идет о спорте в целом, а не только о рискованных видах спорта. , можно рассматривать как типичный для этой точки зрения. По мере того как привязанности и эмоции в современности все больше подавляются, человеческие побуждения и желания становятся все более дисциплинированными (Elias, 2000).Это создает неослабевающее напряжение между внутренними влечениями и социально требуемым влечением-контролем. Элиас и Даннинг (1986) утверждают, что в спорте эти нормы временно исчезают. Стремление к азарту в спорте, таким образом, может быть понято как современная вариация «сырого» желания, существовавшего в более ранних обществах. Таким образом, с точки зрения компенсации участие в рискованных видах спорта рассматривается как способ создания баланса между внутренними, «истинными» побуждениями и внешними, современными ограничениями, которые накладываются на каждого человека.Перспектива адаптации, с другой стороны, придерживается почти противоположной точки зрения: участие в рискованных видах спорта связано не с дистанцированием или побегом от современности, а скорее с адаптацией к культурным императивам современности, таким как гибкость, индивидуализм и антиконвенционализм (например, Crosset). и Бил, 1997; Палмер, 2004; Арнегард, 2006).

    Как показано, мотивы агентов для добровольного принятия риска широко изучались как с психологической, индивидуалистической микроперспективы, так и с социологической макроперспективы.Как мы видим, микроперспективы имеют тенденцию упускать из виду культурную динамику, а макроперспективы, с другой стороны, имеют тенденцию упускать из виду индивидуальные эмоции и привязанности. С концепцией «обработка края» Линг (1990, 2005) пытается соединить микро и макро, используя комбинацию марксистского и мидовского анализа. Подчеркивая положительный опыт работы на грани, Линг признает, в соответствии с точкой зрения компенсации, что принятие риска можно рассматривать как реакцию на социальное отчуждение (Lyng, 1990).Он также признает, что краевая работа может быть «выражением центральных институциональных и культурных императивов сливающегося социального порядка » (Lyng, 2005, стр. 878). Другими словами, эмоции и привязанности, связанные с работой на грани, связаны с макросоциологическими структурами и культурными ценностями. В этой статье мы утверждаем, что мотивация участия в рискованной деятельности является в высшей степени социальной, но наше внимание сосредоточено на том, как на человека влияют процессы на уровне группы. Иными словами, наше исследование придерживается мезо-перспективы.Это не означает, что переживания «потока» и «острых ощущений» или изменений в современности не важны, когда дело доходит до понимания практик принятия рисков. Скорее, наша цель состоит в том, чтобы заключить в скобки мезоуровень, чтобы подробно описать, как логика риска развивается в рамках конкретной спортивной субкультуры.

    В нескольких исследованиях подчеркивалось, как конкретные контексты формируют рациональность риска в спорте (Hunt, 1995; Booth, 2003; Donnelly, 2004; Laurendeau, 2006, 2008; Beedie, 2007; Fletcher, 2008; Langseth, 2012a, 2013, 2016).Основываясь на выводах из этих статей, в этой статье исследуется относительный аспект принятия риска. Банн в нескольких работах использовал теоретическую основу Бурдье для исследования того, как альпинисты посредством социализации в рамках альпинистской культуры развивают габитус, который делает их предрефлексивно склонными к оценке риска, необходимого для прохождения определенных маршрутов (Bunn, 2016, 2017a,b). Наша статья также опирается на Бурдье, но использует другой подход. Он следует линии мыслей Бута (2004) и Бута и Торпа (2007), где утверждается, что престиж и признание в рискованных видах спорта связаны с принятием риска.Кроме того, он основан на исследованиях Лангсета о том, как риск можно рассматривать как форму символического капитала, который дает бейс-джамперам (Langseth, 2012b, 2016) и скалолазам (Langseth and Salvesen, 2018) признание и авторитет в их среде. Лангсет и Сальвесен разработали «модель кредитной зоны». В этой модели утверждается, что для того, чтобы получить признание за действие с высокой степенью риска, спортсмен должен иметь правильный баланс между уровнем риска и навыками. В этом исследовании мы изучили, как эти механизмы работают в культуре фрирайда в Норвегии.Таким образом, наш первый исследовательский вопрос звучит так: . Какое значение имеет риск для лыжного сообщества фрирайда в Норвегии? Чтобы изучить это, мы использовали социокультурные взгляды и концептуальный аппарат Бурдье. Это означает, что объектом нашего исследования являются не индивидуальные черты. Наш объект исследования является относительным; нас интересуют социальные, групповые осмысленные процессы, процессы, делающие риск рациональным и даже логичным. Другими словами, мы изучаем не индивидуальную мотивацию или опыт, а то, как ценности на групповом уровне влияют на принятие решений субъектами.

    Лангсет и Салвесен (2018) обнаружили, что, хотя принятие риска можно рассматривать как форму символического капитала, оно имеет свои пределы. Когда спортсмен не считался достаточно опытным для такого риска, связанного с действием, это действие считалось безрассудным и не вызывало доверия. В этой статье мы углубимся в грань между тем, что считается заслуживающим доверия, и тем, что считается безрассудным. Мы делаем это, используя понимание символических границ Мишель Ламонт (Lamont, 1992).Итак, наш второй исследовательский вопрос звучит так: Как создаются символические границы в связи с риском в лыжной культуре фрирайда? Применяя граничный подход Ламонта, мы хотим достичь двух целей. Во-первых, мы хотим глубже понять социальные механизмы, лежащие в основе рискованного поведения в спорте с высоким риском. Точка зрения Ламонта поможет нам понять, что регулирует и сдерживает риск в культуре фрирайда. Во-вторых, мы хотим расширить теорию практики Бурдье, подчеркнув, что существуют моральные и символические границы накопления символического капитала.

    Материалы и методы

    Чтобы получить представление о социальных аспектах рискованного катания на лыжах для фрирайда, данное исследование опирается на качественные интервью с семью респондентами (четыре мужчины, три женщины). Прежде чем мы углубимся в методологические вопросы, важно также сказать, что оба автора были если не основными членами, то, по крайней мере, заядлыми лыжниками-фрирайдерами с личными связями, лежащими в основе норвежской культуры фрирайда. Это означает, что у нас было хорошее понимание ценностей культуры фрирайда, прежде чем мы начали исследование.Можно задаться вопросом, означает ли это, что у нас были предвзятые представления о лыжной культуре. Возможно, так оно и есть, но поскольку это в значительной степени теоретическое, информированное прочтение наших эмпирических данных, мы бы предположили, что наше собственное первоначальное понимание данных исследования не проблематично. Мы вернемся к этому позже.

    Все семь информантов, отобранных для этого исследования, жили в маленьком городке на западном побережье Норвегии, который мы решили назвать «Вестфьорд». Из-за своей близости к альпийской местности Вестфьорд стал центром фрирайда в Норвегии.Поскольку здесь есть университет, он привлекает много студентов, которые уже занимаются лыжным спортом. Это также привлекает горных гидов, ищущих работу. Все информанты больше всего интересуются фрирайдом. Ни один из них не был начинающим фрирайдером, но уровень их опыта все равно был разным. Некоторые были активными лыжниками-фрирайдерами более 10 лет, в то время как другие были относительно новичками во фрирайде. Их возраст варьировал от 18 до 45 лет. Важно отметить, что даже если некоторые из них были новичками во фрирайде, все они катались на лыжах всю свою жизнь.Информаторы были завербованы одним из авторов через Messenger. Таким образом, информанты могли видеть, что исследователь также жил в Вест-фьорде и не был полным аутсайдером в лыжном сообществе. Идея заключалась в том, чтобы информанту было легче согласиться на участие в исследовании. Все информанты были лыжниками, которых мы знали по репутации, но не знали лично.

    Чтобы лучше понять собственные рассказы лыжников о риске, мы использовали то, что Квале и Бринкманн (2009) называют полуструктурированными интервью.Сила полуструктурированных интервью заключается в том, что исследователь может следовать руководству по проведению интервью, содержащему вопросы, которые он или она хочет осветить, но в то же время быть достаточно гибким, чтобы следить за интересными темами, которые возникают во время интервью (Квале и Бринкманн, 2009). Интервью длились от 60 до 85 минут. Все они были полностью записаны и расшифрованы. Этот процесс осуществлялся в соответствии с руководящими принципами этики в социальных науках, чтобы защитить достоинство, права и благополучие участников исследования.Все участники получили письменную информацию об информированном согласии, прежде чем дать согласие на интервью. Расшифрованный материал был анонимизирован и надежно сохранен в закрытой базе данных после интервью.

    Анализ расшифрованного материала проводился с использованием концептуальных рамок Бурдье и Ламона. Это означает, что мы не защищаем эпистемологию непрерывности. Как утверждает Бурдье (Bourdieu and Wacquant, 1992), социологи не должны довольствоваться простым воспроизведением историй информантов.Вместо этого эти истории должны быть переосмыслены в свете теоретических концепций. Это означает, что участники лыжной культуры фрирайда и мы, исследователи, вероятно, по-разному понимаем логику их практики катания на лыжах. Ряд теоретиков (Hellevik, 1999; Kvale, Brinkmann, 2009; Bryman, 2012) утверждают, что в полную объективность верить невозможно; однако можно утверждать, что теоретическая и методологическая позиция Бурдье может помочь сохранить критическую дистанцию ​​от материала и особое осознание происхождения и перспективы материала (Bourdieu and Wacquant, 1992; Wilken, 2008).В контексте исследовательского проекта всегда необходимо подвергнуть сомнению установленные истины, существующие в изучаемой культуре, и порвать с ними, чтобы реконструировать ее как объект исследования в теоретических рамках (Bourdieu et al., 1991). С этой точки зрения важно проблематизировать и объективировать ответы информантов, поскольку они представляют собой как социально сконструированный набор ценностей, так и социально сконструированный способ говорить об этих ценностях (Bourdieu et al., 1991).Теория Бурдье пытается создать концепции, которые могут отразить, как действия обусловлены социальной системой, частью которой является актор (Wilken, 2008). Ценности и смыслы не несут никакого ранее существовавшего значения вне их социального контекста (Wilken, 2008). Имея это в виду, с помощью аналитической интерпретации можно рассматривать рассказы информантов как реальные события, несущие значительный личный смысл для практиков, и в то же время критически деконструировать нарративы и понимать их как ценности и смыслы, разработанные в рамках определенные (суб)культурные рамки.

    Теоретический подход

    Один из способов порвать с приземленным пониманием практики информантами, согласно Бурдье (1999, 2004), состоит в том, чтобы понимать практику через призму теоретических концепций. В настоящем исследовании мы будем использовать концепцию капитала , чтобы получить знания о том, как идти на риск в лыжном сообществе фрирайда в Вестфьорде. Прежде чем мы двинемся дальше, мы должны дать краткое описание теоретической основы Бурдье.

    Символический капитал и поле

    Капитал в смысле Бурдье (Bourdieu, 1999) существует в трех основных формах: культурный капитал, экономический капитал и социальный капитал.Кроме того, существует четвертый тип капитала, в котором могут проявляться три основных типа, а именно символический капитал (Wilken, 2008). Когда заглавной форме присваивается символическое значение, она появляется как значимая заглавная форма. Например, пара лыж (экономический капитал) может выступать как символ статуса (символический капитал) (Wilken, 2008). Бурдье утверждает, что символический капитал может проявляться в различных формах (Bourdieu, 1999). В нашем случае мы используем термин «символический капитал» для изучения конкретных ценностей в лыжном фрирайд-сообществе.

    Центральным пунктом теории Бурдье является то, что признание является фундаментальной социальной силой. Движущей силой всех инвестиций в социальную сферу является стремление к признанию (Бурдье, 1999). Признание является основой системы капитала этой области и особенно того, что Бурдье называет символическим капиталом. Символический капитал, он пишет: « (…) существует (…) только в репутации, признании, вере, доверии и репутации других людей и через них, и он не может более сохраняться до тех пор, пока […] ему не удастся сохранить веру что оно существует» (Бурдье, 1999, с.173). Другими словами, символический капитал может считаться валютой только тогда, когда он признается агентами в рассматриваемой области. Таким образом, следуя теории Бурдье, обладание символическим капиталом в форме действительных навыков и знаний определяет, добьется ли лыжник общественного признания.

    Концепция Бурдье поля — это аналитический инструмент, используемый для осмысления различных форм борьбы за капитал в определенных социальных системах. Поле относится к отношениям между агентами, которые конкурируют за определенные формы капитала (Wilken, 2008, с.40). Положение лыжника в лыжной сфере зависит от его или ее относительного объема капитала, специфичного для этой области. В этой области капитал понимается как ресурсы и навыки практикующего, которые дают возможность проявить власть в лыжной культуре и получить признание и статус. Сообщество и социальный контекст, созданный катанием на лыжах, с этой точки зрения можно рассматривать как динамичную «социальную игру». Практики будут постоянно позиционировать себя друг против друга, создавая и воспроизводя доминирующие стандарты в лыжном сообществе фрирайда.Для Бурдье важно, чтобы правила игры не были жесткими и статичными, а постоянно согласовывались. С этой точки зрения практикующие специалисты в этой области будут позиционировать себя по отношению друг к другу в зависимости от суммы или объема своего капитала. Лыжники могут повысить статус и признание, увеличив свой капитал, а также изменив относительную стоимость капитала. Для Бурдье движущей силой в этой области становится борьба за власть между различными позициями (Бурдье, 1999). Для Бурдье центральным является то, что агенты не обязательно имеют сознательное понимание того, что они принимают участие в борьбе за власть в социальном поле.Таким образом, лыжники-фрирайдеры не осознают, что они являются частью этой социальной игры.

    Модель зоны доверия

    На основе модели Бурдье Лангсет и Салвесен разработали модель зоны доверия для изучения риска при скалолазании (Langseth and Salvesen, 2018). В своем исследовании Лангсет и Салвесен (2018) обнаружили, что в скалолазании риск можно рассматривать как форму символического капитала. Тем не менее, они также обнаружили, что существуют ограничения на риск как капитал: если альпинист идет на слишком большой риск, его действие не дает признания, а скорее рассматривается как безрассудство.Модель кредитной зоны была разработана, чтобы понять эту логику и попытаться уловить взаимосвязь между навыками, риском и признанием. Он имеет риск по оси x и навыки по оси y (). Выводы Лангсета и Салвесена (2018) показывают, что в середине модели возникает «зона доверия». Чтобы получить признание, специалисты-практики должны иметь правильный баланс между риском и навыками (Langseth and Salvesen, 2018). Новичок будет считаться безрассудным, если пойдет на те же риски, за которые будет признан опытный альпинист.С другой стороны, опытный альпинист, идущий по легкому и безопасному маршруту, не получит признания — восхождение останется незамеченным.

    Модель зоны доверия от Langseth and Salvesen (2018).

    В данном исследовании эта модель используется как инструмент для изучения распространения признания в лыжном фрирайд-сообществе. Модель кредита послужит отправной точкой для изучения риска в культуре лыжного фрирайда в Вестфьорде.

    Результаты и обсуждение

    Как упоминалось ранее, добровольный риск чаще всего понимается с точки зрения психологии, где основными объясняющими факторами являются биология, внутренняя мотивация и эмоции.И наоборот, социальные аспекты, ведущие к принятию риска, изучены в меньшей степени. Повествование об индивидуализме, которое, кажется, маскирует социальные аспекты и мешает информаторам говорить о риске в других терминах, помимо индивидуалистических, окружает дух активных видов спорта. Возможно, это связано с позднесовременной «этикой аутентичности», как назвал ее Тейлор (1991), которая делает интервьюируемых склонными давать индивидуалистические ответы, связанные с внутренней мотивацией или эмоциями.Хотя быстрый взгляд на фрирайд на платформах социальных сетей говорит нам об обратном, участники, похоже, не хотят говорить о социальных аспектах риска. «Лучший лыжник тот, у кого самая широкая улыбка» — цитата, которую часто можно услышать среди лыжников. Но так ли это? Будет ли счастливый новичок считаться лучшим лыжником? Возможно нет. В фрирайде, как и в любом другом виде спорта, есть ценности, которых придерживаются лыжники и которые заставляют лыжников «улыбаться», когда они их достигают. Эти ценности не индивидуальны, а развиваются относительно субкультуры лыжного фрирайда.Следуя мышлению Бурдье, мы могли бы сказать, что внутренняя мотивация не является «внутренней», по крайней мере, не в наивном понимании этого термина, а скорее является внешней, поскольку она проистекает из социального поля. В исследовании Langseth (2012b; 2016) бейсджамперов и исследовании Langseth and Salvesen (2018) скалолазов было установлено, что добровольный риск является центральной ценностью и может рассматриваться как форма символического капитала, которая ведет к признанию среди тех, кто сообщества. Таким образом, вопрос здесь в том, можно ли рассматривать риск как ценность в лыжном фрирайде.Если да, то как и при каких обстоятельствах это может привести к престижу и признанию?

    Первое измерение риска: риск равен признанию

    Прежде чем мы обратимся к сообществу фрирайдеров в Вестфьорде, давайте сначала кратко рассмотрим некоторые структуры, которые, скорее всего, влияют на то, как лыжники-фрирайдеры относятся к риску: лыжные соревнования по фрирайду и лыжные фильмы. В соревнованиях по фрирайду участники спускаются по крутому, открытому и часто опасному склону горы. Не время определяет победителя, а «стиль» лыжников и выбор трассы.Как правило, чем сложнее линия, тем больше очков начисляется. И, как правило, более сложная линия означает более открытую и опасную линию. Другими словами, в соревнованиях по фрирайду институционализирована связь между риском и признанием. Соревнования по фрирайду — это не то же самое, что фрирайд в целом, но их система оценки может повлиять на лыжный фрирайд в его повседневной форме. Еще одним влиянием могут быть лыжные фильмы. Лыжные фильмы, в которых основное внимание уделяется крутым спускам, прыжкам с больших скал и т. д., установите нарративы, которые связывают риск с признанием.

    Несколько информаторов из лыжного сообщества сослались на фильмы о лыжах, которые их вдохновили. Влияние фильмов становится очевидным, когда наш информатор «Ми», сама профессиональная лыжница-фрирайдер, говорит:

    «На соревнованиях всегда говорят кататься на лыжах, как в фильмах. Это стандарт. Это то, к чему все стремятся. Если вы достаточно хороши или нет, это видно против [того, что они делают в кино].А здесь, в Вестфьорде, есть много лыжников, которые так же хороши, как в фильмах, и считаются более выносливыми, чем другие…»

    Понятно, что фильмы и спортсмены, которые в них появляются, обладают какой-то решающей силой, когда дело касается значение в лыжной культуре фрирайда. Будучи ключевой фигурой в культуре фрирайда на национальном уровне, «Элиас» затрагивает эту тему, когда говорит: «Лыжные фильмы играют роль в определении того, что круто. Вы знаете, часто выходят экстремальные лыжные фильмы . Они явно представляют собой некую форму идеала. Но у вас должно быть сознательное отношение к этому ». Эта цитата показывает, что фильмы о лыжах имеют большое влияние, и что Элиас считает, что лыжники должны быть немного критичны по отношению к содержанию. Этот последний пункт будет рассмотрен далее в разделе ниже, но на данный момент ключевыми являются определение общих ценностей в сообществе и то, как принятие риска становится ценностью само по себе.

    Соревнования по фрирайду и лыжные фильмы — это одно; повседневная реальность может быть другой.Тогда возникает вопрос, существуют ли те же механизмы — связь между риском и признанием — в более приземленных условиях? Чтобы понять иерархию и, следовательно, ценности лыжной культуры фрирайда в Вестфьорде, мы просто спросили наших информантов о том, кого они считают «хорошими» лыжниками и почему. Другими словами, какие лыжи получают признание? Когда «Ми» спросили, что такое хорошее катание на лыжах, она ответила: « То, что выглядит красиво (…), а потом нужно прыгать со скал и постоянно кататься на лыжах.Он также должен быть немного крутым». Итак, помимо того, что катание должно выглядеть эстетично, важно также, чтобы оно содержало прыжки или падения со скал и чтобы оно происходило на крутом рельефе. Другими словами, она связывает риск и признание, поскольку она явно имеет в виду, что «хорошее катание на лыжах» предполагает риск. Тем не менее, все информанты отмечают, что есть большая разница между катанием на крутых склонах и огромными спусками возле курортов и выполнением тех же действий в горах. Фрирайдер и «крутой лыжник» Ховард описывает, что это действительно впечатляет, когда лыжники переносят свои навыки с горнолыжных курортов в большие горы: горы.(…) Типа ого, 10 метров, чмо! Не сомневаясь». Цитата показывает, что большие горные лыжи имеют высокий статус. Это также пример связи между риском и признанием. Одни и те же действия, совершенные возле курорта, не вызывают такого же доверия. Это означает, что не только действия или навыки сами по себе придают статус. Повышенный риск оказаться в больших горах, вдали от помощи, если что-то случится, придает действиям большую ценность. Далее горный проводник «Эвен» говорит: « Если вы абсолютно хотите быть частью крутой лыжной среды, то вы должны осознавать, что вам придется идти на необходимый риск. На языке Бурдье мы могли бы сказать, что риск сам по себе становится формой капитала, дающей лыжнику возможность повысить свой статус и тем самым подняться по иерархии фрирайд-сообщества. Другой горный гид и профессиональный лыжник «Кьетил» говорит нам, что райдеры, которых считают лучшими, лыжники на вершине иерархии, по крайней мере частично, потому что у них есть форма капитала, связанная с риском:

    «Умелые лыжники, оооо, они в своей собственной лиге.Понятно, что если вы собираетесь получить кредит (…), конечно, вы должны делать некоторые вещи, которые находятся на грани. Если вы входите в это сообщество, то нет смысла просто кататься на лыжах с обычными вещами».

    Нам кажется очевидным, что для фрирайдеров в Вестфьорде риск и признание связаны. Это соответствует значениям в других видах спорта с высоким риском, таких как бейсджампинг и скалолазание (Langseth, 2012b, 2016; Langseth and Salvesen, 2018). Принятие риска можно рассматривать как форму символического капитала в сообществе фрирайда в Вестфьорде и, возможно, во фрирайде в целом.Это может дать владельцу этого конкретного капитала возможность подняться в социальной иерархии лыжного фрирайда. Принятие риска как капитала относится к тому, что мы хотели бы назвать первым измерением принятия риска. Однако это форма капитала, регулируемая обществом: действуют социальные механизмы, которые регулируют этот вид рынка.

    Второе измерение риска: признание ограничено навыками

    Говоря о том, как Instagram используется в Вест-фьорде, «Ми» говорит:

    «Здесь, в Вест-фьорде, через Instagram становится видна вся (лыжная) местность. .Среда фрирайда довольно мала, и все становится очень заметным, особенно там, где побывали хорошие райдеры. Затем этим занимаются лыжники более низкого уровня, которых там быть не должно и которые могут не знать, на какой местности они находятся, как в отношении собственных навыков, так и в отношении лавин».

    В приведенной выше цитате происходят два важных процесса. Во-первых, ясно, что то, что делают «хорошие» лыжники, опасно, и это часть того, за что они известны. Во-вторых, цитата показывает, что получение признания за опасные поступки ограничено навыками.Как видно из цитаты, «Ми» предостерегает новичков от попыток кататься на лыжах по тем же траекториям, что и опытные гонщики. Это, вероятно, означает, что гонщики, которым не хватает навыков, не получат признания за выполнение той же линии, что и признанные гонщики. Это похоже на то, что Лангсет и Салвесен (2018) обнаружили в модели доверия, что существует значительная логика или баланс между риском и возможностями. Таким образом, риск сам по себе не влечет за собой автоматического признания: чтобы получить признание, лыжник должен обладать как физическими навыками, чтобы хорошо кататься на лыжах, так и навыками оценки лавинной опасности там, где он катается.Последнее требует нескольких дополнительных комментариев. Риск схода лавины — это не тот риск, который влечет за собой опознание. Сознательное катание в местности, где велика вероятность быть застигнутым лавиной, не принесет признания даже самому опытному лыжнику. Однако линии, которые достаточно круты, чтобы их можно было распознать, также находятся в пределах той же местности, достаточно крутой для схода лавин. Таким образом, кажется, существует линия, которая выстраивается между гонщиками, которые достаточно знают о лавинах, и теми, кто этого не знает.Как нарисованы эти линии, трудно сказать; однако ясно, что одно и то же действие в одном и том же месте не имеет одинаковой ценности, когда лыжник не считается опытным.

    Эта логика видна, когда «Хавард» рассказывает о том, как он каждый год встречает «свежих» студентов в Вестфьорде, которые пытаются стать основными членами сообщества фрирайдеров:

    «Я думаю, важно, чтобы сообщество сосредоточилось на тот факт, что люди опытны, принимают правильные решения и пусть люди слышат об этом, если они этого не делают.Каждый год кто-то, у кого нет ни малейшего понятия, пытается кем-то стать. Они делают ошибки в горах, они — расшатанные пушки. Вы не просите их прийти ».

    Как обсуждалось выше, ясно, что для того, чтобы новый студент мог войти в социальную иерархию лыжного фрирайда, необходим риск-капитал. Но опять же, эта цитата также показывает, что существуют пределы риска как формы капитала. Если вас считают «недобросовестным», вполне вероятно, что выполнение действия, которое в других случаях вызвало бы доверие, будет дискредитировано.Точно определить, где проходит грань между действиями, вызывающими доверие, и действиями, которые считаются безрассудными, непросто. Это размытые границы. Сообщество фрирайда, как и в большинстве видов спорта, основанных на образе жизни, представляет собой сообщество с жесткой индивидуалистической идеологией, которая, вероятно, мешает спортсменам выдвигать четкие и конкретные заявления об этих границах. Лыжница «Ида» говорит: « Легко думать, что вы должны позволить им делать то, что они хотят, и думать самим, на что они способны.В конце концов, это не моя работа — определять их уровень мастерства ». Тем не менее, это то, что обсуждается между основными членами субкультуры. Как упоминают Лангсет и Салвесен (2018), когда канадский лыжник Джейми Пьер в 2006 году установил мировой рекорд по высоте падения, прыгнув с 82-метровой скалы, в норвежском лыжном журнале Fri Flyt началось много дискуссий. Некоторые комментаторы сочли это потрясающим, а другие сочли это просто глупостью. Причина этого несоответствия заключалась в том, что Пьер не контролировал падение; он фактически приземлился на голову, но все же вышел из него целым и невредимым.Еще один интересный случай, когда речь заходит о границе доверия и безрассудства, — это дискуссии после того, как Киллиан Джорнет, испанский скайраннер и лыжный альпинист, в настоящее время проживающий в Норвегии, в 2018 году спустился на лыжах по 1600-метровому маршруту для скалолазания недалеко от печально известной Стены троллей. Мероприятие широко обсуждалось в норвежском лыжном сообществе, и мы спросили наших информаторов, что они о нем думают. «Миэ» сказал: « Он делает вещи в совершенно другом масштабе, чем все остальные (…) его оценка риска полностью отличается от нашей.Я не думаю, что он сильно рискует (…), потому что (другие) не так хороши, как Киллиан ». Здесь мы видим явный контраст с новыми, целеустремленными студентами Вестфьорда, которых считают «расшатанными пушками». Мы видим, что до тех пор, пока лыжник считается высококвалифицированным, ему или ей доверяют действия, которые в противном случае считались бы безрассудными.

    Аналогичным образом, «Хавард» описывает «хорошего» лыжника-фрирайдера в общем виде: « Тот, кто может кататься на лыжах все и делает это контролируемым образом, катаясь на лыжах круто, катаясь на высокой скорости (…) и будучи умеет выбирать хорошие линии. Ясно, что, по мнению Ховарда, быть «хорошим» фрирайдером связано с компетентностью и опытом, а также с контролем в различных ситуациях. Кроме того, Ховард описывает, что «хороший» лыжник не только обладает этими качествами, но также готов пойти на просчитанный риск: «Это часто имеет какое-то отношение к управлению рисками. То, что они хорошо оценили свои навыки и риск ( …), так что в итоге они получают хороший результат». Здесь Ховард подчеркивает тему, общую для всех информантов, и следует логике кредитной модели, а именно, что принятие риска узаконено высокой компетентностью и опытом.Это означает, как упоминалось ранее, что символический капитал, связанный с принятием риска, регулируется мыслями других о мастерстве всадника. Однако что это за навыки, из чего состоят эти границы, остается неясным.

    Третье измерение риска: моральные пределы принятия риска

    Даже если эти границы размыты, все же ясно, что некоторые действия, связанные с риском, вызывают доверие, в то время как другие считаются безрассудными, а о третьих просто молчат. Но что это за границы? В понимании Бурдье не было бы никаких границ для накопления капитала.Чтение слишком большого количества книг не помешает вам увеличить свой культурный капитал. Чтобы лучше понять эти границы, необходимо выйти за рамки чисто схемы Бурдье. Когда лыжники дискредитируют некоторые действия, потому что они считаются безрассудными, мы бы сказали, что это акты морального суждения, которые ограничивают накопление символического капитала, связанного с риском. Согласно Ламонту (1992), моральные границы являются одним из слепых пятен теории Бурдье. Согласно Ламонту, символические границы — это линии, которые люди проводят, когда они классифицируют людей и когда они проводят различие между тем, с кем они ассоциируются, и теми, с кем они сопротивляются ассоциации.Мы объединяем эту точку зрения с точкой зрения Бурдье, чтобы понять границы, которые лыжники проводят между действиями, получившими признание, и действиями, которые рассматриваются как безрассудные, даже если используется тот же тип символического капитала.

    «Ида» затрагивает мораль принятия рисков, когда рассказывает о том, как некоторые спортсмены на лыжных соревнованиях по фрирайду превышают свои возможности:

    «Вы видите, как они падают, катятся и катятся. И лежать на месте, когда они останавливаются (…) это невероятно противно (…) Это действует не только на тебя, но и на всех, кто их любит.И это невероятно неудобно и подвергает риску многих других».

    Представляется, что подвергать других риску — часть моральных ограничений. Она указывает на то, как другие (семьи и друзья) являются или должны быть частью соображений спортсмена-фрирайдера. Другими словами, у лыжника-фрирайдера есть моральные обязательства, которые важнее логики признания риска. Это указывает на то, что мораль является важным фактором в распределении признания. Тем не менее, мораль принятия риска менее осязаема, чем логика признания риска.Но ясно, что мы находимся в моральном ландшафте. «Хавард» говорит о том, что необходимо брать на себя ответственность, но что « Есть некоторые, кто не может взять на себя эту ответственность (…) и они сделают из себя дурака». Слова «ответственность» и «дурак» — это слова, которые помещают эти утверждения в понимание практики, связанной с моралью. Использование слова «ответственность» также показывает, что это не просто индивидуальное усилие, и указывает на социальные пределы риска.Несколько лет назад в Вестфьорде произошла авария. В этом происшествии мужчина-лыжник попал в лавину, когда катался на лыжах по крутому склону. Он несколько часов был погребен под снежными обломками, прежде чем группа спасателей в Альпах нашла его. Он катался на лыжах один и никому не сказал, куда пошел. В руководстве по интервью мы использовали этот несчастный случай как случай, который может выявить чувства и ценности в отношении риска среди информантов. «Кжетил» описал свои чувства по поводу аварии:

    «Понятно, что он (…) выставил себя дураком (…).Это просто должно было пойти не так (…). Это личные решения. Я не виню его за то, что он сделал. Это его собственная жизнь. (…) Это человек, который чертовски хорошо катается на лыжах, любит рисковать, «живя на грани» (…). Он сорвался со скалы и приземлился на минное поле, которое и занесло его».

    Опять же, мы видим, что слово «дурак» используется для описания аварии. А «дурак» — это слово, которым обозначают людей, не придерживающихся моральных норм. Та же тенденция прослеживается и в описаниях местного лыжника «Лизы»: « Самое глупое, что он поехал один и никому не сообщил о цели поездки.Может быть, он был супер хорош в (чтении) лавин и, может быть, он был супер хорош в катании на лыжах, но кто знает (…) это было глупо ». Как преподаватель на открытом воздухе, «Лиза» противопоставляет действия лыжника общепринятым нормам отдыха на природе в Норвегии: в горы нельзя ходить одному и всегда нужно рассказывать другим, куда вы идете. Несоблюдение лыжником этих общепринятых правил и норм поведения привело к возникновению моральной дистанции между ним и другими лыжниками. Шестеро из всех семи участвовавших информаторов реагировали, как и «Лиза», негативными моральными ассоциациями, когда говорили о лыжнике, попавшем в аварию.Информанты также связывали действия лыжника с моральными соображениями о спасателях или близких родственниках. В составе спасательной группы «Кжетил» выразил неоднозначное отношение к аварии:

    «Было сумасшествие начинать спасательную операцию на 3-м уровне в долине, которая представляет собой большую ловушку на местности. Вот почему я отреагировал. Мы не контролировали ситуацию. Это не было хорошо.»

    Здесь он описывает, как спасение, по его мнению, было опасным, потому что долина была небезопасной (лавинный уровень 3 по норвежской системе) и начинать операцию было, по его мнению, не рационально.Такое же понимание видно, когда горный гид «Эвен» рассказывает об аварии:

    «Люди должны решать и принимать решения о своей собственной жизни, но в какой-то момент это коснется других (…) семьи и так далее, также с спасательный персонал. Я открыт для обсуждения того, как далеко можно зайти. (…) Я хочу жить.»

    Как описано ранее, моральные границы по отношению к этому лыжнику создаются на основе морального суждения об общей ответственности и обязательствах перед другими.Тот факт, что лыжник был замечен как подвергающий опасности других людей, и то, как родственники, вероятно, впоследствии были эмоционально затронуты, вызвали значительные чувства и определенную амбивалентность среди информантов. Это указывает на предел признания и то, что считается приемлемым в лыжном сообществе. Согласно Ламонту (1992), моральные границы создают идентичность, создавая групповую идентичность. Это «мы», ответственные лыжники-фрирайдеры, против «них», безответственных «дураков» и «расшатанных пушек». Это напоминает отношения между устоявшимися и аутсайдерскими группами, описанные Элиасом и Скотсоном: « Стигматизация как аспект отношений устоявшихся и аутсайдеров часто связана с особым типом коллективной фантазии, развитой устоявшейся группой.Он отражает и в то же время оправдывает отвращение — предубеждение — его членов по отношению к представителям группы аутсайдеров» (Элиас и Скотсон, 1994, с. xxxiv). Однако в нашем случае, если лица, клеймящие других лыжников как дураков, принадлежат к установленной группе с привилегиями и является ли «они» реальной или воображаемой группой лыжников, или это просто используется для описания лыжников, которым не повезло , трудно сказать из наших интервью. Судя по нашему ограниченному эмпирическому материалу, чужая группа — это воображаемая группа людей, связанная с конкретными ситуациями и несчастными случаями.Laurendeau (2008) описал процесс «обвинения жертвы» после несчастных случаев при прыжках с парашютом. Похоже, здесь происходит тот же процесс. Если бы лыжник не попал в лавину, его могли бы с таким же успехом признать за то, что он проехал ту же трассу. Но обвинение жертвы, как нам видится, связано со значительным нравственным содержанием и нравственными границами. Как показали Лорандо и Мороз (2012), газеты часто морально осуждают «авантюристов из глубинки», ставших жертвами несчастных случаев.Наши данные показывают, что это моральное обвинение жертвы является не только чем-то, что сконструировано вне культуры, но и внутренне. Как мы показали выше, в случае аварии обсуждение того, что пошло не так, превращается в моральную дискуссию о том, обладал ли рассматриваемый лыжник нужными навыками и, следовательно, должен ли он или она ехать именно по этой трассе.

    Еще одна грань нравственности риска становится очевидной, когда один из информаторов рассказывает об аварии, в которую он попал, работая гидом:

    «Я думаю, вас осудят.В положительном или отрицательном смысле, но я думаю, вас осудят. У меня такое впечатление, что если ты был близок к чему-то, то ты можешь… ты, конечно, должен желать, чтобы этого не произошло. Тут много… эээ… в этом, наверное, замешан какой-то стыд.

    Любопытно использовать слово «стыд». Поскольку он работал гидом, когда это произошло, это имеет несколько иной смысл, чем если бы он просто рисковал. Но это все еще указывает на то, что слишком большой риск связан со стыдом.Стыд — сложное социальное явление, но он всегда так или иначе связан с моральными нормами. В представлении модели доверия Лангсет и Салвесен (2018) оптимальное соотношение находится между опытом и риском и правильным составом капитала. Однако теоретическая точка зрения Ламонта на моральные границы показывает, как это оптимальное отношение выражается и практикуется как моральная граница. Хотя анализ показывает, что концепции поля и капитала Бурдье полезны, когда дело доходит до понимания механизмов, лежащих в основе принятия риска, мы также предлагаем расширить теорию Бурдье, включив в нее моральные границы.Согласно Ламонту (1992, стр. 11), на макросоциологическом уровне пограничная работа используется для восстановления порядка внутри сообществ путем укрепления коллективных норм. С точки зрения фрирайда мы можем рассматривать эти моральные границы как способ гарантировать, что не будет слишком много несчастных случаев. Рискованный спорт, функционирующий только в соответствии с механизмами накопления капитала Бурдье, вероятно, быстро сойдет с рельсов и станет свидетелем слишком большого количества несчастных случаев. Моральные границы служат для культуры фрирайда способом саморегуляции.

    Заключение. Три аспекта принятия риска

    Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы понять механизмы принятия риска в лыжном фрирайде. Основываясь на нашем анализе лыжников-фрирайдеров в «Вестфьорде», мы обнаружили, что есть три основных параметра, влияющих на принятие риска.

    Первое измерение устанавливает связь между принятием риска и признанием. Часто под мотивацией принятия риска понимают индивидуальные амбиции.Для некоторых это понимается как генетическая предрасположенность, которая заставляет некоторых людей идти на повышенный риск. Другие считают, что это мотивировано «острыми ощущениями» и «потоком», которые влекут за собой такие действия. Мы не говорим, что это понимание ложно, но наши выводы показывают, что это еще не все. Опираясь на теорию Бурдье, мы показываем, что принятие риска можно рассматривать как форму символического капитала, который может дать его владельцу признание и статус. Таким образом, принятие риска является социальным явлением. То, к чему стремятся агенты, о чем они мечтают и что они на самом деле делают на своих лыжах, возникает в результате социализации в субкультуре, которая придерживается определенных ценностей.Центральным моментом является то, что риск является ценностью в лыжном фрирайде. Это означает, что мотивация идти на риск не может рассматриваться как «внутренняя». Мотивация проистекает из включения ценностей, которых придерживаются в сообществе фрирайда. Другими словами, эти ценности с самого начала являются внешними, но по мере того, как лыжники социализируются в этом сообществе, ценности становятся внутренними. Это создает логику, которая глубоко укоренилась среди лыжников-фрирайдеров и связывает риск и признание.

    Однако второе измерение принятия риска показывает, что эта логика имеет свои пределы.Основываясь на модели Cred-Zone Лангсета и Салвесена (Langseth and Salvesen, 2018), мы показываем, что логика распознавания рисков ограничена уровнями навыков гонщиков. Принятие риска не влечет за собой признания автоматически. Чтобы гонщик попал в «Cred Zone», риск, на который он идет, должен соответствовать уровню его навыков. Новичок, идущий на слишком большой риск, будет считаться безрассудным и не получит признания за этот поступок. Точно так же высококвалифицированный лыжник, катающийся на лыжах по легкой местности, останется незамеченным, и это не поможет ей или ему получить статус в субкультуре фрирайда.

    Пределы логики распознавания риска дополнительно исследуются в третьем измерении принятия риска. Здесь мы исследуем риск и признание, используя концепцию Мишель Ламонт о моральных границах (Lamont, 1992). Неспособность кататься на лыжах в пределах своих возможностей связана с навыками. Но оцениваются не навыки как таковые , а скорее то, что отсутствие необходимого количества навыков заставляет лыжника нарушать некоторые моральные границы. У лыжника-фрирайдера есть моральные обязательства, которые выходят за рамки отдельного спортсмена — лыжник, по словам информантов, должен брать в уравнение друзей, семью и спасателей, когда они предпринимают рискованное катание на лыжах.Невыполнение этого требования может привести как к личному чувству стыда, так и к критике со стороны сообщества фрирайдеров. Мы предлагаем рассматривать эти моральные границы как социальные механизмы, регулирующие логику признания риска во фрирайд-сообществе. Мы думаем, что эти коллективные нормы снижают количество несчастных случаев. Но в то же время мы могли бы также предположить, что эти моральные границы и чувство стыда, которое может возникнуть, если эти нормы нарушаются, также могут затруднить обсуждение и изучение несчастных случаев задним числом.

    Вклад этой статьи в три раза. Во-первых, , мы хотели подчеркнуть сложность добровольного принятия риска в экстремальных видах спорта с точки зрения социологического понимания процессов на групповом уровне. Во-вторых, , статья показывает как полезность теории Бурдье для понимания социальных действий, так и необходимость расширения понимания Бурдье социальной практики. Наш анализ показывает, что накопление символического капитала ограничено моральным измерением — моральным измерением, которое не может быть сведено к форме символического капитала, но которое принадлежит другому измерению социальности, не описанному самим Бурдье. В-третьих, , мы надеемся, что три измерения, которые мы предлагаем, будут использоваться в будущих исследованиях в других исследовательских проектах, посвященных риску в спорте и других видах деятельности.

    Что надеть Катание на лыжах для фрирайда | УЛЛР

    Когда я нахожусь в лавиноопасной местности, мой маяк всегда будет при мне, поэтому RECCO® не является приоритетом, хотя это классная функция. У меня были друзья-любители, которые покупали своим детям куртки именно потому, что у них есть RECCO®, потому что это успокаивало их мысли.

    Кажется, я никогда не надевала свою пудровую юбку, ни разу. Вероятно, это потому, что я не слишком часто падаю (знаменитые последние слова). Я думаю, что другим лыжникам это могло бы понравиться, но я всегда чувствовал, что это просто лишний вес вокруг моей талии, который мне не нужен. Я бы застегивал его, если бы мог, а иногда даже вырезал. Даже когда он взаимодействовал со штанами, чтобы создать действительно отличную систему защиты, он никогда не работал на меня и не стоил времени, чтобы соединить их вместе. Хотя это только я!

    Мне очень нравится эта функция, и я думаю, что в конце рукава большинства курток стоит интегрировать тонкий универсальный карман.Просто делает это легко, особенно потому, что карты RFID настолько чувствительны к помехам кредитной карты / мобильного телефона — я могу вставить свой билет один раз и не прикасаться к нему снова — может быть, весь сезон!

    Свободные гетры на запястье действительно хороши, чтобы защитить от холода и снега, особенно с большим отверстием манжеты/рукава, которое мне нравится. Я вообще не пользуюсь отверстием для большого пальца, но оно меня не беспокоит. Я предполагаю, что если это многосезонная оболочка, отверстие для большого пальца может быть ценным дополнением для пеших прогулок и / или бега по пересеченной местности в другие сезоны?

    Большой капюшон — это здорово, и я думаю, что он должен быть на всех куртках, но я редко катаюсь с капюшоном.Для меня это в основном место, где я могу собраться, ожидая, когда погода испортится. Я всегда ношу гетры/галстук, поэтому капюшон никогда не был очень важным элементом для сохранения тепла во время активного катания на лыжах. Если бы капюшон был больше, чтобы надеть шлем, я мог бы кататься с ним больше, но, вероятно, нет.

     

    Есть и компромисс — я не хочу, чтобы за мной волочился или хлопал сверхбольшой капюшон. В прошлом были подтяжки, но я бы не стал добавлять много фурнитуры или сложного дизайна к капюшону, поскольку, хотя я думаю, что это важный элемент и эстетика дизайна, я не думаю, что большинство лыжников используют его все это время. довольно часто.

    Mountain Experts — Фрирайд на лыжах и сноуборде в долине Аоста

    Фрирайд в долине Аоста, катание на лыжах и сноуборде

    Off Piste Aosta Valley – в поисках паудера!

    Мы ищем пухляк в долине Аоста для вашего приключения во фрирайде. Район простирается от Аланьи до Курмайора, от Монте-Розы до Монблана. Выбор за вами: более пологие склоны, средние уклоны для большинства или самые крутые кулуары, которые действительно поднимут ваш адреналин.
    Шлемы, A.R.V.A., широкие лыжи и поехали. Фрирайд в долине Аоста предназначен не только для опытных фрирайдеров, но и для всех уровней катания вне трасс, даже для семей с детьми старше 12 лет.
    Ваш гид выберет место, где вы будете кататься на лыжах, исходя из лучшего снега и погодных условий, чтобы вы получили максимум удовольствия от отпуска.
    Выбор мест варьируется от горнолыжных районов Монте-Роза, таких как Шамполюк, Грессоней и Аланья, которые связаны между собой подъемниками, Червиния-Церматт, Курмайор, Ла-Тюиль, Пила и Долина Бланш на Монблане.
    Проживание можно выбрать в предпочтительном районе в любом из отелей, рекомендованных Mountain Experts.

    В качестве альтернативы группа может также включить хелиски в одну или несколько удивительных областей хелиски.

    Цены на человека в евро
    Размер группы
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    2 дня
    350
    250
    200
    170 150
    130
    3 дня
    525
    370
    295
    250
    220
    200
    5 дней
    875
    620
    490
    410
    360
    330

    В стоимость входит трансфер от отеля до зоны катания, если отель находится в пределах 10 км от Шатийона, горный проводник, Арва, лопата, щуп, упряжь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.